14.12.2011 19:47
balu

Из жизни
Разрешите доложить…-4
Эстер Толкачёва

Этот абзац мне бы хотелось начать тоном Райкина: в туристическом зале, в туристическом зале… радости у меня полные форменные штаны, хотя всего-то халявный кофе в VIP-комнате, маленькие группки туристов, газеты, телефон с музыкой и ремонтник Саня с напарником, как будто специально посланные сюда меня развлекать.

К третьей части

22

«Заведу разговор,
Что не бабник, не вор,
Просто долго на Родине не был,
Что, как глупый птенец,
Воевал за дворец,
А вернулся вот к синему небу…»
(с) ДДТ

Этот абзац мне бы хотелось начать тоном Райкина: в туристическом зале, в туристическом зале… радости у меня полные форменные штаны, хотя всего-то халявный кофе в VIP-комнате, маленькие группки туристов, газеты, телефон с музыкой и ремонтник Саня с напарником, как будто специально посланные сюда меня развлекать.

Саня – красавец, рубаха-парень, напоминает Илью Муромца из мультика. Причем, кажется, не только внешностью, но и мировоззрением: успел упомянуть несколько раз, как его привлекает все русское и как он ненавидит эту страну. Ну да, парень разочаровался и забил. Ушел в себя, вернусь не скоро. Подобно опытному кинокритику рассказал мне обо всех новинках кино, похвастался тем, что у него 3 компьютера, один из них с собой, пригласил в комнату отдыха посмотреть очередной фильм. Когда же я слабо попыталась перевести тему на книги, гордо заявил, что книг не читает. Жаль. Симпатичный был парень. К тому же уделяет мне недвусмысленные знаки внимания: вот он взял мою рацию и очень сосредоточенно материт моё начальство, не забывая вставить кодовые фразы. К слову, выглядит он при этом намного убедительнее меня. Хорошо, хоть я рацию успела отключить. А вот они с напарником танцуют «Лебединое озеро» на глазах у изумленных туристов. Ну вот, штукатурить стену закончили, настал тот самый решающий момент попросить мои… быть может, вы подумали, руку и сердце, но нет – координаты в сети Facebook.
— Прости, я там не сижу – дала я завуалированный отказ.

Саня производит впечатление достаточно опытного в отношениях человека. Проболтался, что успел жениться, сделать двоих детей и развестись. (Она же израильтянка, ну как с ними можно?) Думаю, он без труда поймет, что не будь он мне безразличен, я бы не только стала уделять социальным сетям больше времени, не только бы оставила ему свои координаты, но и в графе «интересы» написала бы «ремонтные работы». И он понял, попрощался и ушел. Ничего не произошло.

А на следующий день он, как ни в чём не бывало, подсел ко мне за обедом. Завёл разговор «что не бабник, не вор…», причём, первое утверждение довольно сомнительно. Все это, конечно, очень весело, но мне нужно следить за временем, перерыв хоть и казённый, но не резиновый. Саня мельком взглянул на экран моего мобильного.
— А почему у тебя на заставке кладбище?
На самом деле, это у меня такой секретный способ поднимать себе настроение: когда мне плохо, я принимаю на себя законы траура и, для пущей убедительности, ставлю кладбище на заставку. После этого у меня возникает такое желание истерически заржать, что ни о каком трауре не может быть и речи. А когда верные друзья рядом, можно вообще оторваться по полной, например, отсидеть «шиву» – тоже один из законов траура. Правда, у нас это сидение плавно переходит в курение кальяна под музыку, которое сопровождается идиотским плачем, который плавно переходит в не менее идиотский смех. Какое удачное совпадение! Кажется, я нашла способ отмазаться от Сани.
— Кладбищенский пейзаж очень успокаивает, знаешь ли?
— О, а не хочешь поехать вместе со мной в Хайфу, там как раз выставка бальзамированных трупов проходит!

Такого поворота событий даже я не ожидала. Может, всё таки стоит подумать насчёт него?

А вечером я опять вышла на пробежку. И стала невольной свидетельницей некоего события:
— Нет, милый, не сейчас! Ты что, там же магавница ходит!
— Ну почему ты именно сейчас об этом вспомнила, она уже пятый круг делает!
Действительно, пока я бегала, я не замечала эту парочку (танкиста и девушку-водителя) в придорожных кустах. Но стоило мне уменьшить скорость, чтобы отдышаться… и я уже не в силах идти дальше. Буду наматывать круги вокруг кустов, ничего не могу поделать, мне стало любопытно, чем это закончится.
— Не могу.
— Ну что ты заладила: магавница ходит, магавница ходит… это же совсем не сексуально!
— Почему, магавница очень даже сексуально ходит: туда-сюда, туда-сюда…

Последнюю фразу девушка проговорила очень томным голосом. – спокойной ночи!

23

«Оставаться надолго, надо — не надо, споров не избежать,
Мне осталось немного, что будет дальше, к счастью не мне решать.
Скукой дышит в затылок звон ложек-вилок, смех сквозь презрение,
Мне б побыть настоящим было бы счастье пусть лишь мгновение»
(с) После 11

— Я сказала тебе: прекрати мне звонить! У Эллы умер папа, мне нужно организовать похороны, – недовольным тоном прошипела в телефон моя офицерша.
— Это очень печально, я передаю ей свои соболезнования, но ты не могла бы организовать мне пропуск, а то такое ощущение, что скоро и меня хоронить придётся.

