БС"Д
Войти
Чтобы войти, сначала зарегистрируйтесь.
Главная > История > Жизнь Бегина > ЭЦЕЛ в ожидании командира
Оглавление

28.10.2003 03:25
balu
  Жизнь Бегина  
Интервью с Ицхаком Шамиром  
  Встречи Бегина с представителями «Хаганы»

ЭЦЕЛ в ожидании командира

В ЭЦЕЛ в это время предпринимались попытки приобретения партий оружия, два полковника польской армии проводили ускоренные курсы младших командиров в Шуни — старой турецкой крепости между Беньяминой и Зихрон-Яковом, делались малоуспешные попытки мобилизации новых людей в организацию. Все протекало достаточно вяло на общем фоне бешеного потока событий вокруг и в мире.

С начала 1942 года психологическая обстановка в Эрец-Исраэль резко изменилась, приняла тревожные, даже истерические формы. Все это происходило под проливным палестинским зимним дождем и ледяным ветром среднегорий Иерусалима, на фоне кошмарных сообщений, поступавших из Европы. «Убийство еврейского населения в фашистских концлагерях Восточной и Центральной Европы поставлено на конвейерный поток» — такой заголовок в ежедневной газете «Гаарец» потряс в феврале 1942 года граждан Палестины.

По свидетельству людей, живших тогда в стране, очень и очень многие граждане Палестины физически не могли заставить себя поверить в достоверность этих сообщений. Человеку очень трудно свыкнуться с ужасом. Человек автоматически отказывается верить в страшные сны, потому что после того, как поверишь в них, трудно просто не сойти с ума, просто выжить. То, что кто-то не хочет верить в реальные кошмары, отталкивает их от себя, так объяснимо и понятно — это инстинкт самосохранения, существующий в каждом живом человеке.

В декабре 1941 года судно нелегальной репатриации «Струма» вышло из болгарского порта Варна. На борту — 772 человека, беженцы из европейских стран, которые в сопровождении людей болгарского «Бейтара» пытались спастись от смерти. Очень старое и с большим трудом передвигающееся судно, готовое в любую секунду развалиться под ударами волн, пересекло Черное море и прибыло в Турцию. Правительство этой страны попросило у англичан гарантий того, что беженцам со «Струмы» будут предоставлены сертификаты на въезд в Палестину (или в любую другую страну). В случае положительного ответа евреям предоставлялось временное убежище в Турции. Англичане отказали, и «Струма» опять вышла в открытое море. Назавтра, 23 декабря, судно затонуло. Из 772 спаслись три человека1.

Самым важным вкладом Меридора в ЭЦЕЛ было создание спецподразделения «Адумим» — «Красные». Практически это была сверхсекретная часть, формировавшаяся из новых людей организации, которые не примелькались и не были известны агентам «еврейского отдела» английской полиции. Это была часть, ждавшая своего решительного часа, часть прекрасно подготовленная, неплохо вооруженная, готовая к действию, но достаточно немногочисленная.

Секретный отчет английской службы безопасности (январь 1941 года) записал в ряды ЭЦЕЛ в это время около 1000 боевиков, «половина из которых вооружена ружьями и автоматами».

Англичане несколько преувеличили силу противника. Причины этого преувеличения в данном случае не так важны. На самом деле у боевиков ЭЦЕЛ находилось в это время 150 пистолетов, 60 ружей, 1 (один) пулемет и 5 автоматов.

Не только эти факты мешали Меридору возобновить борьбу против англичан. Он считал, что возглавить ЭЦЕЛ должен авторитетный человек, значительная личность, осознающая ситуацию в полном объеме.

Бегин был единственной кандидатурой, которая была бы приемлема для всех и, больше того, приветствовалась всеми. Помимо достоинств, о которых знали все, у кандидатуры Бегина был еще один плюс — он никак не был связан с расколом организации ЭЦЕЛ 1941 года и с теми серьезными спорами и разногласиями, которые последовали за этим.

Как только Якову Меридору стало известно о том, что в Палестину прибыл руководитель «Бейтара» и один из ближайших учеников Жаботинского, он пришел в квартиру на улице Альфаси, 25, на первом этаже и предложил Бегину стать руководителем ЭЦЕЛ.

Бегин от предложения отказался, хотя и поддержал идею возобновления вооруженных действий против англичан. Он, находясь в Вильнюсе, резко протестовал против прекращения огня, принятого Разиелем по соображениям необходимости вести борьбу с нацизмом.

