БС"Д
Войти
Чтобы войти, сначала зарегистрируйтесь.
Главная > История > Жизнь Бегина > Договор с Германией о выплате репараций Израилю
Оглавление

31.10.2003 01:18
balu
  Жизнь Бегина  
Политика. Страсти вокруг нее  
  Интервью с Йихиелем Кадишаем — многолетним личным помощником Менахема Бегина

Договор с Германией о выплате репараций Израилю

И опять, как и в предыдущем случае с «американскими» оппозиционерами в своей партии, сообщение о переговорах с Германией заставило Бегина изменить свое решение и ринуться после пятимесячного отсутствия в борьбу без оглядки на причины и следствия оной. Кнессет начал рассмотрение предложений о начале правительственных переговоров с Германией о выплате этой страной репараций Израилю и еврейскому народу за преступления нацистов. Бегин оговорил свое возвращение тем, что «это только для одноразового обсуждения проблемы, не больше». Событие, так взволновавшее Бегина, конечно же, не было обычным. Родители, брат, сестры, родственники, друзья и знакомые его погибли от рук нацистов во время войны. Весь еврейский мир, в котором Бегин родился и вырос, который составлял огромную часть его жизни, сгорел в те годы от злодеев великого рейха. Свое спасение Бегин считал Б-жьим даром, за который он заплатил сполна по всем возможным счетам.

Теперь он видел настоящее оскорбление для своего достоинства, для еврейской морали, которая была создана на этой земле, для достоинства своего народа и своей страны в факте выплаты компенсаций от государства, в котором родилось самое Большое зло века.

Все возражения1 сторонников выплаты репараций Бегин отвергал решительно и безоговорочно. Многие соратники его и сегодня говорят, что никогда до этого и после этого они не видели своего лидера в таком состоянии гнева и возмущения.

На одном из митингов в Тель-Авиве Бегин сказал знаменательную фразу: «Деньги репараций очистят немцев от вины за совершенные убийства, и это будет истинная цена этим проклятым выплатам».

По всему Израилю шли демонстрации и митинги протеста, многие из которых были стихийными, — мир тогда был иным, раны еще не зажили, не начинали еще заживать. Оппозиция объединилась против соглашения о репарациях, мнение в партиях коалиционного правительства тоже не было единым.

7 января 1952 года на площади Сион в Иерусалиме состоялся народный митинг протеста при участии огромного стечения народа. Журналисты, освещавшие это событие, утверждают, что не менее 50 тысяч человек слушали то, что говорил им Бегин с балкона второго этажа почти нового дома, построенного из красноватого иерусалимского камня, в своей известной манере сдерживаемого гнева и страсти:

— Этого не будет никогда, в противном случае это будет настоящая война не на жизнь, а на смерть. Правительство Израиля, которое договорится с немцами о выплате репараций, не будет иметь права называться не только еврейским правительством, но и просто правительством... Мы расстанемся с нашими женами и детьми, возможно, мы опять будем голодать, возможно, вновь пойдем на виселицы, но никогда, никогда этого не произойдет в Израиле2

Кнессет в Иерусалиме находился тогда совсем недалеко от площади Сион, в здании «Фрумина», в 150 метрах от проходившего митинга. Если идти по некрутому брусчатому подъему улицы Бен-Йегуда, то это расстояние будет еще короче.

Стоит заметить, что правительство приняло беспрецедентные меры безопасности, ожидая больших событий, которые не замедлили произойти. Одна из центральных улиц города, Кинг Джордж, была перекрыта колючей проволокой, и сотни полицейских, вооруженных дубинками и гранатами со слезоточивым газом, терпеливо ждали возбужденную и разгневанную толпу.

Толпа, внимавшая обновленному лидеру оппозиции, а именно таковым предстал Бегин перед народом, не нуждалась в искусстве и изысках его речи. Все было ясно и так, необходим был сигнал, знак, и он был получен. Прозвучали слова лидера оппозиции, влияние которого на внимавших ему можно без ошибки назвать магическим.

Завершив выступление, Бегин пешком, в сопровождении нескольких друзей пошел в кнессет, где уже в разгаре было обсуждение столь спорного вопроса, как немецкие репарации. Митинговавшая толпа через некоторое время последовала за Бегиным к зданию кнессета. Надо представить себе улицы Бен-Йегуда и Кинг Джордж, и сегодня не слишком широкие, а в начале 50-х годов просто узкие и, казалось, невозможные для прохода 50-тысячной толпы. На ходу многие демонстранты вырывали булыжники из мостовой, другие кололи камни, вооружаясь вечным оружием восстаний.

У входа в кнессет толпа была остановлена полицией. Здание израильского парламента разъяренные демонстранты забросали градом камней. Некоторые из парламентариев были ранены этими камнями. На крыше кнессета были установлены пулеметы. Лидер фракции Херут в парламенте Йоханан Бадер выглянул в окно и выкрикнул:

— Полиция применяет газ против евреев!

Десятки полицейских, защищавшие вход в кнессет, были ранены, 70 демонстрантов — арестованы в ходе подавления беспорядков. Интересно, что обвинительные заключения против арестованных выдвинуты не были и их вскоре освободили.

Примерно в это же время Бегин принес присягу верности государству Израиль в качестве депутата кнессета второго созыва. В своей речи Бегин начал называть имена многих и многих деятелей искусства, науки и литературы, которые выступили против договора о репарациях с Германией.