Я стою около базы «кирия» в Тель-Авиве уже восьмой час. И если бы не полицейские, дежурящие все это время у входа, вместо зачисления на курс офицеров я бы получила 21-й профиль, а точнее, свихнулась. Мне было сказано быть там в 9 утра, опоздавшие к экзамену в офицеры допущены не будут.

Один из принципов нашей армии – все, что может делать солдат, надо поручить солдатам, пусть делают на свою солдатскую зарплату. Солдат даже может стать сразу офицером, если у него есть соответствующие данные (это показывает тест IQ). Тех, у кого результаты достаточно высокие, приглашают пройти дополнительные экзамены и, если пройдёшь их успешно, после курса можно стать офицером логистики. Офисная должность, но лучше, чем моё нынешнее занятие. Экзамены в боевые войска и в офицеры я решила проходить параллельно. Но стоять у входа 8 часов только потому, что моя офицерша забыла поставить всего одну маленькую печать, и выслушивать её обвинения?!
— Я работаю над этим. Но так же нельзя, чтоб и я, и командиры целыми днями занимались только твоими проблемами!
— Я, заметь, уважаю твоё частное время и звоню тебе в рабочее. А данная моя проблема произошла по твоей вине, поэтому ты просто обязана её решить. Да, кстати, с той дерьмовой рекомендацией, что ты мне написала на курс офицеров, тебе придётся меня долго терпеть.
— Я написала правду. Ты можешь достать кого угодно.
— А кто сказал, что это плохо? И вот почему-то Нофар (да, той самой, грязные носки которой не так давно украшали стол в нашей комнате) ты написала отличные рекомендации. Надеюсь, ты мне хоть боевые не завалишь?
— Нет, я считаю, тебе очень подойдёт воевать. А вот командовать – нет!
— А, то есть на мясо тебе меня не жалко?
— Жаль, что ты так думаешь. Поговорим с глазу на глаз, когда приедешь, я попробую объяснить тебе, что это не так.

Ну наконец-то… ещё ни разу в жизни я так не наслаждалась от звучания моей фамилии.
— Простите, что пришлось долго ждать.
— Да, ничего, я так понимаю, это проверка мотивации.

Офицер улыбнулся. Собеседование «Оратор», которое обычно занимает 15 минут, у нас заняло полчаса. Он пытался выяснить, правдивы ли рекомендации. Было видно, что я ему понравилась, что он увидел человека с характером почти полностью противоположным тому, что описан в характеристике. Но всё ещё сомневался, может, офицерская солидарность.

— Вот тут написано, что ты не доминантная.
— А разве это плохо? Просто у меня есть чувство такта. Я не лезу командовать, не имея соответствующих полномочий.
— Да, ты права, это зависит от того, с какой стороны посмотреть. Но твоя офицерша даже самые нейтральные твои качества описала не с лучшей стороны. Почему?
— Наверное, потому что она не хочет со мной расставаться, я хорошая солдатка!
Мой ответ понравился, и вскоре офицер меня отпустил.

— Мы поцеловались с языком! – завопил телефон голосом Шир.
— Ну молодцы вы мои! – ответила я, еле сдерживая смех, – а ты сейчас где?
— В автобусе. И нечего смеяться мне в трубку, извращенец! Это вмешательство в частную жизнь полицейской!

И вот хрен вас, израильтян, поймешь. Так и хочется задорно добавить по-задорновски: я живу в непобедимой стране. Отчего-то мне кажется, что индекс непобедимости страны обратно пропорционален логичности поступков её жителей – уж лучше мы сами не будем знать, что у нас на уме, чтоб враги не догадались. А израильской раскованности даже наши братья-дикари позавидуют. И здесь речь идёт даже не о потерянных в джунглях коленах.

Все же мне удалось извлечь пользу из моих натянутых отношений с офицершей: он без труда дала мне «меюхедет» — трёхнедельный отпуск, положенный солдатам-одиночкам для дополнительного заработка. Не потому что её беспокоит моё финансовое положение, а потому что таким образом это избавит её от меня на целых 3 недели.

Сегодня первый день моей работы в охране. Решила показать себя в выгодном свете. Отчасти получилось – я произвела не просто впечатление, а самый настоящий фурор. Ибо через час моей работы на стоянку, где я проверяла въезжающие машины, прибежал сам начальник объекта – огромного, громадного супермаркета. Спросил, где новенькая. Он выглядит немного возбуждённым. Наверное, спешит вручить мне премию за хорошую работу.
— Значит так. Я, конечно, всё понимаю, магав – это круто и все такое, но здесь не КПП на территориях. Если вы там так проверяете палестинцев, я спокоен за безопасность граждан, но зачем же так с нашими клиентами? Твоя задача – сделать так, чтобы люди думали, что они в безопасности, проверяй не дольше 5 секунд, а то они пугаются, вдруг теракт готовится.

Вот так всегда, за хорошую работу получаешь не премию, а пару ласковых. И правильно, работать надо настолько хорошо, насколько принято в данной системе.

