БС"Д
Войти
Чтобы войти, сначала зарегистрируйтесь.
Главная > Форум > Еврейские фотоателье старой Одессы
Разделы

Мигдаль Times №90-91
Еврейские фотоателье старой Одессы
Ева КРАСНОВА, Анатолий ДРОЗДОВСКИЙ

Старинные фотографии, выполненные одесскими мастерами во второй половине 19 – начале 20 века, являются частью нашей коллекции. Мы представляем вниманию читателей краткий, далеко не полный обзор одесских фотозаведений, владельцами которых были евреи. В фотографическом бизнесе начала 20 века они составляли большинство, хотя известно, что часто под именем владельца работал его служащий, безвестный мастер-фотограф.

(0)

Так, например, у маститого, входившего (с 1840-х гг.) в плеяду первых одесских фотографов Придворного Фотографа Российского Императора, Рудольфа Феодоровца учеником и управляющим работал Вольф Чеховский.

Способный ученик, господин Чеховский в конце

1870-х гг. открыл свое соб­ственное заведение на Дерибасовской, №13, в доме Сепича. Его работы, представленные на престижных российских и зарубежных выставках, отмечены медалями самого высокого достоинства.

А в конце 1890-х гг., вдоволь попрактиковавшись на одесситах, предприимчивый фотограф открыл второе фотоателье, за тысячу километров от первого, по адресу: «Москва, Петровка, №5»,– успешно просуществовавшее до национализации в 1918 г.

(0)

А в Одессе, на Дерибасовской, бизнес продолжал процветать во многом благодаря талантливому преемнику или компаньону Вольфа Че­хов­ского – Якову Белоцерковскому, добавившему к наградам предшественника собственные престижные звания и медали. Заведение с 1899 г. называлось «В. Чехов­ский, Я.А. Белоцерковский».

Мог потягаться с Белоцерковским в количестве наград и придворных званий брацлавский мещанин, Акива (Кива) Мульман, открывший свое заведение в 1899 году на Преображенской, угол Успенской, №60 (68). Владелец фотозаведения оказался весьма усидчивым предпринимателем: он фотографировал одесситов на одном и том же месте до 1930-х годов.

Вернемся с деловой Преображенской на респектабельную Дерибасовскую, на 800-х метрах которой и в окрест­ностях, почти в каждом доме в начале 20 века существовало фотозаведение.

Познакомимся с еще одним весьма предприимчивым фотографом – Яковом Тираспольским, фотоателье которого размещалось среди дорогих и престижных магазинов в доме Пурица на углу Дерибасовской и Ришельевской.

(0)

На паспарту указано, что господин Тираспольский заслужил благодарности, лест­ные отзывы и награды от «Их Величеств и Их Императорских Высочеств» и других Царствующих особ.

Но самый интересный текст приведен на другом паспарту, где, кроме перечисленных наград и благодарностей, сказано, что господин Тираспольский содержит фотографии, кроме Одессы, в Воронеже, Лодзи и Варшаве. Вот такой размах!

Очевидно, из-за размаха он и прибегал к помощи компаньонов, сотрудничая сначала с одесским мещанином Абрамом Горнштейном, закончившим Императорский Фотографический институт в Вене («Придворная фотография Я. Тираспольский, А. Горнштейн»), а позднее – с Бернарди. Фотоателье в этом доме, переходя из рук в руки, просуществовало до 1930-х гг., когда работал в нем Иона Шиманович Стрижевский.

Одесский мещанин Абрам Ронес открыл свою фотографию в 1900 г. в доме Санца – на Дерибасовской, №17, угол Екатерининской, и удержался там, в условиях жесточайшей конкуренции, до революционных времен.

(0)

Фотопортрет молодого одессита Якова Вольфовича Панимана, мастерски выполненный в фотоателье А. Ронеса в 1911 г., хранится у известной в Одессе семьи Анны Львовны Розен и Вениамина Яковлевича Панимана, которым мы искренне благодарны за предоставленные замечательные материалы.

