БС"Д
Войти
Чтобы войти, сначала зарегистрируйтесь.
Главная > История > Жизнь Бегина > Сомнения Менахема Бегина
Оглавление

5.11.2003 02:26
balu
  Жизнь Бегина  
Как начиналось противостояние. От автора  
 

Сомнения Менахема Бегина

Кому он мог передать власть, кому? Кто мог продолжить все это дело, придуманное и созданное Зеэвом Жаботинским, после него? Он откладывал свою отставку несколько раз за это лето, несмотря на всю огромную тяжесть этой невыносимой ноши, называемой властью.

Думы о прошлом и настоящем терзали Бегина. Он собирался, уйдя в отставку, написать три тома книги о «поколении Катастрофы», говорил об этом нескольким близким людям, но чувствовал, что и на это у него не осталось сил — ни душевных, ни физических.

В конце концов он решил подать в отставку на еженедельном заседании правительства в воскресенье.

За год до этого дня, когда еще была жива Ализа, Бегин как-то сказал Йосефу Бургу, министру внутренних дел, ответственному за работу полиции, что демонстранты мешают покою его больной жены.

— Сейчас я распоряжусь и их уберут отсюда, — сказал Бург.

— Ни за что, я прошу вас этого не делать. Я просто хотел попросить, чтобы они не шумели так.

В конце июля 1983 года Бегин отменил визит в США в телефонном разговоре с Рональдом Рейганом. «Я очень сожалею, но по причинам личного характера я вынужден просить вас отложить нашу встречу».

Всем, кто интересовался происшедшим, Бегин отвечал, что, как уже было сказано, визит отменен по причинам личного характера.

Самым близким людям Бегин добавлял еще одну фразу: «У меня нет сейчас сил на переговоры с президентом США». Несмотря на душевные муки, тяжелые мысли и ужасное настроение, сознание Бегина было незамутненным. В народе в те дни ходили разные слухи о состоянии здоровья главы правительства, но никто ничего конкретно не знал.

Только что избранный канцлер Германии Гельмут Коль должен был прибыть в Израиль с официальным визитом. Премьер-министр Ицхак Рабин передал приглашение канцлеру Гельмуту Шмидту еще во время своего пребывания в Германии. И вот теперь Коль ехал в Израиль.

Алла сказала Бегину, когда еще только обсуждался визит Шмидта в Израиль: «У тебя нет выбора. Ты должен принять его. А вот у меня выбор есть, и меня на этом приеме не будет».

Теперь он должен принимать германского канцлера в Иерусалиме. Если учесть не покидающие его мысли об отставке, то трудно представить себе, что последним его поступком на посту главы правительства будет выслушивание немецкого гимна.

28 августа ровно в 8 часов утра машина израильского премьера вместе с машинами сопровождения прибыла в его канцелярию, находившуюся в пяти минутах езды от резиденции на улице Бальфур.

Бегин поднялся в свой кабинет на первом этаже. За ним зашел Йихиель Кадишай с какими-то бумагами.

— Йихиель, — низким голосом, очень тихо сказал ему Бегин, — я больше не могу продолжать здесь работать. Я намереваюсь сообщить об этом министрам.

Кадишай, проработавший с Бегиным почти 20 лет, хорошо знал, что после того, как тот произнес вслух слова об отставке, а именно так надо было понимать эти слова, то это окончательно и ничто, никакие уговоры не заставят премьера отказаться от своего решения. «Не могу продолжать» — значит это все. И ничего больше. Продолжения не будет.

На заседании правительства Бегин сидел безучастным и после всех обсуждений наконец сказал министрам, которые явно не ожидали услышать этого, несмотря на все признаки последних недель и месяцев:

— Причина моего сообщения абсолютно личная. Я чувствую, что не могу больше ждать с этим заявлением. Изначально я прошу прощения, извинения у всех. Получу ли я прощение от всех — этого я не знаю.

Господа! Друзья! Я официально сообщаю правительству, согласно существующему закону, что намереваюсь уйти в отставку с поста премьер-министра. Я специально пришел сюда, чтобы сообщить вам о своем решении. Только так может начаться законный процесс моей отставки.

Я еще раз повторяю, что больше не могу выполнять свои обязанности на этом посту.

Мертвую, как говорят, тишину, воцарившуюся в зале после этих слов, нарушил друг Бегина и предшественник его на посту командира ЭЦЕЛ Яков Меридор:

— Господин глава правительства, я предлагаю министрам не принимать вашего заявления об отставке.

— Яков, — сказал Меридору Бегин устало, — нет такого закона, согласно которому правительство может не принимать от премьер-министра заявления об отставке.

Несколько министров (Моше Нисим, Звулон Хамер, Ицхак Модаи, Мордехай Ципори, Давид Леви, Элиэзер Шостак, Ицхак Шамир) один за другим обратились к Бегину с просьбой пересмотреть свое решение.

Бегин ответил, что принял это решение, так как действительно не может больше продолжать. «Я закрываю на этом заседание правительства», — сказал он веско и неожиданно жестко.

Бегин никогда и никому не сказал о причинах, которые побудили его это сделать. Также он позже не написал ничего по этому поводу. Ушел, и все.

Секретарь правительства Дан Меридор сделал сообщение для печати об отставке премьер-министра Менахема Бегина со своего поста. В приемной возле его кабинета Бегина ждал замминистра иностранных дел Йегуда бен-Меир. «Вы нам как отец...» — сказал он.