А вот и мой непосредственный шеф. Этот, наоборот, похвалил. Кажется, у них конфликт. Но клиент всегда прав, поэтому мой командир сдался и отдал распоряжение проверять 5 секунд. А затем шёпотом добавил:
— Но знаешь, если появится какой-нибудь «двоюродный брат»…
— Знаю. А оружие скоро выдадут?
— А зачем тебе оружие?
— Ну, как вам сказать… пистолет на поясе очень выгодно подчеркивает мою тонкую талию!
— Ладно, посмотрим, я уже отправил просьбу, а пока придется так. Возьми газовый.

В целом, работа понравилась. Правда, для начала я по привычке крикнула клиентам «таалу он!», что в переводе с арабского означает «идите сюда», чем шокировала арабских грузчиков. Сразу же последовали «интимные» вопросы вроде, из какой я деревни и т.д… Эх, знали бы вы, ребята… а напарник мой чего стоит… добрый дядечка-пенсионер, давным-давно приехавший на Святую землю из Ирака… и угодивший как раз на Шестидневную войну. И похоже, только он здесь разделяет моё отношение к «двоюродным».
— Да, они сволочи. Да, среди них встречаются хорошие люди. Но они такие глупцы – и он начинает свой рассказ.

– Это было во время войны. Я тогда служил в танковых войсках. И вот подъезжаем мы к одной деревне, неподалеку расположилась группа арабов. Далее следует вполне ожидаемый вопрос:
— Вы кто?
— Мы – свои, – пояснил он на родном арабском языке. И их впустили. Так и взяли деревню, без боя.

— Правда, с тех пор арабы сильно поумнели, – отметил старик. — Так что ты поаккуратнее с ними!

И, как оказалось потом, был не так уж не прав. На следующий день меня перевели в другой магазин, поближе к дому. Расстановка сил там была немного другая – кроме арабских грузчиков было трое русских, ребята после армии. Арабов было много, но наши отчаянно сопротивлялись, их было мало, но они были в тельняшках, и вскоре эта маленькая компания с честью отстояла своё право на существование и с тех пор даже считается самой сильной в регионе… супермаркета. Знакомая история, я где-то слышала что-то подобное. Да, кстати, арабами были не только грузчики, но и мои коллеги – охранники. У меня даже когнитивный диссонанс случился, когда я увидела, что у них есть оружие, а у меня – нет. Недавно была проверка полиции – в магазин удалось пронести муляж взрывного устройства, скоро должен быть повтор. От арабов толку никакого. Если у нас проверка состоит из приветствия – по ответу можно много чего выяснить, небольшого допроса, если есть необходимость, и проверки вещей, то у них это происходит несколько иначе:
— Ассалям алейкум, брат мой! (седьмая вода на киселе)
— Алейкум салям!

Далее следует допрос на тему, как поживают родственники, кто женился, кто родил и т.д. Террориста такой охранник вряд ли убьет. Разве что в случае, если тот на его сестру не так посмотрел, но тогда пистолет ему не нужен – лучше зарэзать!

Но надо же о чём-то говорить. Я стала рассказывать напарнику про магав, он похвастался, что тоже является волонтёром в полиции. Очень смутился, когда я попросила показать волонтёрское удостоверение. Потом настала моя очередь смущаться – услышав про мост Алленби, он попросил меня об одолжении:
— Мои родственники скоро будут через ваш мост проходить, дай свой телефон, я скажу тебе имена, и ты их без проверки пропустишь!
— Конечно, о чём речь, телефон полиции 100, звони в любое время суток!

Но парень, кажется, намека не понял. Через некоторое время он попросил меня ещё об одном одолжении – стырить ему пару десятков патронов. Очень удивился, когда я отказала: ты в магаве или не в магаве?

А вот и долгожданное Событие – машина не остановилась для проверки. Я рванула за ней — зря, что ли, вокруг базы круги наворачивала?
Догнала, преградила путь. Остановился.

— Открой багажник для проверки!
— Не хочу (израильтянин, никакого постороннего акцента).
— Почему?
— Моя машина не согласна, чтоб её проверяли.
— Так поговори с ней!
— Не смешно!

И пошел ко входу. Из машины он ничего с собой не взял, даже сумку, поэтому у меня нет никаких причин его не впускать, но ведёт он себя подозрительно. В таких случаях нужно сопровождать его до самого выхода. Хотя выглядит молодой человек вполне адекватно. Это может быть и проверяющий. Далее он всячески пытался вывести меня из равновесия. Например, каждому проходящему мимо нас клиенту указывал на меня пальцем, говоря:
— Посмотрите, какую фигню ко мне приставили!

Ни фига себе фигню! Да не будь он подозрительным, вряд ли ему бы когда-нибудь выпало «счастье» совершать покупки в сопровождении такой симпатичной девушки.
— Так будет с каждым, кто не прошёл проверку на входе, – невозмутимо отвечала я и шла дальше. Подходя к кассе, я уже еле сдерживалась, чтоб не расхохотаться, настолько нелепая и смешная вышла ситуация. Ладно, раз уж я здесь, хоть попить куплю. Я поставила бутылку на кассу. Тем временем мой «клиент» закончил покупку, схватил мою бутылку и вручил кассирше:
— За мой счёт!
— Чего это вдруг? Нет, за мой!
— Нет, за мой!

Кассирша успела твёрдо усвоить, что клиент всегда прав, и позволила ему заплатить за мою бутылочку.
— Держи, за хорошую работу!