Свой отказ Бегин объяснял тем, что принес присягу и служит в польской армии, дезертировать из которой считает для себя позором. «Уйти в подполье из армии, которая сражается с фашистами, — это невозможно», — сказал он Меридору.

Создатель и руководитель в США двух важнейших организаций в истории ревизионизма — «Лиги за создание еврейской армии» и «Лиги за свободный и независимый Израиль» — Арье Бен-Элиэзер был крайне обеспокоен отсутствием лидера и командира в ЭЦЕЛ. Меридор, подавший со своего поста в отставку, которая не была принята, практически отошел от дел. Он пришел к Бегину, который подробно расспрашивал его о последних днях Жаботинского. Они пили чай, приготовленный и принесенный им Ализой, или Аллой, как ее называл Бегин.

Как сказал один иерусалимский писатель, большой любитель шуток, все сионисты бесперерывно пили чай в Эрец-Исраэль. Это происходило, наверное, потому, что несколько других сионистов были большими и удачливыми оптовыми торговцами чая. Но справедливости ради, Бегин, ставший сионистом за много лет до своего приезда в Палестину, пил чай еще в Польше и в Иерусалиме лишь продолжил чайную традицию. Заметим, что и чай в Эрец-Исраэль был всегда прекрасный и недорогой, особенно в те времена.

Неожиданно Бен-Элиэзер прервал их беседу и напрямую спросил Бегина:

— А если мы сумеем освободить вас от необходимости дезертирства из польской армии, а поможем уйти официально, тогда вы согласитесь возглавить Иргун и восстание, господин Бегин?

— Если вам удастся это сделать, то я соглашусь, — сразу ответил Бегин.

Время торопило и подстегивало жизнь и общество в Эрец-Исраэль. Части польской армии уже начали передислокацию из Палестины на север, на фронты мировой войны. Каждый день мог прийти соответствующий приказ и по поводу Менахема Бегина. Все необходимые бумаги относительно неоплаченного отпуска рядового Бегина находились на подписи в штабе 9-й армии.

Одним из тех, кто тогда говорил, пытаясь переубедить Бегина, был член штаба ЭЦЕЛ Элиягу Ланкин. Вот что рассказал этот человек по поводу сомнений своего будущего командира:

«Бегин был уверен в необходимости и правильности своего поступка. Одно занимало его:

— Я сугубо штатский человек безо всякого военного опыта. Как я смогу командовать организацией, которая по сути своей является армейской?

На это я сказал ему:

— Мы нуждаемся в лидере и просим вас быть нашим лидером. Все военные вопросы мы будем решать сами».

В конце концов в декабре 1943 года Бегин получает неоплаченный отпуск из рядов польской свободной армии Андерса и, одетый в серый новенький костюм, приобретенный для него на деньги из кассы ЭЦЕЛ, который будет для него единственной выходной одеждой на долгие годы, предстает перед штабом Национальной военной организации.

— Я прибыл для прохождения службы, одетый в штатское. Отныне это моя форма — форма солдата ЭЦЕЛ, — сказал Бегин этим людям.

Любопытно, что уже 2 ноября 1942 года в секретной докладной английской службы безопасности было написано следующее:

«Наше внимание привлекло прибытие в страну известного ревизиониста Менахема Бегина, рядового польской армии, который в прошлом был лидером польского «Бейтара». Это человек крайних взглядов, и он требует пристального внимания со стороны наших агентов. Он обладает огромным влиянием на действия этой организации и оказывает воздействие на ее политику».

Так писали сотрудники английской службы безопасности. Как выяснилось позже, их опасения относительно рядового польской армии Андерса Менахема Бегина были и правильны, и справедливы. Бегин оказался не просто опасен для английского мандата, он был для английской власти смертельно опасен. Именно Бегин и его действия, поступки оказались одними из решающих в изгнании англичан из Палестины в 1948 году.

В декабре 1943 года во всех ячейках ЭЦЕЛ были зачитаны приказы о том, что командиром организации в Эрец-Исраэль стал Бен-Давид (Менахем Бегин), который получил этот пост от Бен-Ханоха (Яков Меридор).

