БС"Д
Войти
Чтобы войти, сначала зарегистрируйтесь.
Главная > История > Жизнь Бегина > Реакция английской власти. ЭЦЕЛ в действии
Оглавление

28.10.2003 04:20
balu
  Жизнь Бегина  
Слезы Вейцмана  
  Рассказ Шмуэля Каца

Реакция английской власти. ЭЦЕЛ в действии

Через несколько часов после взрыва в гостинице «Царь Давид» командующий английскими силами в Палестине генерал Эвелин Баркер в закрытом письме своим офицерам писал:

«Я абсолютно уверен в том, что они (евреи) будут наказаны за совершенное преступление и почувствуют наше отвращение и презрение. С этого момента я постановляю: все увеселительные заведения, кафетерии, рестораны, магазины и частные дома евреев запрещены для посещения солдат и офицеров британской армии. Ни один британский солдат не будет иметь никаких связей с евреями.

Я понимаю, что эти запрещения усложнят жизнь наших солдат в Палестине, но вместе с тем я уверен, что после тщательных объяснений по поводу настоящих причин моего приказа они сразу поймут свои обязанности перед родиной и командованием. Мы сможем наказать евреев именно там, где эта раса может почувствовать удар наиболее болезненно, много болезненнее, чем любая другая раса, — удар по их карману. Откровенное выражение нашего отвращения к ним тоже должно повлиять на людей этой расы соответственно...»

Трудно признать этого английского генерала порядочным человеком и честным джентльменом после этого письма, которое тут же попало в руки людей ЭЦЕЛ и было опубликовано в газетах Палестины и всего мира. Антисемитские мотивы письма Баркера вызвали известное смущение у членов английского правительства. В британском парламенте был сделан официальный запрос относительно содержания письма Баркера. Лондонская газета «Дейли геральд» среди прочего с замечательной презрительной сдержанностью писала в своей редакционной статье:

«Если генерал Баркер действительно писал это письмо, то, вероятно, он в большой степени продемонстрировал свое несоответствие занимаемой должности».

Приказ Бартера был отменен через две недели после опубликования, но ущерб, причиненный им, был очень велик.

На заседании Директората Еврейского агентства, которое состоялось 5 августа 1946 года в Париже, было решено прекратить вооруженную борьбу против английских властей в Эрец-Исраэль.

ЭЦЕЛ и ЛЕХИ продолжали восстание против англичан уже без «Хаганы». Это не значило, что борьба против оккупационных войск стала менее острой, насыщенной, напряженной. Наоборот. И это при том, что отношения двух воюющих организаций с еврейским истеблишментом в Палестине стали по-настоящему враждебными, очень схожими с теми, которые были до создания «Еврейского повстанческого движения». Все же возвращение политики «Сезона» уже было невозможно. После всего пережитого это могло показаться большой бестактностью.

ЭЦЕЛ и ЛЕХИ могли посвятить все свои немалые боевые возможности борьбе с английской властью.

ЭЦЕЛ, активно используя мины, придуманные Меридором и Паглином, которые было невозможно нейтрализовать, обезвредить, привел диверсионными актами ситуацию к тому, что вся сеть железных дорог в Палестине была выведена из строя. Примером того является обращение зимой 1946 года местных садоводов к ЭЦЕЛ с просьбой разрешить вывоз в порты Хайфы и Ашдода выращенных ими апельсинов и грейпфрутов для транспортировки в Европу. «Иначе мы категорически прогорим и потеряем все средства к существованию», — писали палестинские садоводы в письме, направленном в штаб Иргуна. Цитрусовые были вывезены тогда после разрешения, данного на это подпольной организацией, — случай беспрецедентный и достаточно показательный, отражающий происходящее в стране очень полно и многогранно.

Той же зимой были арестованы два боевика ЭЦЕЛ, которые предстали перед судом за незаконное ношение оружия. В принципе за это полагалась смертная казнь. Так как обоим арестованным не исполнилось еще 18 лет, то они были приговорены к 18 годам тюрьмы. Но английский суд не удовлетворился этим сроком. Подпольщики были также приговорены к 18 палочным ударам.