Смеялись оба. Правда, я так и не знаю, был ли это проверяющий, но меня очень хвалили.

Пришло приглашение на последний этап перед курсом офицеров. Было всего одно маленькое собеседование, цель которого — выяснить нашу мотивацию. Этого у меня хоть отбавляй, даже офицерша мне в этом разделе пятёрку поставила.

— Что ты думаешь о нашем государстве?
— Бедное государство, – ответила я с иронией, – вся эта политическая ситуация…
— А что ты думаешь о жертвах нашей Родине?
— Жизнь отдам нашей Родине! Честь – никому.

Офицер сказал, что я очень качественная девушка (что бы это значило?) и армия во мне заинтересована. Видимо, то собеседование я прошла. Теперь в течение двух недель мне предстоит решить – боевые или офицеры. Ну и выбор… Главное, и туда, и туда экзамены ещё впереди.

24

Ты — королева бабуина, Инна...
Королева Кинга-Конга...
(с) Бумбокс

Далее бабуин очень удачно рифмуется с бедуином. Этот незатейливый «хит сезона» оказался как раз в тему. Хоть я не Инна, а Настя, но именно так я себя в данный момент и чувствую — королевой бедуина. А что, бывший спецназовец-бедуин не худший вариант напарника. Почти не араб. Кстати, а он ничего... 32 года, красивое лицо, немного седые волосы, тёмные очки «а-ля агент 007». Возможно, когда-то он был «мачо». К тому же, он оказывает мне знаки внимания, поистине достойные джентльмена. Например, сделал комплимент по поводу параметров моей груди, и, сравнив ее с грудью его бывшей любовницы, подвёл итог в мою пользу. В ответ на мою просьбу прекратить, он снова поступил, как истинный джентльмен — ненавязчиво сменил тему, а именно принялся рассуждать о формах других девушек, клиенток магазина, проходящих нашу проверку.
— Кристина, посмотри, какая девочка! Какая талия и какая задница! Металлоискателем проводишь, аж...

Прошу прощения, господин поручик, не сразу признала! Запомнить моё имя тоже оказалось для него непосильной задачей. Что ж, мне не привыкать. Спустя 6 часов я была уже в курсе всей его сложной, полной страстей, взлётов и падений, биографии. А также истории его отношений с бесчисленными любовницами, имена которых мы сохраним в тайне, отчасти по этическим соображениям, отчасти — для экономии места. Для тех, кому всё же стало интересно узнать подробности, сделаем такую вещь:
Выделите следующий абзац, нажмите Ctrl+C, затем нажмите Ctrl+V n-ое количество раз. Дайте девушкам простые русские имена, последней дайте не слишком простое израильское. Не путайте израильские имена с еврейскими. В еврейских присутствует хоть малая доля смысла. Правда, не всегда этот смысл нас устраивает. К примеру, наша праматерь Рахель. Когда-то это слово означало «овца». Конечно, это имя было дано нашей праматери, чтобы подчеркнуть самое выдающееся свойство её характера — исключительную скромность. Но все равно обидно, ведь, несмотря на то, что в наше время никто не употребляет это слово в его прямом значении, смысл остался - будешь слишком скромной, кинут и ещё овцой назовут.
Итак, подруги бедуина:
место знакомства – любое: тремпиада, работа, кафе, публичный дом (!);
внешность — ни грамма жира, остальное не важно;
причина разрыва отношений, цитирую:
— Представляешь, Наташа, она хотела записать меня на своё имя...
Действительно, ишь чего выдумала, да как она смеет?!

Закончив свои полуприличные откровения, он всё же поведал мне один довольно интересный случай, который имел место быть в его жизни:
— Когда я был ночным сторожем, Александра, работал со мной один палестинец. Не сторожем, разумеется, а, кажется, уборщиком. Ты даже не представляешь, как я ему доверял: ставил машину и шёл спать. А что, спишь и получаешь за это деньги. И вот, однажды просыпаюсь, смотрю, а машины нету. Позвонил на телефон, который был в машине, и он ответил, представляешь, какой наглый! Сказал, хочешь вернуть автомобиль, плати 2000 шекелей, приезжай ко мне в деревню, только один. Без проблем. Взял четверых друзей — тоже бывших спецназовцев, сел в одну машину, они — в другую, и поехали. Кстати, чисто для приличия позвонил в полицию, которая к арабской деревне даже приближаться отказалась. Наверное, испугались, что джип угонят. Приехали на место, я вышел из машины друга, вор вышел из моей. Он даже не понял, откуда на него прыгнули. Мы хорошенько его побили, а затем подвесили на дереве. Он просил прощения, собрался ноги целовать, говорил, что его семье были очень нужны деньги и умолял его снять. Я ответил ему, что, если Аллах его простит, то он пошлёт ему удачу и его снимут с дерева его братья-палестинцы. Затем забрал машину и мы уехали.