В тексте сообщения говорилось среди прочего: «Один из наших лучших людей, которому мы верим абсолютно, предоставил себя в распоряжение организации, стал нашим новым командиром. Мы верим, что под его руководством ЭЦЕЛ сможет осуществить все, что ему предназначено в этот исторический период».

Первым шагом командира ЭЦЕЛ в январе 1944 года было создание нового штаба организации. Арье Бен-Элиэзер, Элиягу Ланкин и Шломо Леви вошли в состав членов штаба ЭЦЕЛ. Через несколько месяцев после этого в штаб ЭЦЕЛ вошел и Яков Меридор.

К концу 1943 года уже стало очевидно, что победа СССР и стран-союзниц над фашистской Германией неотвратима и является лишь вопросом времени. Многочисленные известия из разных источников о катастрофе европейского еврейства, поступавшие в Палестину, хотя и не давали полного отчета о трагедии народа, но в общем плане ситуация была уже ясна. Английское правительство продолжало упорно держать ворота Эрец-Исраэль закрытыми.

По твердому убеждению Бегина, из-за того, что Англия предала еврейский народ и нарушила свои обязательства о создании в Палестине еврейского национального очага, другого пути, кроме вооруженного восстания против британского мандата, не существует. Англичан надо заставить уйти из Эрец-Исраэль.

На первом же заседании штаба ЭЦЕЛ Бегин предлагает обсудить предложение «об объявлении вооруженного восстания» против английской власти в Палестине. Часть членов штаба считала, что вначале нужно подготовить почву политическими заявлениями и лишь затем можно объявлять войну.

«Мы по горло сыты самыми разными заявлениями и объявлениями. Что будет, если после объявления о восстании ничего не произойдет?» — говорили они.

Но Бегин не принимал этих возражений. Он терпеливо разъяснял скептикам, что войну должна сопровождать политическая пропаганда и потому важно, чтобы объявление о восстании предварило военные действия. Необходимо подготовить общественное мнение в Палестине к тем изменениям, которые произошли в сознании еврейской молодежи. В настоящее время новое поколение в Палестине готово к войне против англичан. Конечная цель этой войны — создание независимого еврейского государства в Палестине. Так говорил Бегин своим соратникам по движению.

Эти прения продолжались несколько заседаний.

Вот что рассказывает об этом периоде споров и убеждений Элиягу Ланкин:

«Я не помню ни одного раза, когда бы Бегин решил спор с кем-либо из нас в свою пользу приказом как руководитель движения, как командир ЭЦЕЛ. Были вопросы, в которых он оставался не в меньшинстве даже, а в одиночестве, один против всех. В таком случае он безоговорочно принимал позицию большинства. Дружеская обстановка, царившая на заседаниях штаба благодаря Бегину, позволяла каждому человеку свободно высказывать свое мнение, каким бы необычным и малопопулярным оно ни казалось остальным. Все члены штаба чувствовали себя равной и неотъемлемой частью любого обсуждаемого решения.

Обычно мы вставали, когда Бегин входил в комнату заседаний. Он торопливо обходил всех, пожимал руки и просил садиться. Список обсуждаемого подготавливался самим Бегиным, хотя каждый из нас мог добавить тему или изменить тот или иной вопрос...

Заседания были очень короткими. Никогда больше мне не вспомнить подобных заседаний — конкретных, деловых и всеобъемлющих, какими они были в штабе ЭЦЕЛ в то время.

Бегин всегда начинал с краткого обзора ситуации. Затем обсуждались вопросы повестки дня, причем высказывался по этому поводу каждый».

В конце концов Менахем Бегин сумел убедить коллег в своей правоте. В конце января 1944 года подпольная радиостанция ЭЦЕЛ «Коль Цион Алохемет» передала объявление о начале восстания против англичан.

В ночь на 1 февраля 1944 года плакаты и листовки, расклеенные по всей стране, объявили, что восстание началось.

«Обращение к еврейскому народу в Сионе! Мы находимся на последнем этапе мировой войны. Каждый народ подводит свои национальные итоги завершающейся кровавой войны. Что каждый народ выиграл и что потерял? Каким путем ему идти дальше для достижения целей? Кто является его другом, а кто — врагом? Кто союзник, а кто — предатель его? Кто идет в последний и решающий бой за свою судьбу?..

Сыны Израиля, еврейская молодежь!

Мы находимся перед историческими решениями, которые определят судьбу нашего народа на поколения вперед.