Необходимое отступление.

Начальник английской полиции в Эрец-Исраэль полковник Грей заявил журналистам после спешного бегства из страны, что у поражения его страны в Палестине были три видимые причины: палочные наказания (ударами кнута) наших офицеров, атака подпольщиков на тюрьму в Акко и казнь людьми Иргуна двух сержантов. «Это были серьезнейшие удары по нашему достоинству. Палочные наказания английских офицеров выставили нас посмешищем в глазах всего мира, атака еврейских террористов на тюрьму в крепости Акко символически продемонстрировала невозможность продолжать наше правление в Палестине. Казнь сержантов английской армии как бы поставила нас в один ряд с террористами».

Полковник забыл сказать о казнях еврейских подпольщиков в те годы, которые осуществлял английский режим в стране.

Добавим, что сам полковник Грей бежал из Палестины в спешке и панике через совсем короткое время после всех этих событий.

И вот как все это было.

Унизительное наказание ребят буквально потрясло Бегина. Он составил воззвание, написанное по-английски, в котором говорилось, что на наказание своих людей палочными ударами (кнутом) ЭЦЕЛ ответит тем же. Первый из двух приговоренных был бит кнутом во дворе иерусалимской тюрьмы. 18 ударов.

Бегин прекрасно помнил из своих детских воспоминаний, как в Брест-Литовске пороли почтенных евреев по чудовищным подозрениям и как люди умирали после наказания — не от боли, а от стыда и обиды.

Вечером 11 декабря группы ЭЦЕЛ захватили нескольких офицеров английской армии в различных городах страны, сняли с них армейские штаны и публично высекли. Через два дня второй юноша, приговоренный к побоям, был помилован. После этого подобные приговоры в военном суде Палестины больше не выносились.

Любопытно, что вся эта история имела огромный резонанс. По мнению многих, этот резонанс был значительнее самых громких откликов на другие операции ЭЦЕЛ. По всей Британской империи рассказывали анекдоты о выпоротых подпольщиками в Палестине английских офицерах. Выступая в английском парламенте, Уинстон Черчилль произнес гневную речь об униженном достоинстве Британской империи.

Вообще же, именно Черчилль был первым английским политиком, который потребовал от своей страны ухода из Эрец-Исраэль и отказа от мандата на Палестину.

Уинстон Черчилль уже находился в оппозиции, но авторитет его был необычайно велик.

В своей речи в парламенте (ноябрь 1946 года) Черчилль вернулся к своему предложению об уходе из Палестины. Это предложение он уже делал в прошлом.

«...Если Г-сподь не может дать нам возможностей выполнить свои обязательства перед сионистами, то мы обязаны немедленно сдать мандат на эту страну в руки Организации Объединенных Наций и заранее объявить о своем уходе оттуда. Если мое предложение будет принято, то с наших плеч упадет груз, ставший непомерным и опасным...»

Мнение Черчилля, фомировавшееся в 1946-1947 годах, основывалось на трех пунктах:

Моральная сторона вопроса. «Начать войну с евреями для того, чтобы отдать эту страну арабам, и сделать это при осуждении всего мира — больший государственный цинизм в мировой истории найти трудно, хотя и возможно».

Существовала и финансовая сторона этого вопроса, что тоже было чрезвычайно важно. Английское правительство расходовало огромные средства на борьбу с террором. Содержание британских солдат в Палестине, по словам Черчилля, выражалось в огромной по тогдашним временам сумме — 30-40 миллионов фунтов стерлингов в год. Солдат в стране находилось 100 тысяч, содержание каждого из них обходилось казне в год минимум в 300 фунтов стерлингов. Подсчитать расходы нетрудно.