О дальнейшей судьбе этого воришки ничего неизвестно, на работе он больше не появлялся, но в новостях ничего не передавали про труп, найденный висящим на дереве. Странно, но никто даже не попытался отомстить нашему герою. Я попробовала представить себе, что было бы, окажись на его месте еврей. Несмотря на то, что еврей бы не стал никого вешать на дереве — очень надо руки пачкать, это бы сразу же переросло в международный конфликт, и международное сообщество потребовало бы не только посадить еврея в тюрьму, но и заставить возместить ущерб в размере 2000 шекелей. Почему же такой, мягко говоря, негуманный метод был воспринят ими нормально? Потому что бедуины — это те же арабы, и поступили они так, как принято у арабов. Пусть скажет спасибо, что хоть руку не отрубили, как это предписано Кораном. А мы тут со своими заморочками. Даже воюем как-то не по-человечески: дома не разрушаем (часто вместо того, чтобы просто разбомбить дом, в котором скрываются террористы, туда запускают солдат, задачей которых является найти и обезвредить террористов, при этом не причинив ущерба «мирным» жителям, которые, возможно, находятся в доме) и не грабим, женщин не насилуем, листовки с предупреждениями раскидываем. Здесь так не принято. Проблема не в том, что мы делаем что-то не так, а в том, что делаем не так, как они.

На прощание, в конце моего отпуска, мой напарник предложил мне выйти за него замуж:
— Я дам тебе всё, что ты хочешь, Оксана!
— Даже имя запомнишь?

25

«Сейчас объясним, как мы сложили песню эту:
Взяли говно, получили конфету.
Жаль, что конфета всё равно из говна…
Прости, бля, поэта, большая страна!»
(с) Ленинград

Интересно, они по мне соскучились за эти 3 недели? Сейчас проверим. Я подъезжаю к базе.
— Здравия желаю, товарищ офицерша! Я тоже вас рада видеть. Запишите, я хочу съездить на Украину, навестить родителей, мне нужен обогреватель в комнату, ещё хотелось бы посетить врача и взять дополнительный выходной. Это ещё не всё, но на сегодня хватит! Кажется, я и сама начинаю понимать, отчего меня считают доставучкой.
— Ты – что-то. Но я этим займусь. А пока рацию в руки и… туристический зал ждёт тебя.
А там меня ждал бессменный ремонтник Саня. И угораздило меня спросить, как у него дела. Я узнала, что за время моего отпуска произошло много нового: он потратил кучу денег на уроки каратэ и вставные зубы (как интересно). Зубы он тут же решил мне показать (я его отлично понимаю, мне тоже иногда не терпится похвастаться только что купленной дорогой шмоткой). Подобно тому, как я, элегантно расстегнув пуговицу нового белоснежного фирменного пальто, продефилировала взад-вперед перед подружкой, он элегантно оттянул в сторону нижнюю губу и, ткнув пальцем в один из жевательных зубов, гордо произнёс: «Вот!» Далее он толкнул речь на тему, что ещё надо девушке кроме такого завидного жениха, каким является он. После того, как я попыталась слабо возразить, что девушке надо воевать, он, как настоящий мужик сказал голосом, не допускающим возражений, что ему лучше знать, что надо девушке. Кто из нас вообще девушка? А кто, как настоящий мужик, собрался в боевые?

Да, и о зубах. Деньги, заработанные в отпуске, я решила вложить в собственную внешность (на мой взгляд, одна из самых выгодных инвестиций, после учёбы), и поставила «брекеты». Хвастаться ими я не стала, но и стесняться их не собираюсь: теперь они просто есть, и всё.

Пока я размышляла над этим, Саня уже расписал в подробностях всю нашу с ним семейную жизнь.
— Всё хорошо, есть только одно но.
— И какое?
— А что если мои брекеты зацепятся за твои вставные зубы?
— Неплохо, но всё равно дай свой Facebook.
— Я там не сижу – дала я вновь завуалированный отказ.
— А Гигит с твоего курса сидит. Я с ней всё время переписываюсь.
— Так может тебе и жениться стоит на Гигит?
— О да, Гигит – просто моя мечта (она, правда, немного полновата – килограмм 120 будет, но ведь главное – чтобы человек был хороший, так ведь?)
— А я – твоя суровая реальность!

Вечером, как обычно, иду бегать. На воротах мой знакомый – русский солдат Лёша.
— Слышь, закурить есть? – С тех пор, как я однажды решила ненавязчиво осведомиться, не гопник ли он, этот парень всё время меня подкалывает таким образом. – А почитать?
— Покурить, к сожалению, нечего, как и почитать… а хотя…

И я решилась. Принесла ему ноутбук с набросками этого текста. Вернувшись, я застала Лёху играющим в сапёра в глубоком раздумье.
— Ну даёшь, Настюха! Никогда бы не додумался из такой дерьмовой службы сделать такую тему! Можно, я пацанам дам почитать?
— Когда б вы знали, из какого сора... Растут стихи, не ведая стыда –
решила повыпендриваться я, вспомнив, как он реагирует на стихи.
— А, понял,
Сейчас объясним, как мы сложили песню эту:
Взяли говно, получили конфету,
Жаль, что конфета всё равно из говна!
«Прости, бля, поэта, большая страна!» –

последнюю строчку мы пропели вместе. А что, группа «Ленинград» — неплохая альтернатива Ахматовой.

26

«Горит огонь, горит
Искрами по ветру.
Да что-то не в лад, невпопад
Ночью и поутру.
Расправить ли плечи, сказать
Слово, полслова ли?
Или поехать, пойти, побежать
В гору, под гору ли?»
(с) Гарик Сукачёв

Если ушёл – не стоит переживать, рано или поздно будет следующий. Касается автобусов, мужчин, а также экзаменов в боевые войска. Следующий экзамен ожидается через 3 месяца, автобус – через полчаса, мужчина – знает только Всевышний и одно из его творений – растение хрен. Время ожидания же необходимо проводить с пользой. Ну, или хотя бы так, чтоб скучно не было. Мой выбор пал на недавно открывшийся магазинчик нижнего белья – пару недель назад его здесь не было. Есть подозрение, что здесь очень низкие цены. Посмотрим.

