БС"Д
Войти
Чтобы войти, сначала зарегистрируйтесь.
Главная > История > Жизнь Бегина > Взрыв гостиницы «Царь Давид»
Оглавление

28.10.2003 03:56
balu
  Жизнь Бегина  
Встречи Бегина с представителями «Хаганы»  
  Слезы Вейцмана

Взрыв гостиницы «Царь Давид»

И вот как все это происходило в тот день.

Это было в понедельник.

22 июля, в 7 часов утра, в Иерусалиме в йешиботе «Бейт-Аарон», который располагался и располагается до сего дня в Бухарском квартале столицы, собрались прибывшие сюда по одному люди ударной группы. После произнесения пароля их впускали в один из классов училища. Молодые люди знали, что идут на важную диверсионную операцию, но куда, что и как — им было неизвестно, оставалось тайной. Все выяснилось только после прибытия на место командиров групп. Приказ звучал коротко и выразительно: «Взрываем гостиницу «Царь Давид». Всем боевикам было роздано оружие, объяснены функции во время операции.

За несколько минут до полудня небольшой грузовичок остановился у входа в гостиницу. Группа людей, похожих внешне как бы на суданских и арабских слуг отеля, одетых в длинные и широкие платья, выгрузила из машины 7 больших молочных 50-килограммовых бидонов и не без труда снесла их вниз, в подвальное помещение гостиницы, где находилась кухня бара. На кухне мужчины извлекли из-под своих роскошных платьев пистолеты и, угрожая ими, согнали всех работников кухни в один из ее углов. У несущих колонн здания боевики установили молочные бидоны, которые были доверху начинены взрывчаткой. Часы взрывного устройства, которое невозможно было разминировать, были установлены на 12 часов 30 минут.

Командовал всей операцией 19-летний иерусалимец Исраэль Леви, известный под кличкой Гидон. Его заместителем был Гейнрих Рейнгольд по кличке Янай, позже ставший единственным предателем в истории Иргуна, которого англичане тайно вывезли в Бельгию, спасая от возмездия.

«Суданцы» уходили тем же путем, что и пришли. Последний из них предупредил поваров и рабочих кухни, что «ЭЦЕЛ заложил взрывчатку в гостиницу, которую надо немедленно освободить от людей». И, повернувшись, быстрыми шагами ушел за коллегами на пылающую от зноя иерусалимскую улицу.

Выждав немного, работники кухни выскочили наружу с криками. На шум прибежали несколько английских офицеров, которые открыли прицельный огонь по «суданцам». Те ответили на бегу пистолетными выстрелами. Один из англичан был убит в перестрелке и еще один ранен. Солдаты Арабского легиона, увидев бегущих к тендеру «суданцев» и услышав выстрелы и крики, также начали стрелять.

Один из боевиков Иргуна Аарон Абрамович был смертельно ранен этим огнем. Машина, на которой группа подъехала к отелю, начала под массированным обстрелом отъезжать направо вниз к улице Мамилла. Две группы прикрытия действовали слаженно и успешно. Один из людей Иргуна разлил на улице канистру бензина и поджег его. В пламени, дыму и криках «суданцам» удалось скрыться. Бесследно.

Любопытно, что на истерические крики поваров из бара «Ридженс» о бомбе в кухонном помещении никто из англичан, среди которых было несколько офицеров военной разведки и контрразведки, не обратил внимания.

«Гидон» ушел из гостиницы пешком, не торопясь. Неподалеку от гостиницы он встретил двух девушек, которые, получив от него только им известный знак, зашли в телефонную будку на другой стороне улицы.

В 12 часов 12 минут состоялся важный телефонный разговор гостиничного чиновника и некоей, судя по голосу, средних лет женщины, говорившей по-английски с йоркширским акцентом. Дама сообщила чиновнику, что в гостинице заложена мощная бомба и что необходимо немедленно эвакуировать людей из этого здания.