Отметим, что экономическое положение Англии после 6 лет мировой войны было очень плохим. Британская империя находилась на грани финансовой катастрофы. Предприятия закрывались, продукты выдавались по карточкам, электричество подавалось выборочно и ограниченно. Налоги были огромными.

И наконец, третий пункт, сформировавший мнение Черчилля по палестинскому вопросу, — психологический.

Черчилль считал, что, в отличие от диктаторских режимов, британская демократия не может себе позволить борьбу с террором крайними и жесточайшими методами, хорошо известными всему миру по поведению гитлеровских и сталинских спецподразделений. Идеология, согласно которой достижение цели оправдывает все возможные средства, неприемлема и невозможна в демократическом государстве.

Но пока британский мандат в Эрец-Исраэль продолжал действовать.

Англичане предполагали подавить еврейское сопротивление ужесточением режима. Тем не менее население проявило удивительное терпение, мужество в своем противостоянии ужесточившейся ситуации. Более того, в стране, несмотря на присутствие 100 тысяч английских солдат, на введенные законы чрезвычайного положения, комендантский час и коллективные методы наказания, именно подполье безраздельно руководило происходящим. Англичане методично и неуклонно вытеснялись из этой страны. 100 тысяч английских солдат, пытавшихся ввести в Палестине политические положения «Белой книги», успеха не добились. Помимо всего прочего, преследования «маапилим» — нелегальных еврейских эмигрантов из освобожденной Европы, людей спасшихся от гитлеровского уничтожения, вызывало осуждение во всем мире.

События в стране следовали одно за другим. «Хагана», оставившая, как мы помним, вооруженную борьбу против англичан, начала активно бороться за нелегальную репатриацию в Эрец-Исраэль. Власти мандата устроили настоящую морскую блокаду Палестины, и ни одно судно с нелегальными репатриантами не смогло прорваться к желанному берегу.

Каждое захваченное властями судно с репатриантами, которые оказывали солдатам отчаянное невооруженное сопротивление, вызывало в стране горечь и гнев. Англичане теперь не помещали нелегальных беженцев в лагере в Атлите (поселение вблизи Хайфы), а высылали их на Кипр. Все это — задержание, высылка — сопровождалось жесточайшими драками солдат и эмигрантов и только подливало масла в огонь.

Еще в 1945 году президент США Гарри Трумэн порекомендовал англичанам приоткрыть запертые ворота Эрец-Исраэль и впустить 100 тысяч новых репатриантов из Европы. Англичане потребовали за это увеличения американской финансовой помощи для подавления ожидаемого арабского сопротивления этому шагу.

Совместная американо-английская комиссия по проблемам Эрец-Исраэль порекомендовала разрешить въезд 100 тысяч репатриантов в два года, отменить запрет на продажу земель в Палестине, порекомендовала разоружить все существующие подпольные организации и создать кантональную полицию, которая обеспечит продолжение английского мандата в стране.

ЭЦЕЛ продолжал действовать в Палестине на фоне всех этих важнейших политических событий.

Вернемся к истории с палочным наказанием. Она завершилась трагически для ЭЦЕЛ. Одна из боевых групп Иргуна была задержана англичанами. При задержании один боевик погиб, а трое остальных — Ийхиель Дрезнер, Элиэзер Кашани и Мордехай Алькахи приговорены раздраженными судьями английского трибунала к смертной казни.

Одетые в красную униформу смертников, Дрезнер, Кашани и Алькахи находились в иерусалимской тюрьме. К ним в камеру был поселен еще один солдат ЭЦЕЛ, Меир Файнштейн, раненный и захваченный англичанами во время нападения на железнодорожный вокзал столицы (в больнице «Бикур холим» в центре Иерусалима врачи вынуждены были ампутировать ему поврежденную руку). Кроме того, вместе с ним ждал исполнения приговора и боевик ЛЕХИ Моше Барзани, задержанный возле резиденции Баркера. В одежде этого молодого человека англичане нашли боевую гранату. Шестым приговоренным к смерти был бывший солдат Еврейской боевой бригады в составе английской армии Дов Грунер, вся семья которого была уничтожена нацистами в Венгрии. Во время нападения на полицейский участок в Рамат-Гане он был тяжело ранен и схвачен англичанами. В течение шести месяцев врачи спасали жизнь Грунера, человека с обычной внешностью европейского еврея — лобастый, с чистым лицом юноша. Ставший инвалидом после ранения во время акции Грунер сказал тихо, но твердо на суде: «В огне и крови пала Иудея, в крови и огне Иудея восстанет».