Перемирие, объявленное в начале мировой войны с нацизмом, нарушено британскими властями. Английское правительство не приняло во внимание ни уступки, ни нашу лояльность, ни нашу жертвенность. Англичане последовательно осуществляют свою политику — уничтожение сионизма.

Необходимо немедленно сделать свои выводы из создавшегося положения. Больше нет перемирия между еврейским народом и английской администрацией в Эрец-Исраэль. Англичане выдавали и выдают наших братьев в руки Гитлера на верную смерть. Они прекрасно знают результаты своей политики. Их это не волнует. Мы призываем вас к войне до полной победы, до изгнания англичан из Эрец-Исраэль.

Вот наши требования:

Власть в Эрец-Исраэль немедленно передается в руки временного еврейского правительства, основы которого — труд, социальная справедливость для всех граждан страны. Равные права арабского населения Эрец-Исраэль. Экстерриториальность святых мест ислама и христианства.

Еврейское правительство, единственный законный представитель народа, сразу после создания осуществляет следующие действия:

создание регулярной национальной армии;

начало переговоров со всеми необходимыми, ответственными организациями для начала массовой эвакуации европейского еврейства в Эрец-Исраэль.

Евреи!

Создание национального правительства и немедленное осуществление его программ — это единственный путь спасения нашего народа, его существования и его достоинства. Это наша единственная возможность выживания. Другого пути у нас нет.

Евреи!

Нашу молодежь не остановят жертвы, кровь и страдания. Бойцы «Бейтара» не сдадутся, не будут просить пощады до тех пор, пока нами не будет получена родина, свобода, достоинство, хлеб насущный, справедливость, закон. В ближайшее время, в наши дни вернется народ в Сион и восстановит Израиль.

И да поможет нам Г-сподь!»

И еврейское население (ишув) в Палестине, и английская администрация приняли объявление ЭЦЕЛ восстания с известной долей отстраненности. Даже члены самой организации выражали сомнение в написанном и услышанном.

Общее настроение можно было выразить следующими словами: «Эта декларация не более чем красивые слова, за которыми нет ничего конкретного».

Штаб ЭЦЕЛ никак не мог выбрать объекты для первых акций. У командиров существовала известная неуверенность в боевых качествах своих солдат, которые совершенно не имели боевого опыта. После того как англичане опубликовали количество сертификатов для новых репатриантов на февраль-март 1944 года — 900, решение об объектах и целях будущей акции пришло немедленно. Операция проводилась людьми из секретного подразделения под названием «Красные», о котором писалось выше.

Первая боевая операция ЭЦЕЛ, проведенная 12 февраля 1944 года одновременно в трех городах — Тель-Авиве, Иерусалиме, Хайфе — против офисов министерства интеграции, была воспринята обществом как эпизодическая акция. В этих конторах хранились и списки нелегальных репатриантов, согласно которым люди высылались из Палестины. В Тель-Авиве командовал операцией Эйтан Ливни, «Эхуд». В Хайфе — совсем молодой по возрасту Амихай Паглин, «Гиди» — будущий начальник оперативного отдела ЭЦЕЛ. Паглин, кстати, пришел в ЭЦЕЛ из левого движения, большинство членов его семьи были людьми левых взглядов и принадлежали к социалистическому движению в Эрец-Исраэль. В Иерусалиме командиром акции был Иегуди Глобман, «Авитгар».

Назавтра газеты (все) осудили «варварские действия», которые могут подорвать государственные усилия...

Но через две недели и опять в тех же трех городах боевики ЭЦЕЛ атакуют здания налогового управления. Назавтра в листовках, расклеенных повсюду, можно прочитать, что «Налоговое управление подверглось нападению за то, что служило средством для унижения, подавления и обмана еврейского общества Эрец-Исраэль».

Никто из нападавших не пострадал и не был задержан ни в одном из мест, в которых были совершены диверсии. Больше того, английская служба безопасности не может найти даже следов атаковавших. Настороженность англичан сменяется нескрываемой паникой. Тем более что и ЛЕХИ возобновляет свои действия.

Вне всего этого идет жизнь — цветущее и интереснейшее, протекающее в переменных ритмах действие, связанное с любовью, детьми, запахами, книгами, работой, болезнями, ненасильственной смертью и другими разнообразными событиями. А в Европе идет страшная война, в которой льются моря крови.