Бен-Гурион с места, отведенного в кнессете для членов правительства, воскликнул:

— Эти люди не могут быть солидарны с вашими хулиганами!

Бегин немедленно отреагировал на эти слова, как это уже бывало прежде не один раз:

— Да вы сами хулиган, Бен-Гурион!

В зале заседаний разразился грандиозный скандал. Бегин отказался извиниться за свои слова, и председательствующий потребовал от него уйти с трибуны.

— Если вы не дадите мне говорить, то в этом случае никто не будет говорить, — ответил Бегин.

Рядом с ним встали у трибуны его друзья по партии Ландау и Бадер. В результате был объявлен перерыв — из-за невозможности найти выход или компромисс в сложившейся ситуации. Это опять был прежний Бегин — твердый и прагматичный политик, доигрывающий свою партию при любых обстоятельствах. Таким его знали и любили не только в партии, но и в народе.

Дискуссия в кнессете по этому вопросу продолжалась в общей сложности три дня. Перед голосованием все партии объявили общий сбор, отозвав своих депутатов из заграничных поездок и даже из больниц (например, депутат от Херута Арье Бен-Элиэзер, перенесший незадолго перед этим инфаркт, был доставлен на это голосование на носилках).

Большинством в 61 голос против 50 и при 5 воздержавшихся было принято предложение правительства о переносе окончательного решения в парламентскую комиссию по иностранным делам и обороне.

Все это происходило при непрекращающихся манифестациях и митингах, захлестнувших всю страну. Пасмурным днем глубокой осени в Тель-Авиве в митинге протеста приняли участие 100 тысяч человек, но все прошло достаточно тихо — Бегин призвал своих сторонников воздерживаться от применения силы. Больше арестов противников переговоров с немцами не было. Бегина люди слушали беспрекословно, как говорили многие его недруги, «в силу вступили чуть ли не колдовские, гипнотические способности этого человека».

Вот что он говорил тогда среди прочего:

— Глава правительства заявил, что мы все участвуем в борьбе между нашим умом и нашими чувствами. Я не согласен с ним. В этом вопросе невозможно разделить святое чувство и логику. И сердце и мозг как бы приказывают нам не нормализовать отношения с Германией, отношения растоптанных и топчущих. Это невозможно сделать, пока живо поколение Катастрофы с обеих сторон.

Депутаты парламента, члены комиссии по иностранным делам и обороне все-таки смогли разделить эмоции и рассудок. Комиссия кнессета приняла решение 8 голосами против 7 уполномочить правительство Израиля на подписание соглашения с Германией о выплате репараций. Договор был подписан в Голландии.

Израиль получил в рамках этого соглашения общую сумму в размере одного миллиарда долларов в течение нескольких лет. Еще большую сумму получили граждане страны как личную компенсацию за перенесенные страдания, потерю здоровья, жизни близких, имущества.

Страна в результате этих выплат смогла перенести тяжелейший период экономического становления, поднять жизненный уровень своих граждан... и все равно, в возражениях и в народных акциях протеста против договора с Германией было много больше, чем просто эмоции — чувство мести, чувство гнева. Многие отмечают, что принятие договора с Германией о выплате репараций, поставило Израиль в столь ожидаемый и желанный Бен-Гурионом ряд нормальных государств, народов.

Бегин на тот момент своей политической жизни к таким болезненным переменам в собственном сознании еще не был готов. Он переживал все происходящее при всем своем прагматизме слишком близко к сердцу. Бегин медленно обучался так называемому государственному видению ситуации, хотя и некоторые близкие ему люди думали иначе.

— Если сначала Бегин отреагировал на сообщение о переговорах искренне и единственно возможно, то после этого он уже рационально «доигрывал свою» игру, — сказал автору этих строк один из тех людей, — он совсем не был однозначным человеком, Менахем Бегин.

Никто и не подозревал Бегина в однозначности. Политические противники на протяжении многих лет очень профессионально представляли Менахема Бегина как «личность антидемократическую, способную громогласно призывать к народному восстанию в своих интересах». Особенно часто эти слова звучали во время очередных предвыборных кампаний. У Бегина заняло очень много времени и усилий, чтобы отбиться от этих нападок и изменить свой имидж.

В любом случае после всех этих бурных событий все мысли об уходе из политики Бегин оставил.


1 вполне резонные и рациональные, надо заметить. — От авт.
2 Бегин имел в виду, естественно, факт переговоров с Германией и выплаты ею репараций еврейскому народу и государству. — От авт.

  Отправить ссылку друзьям

  Жизнь Бегина  
Политика. Страсти вокруг нее  
  Интервью с Йихиелем Кадишаем — многолетним личным помощником Менахема Бегина
Главная > История > Жизнь Бегина > Договор с Германией о выплате репараций Израилю
  Замечания/предложения
по работе сайта


2017-03-29 15:15:08
// Powered by Migdal website kernel
Вебмастер живет по адресу webmaster@migdal.org.ua
Сайт создан и поддерживается Клубом Еврейского Студента
Международного Еврейского Общинного Центра «Мигдаль» .

Адрес: г. Одесса, ул. Малая Арнаутская, 46-а.
Тел.: 37-21-28, 777-07-18, факс: 34-39-68.

Председатель правления центра «Мигдаль»Кира Верховская .


Jerusalem Anthologia Журнал "Спектр" Еженедельник "Секрет"