Другая дама позвонила во французское консульство, расположенное возле отеля, и сообщила, что «скоро в отеле «Царь Давид» произойдет взрыв и в связи с этим следует раскрыть окна консульства нараспашку».

Третье предупреждение было передано телефонистке газеты «Палестайн пост», которая хотя и не запомнила пола и возраста звонившего, но зато немедленно и толково сообщила об этом предупреждении полиции.

И тем не менее из гостиницы никто не был эвакуирован. Когда сообщение о взрыве поступило главному английскому начальнику Джону Шау, то тот, по слухам, логично, но не совсем разумно сказал: «Я здесь нахожусь для того, чтобы отдавать приказы евреям, а не для того, чтобы выполнять их приказы». Он тут же отдал приказ, запрещающий всем работникам выходить из здания гостиницы. Нарушивших это постановление ожидало увольнение.

На самом деле этому, все же не слишком правильному поведению было логическое объяснение — англичане ждали информации о взрыве от своего агента, предателя из ЭЦЕЛ. Этим человеком, предавшим организацию, был Рейнгольд — Янай, который не успел предупредить своих работодателей.

Будучи людьми порядка, англичане считали, что если информации о взрыве нет, то и взрыва нет и быть не может. А взрыв был, вот он, взрыв.

В 12 часов 37 минут, через 25 минут после первого телефонного предупреждения, раздался оглушительный взрыв, который слышали во всем Иерусалиме, взрыв гостиницы «Царь Давид», последствия которого были чудовищны. Левое, южное крыло здания было разрушено до основания. 10 дней саперы английской армии разбирали развалины гостиницы.

Во время взрыва в «Царе Давиде» погиб 91 человек, примерно 200 человек было ранено. Среди пострадавших — англичане (28 убитых), арабы (41 убитый), евреи (17 убитых) и пятеро туристов, а также высшие чиновники английской администрации, офицеры, рабочие. Английского начальника по имени сэр Джон Шау среди пострадавших не было, он-то в отличие от подчиненных как раз вышел из здания гостиницы, вероятно, не боясь увольнения, за несколько минут до взрыва.

Стоит прервать этот необычный по сути и трагический рассказ и включить в повествование небезынтересный эпизод из жизни Менахема Бегина.

Лето 1946 года. 22 июля. Бегин, под именем Исраэль Сасовер, живет вместе с семьей в маленькой квартирке на улице Бен-Нун в Тель-Авиве. Выглядит он так, как должен выглядеть не слишком работящий, но очень способный учащийся религиозного училища йешибота, — бородат, пейсат, в черном костюме. Из дома он почти не выходит, содержит этого человека, по его словам, богатый американский дядя. Соседи относятся к этой семье достаточно равнодушно — таких молодых людей много, они типичны, и даже похожи друг на друга. В своих действиях лидера еврейского ревизионистского подполья Бегин почти всегда руководствовался польской поговоркой: «Самое надежное место для укрытия находится под горящей лампой». В те годы денежный приз английских властей за поимку опасного террориста Бегина сначала составлял 2000 лир, позже этот приз увеличили до 10 000 лир.

В утро взрыва в гостинице «Царь Давид» Бегин сидит в своей квартире вместе с Хаимом Ландау и командиром Иерусалимского округа ЭЦЕЛ Ицхаком Авиноамом. Взволнованный Бегин не отходит от радиоприемника. Наконец передают специальный выпуск новостей, в котором говорится о том, что гостиница «Царь Давид» взорвана и есть большое число жертв. Бегин бледнеет, и, по словам Ландау, можно понять, что чувствует себя командир ЭЦЕЛ очень плохо. Сводки новостей передаются каждый час, и с каждым часом число жертв возрастало. Передаются имена погибших и раненых, которых удалось опознать. В заключение каждого выпуска играется траурный марш Шопена.

Бегин был не то что потрясен — он был на грани нервного срыва, постоянно повторяя: «Что там случилось?»