— Вам чем-нибудь помочь? – спросил продавец, грустный молодой араб.
Я попросила его показать мне продукцию нескольких фирм и рассказать о скидках. Случись это пару лет назад, моя просьба сопровождалась бы идиотским хихиканьем. Неужели всего за год службы в армии я успела проникнуться этим чисто израильским пофигизмом? О Г-споди, мне кажется, или этот парень сейчас заплачет, рассказывая мне о скидках на спортивные модели лифчиков?
— Что, не кайф здесь работать?
— Нет! Ты даже не представляешь, как это тяжело!
— Отчего же? Очень даже представляю. Есть дополнительная скидка для солдат? 50%? А для полицейских? Тоже? А если я полицейская солдатка, мне бесплатно? Шучу. Давай вот эти.
— Ты сегодня занята? – парень улыбнулся, у него явно улучшилось настроение. – Может, сходим куда-нибудь? Ты выбрала такое красивое бельё!
— Не сходим, я занята. Но раз уж ты решил знакомиться с девушками на работе, могу подсказать тебе неплохой способ.
— Ладно, давай!
— Ты смотри, он делает мне одолжение! Как тебе такой диалог: «Девушка, у вас есть трусы? – Да! – А в продаже?». И только затем начинаешь рассказывать о скидках. Ладно, бай!
— Подожди! Солдатка! Полицейская! У вас есть трусы? Я всё ещё хочу с тобой познакомиться!

Ну что это за командирша? Ты к ней с просьбой получить положенный тебе выходной, она к тебе с просьбой убраться. У неё, видите ли, важный разговор, с девчонкой с её курса, Лимор, за сигареткой. Что ж, я подожду. Закончив, вместо того, чтобы похвалить меня за терпеливое ожидание, она принялась орать. А под конец ещё спросила, достаточно понятно ли она изъяснилась.
— И чтоб это было в последний раз. понятно? — спросила она ещё раз, дав мне понять, что без моего утвердительного ответа продолжения не будет. — Тебя просто необходимо поставить на место!
— Что конкретно я тебе сделала, что ты позволяешь себе так со мной разговаривать? Ещё слово — и я пишу на сайт жалоб солдат.

Так нельзя. Отношения с командирами и не должны быть идеальными, у каждого из нас свои интересы, но она даже не пытается скрыть своего презрения ко мне. И за что? За то, что я якобы не уважаю свою и её профессию и хочу в боевые?

Выходной сразу же был выписан, я спокойно пошла к себе в кабинет, командирша и Лимор вытащили ещё по сигаретке.

Дело было вечером, делать было нечего. Вот и сели поболтать в комнате с подружками.
— Где эта Настя! Я сейчас попросту дам ей по морде!
Дверь в мою комнату «ожиданно» распахнулась, вошла Лимор.
— Я так понимаю, ты пришла дать мне по морде? — поинтересовалась я.
— Мы дежурные! Я — пазам, поэтому я буду мыть клуб (5 на 5 метров), а ты сейчас же пойдешь драить сортир, душ, подметать территорию… Ты, нахалка, а ну помоги мне!
— А, тебе помочь дать мне по морде?

Девчонки прыснули, а она вышла из моей комнаты с таким грохотом, что не выдержал даже гвоздик, на котором висела шторка. А мои нервы выдержали. Надеюсь, она решила наехать на меня по своей инициативе, и командирша здесь ни при чём.

Не успела опомниться — ещё один удар: Шир меня бросает. Она не нашла ничего лучшего, чем выйти отсюда через психолога. Армейский психолог — кабан, лично на меня это слово наводит страх. Офицер душевного здоровья. Все, о чём говорилось на визитах к нему, записывается и хранится в секретных папках, которые практически никогда не открываются, кроме (надо же!) моментов, когда ты приходишь устраиваться на контракт в армию или полицию. Кроме профиля физического, который у меня равен 97, то есть, самый высокий, есть ещё и профиль душевный, который кабан вправе снизить, и ничего с этим не сделаешь. И вот эта идиотка пошла к нему! А после того, как он отказался снимать её с должности, сказав, что она психически нормальная, она ещё и настояла на своём, причём сделала это не совсем адекватным образом. То есть истерически прокричала: «Или вы переводите меня секретаршей к взрывотехникам, или я вам тут всё взорву!». Теперь она едет в Рамаллу, будет секретаршей у сапёров. А меня и танкиста оставила на растерзание девчонкам на этой базе.

И вот, спрашивается, что мне теперь делать? Моя настоящая одесская бабушка сейчас бы ответила: «Пердеть и бегать!». Бабушка имеет репутацию очень мудрой женщины, поэтому этим я и сейчас займусь. Я — девушка приличная, поэтому первое пройдёт незамеченным, а второе — все уже и так привыкли... Так, я точно написала в нужном порядке?