Отец А. Дроздовского
(0)

Ближайший, по географическому признаку, конкурент Абрама Ронеса – старосинявский мещанин Соломон Куперберг не менее успешно содержал с 1901 г. «на Дерибасовской, в доме Хакаловской, №21» (сейчас на месте этого дома – торговый центр «Европа») фотозаведение под названием «Рембрандт». Для нас это фотоателье примечательно тем, что в нем в 1906 г. сделан снимок, хранящийся в нашем семейном архиве. Годовалый мальчик Алек­сандр – отец А.А. Дроздовского – снят, по традициям того времени, в девичьем платьице.

Между Ронесом и Купербергом, на Дерибасовской, 19, существовало несколько лет фотографическое ателье тандема А. Балабан – Г. Шапиро. Первоначально (с 1889 г.) А. Балабан трудился в этом доме сам, заслужив благодарности и звания от высокопоставленных особ Европы. Свои награды он перенес на паспарту совместного с Г. Шапиро предприятия.

Один из основных источников сведений о фотографах и их заведениях – «визитные карточки» фотоателье, так называемые ПАСПАРТУ – кусочки картона, размером чуть больше фотографии, которая на него наклеивалась. Паспарту рисовались художниками, иногда – самими фотографами или их помощниками – ретушерами и печатались в литографиях.
Большинство фотографов заказывали паспарту в литографии одесского купца Иосифа Покорного. Популярными были нарядные паспарту, выполненные литографами Морицем Фишелесом, Е. Ицковичем, А. Миранским, Ад. Тейрером, Яковом Коганом.
В начале 20 века фотографии стали печатать размером, соответствующим почтовой открытке (10х14 см), параметры которой были утверждены Всемирным почтовым союзом. Фотооткрытку можно было отправлять по почте.
В 1906 г. тандем распался, и на Дерибасовской, 19, появилась новая вывеска: «Фотография “Люмьер” (бывшая Балабана)», владелицей заведения значилась керчен­ская мещанка Мария Юделевна Сокол. Мы не знаем, была ли эта дама мастером-фотографом или только хозяйкой, но фотоателье «Люмьер» благополучно просуществовало по этому адресу до 1930-х гг., когда Дерибасовская уже называлась улицей Лассаля.

(0)

Бывший компаньон А. Балабана Г. Шапиро не отошел от фотографической деятельности, а открыл со временем свое заведение. На углу Ришельевской и Скобелевской (Еврейской) улиц, в доме №25, появилась привлекавшая внимание и запоминающаяся вывеска: «Фотограф Гений Шапиро». Таким образом, очевидно, наш старый знакомый Г. Шапиро рекламировал свое заведение, обещая несведущим клиентам гениально выполненные фотографии. Не все догадывались, что Гений – это всего лишь имя, данное фотографу при рождении.

(0)

Позднее заведение Гения Юдковича перебазировалось на Преображенскую, угол Троицкой, 62, где вместо Г. Шапиро работали арендаторы: Г. Зальцберг и Г. Разумный.

Но вернемся на Дерибасовскую: список еврейских фотоателье на ней далеко не исчерпан. В доме Ведде на Дерибасовской, 27 («Дом книги»), в 1907 г. обосновался черейский мещанин Израиль Гершевич Рыжак, проработавший там до 1930-х годов. Интересно, что в Одессе проживает прямой потомок фотографа – предприниматель И. Рыжак.

Фотографию под названием «Русская светопись» содержал почти 30 лет – с 1883 по 1912 гг., «на углу Дерибасовской и Екатеринин­ской улиц, в доме Греческого училища, №17», алешкин­ский мещанин Абрам Герш Вайн­штейн. Здание не сохранилось – на его месте выст­роен в 1950-х гг. дом для китобоев.

Фотограф не хвалился своими наградами и благодарностями: его паспарту, как и у многих других мастеров, украшены медальонами с профилями основателей фотографии: Дагера, Талбота и Ньепса.