Позже, наконец, приходит Амихай Паглин. Бегин не требует от него никаких объяснений по поводу проведенной боевой операции. Он говорит молодому офицеру: «Я не знаю, какая накладка произошла там с предупреждениями, но никакой личной ответственности за происшедшее, чтобы ты знал, ты не несешь, понял?! Мы все несем ответственность за то, что произошло, ты понял?» Паглин понял. Он понял также, что Бегин был уверен в том, что предупреждения англичанам о предстоящем взрыве по неизвестным причинам сделаны не были. Сам Паглин тоже не знал, что произошло с предупреждениями и почему они не были сделаны, но то, что Иргун целиком и полностью с ним, он ощутил тут же.

У семейства Паглин была своя фабрика по производству отопительных печей. После создания государства Амихай Паглин, дерзкий боевой солдат ЭЦЕЛ, начальник оперативного отдела этой организации, стал директором этого маленького предприятия, которое под его руководством расцвело и расширилось. Между прочим, именно фабрика Паглина сделала по заказу государства печь, в которой сожгли тело повешенного по приговору израильского суда эсэсовского убийцы Адольфа Эйхмана.

Зимой 1978 года Паглин, ставший в правительстве Бегина советником по борьбе с террором, — должность, по мнению очень многих знакомых, максимально отвечавшая его природным способностям, хватке и уму, — погиб вместе с женой Ципорой в автокатастрофе на шоссе Иерусалим — Тель-Авив.

Бегин плохо себя чувствовал и переживал и в последующие после взрыва иерусалимской гостиницы дни. Радио из часа в час передавало имена погибших и опознанных.

Когда сообщили о том, что среди погибших находится заместитель секретаря правительства Джейкобс, английский еврей, который осуществлял тайные контакты с руководством ЭЦЕЛ, Бегин потрясенно спросил: «Его что же, нельзя было предупредить?»

На каком-то этапе этой беспрерывной радиопередачи Ландау сумел незаметно вывинтить лампу из радиоприемника и прекратить его работу, беспокоясь за здоровье своего командира...

Генерал Баркер выдвинул две английские дивизии в район Тель-Авива, и солдаты, окружившие город вместе с агентами спецслужб, начали повальные обыски. Ни один дом, ни одна квартира не остались в стороне. В специальных местах производилось опознание задержанных агентами контрразведки, у которых были длинные списки разыскиваемых с фотографиями в фас и профиль. Именно во время этой полицейской акции был задержан и отправлен в ссылку в Африку один из лидеров ЛЕХИ — Ицхак Езерницкий (Шамир), который хотя и был удачно загримирован и переодет в ортодоксального раввина по фамилии Шамир, но из-за густых и широких бровей был опознан и арестован опытными полицейскими.

Бегин был уверен в своей безопасности. В редкие вылазки на улицу на этого очкастого человека, среднего роста, худого, с обычным лицом, никто не обращал внимания. Люди ЭЦЕЛ, которые были ответственны за безопасность своего командира, тем не менее решили построить — и это сделал инженер Яков Меридор — на квартире на улице Бен-Нун тайное убежище для него. Этот небольшой тайник был весьма примитивен, опытный взгляд мог его обнаружить быстро. Но требования безопасности командира вынудили Меридора построить это убежище.

И как выяснилось, не зря.

Услышав на улице голоса английских солдат и гул моторов броневиков, подъехавших к его дому, Бегин успел выскочить и спрятаться в тайнике.

Жена Бегина Алла встретила поисковую группу англичан с сыном Бени на руках. Ребенок с любопытством смотрел на солдатскую суету вокруг их дома, не понимая, что происходит.