...Ни безупречная военная служба в английской армии, ни страшная судьба его семьи во время войны, ни тяжелая инвалидность не спасли Грунера от смертного приговора. Он отказался просить помилования у англичан. Посланник Иргуна, адвокат Макс Крицман, передал Грунеру, что ЭЦЕЛ и Бегин просят его подписать прошение о помиловании. (Различные люди, посланники властей обещали Бегину, что Грунера помилуют, если он, Бегин, лично попросит раненого боевика о смягчении своей позиции по поводу помилования...)

«Вы спасете население ишува от большой трагедии, Грунер, если попросите о помиловании у них», — сказал приговоренному адвокат.

«Если знать, за что идешь на смерть, то не так страшно всходить на эшафот. Я не вижу за ними права судить меня и потому не буду просить их о помиловании», — сказал Грунер по-прежнему тихо.

В штабе ЭЦЕЛ было принято решение об освобождении смертников любой ценой. План разрабатывал Амихай Паглин. Руководителем операции стал сержант диверсионного отряда английской армии Дов Коэн, известный под кличкой Шимшон, прямой командир Дова Грунера. Паглин придумал операцию, смысл которой состоял в том, чтобы сначала захватить военную машину англичан и уже на ней «как бы вместе с арестованными евреями» прорваться в иерусалимскую тюрьму и освободить смертников.

Несколько дней Шимшон провел в наблюдении за дорогами Иерусалима в поисках подходящей машины. К 15 апреля все было готово — участники операции собрались в условленном месте в Иерусалиме и ждали сигнала к началу операции. С утра в тюрьму был отправлен адвокат Крицман для того, чтобы предупредить смертников о готовящейся на сегодня операции по их освобождению. Адвокат вернулся к месту сбора раньше времени, взволнованный, бледный, и с ходу сказал: «Грунер и остальные переведены сегодня ночью в тюрьму Акко». Но операция была остановлена до его сообщения...

Англичане ожидали нападения людей ЭЦЕЛ на иерусалимскую тюрьму и упредили операцию по освобождению, переведя ночью четверых узников в тюрьму Акко. Интересно, что Гиди — Паглин, который пошел на последний обход тюрьмы и окрестностей перед акцией, заметил нервозность англичан, поспешное движение машин и успел остановить начало операции до предупреждения Крицмана.

Назавтра, 16 апреля, англичане ввели запрет на передвижение транспорта по дорогам Эрец-Исраэль. В ту же ночь без предупреждения были повешены Дов Грунер, Йихиель Дрезнер, Элиэзер Кашани и Мордехай Алькахи.

Через неделю был объявлен комендантский час в Иерусалиме и комендант тамошней тюрьмы объявил приговоренным подпольщикам Файнштейну и Барзани, что их час настал.

У узников была граната, искусно замаскированная под апельсин, которую им передали другие заключенные подпольщики иерусалимской тюрьмы. Приговоренные обнялись, попрощались друг с другом, с жизнью — граната взорвалась между ними. Через много лет глава правительства Израиля Менахем Бегин, узнав о смерти жены, попросил купить для нее и приготовить для себя места возле иерусалимских могил Файнштейна и Барзани. Эти люди стали для него героями после своей смерти, и Бегин помнил о них, получается, всегда.