Радиостанция «Коль Исраэль» немедленно передала сообщение об отставке премьера. У резиденции Бегина собралось около 500 человек, которые требовали от главы правительства продолжить работу на своем посту. К вечеру почти все они разошлись, и, кроме по-прежнему дежуривших активистов движения «Мир сегодня», осталось несколько человек. Хасидский певец, популярнейший в те дни во всем еврейском мире Шломо Карлибах пел под гитару свои песни, но «завести» людей ему на этот раз не удалось. Кто-то из стоявших перед резиденцией сказал, что десятки автобусов с пробегинскими демонстрантами направляются сюда... Но автобусы и демонстранты так и не приехали.

Бегин сидел в кресле, пил свой почти хрестоматийный чай и не без удовлетворения отвечал Элиэзеру Шостаку, который некогда был его противником в движении:

— Дорогой Элиэзер! Я знаю, что будет много таких, которые постараются оговорить, опорочить меня. Я уже думал обо всем этом. Но мне ведь все равно не дадут покоя, да и так все блохи уже повыскакивали из своих убежищ...

Бегин, конечно же, знал, что говорит. Его жизненный опыт, политическая карьера научили его очень многому в такой непростой стране, каковой является Израиль. Почти благодать лежала на его челе — ощущение выполненного долга, потеря некоей тяжкой обязанности явно облегчили его существование. И чай, и тишина, и снятая с плеч тяжкая ноша...

1 сентября ЦК партии Ликуд избрал большинством голосов Ицхака Шамира своим кандидатом на пост главы правительства.

4 сентября Бегин в последний раз провел заседание правительства. После этого он 10 дней не выходил из дома — старая болезнь кожи, поразившая его еще во времена сталинского концлагеря, не позволяла ему этого сделать. Бегин не пошел к президенту Хаиму Герцогу с заявлением об отставке, вместо него это сделал секретарь правительства Дан Меридор.

Бегин никогда не объяснял прилюдно причин своей отставки. Гордость, воспитание, замкнутость, щепетильность не позволяли ему этого сделать.

После этого события Менахем Бегин прожил еще почти 9 лет. Он не выбирался из своего дома в Иерусалиме на улице Цемах, 1, кроме визитов к врачу или традиционных выходов на ежегодную поминальную молитву по Алле на Масличную гору. Жена его была захоронена возле могил подпольщиков Меира Фанштейна из ЭЦЕЛ и Моше Барзани из ЛЕХИ, приговоренных англичанами к смертной казни и покончивших с собой (взрывом гранаты)... Бегин всегда считал жизнь этих ребят и смерть их олицетворением истинной свободы духа. В своем завещании Бегин просил похоронить его подле своей единственной и любимой жены и погибших подпольщиков. Он просил похоронить себя без почестей, без речей, как хоронят людей из народа.

«Что я? — спрашивал он в годы своего расцвета без тени кокетства. — Я простой еврей».

20 августа 1990 года Бегин переехал из Иерусалима в Тель-Авив, где проживал на улице Гликсберг. 9 марта 1992 года, в понедельник (4-й день месяца Адар-Бет 5752 года по еврейскому календарю), Менахем Бегин скончался холодной зимней ночью, перед рассветом.

Никакой официальной правительственной церемонии не было. Была какая-то огромная народная скорбь, грусть.

Тысячи людей провожали Менахема Бегина в последний путь. Шли тесной толпой за этими носилками, которые казались невесомыми, плакали, не в силах скрыть горе и скорбь. Сотни, тысячи траурных сообщений о смерти этого человека, развешанных повсюду в Иерусалиме, в стране говорили об очень многом. Но одно из них было особым. «Над гробом командира ЭЦЕЛ Менахема Бегина склоняют флаг бойцы Пальмаха» — так было написано.

Часто слова и политические действия Бегина вызывали у меня, заинтересованного наблюдателя, несогласие, протест. Тем не менее я всегда был уверен в его порядочности, значимости, если угодно, соответствии. Я имею в виду соответствие личности этого человека с его местом в жизни и истории.

Бегин не раз говорил, что хотел бы, чтобы его вспоминали как человека, предотвратившего братоубийственную войну. Таким его и помнят.

Но не только как человека, столь любившего свой народ, будут помнить Менахема Бегина. Его вспомнят как человека, способного принимать судьбоносные для страны и народа решения, его вспомнят как человека, который всеми силами старался сохранить демократический статус еврейского государства, как человека, который хорошо просчитывал позиции в политике, как человека, который мог принять малопопулярные решения, как человека, который пересилил судьбу, как человека, который плакал о смерти каждого солдата, как человека, который сопереживал чужой боли, как человека чести, достоинства и порядочности, как человека ошибок и разочарований, как смелого человека, который был способен взять на себя ответственность за происшедшее, как большого, очень живого, способного к любви человека, упрямо и последовательно шедшего вслед за своей жизнью, как идут очень и очень многие...

Такой была жизнь Менахема Бегина.

  Отправить ссылку друзьям

  Жизнь Бегина  
Как начиналось противостояние. От автора  
 
Главная > История > Жизнь Бегина > Сомнения Менахема Бегина
  Замечания/предложения
по работе сайта


2017-03-29 15:04:29
// Powered by Migdal website kernel
Вебмастер живет по адресу webmaster@migdal.org.ua
Сайт создан и поддерживается Клубом Еврейского Студента
Международного Еврейского Общинного Центра «Мигдаль» .

Адрес: г. Одесса, ул. Малая Арнаутская, 46-а.
Тел.: 37-21-28, 777-07-18, факс: 34-39-68.

Председатель правления центра «Мигдаль»Кира Верховская .


Еврейский педсовет Jerusalem Anthologia Jewniverse - Yiddish Shtetl