В противовес «усидчивому» Абраму Вайнштейну, расскажем о фотографе, которому не сиделось на месте: дислокацию своего ателье он менял, по нашим сведениям, 6 раз. Одесский мещанин Шая Лихтенберг, начав работать в 1870-х гг. «на Ришельевской, в доме Вургафта», №7, перемещал свое заведение по центру города, пока в 1906 году не оказался на «углу Базарной и Ришельевской, в доме Мандражи, №39».

Удержаться в центре в плотном кольце конкурентов было крайне сложно. И если Ш. Лихтенберг переехал с Дерибасовской на Базарную, угол Ришельевской, то тульчинский мещанин Фроим Абрамович Шапиро «двигался» в обратном направлении – от «угла Троицкой и Преображенской, №51» переместил в 1910 г. свою фотографию «Луч» «на Дерибасовскую, 26, против Пассажа».

После Ф. Шапиро в этом же помещении размещалась фотография под названием «Новость», владелец которой снимал клиентов в шести различных ракурсах и размещал их за столом друг против друга. Правда, новостью это было относительной, т.к. из книги А.М. Дерибаса «Старая Одесса» известно, что подобные снимки выполнял И. Мигурский – один из первых одесских фотографов.

На всех, кроме самых ранних, паспарту сообщалось, что негативы сохраняются. Сохранять негативы стало возможным лишь в 80-х годах 20 века, когда техника фотографии перешла «с колодиального процесса на сухие пластинки доктора Монговена». Сделать дополнительный отпечаток с хранящегося в ателье негатива намного дешевле, чем повторять трудоемкий процесс фотографирования. Поэтому владельцам фотографий приходилось хранить огромное количество негативов на стеклянных пластинках.
У нас в коллекции около 40 таких пластинок с негативами различных, зачастую уникальных, видов старой Одессы. При необходимости фотографии с них успешно распечатываются и используются в различных краеведческих публикациях.
Вообще для фотоателье характерна была преем­ственность помещений: если фотография переезжала или закрывалась, ее место занимало другое заведение аналогичного профиля. Это и понятно: ведь фотография – это небольшое производство, для которого необходимы специальные помещения, безопасные в пожарном отношении склады химреактивов и лаборатория для обработки и сушки снимков.

Упомянутую преемственность можно проследить на примере дома на углу Дерибасовской и Гаванной, №12, принадлежавшего семье Исаковичей. В конце 19 века в этом доме расположилась фотография А. Жульена. Некоторое время там находилось одно из двух фотозаведений глухонемого фотографа Мейлиха Израйлевича Кирчика. С 1911 г. – фотография хотинского мещанина Янкеля Берковича Кофмана. В период между ними существовали фотографии Сухозанет, Б. Рейфера, Б. Подольского. И уже в советские времена (1925 г.) – с адресовкой: «Там, где Кино-Уточкино» – работала фотография «Фото-кино».

Если пройти от дома Исаковичей по Дерибасовской, пересечь по диагонали Соборную площадь и еще немного пройтись по Гулевой (Карангозова, Льва Толстого), то можно было попасть (с 1907 г.) в ателье с непонятным, но звучным названием «Беролина» Д. Гроссманна. В документах владелец фотоателье на Гулевой, №20, назван Гдалем Гершевичем Гросманом.

Очень часто, приобретая фотозаведение на «раскрученном» месте, новые владельцы еще долго сохраняли в названии фамилию прежнего владельца, иногда – через черточку со своим собственным (Белоцерковский – Чеховский), иногда – с припиской: «бывшая» («Дагер», бывшая О. Вайнштейна).

Мы зафиксировали два интересных случая, когда новые владельцы сохранили фамилии предыдущих как имя собственное. Так, балтская мещанка Бейла Моисеевна Коган приобрела в 1908 г. известнейшую и одну из старейших в городе фотографий И. Антонопуло, находившуюся на Дерибасовской, 12, в доме Новикова, и назвала ее «Антонопуло». Аналогично поступил, могилевский мещанин, Илья (Елья) Абрамович Песин, приобретя в 1909 году очень популярную фотографию Б. Грабяж на Пре­об­ра­жен­ской, 30, в доме Тюрина. И. Песин не только назвал фотографию «Грабяж», но подписывал свои снимки в газетах: «И. Песин, Б. Грабяж».