Дело в том, что уже несколько дней подряд я бегаю за одним парнем, в самом прямом смысле этого слова. Бегать без сопровождения бойца запрещено — поступило сообщение о готовящемся в нашем районе теракте. Нас заставили вызубрить, что речь идёт о шайке террористов, которые планируют похитить именно полицейского, а не простого солдата. Бойцы же только и ждут, чтобы оказать мне услугу по сопровождению. Как говорится, найдут, догонят и ещё раз окажут, простите за каламбур. И даже если им уж в кои веки захочется пробежаться на свежем воздухе вокруг базы, более всего они жаждут сделать это в моём обществе. Бойца нужно раздобыть. Я совершенно случайно наткнулась на одного, спросила, не помешаю ли я ему, если буду бегать на дистанции метров так 50 от него, он сказал, что не помешаю. Я составила график его занятий спортом, и теперь каждый вечер поджидаю его на воротах, а затем бегаю за ним, строго соблюдая дистанцию, чтоб, не дай Б-г, не быть ему в тягость.

Так, надо спешить, скоро его выход по графику. Подхожу к воротам.
— Эй, меня ждёшь? Я сегодня охраняю! Ещё полчаса, если хочешь, можешь подождать здесь, — сказал мой «личный» боец.

Так и познакомились. Обсудили танки, экзамены в боевые, предстоящие праздники, на которые он тут же пригласил меня к себе домой, в киббуц (подумаю), а затем побили мой прошлый рекорд — 2 км за 10 минут. Завтра опять приду. А теперь надо закругляться, ибо через 10 минут у меня перекличка.

— Нофар?
— Есть?
— Настя? Ора? — и далее по списку.
— Тута.
— Поднимите руку, кто употребляет алкоголь.
— Я, а что? — сказали хором 90% присутствующих.
— Послушайте, что произошло с одним полицейским. На днях служащий пограничной полиции возвращался со свадьбы в нетрезвом состоянии. Он подошёл к прохожему, позволил себе (!) дотронуться до него и попросил вызвать ему такси. Когда прохожий потребовал оставить его в покое, тот вытащил полицейское удостоверение и показал ему, закрыв рукой имя и номер. Тогда «потерпевший» вызвал полицию, на что магавник ответил ему: «Классно, не такси, так хоть они меня домой отвезут!». В данный момент военнослужащий ждёт суда за поведение, не достойное сотрудника полиции. Кому-то есть что добавить?
— Да!!! Пивка бы сейчас!

27

«Лучшие друзья девушек – не бриллианты, а вибраторы...»
(с) На відміну від

— Нэсти, ты на базе? – мне позвонила Лимор с моста. После того, как я предложила помочь ей набить мне морду, она, видимо, решила стать моей подругой, ведь никому не помешают такие «самоотверженные» друзья вроде меня…
— Ага.
— Захвати мою сумочку, я забыла.
— В прошлый раз мне вызвались помочь дотащить твою «сумочку» 3 охранника.
— Ну возьми... Охранника обеспечу, какого хочешь? Паша, Лёша, Валера?
Обычное начало моего дня. Надеюсь, ребят она спросить не забыла... Они всё-таки охранниками нанимались, грузчики у нас только палестинцы.

День обычно начался и так же обычно прошёл: отказ во въезде левой тётке, приехавшей делать нам мир и тут же устроившей на мосту большой скандал, и подозрение на теракт в туристическом зале. В общем, ничего особенного. На воротах опять вчерашний танкист. Замёрз, бедный, даже перчатки нацепил. Сделать ему чаю, что ли...
— Как дела? Бегать?
— Да. Долго тебе ещё здесь стоять?
— Целый час, а что?
— Может, тебе чаю сделать?
— Да ты что, не надо, не стоит из-за меня так напрягаться... чай на меня тратить...
— А тебе-то что? Чай армейский, стакан армейский... Солдатка, которая делает, тоже армейская...

После того, как я его насмешила, парень сдался. Честно говоря, я не знаю, правильно ли я делаю. С моей точки зрения, сделать чай замёрзшему солдату, который сопровождает тебя на пробежках, или просто замёрзшему солдату, — это нечто само собой разумеющееся. Мне, например, тоже делают чай, когда я на работе и не могу отлучиться со стоянки. К тому же, человеку это приятно. Но потом может возникнуть недоразумение. Грубо говоря, он воспринимает это как знаки внимания, но принимать решение не спешит — ему надо подумать. Через какое-то время он примет решение, которое, скорее всего, будет звучать «да, я согласен». Всё бы хорошо, но только ему ещё ничего не предлагали. И даже если у меня и возникали какие-то мысли, то они тут же исчезают, когда чувствуешь, что вся инициатива парня заключается в том, что он делает мне одолжение. И парню облом: он настроился на то, что требовалось только его согласие, а тут вдруг на тебе: ещё ухаживать надо! Особенно большая вероятность такого развития событий, если парень красивый, вот, например, как этот танкист. Хотя он, конечно, забавный: так восхищается полицией и всем, что с ней связано. Похоже, он и мной восхищается только из-за того, что у меня есть временное бумажное сине-белое удостоверение, ботинки «Magnum» и какие-то там права, о которых ещё на курсе нам сказали: «Вам это не надо, единственное право, которое это удостоверение даёт лично вам — есть право крутиться в автобусах в гражданском».