В тюрьме Акко к осени 1946 года англичанами содержалось около 100 арестованных боевиков ЭЦЕЛ и ЛЕХИ. Член штаба Иргуна Ерухам Ливни (Эйтан) тоже находился там. Подпольщики пытались прорыть подземный ход из тюрьмы Акко, но, натолкнувшись после невероятных усилий на каменную кладку, оставили эту идею. Опять в штабе ЭЦЕЛ начали обдумывать план нападения на крепость в Акко.

Менахем Бегин, понимавший не только конкретную выгоду от успешной атаки на тюрьму, но и пропагандистский смысл прорыва и освобождения подпольщиков, обдумав все, сказал: «Стоит проверить возможности удачного нападения на тюрьму».

План будущей атаки на тюрьму в Акко разрабатывал все тот же Паглин. Вместе с членом ЭЦЕЛ Аароном Мизрахи, свободно говорившим по-арабски, Паглин прогулялся вокруг крепостных стен. Подпольщики говорили интересовавшимся, что ищут профессионального рабочего на фабрику Паглина.

«Вид крепостных, пятиметровой толщины стен, не вызывал особого оптимизма, — рассказывал позже Паглин, — только увидев зарешеченные окна камер, выходившие на улицу, и одноэтажное здание турецкой бани, прилепившейся к стене, я понял, что план нападения можно не только придумать, но и осуществить».

Паглин еще раз, теперь в качестве водителя такси, совершил обход крепостных стен. План созрел, был разработан до мельчайших деталей. Солдаты Иргуна впервые осуществляли боевую операцию днем, большим числом участников, против серьезного и многочисленного противника — лицом к лицу. Шимшон, Дов Коэн, профессиональный солдат-десантник английской армии был назначен командиром операции.

Через два дня после казни англичанами Грунера и других план нападения на крепость в Акко рассматривался штабом Иргуна для окончательного утверждения. Ознакомившись с планом Паглина, Бегин сказал: «Мы начали планировать эту операцию без всякой связи с казнями. Мы хотели освободить наших товарищей, осужденных на огромные сроки тюрьмы. Мы готовы были рисковать очень многим ради них. Надеялись мы и на то, что освободим приговоренных к смерти. Но англичане успели совершить то, что запланировали с таким кошмарным последовательным хладнокровием. Я думаю, что сейчас мы просто обязаны осуществить эту операцию для того, чтобы они узнали — казнями нас не сломить».

Операция в Акко была назначена на 4 мая 1947 года. День этот был прозрачным, ветреным и жарким. Колонна из четырех автомашин приблизилась к Акко. В джипе, возглавлявшем колонну, на переднем сиденье возле шофера находился невысокий плотный человек в форме капитана английской армии. Армейский котелок его был надвинут на внимательные, цепкие глаза. Это был Шимшон. В кузове грузовика находилось 35 английских солдат в полной выкладке. Шимшон лично проверил обмундирование каждого из солдат — ничто не выдавало в этих ребятах с типичной для тех лет английской воинской стрижкой (стриженые затылки, челки на лбу) боевиков ЭЦЕЛ. Разве что какой-нибудь внимательный, с изощренным водянистым взглядом и испитым умным лицом, офицер секретной службы удивился бы смуглой коже и излишне семитскому виду большинства своих солдат. Но чего не подумаешь тяжелым утром?..

Группа прорыва, которой командовал Ишай (Дов Соломон), очень быстро по четырехметровой лестнице взобралась на крышу турецкой бани, а по другой такой же лестнице подняла и прислонила два 50-килограммовых заряда к стене крепости. Раздался взрыв огромной силы. Группа заключенных вырвалась по коридору к пролому в стене, где дорогу им преградила металлическая дверь. Это препятствие тоже было взорвано. Ребята завалили за собой коридор соломенными матрасами, и один из бежавших поджег этот заслон.

Через 90 секунд после первого взрыва первый из бежавших уже находился у дыры в стене. Заключенный узнал в стоявшем напротив англичанине своего бывшего командира Ишая, но все-таки произнес пароль: «Мы» — и услышал ответ: «Пришли». Он спрыгнул вниз. Вскоре все без исключения бежавшие находились в переполненном грузовике. Тем, кому не нашлось места в машине, побежали к тендеру, находившемуся неподалеку.