Активно работал на газетном поприще замечательный мастер фотографии, видный общественный деятель, керченский мещанин Иосиф-Иншер Мордкович Шнейдер. География его фотозаведений в центре города насчитывает три адреса. С 1899 года – Полицейская ул., №33, дом Хаджи – Констас, бывший Ризо; с 1908 года – Екатерининская, угол Дерибасовской, №19 (против магазина Абрикосова); с 1912 г. – Ришельевская, №12. Фоторепортажи Шнейдера публиковались не только в одесских, но и столичных изданиях, он был удостоен звания личного Почетного гражданина Одессы.

По нашим данным среди фотографов, кроме И. Шнейдера, было еще два Почетных гражданина города: долгожитель фотографического дела в Одессе Борис Фомич Готлиб – личный почетный гражданин, и Рафаил Флорович Силин – потомственный почетный гражданин.

На паспарту фотографии И. Шнейдера обозначены высочайшие награды, благодарности и лестные отзывы «от высокопоставленных особ Российского Император­ского Дома», в том числе Его Им­ператорского Величества Го­су­да­ря Императора Николая II, материализованные в виде «бриллиантовых запонок с изображением государственного герба» и бриллиантового перстня. Кроме того, господин Шнейдер удостоен письменных благодарностей «Короля Английского, Царя Бол­гар­ского, Президента Фран­цуз­ской республики, Гре­чес­кого Королевича Андрея и пр.». У такого маститого фотографа «цены умеренные. Исполнение аккуратное».

Вольф Паниман
(0)

Как и другие маститые фотографы, Иосиф Шнейдер занимался «обновлением фотографий». В качестве примера мы снова можем привести фотографию из семейного архива А.Л. Розен и В.Я. Панимана. Около 1910 года в фотоателье этого мастера был обновлен портрет дедушки Вениамина Яковлевича – Вольфа Панимана, выполненный, судя по одежде, в 1870-х годах.

В доме №7 по Ришельевской улице фотографические заведения сменяли друг друга так же часто, как в описанном ранее доме Исаковичей. В начале 20 века там обосновался керченский мещанин Владимир Абелевич Эрманс, проработавший на этом месте до революции.

Так, незаметно, мы отошли от Де­ри­ба­сов­ской и, направляясь по Ри­шель­ев­ской, рассмотрим «клубок» фотозаведений, базировавшихся вокруг Главной синагоги.

В течение многих лет «против главной синагоги» находилось заведение О.Г. Вайнштейна, коллекционные фотографии которого датированы с 1881 по 1900 год. Осип Вайнштейн в газетной рекламе 1885 года сообщает: «Все снимки производятся усовершенствованным способом моментально, изобретена мною ручная лаборатория, что дает возможность делать множество всевозможных самых разнообразных снимков во всякое время года и во всякую погоду, в степи, на дачах, на воде, внутри зданий и т.д. За аккуратность и добросовестность выполнения заказов ручается моя 22-летняя практика».

(0)

Т.е. получается, что Осип Вайнштейн занимался фотографией с 1860-х годов – в числе первых одесских мастеров.

В начале 20 века фотография стала называться «Дагер» с припиской «бывшая О. Вайнштейна».

Продолжая распутывать «клубок» фотографий напротив Главной синагоги, заметим, что в том же доме, где размещалось заведение Вайнштейна, «на Ришельевской ул., в д. Фельдмана №27, во дворе направо, против Ко­нель­ского», появилась в 1909 г. фотография тираспольского мещанина Абрама Эльевича Краснова, помпезно именовавшаяся «Ренессанс».

(0)

Кроме того, чуть раньше по этому же адресу работала фотография Л.М. Малкуса, называемая модным в те времена словом «Модерн», некоторое время фотографией владела Жанетта Гамшеевна Зальцберг.