К несчастью, англичане решили обосноваться во дворе дома на улице Бен-Нун и оборудовать там свой штаб. Бегин слышал голоса солдат, которых в Палестине жители ишува называли «колокольчиками», — они играли с его маленьким сыном Бени, просили то воды, то спичек у его жены. Он сидел согнувшись в три погибели, без еды и питья на протяжении трех дней. И это в разгар стандартно-жаркого тель-авивского лета... На третий день солдаты ушли, как пришли, вместе со штабом и военным бряцающим скарбом.

Алла подошла к убежищу, в котором скрывался муж, и негромко сказала: «Они ушли, ты можешь выйти». Она принесла ему холодной воды, и никогда в жизни Бегин, по его собственным словам, не пил такой дурманяще вкусной воды, которой никак не мог напиться.

Акция в гостинице «Царь Давид», а точнее, результаты ее, была осуждена всеми именно по причине того, что по настойчивым заявлениям противников ЭЦЕЛ, предупреждений о предстоящем взрыве не было. Это утверждали очень многие. Тем не менее предупреждения были. Факт, что в 12 часов 15 минут прозвучала сирена тревоги в гостинице (сразу после телефонных звонков женщин ЭЦЕЛ), но в 12 часов 33 минуты прозвучал отбой тревоги. Англичане по своим соображениям решили, что взрыва не будет. Еще одним доказательством того, что предупреждения были, является тот факт, что окна во французском консульстве были перед взрывом распахнуты в соответствии с требованием звонившей женщины.

В английском парламенте прозвучали тогда интереснейшие слова. Представитель консервативной партии Кеннет Линдсей сказал на заседании парламента после взрыва в гостинице «Царь Давид»:

— ...У меня появилось твердое убеждение в том, что наступило время, когда пребывание граждан Британии в Той стране утратило всякий смысл и лишь грозит гибелью.

Сомнения относительно целесообразности английского мандата в Палестине начали приобретать реальные контуры и очертания. Но в Эрец-Исраэль конкретное осуждение акции было единогласным со стороны официальных представителей еврейского населения. Руководители Еврейского агентства и ишува были потрясены взрывом и трагическими результатами его. Они боялись, что реакция англичан будет еще более суровой, чем во время акций «Черной субботы». Взрыв гостиницы «Царь Давид» был осужден еврейским истеблишментом Палестины в самых резких выражениях.

Вот фраза из официального заявления Еврейского агентства:

«...чувство отвращения из-за небывалого, мерзкого преступления, совершенного сегодня группой бандитов...»

Давид Бен-Гурион, находившийся тогда в Париже, в интервью французской газете «Франс Суар», сообщил:

«...ЭЦЕЛ является врагом еврейского народа».

Все эти осуждения были сделаны в противоречии с тем фактом, что взрыв гостиницы «Царь Давид» был совершен в рамках действий «Еврейского повстанческого движения» и по прямому указанию Моше Снэ. По просьбе «Хаганы» штаб ЭЦЕЛ опубликовал воззвание, в котором взял на себя ответственность за акцию в гостинице «Царь Давид».

Пресса в Палестине и Англии резко осуждала диверсию ЭЦЕЛ в иерусалимской гостинице. Информацию о происшедшем 22 июля журналисты получали от чиновников британского мандата в Палестине.

  Отправить ссылку друзьям

  Жизнь Бегина  
Встречи Бегина с представителями «Хаганы»  
  Слезы Вейцмана
Главная > История > Жизнь Бегина > Взрыв гостиницы «Царь Давид»
  Замечания/предложения
по работе сайта


2017-05-27 02:37:52
// Powered by Migdal website kernel
Вебмастер живет по адресу webmaster@migdal.org.ua
Сайт создан и поддерживается Клубом Еврейского Студента
Международного Еврейского Общинного Центра «Мигдаль» .

Адрес: г. Одесса, ул. Малая Арнаутская, 46-а.
Тел.: 37-21-28, 777-07-18, факс: 34-39-68.

Председатель правления центра «Мигдаль»Кира Верховская .


Всемирный клуб одесситов Еженедельник "Секрет" Еврейский педсовет