Три человека из группы прикрытия — Авшалом Хавив, Меир Накар и Яков Вайс — были окружены английскими солдатами и после кровопролитного боя взяты в плен.

Грузовик и тендер, перегруженные людьми, наткнулись на группу английских солдат, возвращавшихся из увольнения. Начался беспорядочный бой. Отход своих подчиненных и освобожденных в одиночку прикрывал Шимшон, погибший на месте боя. Девять боевиков ЭЦЕЛ погибли у крепости Акко. Десятый был тяжело ранен и скончался от ран — англичане не предоставили ему медицинской помощи. Трое из пяти людей Иргуна, прикрывавших эту операцию, были приговорены к смертной казни.

Лишь 28 человек из бежавших смогли добраться до безопасного убежища после длительного перехода по горным дорогам Галилеи.

Официальная пресса Палестины представила акцию ЭЦЕЛ в Акко как провалившуюся, стоившую слишком дорого.

Интересно, что Бегин, который был очень чувствителен к потерям в рядах своей организации, сохранял спокойствие и хладнокровие в этом случае. Любое ранение солдата Иргуна, не говоря уже о смерти, вызывало у него огромное сожаление, сочувствие. Потеря стольких жизней ради спасения 28 заключенных казалась непомерной ценой.

Бегин сказал после акции в Акко Паглину и его друзьям: «Ваша операция — начало конца господству англичан здесь».

Стоит отметить еще одну акцию, проведенную боевиками из европейских ячеек ЭЦЕЛ. В Италии, Франции, Австрии и Германии существовали группы Иргуна, сформированные из бывших «бейтаровцев» Восточной Европы. Так вот, когда в Бельгии были обнаружены следы иерусалимского предателя Гейнриха Рейнгольда, в штабе ЭЦЕЛ было принято решение привести смертный приговор этому человеку в исполнение.

Рейнгольда заманили в ловушку, схватили и запихнули в машину члены группы захвата. Во время езды он начал отчаянно бороться со своими противниками и смог закричать. Прохожие вызвали полицию...

Все участники группы захвата были арестованы, приговорены к заключению. Рейнгольд исчез бесследно, чтобы умереть через 30 лет все в той же Бельгии... Все-таки до конца своих дней он боялся израильского возмездия (это известно из документов), и этот факт в известной степени его преследователи могут считать отмщением.

И еще одна детективная история, о которой необходимо вспомнить.

Три только что освободившихся со службы в британских королевских ВВС молодых летчика, среди которых был Эйзер Вейцман, будущий командующий военно-воздушными силами страны и будущий президент Израиля, пытались выследить генерала Баркера, вернувшегося из Палестины на родину. Им это удалось, и после того, как в Англию нелегально прилетел на легком самолете командир операции по уничтожению Баркера Йоэль Эйлберг, акция приняла реальные очертания.

Секретные службы Англии, сработавшие оперативно, помешали этим планам, Эйлберг был арестован, а остальным членам группы Скотланд-Ярд порекомендовал немедленно покинуть королевство. Что и было теми выполнено по-офицерски неукоснительно...

При всей странности подробностей этого инцидента стоит отметить тот факт, что ЭЦЕЛ добрался до Англии и действовал.

Небольшой заряд взрывчатки был взорван в туалете английского МИДа на Даунинг-стрит в Лондоне. Никто не пострадал, но паника в городе была большая. «Уж если эти люди добрались до наших туалетов, то конечно...» — говорили настроенные юмористически лондонцы между первым и вторым пивом в районном пабе.

И все-таки англичане цеплялись за Палестину изо всех сил. 16 августа 1947 года военный трибунал в Иерусалиме вынес смертный приговор трем участникам операции в Акко: Авшалому Хавиву, Меиру Накару и Якову Вайсу. Двум другим — Амнону Михаэли и Нахману Цитербойму дали пожизненное тюремное заключение.