23 марта 1944 года ЭЦЕЛ атакует в Хайфе, Иерусалиме и Яффо здания английской полицейской службы.

Менахем Бегин потребовал от своих людей «воздержаться от убийства спящих англичан, и, по возможности, от убийства вообще». Если вдуматься, то эти требования к диверсантам, подпольщикам можно назвать несколько странными, что ли.

Атакованные людьми ЭЦЕЛ объекты, мозговые центры английского управления, тщательно охранявшиеся оккупантами, были захвачены бойцами подполья с удивительным остроумием и военной находчивостью. Операция в Иерусалиме на площади в Русском подворье прошла с первыми потерями для Иргуна: погибли двое — Ашер Бензиман (Авшалом) из числа нападавших и английский сержант службы безопасности Смит.

Авшалом стал первой жертвой объявленного ЭЦЕЛ восстания. После того как родственники Бензимана, предупрежденные командирами Иргуна, не объявились, чтобы опознать найденное в темном иерусалимском переулке тело, англичане захоронили его под именем Авраам бен Авраам на кладбище в районе горы Зейтим. Лишь в 1967 году, после освобождения Восточного Иерусалима останки Бензимана были перезахоронены под его настоящим именем.

Через несколько дней после этой операции на улицах городов опять появились листовки. На этот раз в них от имени Иргуна официально сообщались подробности проведенной операции.

Среди достоверного описания происшедших событий стоит отметить следующую фразу: «...солдаты ЭЦЕЛ не стреляют в своих случайных противников».

В этих словах несколько значений. Они направлены и против личного террора ЛЕХИ, и против политического истеблишмента Палестины, и против командования «Хаганы», которое начало широкую кампанию осуждения действий «отщепенцев, убивающих людей подряд без разбора...».

В течение короткого времени эти слова приобретут зловещий смысл. Запомним слова одного из командиров «Хаганы», который на пресс-конференции в Тель-Авиве после атаки солдат ЭЦЕЛ на здания английской службы безопасности сказал:

«Путь, который они выбрали, может привести к братоубийственной гражданской войне в Палестине...»

2 апреля 1944 года Правление Еврейского агентства проводит специальное заседание, на котором принимает среди прочих важные решения:

— Проведение разъяснительной работы по поводу акций двух банд, которые наносят ущерб нашей политической борьбе и опасны для всего общества.

— Еврейское общество и сионистское движение обязано лишить их поддержки и загнать в угол — бандитов и поддерживающих их людей.

— Никто из граждан ишува не может остаться в стороне от убийств и попыток убийств. Каждый человек обязан помешать преступникам в осуществлении их целей и задержать их.

— Силы еврейской обороны обязаны всеми доступными средствами помешать преступным действиям банд.

На этом же заседании Бен-Гурион в своем выступлении говорит о различиях между ЭЦЕЛ и ЛЕХИ:

— ...Группа Штерна очень небольшая по численности... за ними нет партии... в ишуве у них тоже нет поддержки.

...Вторая группа под названием ЭЦЕЛ, за которой стоит партия... Люди этой группы не только идеалисты... грустный факт свидетельствует о том, что у ЭЦЕЛ есть сторонники не только политические, но и видящие в этой группе противников «левых». В службе безопасности есть офицеры, которые поддерживают людей ЭЦЕЛ... Власти укрепляют те силы, которые могут нам противостоять...

В один из августовских дней 1944 года Моше Даян (один из тогдашних командиров «Хаганы») зашел в дом на улице Кишон, 71, в Тель-Авиве к своему старому знакомому Элиягу Равиду (старший офицер ЭЦЕЛ) и попросил того организовать ему встречу с руководством его организации. Даян зашел к Равиду потому, что у того не было дома телефона. «Я хотел бы уяснить у вас оперативные действия, так как это представляет для меня интерес», — сказал Даян. После этого Даян встретился с Элиягу Ланкином, который был одним из руководителей операции на улице Мамилла в Иерусалиме против службы безопасности мандата. Ланкин объяснил Даяну подробности операции, и последний удивлялся и хвалил происходившее напротив Старого города Иерусалима. Потом Даян спросил собеседников о том, может ли он встретиться с Бегиным?

Встреча состоялась в том же доме Равида (Мацди) через несколько дней.

Бегин уже встречался с Даяном прежде. Этот человек, потерявший глаз во время диверсионных операций в Сирии, активист и один из командиров «Хаганы», нравился Бегину простотой поведения и энергией.