Неподалеку, на Ришельевской, 23, с 1904 г. размещалась фотография и цинкография братьев Осипа и Бенья­мина Шлемовичей Померанц под названием «Унион». Со временем цинкографию взял на себя третий брат Мор­дко Померанц, а еще позднее единоличным владельцем остался Беньямин Померанц. Фотоателье «Унион» продолжало существовать и в советское время (Ленина, 23).

Фотоателье Розвал
(0)

По диагонали от заведения О. Вайнштейна, на Ришельевской, в доме №28, располагалось фотоателье, которым владели в разное время жена балтского мещанина Перля Берковна Розвал и некто Ш. Розвал, возможно, тот самый балтский мещанин.

На Ришельевской, №22, между Жуковского и Кондратенко (Полицейской, Бунина), с 1908 г. размещалась фотография под названием «Верещагин», владельцем которой числился слуцкий мещанин Мовша Абрамович Око.

Дальше по Ришельевской – к вокзалу – фотография появляется лишь между Малой Арнаутской и Пантелеймоновской: «на Ришельевской, 76» открыл в 1907 г. фотоателье златопольский мещанин Яков Срулевич Ковальский.

Переместимся от вокзала в район Тираспольской и Полицейской, густо заселенный вполне успешными фотографическими заведениями.

(0)

На углу Преображен­ской и Полицейской, в доме «Одесской» гостиницы, с 1890-х гг. содержал не совсем обычное фотографиче­ское заведение под названием «Южно-Художественная фотография» Самсон (Соломон) Маргулиус. Адресовка заведения иногда звучит и так: «Угол Преображенской улицы, против полиции» – и это не случайно, т.к. Самсон Маргулиус являлся един­ственным судебно-медицинским фотографом, осуществлявшим для полиции и всех желающих экспертизу фотографий и документов.

На нестандартных паспарту этого фотографа помещено изображение франтоватого молодого человека с закрученными по моде того времени кончиками усов: то ли это – портрет самого Маргулиуса, то ли изображение среднестатистического одессита.

Дом Склаво на Тираспольской, №3 – многолетний фотографический адрес Одессы. Здесь несколько лет работал талантливейший мастер Д.И. Пудичев, а с 1911 г. – житомирский мещанин Иоель-Вольф Гершевич Примак. В 1930-х гг. в этом же доме работала фотография «Триумф» с фотографом Р. Рутманом.

Вблизи Тираспольской площади, на Преображенской, №52, в доме Вирта, с 1904 г. содержал фотографию новомирский мещанин Мирон Белоцерковский, очевидно, однофамилец блестящего Придворного фотографа, о котором мы рассказывали ранее.

Далее по Преображенской – в районе «Привоза» и Первого кладбища (еще недавно – «Парк Ильича», ныне – «Преображенский парк»), работали в 1900-х –1910-х гг.: елисаветградский мещанин Беньямин Гриншпун (фотография «Рассвет»), острожский мещанин Герш Михелевич Азбиль («Блиц»), ходорковский мещанин Вольф Корчемный, одесский мещанин Шмиль Ицкович, луганский мещанин Арон Ильич Уманский и другие.

Вокруг Нового базара тоже работали несколько фотографий. Однофамилец более ранних фотографов Вайнштейнов, одесский мещанин Мотя Вайнштейн, владел с 1903 г. заведением под названием «Новобазарная фотография» на «ул. Торговой, №32, между Новосельской и Нежинской».

«Парижская» фотография одесского мещанина Меера Ароновича Либовича располагалась вначале на Ришельевской, №39, угол Базарной, а с 1909 г. – рядом с Новым базаром, по адресу: «Коблев­ская, 26, против цирка».

На Приморской улице, 18, «между лестницей Гоголя и Военным спуском», с 1909 г. единолично господствовал в припортовом рабочем районе глухонемой фотограф Мейлих Израйлевич Кирчик.