В этот же день в Палестине начала работу Комиссия ООН. Еще 9 июня (в день начала — возобновления — суда над подпольщиками) люди Иргуна выкрали двух британских полицейских, которые купались в городском бассейне Рамат-Гана. Оркестр в соседнем парке играл вальс Штрауса, нарядные люди быстро уходили от жары и происшествия в сторону кафе. ЭЦЕЛ не сообщал о похищении полицейских, но всем было очевидно, что эти заложники взяты для обмена на судимых военным трибуналом боевиков.

Англичане немедленно ввели комендантский час в Тель-Авиве и окрестностях (Рамат-Ган был тогда пригородом Тель-Авива). Тщательные обыски шли от дома к дому. Англичанам в работе, после перерыва, активно помогали люди «Хаганы», которые и вышли на тайное убежище в районе Кирьят-Шауль, где в стоящем на отшибе, заброшенном доме содержались пленные полицейские. Увидев цепь солдат, приближающихся к дому, люди Иргуна вынуждены были уйти. Двое плененных англичан были освобождены здоровыми и невредимыми.

В Нью-Йорке заседание ООН вынесло резолюцию, которая в обращении «ко всем правительствам и другим инстанциям, так или иначе замешанным в палестинском конфликте», просила их воздержаться от политики угроз и применения силы, которая могла бы помешать работе комиссии этой организации в Палестине.

ЭЦЕЛ и ЛЕХИ ответили, что они удовлетворят просьбу ООН в том случае если и правительство мандата воздержится от вышеуказанных акций. В стране наступило затишье, некое подобие мира и спокойствия.

Приговор военного трибунала в Иерусалиме от 16 августа резко нарушил как тишину, так и негласный сговор противников о перемирии в Палестине. Один из членов комиссии, представитель Гондураса, на приеме у Верховного наместника во дворце Армон а-Нацив в Иерусалиме обратился к командующему английскими войсками в стране генералу Макмиллану по поводу вынесенного людям ЭЦЕЛ приговора. Англичанин достаточно выразительно и спокойно ответил, что «закон есть закон. Помиловать их может только король. Только». Улыбнувшись, он приподнял полный стакан с маслянистым виски, тренькнул льдинками о стекло в знак расположения к собеседнику, глотнул и отвернулся к другому гостю.

ЭЦЕЛ, требовавший от членов комиссии расследовать применение пыток при допросах осужденных подпольщиков, продолжал попытки захвата английских солдат для возможного обмена на приговоренных к смерти.

22 июня в книжном магазине в центре Иерусалима была совершена попытка захвата английского офицера. Эта попытка, так же как и следующая (25 июня), во время которой три подпольщика схватили чиновника военной администрации, окончилась неудачей.

12 членов международной комиссии ООН были постоянно и плотно окружены полицейскими агентами. Это окружение не столько охраняло их, сколько было призвано оградить ооновцев от контактов с людьми подполья.

И тем не менее две встречи с руководством ЭЦЕЛ у людей ООН состоялись.

  Отправить ссылку друзьям

  Жизнь Бегина  
Слезы Вейцмана  
  Рассказ Шмуэля Каца
Главная > История > Жизнь Бегина > Реакция английской власти. ЭЦЕЛ в действии
  Замечания/предложения
по работе сайта


2017-03-29 15:13:22
// Powered by Migdal website kernel
Вебмастер живет по адресу webmaster@migdal.org.ua
Сайт создан и поддерживается Клубом Еврейского Студента
Международного Еврейского Общинного Центра «Мигдаль» .

Адрес: г. Одесса, ул. Малая Арнаутская, 46-а.
Тел.: 37-21-28, 777-07-18, факс: 34-39-68.

Председатель правления центра «Мигдаль»Кира Верховская .


Журнал "Спектр" Jerusalem Anthologia Jewniverse - Yiddish Shtetl