Бегин объяснил за чаем Даяну причины объявления «восстания» и политические результаты войны с английской властью. Бегин сказал, что он готов принять Давида Бен-Гуриона в качестве единственного лидера, если последний решится присоединиться к борьбе против англичан.

«Ему придется, конечно, для этого сначала перебраться из здания Еврейского агентства в Галилейские горы», — без выражения добавил Бегин в конце своего монолога.

Даян выразил свое профессиональное уважение военным и человеческим качествам бойцов ЭЦЕЛ. Он обратил внимание на то, что ЭЦЕЛ прикладывает огромные усилия, чтобы не повредить еврейскому населению Палестины во время своих акций. «Я очень рад, — сказал Даян, — что вы наглядно показываете людям, что можно и нужно воевать с англичанами».

В заключение встречи Бегин спросил Даяна, уважение к которому сохранил на всю жизнь (или почти на всю), поддерживает ли он идею подавления деятельности ЭЦЕЛ силой, как то угрожали и угрожают сделать руководители Еврейского агентства.

Даян сказал, что он лично против таких действий, но подчеркнул, что он — солдат и, что ему прикажут, то он и сделает. «Приказы надо выполнять неукоснительно», — сказал тогда Моше Даян Менахему Бегину.

Вот что писал молодой, красивый, обаятельный Даян об этой встрече:

«После обеда я встретился с Бегиным на квартире у Мацди. Бегин был хорошо одет, коричневые усы, очки, передние зубы редки и велики... Выглядел спокойно, был уверен в себе. Он сказал, что готов принять нынешнее руководство ишува только в том случае, если оно перейдет на военное положение («из здания Сохнута в Галилейские горы» — так сказал Бегин). «Мы, — сказал Бегин, — будем воевать, а Бен-Гурион будет вести переговоры. Если бы был жив Жаботинский, — сказал, — то у нас были бы устремления к власти... Бен-Гурион в Сохнуте и Бен-Гурион в Комиссии по национальному освобождению — это не одно и то же...»

Стоит разъяснить факт проведения этой странной встречи и слова, произнесенные на ней обеими сторонами.

С увеличением числа военных акций боевиками Иргуна против английских властей пропорционально увеличивалось и число осуждений их со стороны Еврейского агентства и лидеров еврейского истеблишмента. Бойцы ЭЦЕЛ назывались исключительно «террористами». От Иргуна требовали немедленного прекращения террористических актов, в противном случае «Хагана» угрожала применить силу, с тем чтобы подавить действия «мятежных террористов».

Через несколько месяцев после вышеописанной встречи люди «Хаганы» передали английским властям списки бойцов ЭЦЕЛ. Параллельно специальные группы «Хаганы» выкрадывали командиров Иргуна, которых заключали в заранее приготовленные в кибуцах тайники. Кстати, за Мацди начали слежку после этих встреч, он был выкраден спецгруппой «Хаганы» и содержался три месяца в потайном месте в одном из кибуцев.

Ревизионистов допрашивали с применением неограниченного физического воздействия с целью получения информации об их организации. Эти действия «Хаганы» продолжались до окончания Второй мировой войны (9 мая 1945 года) и получили название «Сезон» (так назывался тогда охотничий сезон — официальное разрешение, лицензия на отстрел диких зверей — в Палестине).


1 Подробности этой истории вы можете узнать из рассказа Давида Столяра — пассажира «Струмы». — Прим. модератора

  Отправить ссылку друзьям

  Жизнь Бегина  
Интервью с Ицхаком Шамиром  
  Встречи Бегина с представителями «Хаганы»
Главная > История > Жизнь Бегина > ЭЦЕЛ в ожидании командира
  Замечания/предложения
по работе сайта


2017-07-25 14:56:01
// Powered by Migdal website kernel
Вебмастер живет по адресу webmaster@migdal.org.ua
Сайт создан и поддерживается Клубом Еврейского Студента
Международного Еврейского Общинного Центра «Мигдаль» .

Адрес: г. Одесса, ул. Малая Арнаутская, 46-а.
Тел.: 37-21-28, 777-07-18, факс: 34-39-68.

Председатель правления центра «Мигдаль»Кира Верховская .


Jewniverse - Yiddish Shtetl Журнал "Спектр" Dr. NONA