Много лет занимался фотографией луцкий мещанин, владелец фотографии «Заря» «на Большой Арнаутской, №46, между Ришельевской и Екатерининской» – Мордка-Мойша Аронович Альтер. И если кто-то, проработав несколько лет, исчезал с фотографического горизонта, то М. Альтер сумел открыть в 1912 году вторую фотографию – на тогдашней окраине, в Артиллерийском переулке, в доме Кабиольского.

В начале 20 века открылись фотографии на Молдаванке, Пересыпи, Слободке. Показательно, что расторопный «Придворный фотограф Я. Тирас­польский», о котором мы писали ранее, открыл в 1900 г. отделение своего заведения и на Пересыпи – «Московская ул., д. Миллера».

По этому же адресу «Пересыпь, Московская ул., 17, дом Миллера» работали в разное время фотографии В. Гескиса и витебской мещанки Голды Марковны Бескин. В 1920-30-х гг. дело Голды Марковны продолжал Григорий Бескин, сначала – на Дальницкой, №2, а позднее – на Ленина, 12.

«На Ярмарочной площади, №183», в 1912 г. обустроил фотозаведение савранский мещанин Хаим-Янкель Гершевич Бейгельзимер. Понятно, что клиентами его были жители Пересыпи и посетители ежегодной осенней ярмарки.

Жители Молдаванки также не были обойдены вниманием фотографов. На углу Про­хо­ров­ской и Мя­сое­дов­ской, в доме Гри­горь­ева, №19, обслуживал клиентов Яков Аб­ра­мо­вич Райх; на Даль­ниц­кой, №2 – В.С. Эль­баум; на Ко­лон­таев­ской, №10 – жена ярмолинского мещанина Ревека Вайц, позд­нее – ее наследники.

Супруги Красновы
(0)

Практически рядом, на Колонтаевской, №18, в 1911 г. открыл фотоателье нежинский мещанин Израиль Дондыш, выполнивший тогда же фотографию молодоженов: Сури Срулевны Файнберг-Красновой и Сендера Мошевича Краснова, о чем свидетельствует штамп фотографа на стандартном паспарту.

Возможно, господин Дондыш содержал фотографию параллельно в местечке Гроссулово (тогда – имение Гроссул-Толстого, ныне Великая Михайловка) вблизи Одессы или выезжал по приглашению клиентов. Во всяком случае, этим мастером в 1913 г. был сделан еще один снимок, хранящийся в нашем семейном архиве. На нем сфотографированы сестры Файнберг – дочери владельца мануфактурного магазина в местечке. Через много лет Холокост очень жестко зацепил нашу семью: три младшие сестры погибли в гетто, причем Фрида и Ева – вместе с детьми, дети Хаи выжили. Старшая сестра Сури (на фото вторая слева), в замужестве Краснова, вместе с семьей пережила войну и назвала внучек именами сестер. Это часть нашей семейной истории – обычной истории еврейской семьи, ставшей историей еврейского народа.

Сестры Файнберг
(0)

Надеемся, что мы не очень утомили читателей обилием дат, фамилий и адресов, по правде сказать, мы их могли привести намного больше, как и коллекционных фотографий.

История старых одесских еврейских фотографов и фотографий бесконечна, т.к. постоянно появляются новые фотографии с неизвестными адресовками и персоналиями, требующие изучения и разработки.

Чтобы ставить отрицательные оценки, нужно зарегистрироваться
+26
Интересно, хорошо написано

  Отправить ссылку друзьям

Главная > Мигдаль Times > №90-91
  Замечания/предложения
по работе сайта


2018-01-24 13:39:02
// Powered by Migdal website kernel
Вебмастер живет по адресу webmaster@migdal.org.ua
Сайт создан и поддерживается Клубом Еврейского Студента
Международного Еврейского Общинного Центра «Мигдаль» .

Адрес: г. Одесса, ул. Малая Арнаутская, 46-а.
Тел.: 37-21-28, 777-07-18, факс: 34-39-68.

Председатель правления центра «Мигдаль»Кира Верховская .


Журнал "Спектр" Еврейский педсовет Еженедельник "Секрет"