Утром я опять пошла к воротам — взять газету. Вообще-то этого делать нельзя, как и бегать, но у меня здесь своя политика: куда хочу, туда хожу. А без газеты не могу, чем ещё заниматься целый день? Неужели работать?
Но парень истолковал мой визит по-своему:
— Останься, посиди...
(Ах, останьтесь!)
— У меня есть 5 минут до того, как приедет автобус с моста. Я, наверное, две газетки возьму, а то мой начальник смены испытывает к газетам прямо негасимую страсть...
— Бери, сколько хочешь. Как ты вообще? Откуда ты, я забыл...
Не знав — не знав, та й забувся.
— Из Герцлии.
— А, я много гуляю в Герцлии. Герцлия — это круто. С кем ты живёшь, с родителями?
— Нет, с другими солдатками-одиночками.
— А, у вас там весело, парней, наверное, водят...
— Есть немножко.
— А чем ты хочешь заниматься после армии?
— Хочу работать в области безопасности — каждый понимает по-своему, и правильно. Я действительно хочу работать в этой области, но пока сама не знаю, кем. А возможности большие: от спецслужб до охраны супера. Пока что я на низшей ступени развития отрасли.
— А знаешь, тебе бы пошло быть агентом полиции, искать наркотики. Я бы никогда тебя не вычислил! А я тоже хочу в полицию, в патруль. Можешь мне что-нибудь устроить в этом плане? — этот вопрос он задал довольно ленивым тоном, как бы давая понять, что от этого зависит его согласие на то, чего ему даже не предлагали.

Может быть, я уделяю слишком много внимания ничего не значащим деталям, может быть, слишком сильно полагаюсь на интуицию, может быть, слишком остро чувствую отношение людей к себе, и может, это очень плохо, и, если я буду так продолжать и дальше, всю жизнь проведу одна, но кое-какие выводы я сделала. Не знаю, как насчёт всей жизни, но бегать буду опять в одиночестве. Причём, сам вопрос нисколько меня не задел, задела форма, в которой он был задан.

Позвольте, я сделаю небольшое «лирическое отступление». Несмотря на все порой совершенно идиотские ошибки, допущенные мной в жизни, одну простую истину я всё же сумела усвоить: каждый может делать и говорить всё, что ему угодно, вопрос только — форма. К примеру, если тебе хочется сказать своему другу, мужу, сослуживцу, что он – полное дерьмо, не стоит говорить это прямо «в лоб». Иначе рискуете получить в лоб. Без кавычек. Разговор следует начать примерно следующим образом:
— Прости, я хочу тебе кое-что сказать. Ты ни в коем случае не обязан это слушать. Только если хочешь. И, пожалуйста, не обижайся – это для твоей же пользы! – когда вас просят не обижаться, это означает, что будет произнесено нечто, на что как раз стоит обидеться. А когда употребляют выражение «это для твоей же пользы», знайте: никакой пользы там нет, а если и есть, то, как правило, для вас в этом пользы мало – так вот, я просто хочу тебе сказать то, что я сейчас чувствую… Итак, ты – полное дерьмо!!!

Другое дело, что обычно мне недосуг выстраивать такие сложные фразы, когда надо назвать кого-то дерьмом, и поэтому я часто получаю «в лоб». Но когда речь идёт о чём-то или о ком-то действительно важном для меня, здесь извольте напрячься. И если бы он, например, спросил, не знаю ли я, каковы условия приёма в патруль, я бы сама рассказала ему всё, что знаю, и даже предложила бы посильную помощь, но на его вопрос у меня нашелся только один ответ:
— Поздравляю, в моём лице ты обрёл самую крутую протекцию во всей полиции Израиля! Спокойной ночи, товарищ!

— Правильно! Никогда, послушай меня, никогда не связывайся с танкистами! — назидательно сказала Шир. Прямое вещание из Рамаллы — слава Б-гу, я вовремя бросила этого морального урода!
— Так, что случилось?
— Ты представляешь, какая скотина! Тварь, не умеющая контролировать свои животные инстинкты!
— Что, что он сделал? — в ужасе спросила я, представляя себе как минимум изнасилование холодного трупа Шир. Хотя нет, с трупом я, наверное, погорячилась, из могилы было бы не так хорошо слышно, не знаю, как там у них с роумингом...
— Он?! Ты даже не представляешь! У меня до сих пор это в голове не укладывается! Он! Да он трахаться хочет! Негодяй, извращенец, что он себе думает... Сволочь! А ну прекрати ржать! Ещё подруга называется!

«У меня есть подруга, мне кажется, вы подойдете друг другу. Очень теплая, домашняя и носит только юбки!» – в своё время сказала я одному командиру, так и не ставшему непосредственно моим. Он обещал подумать. Не могу сказать, что обещание он нарушил, кто знает, может быть, он действительно думал. Хотя, не забывайте, речь идёт о магавнике. А им свойственно понимать всё буквально, он же не обещал мне сообщить окончательный результат своих раздумий на эту тему.
Вообще, в последнее время на просторах рунета приобрёл необычайную популярность некий Капитан Очевидность. Интересно, капитаном каких войск он является? Случайно не магава? Хотя нет, скорее, он уже давно отслужил своё, и, как и многие, закончив армию, пошёл в охрану. Иначе почему охранная фирма, в которой я работаю, называется «охранная фирма»?
В случае со мной мой командир, скорее, не много потерял, а легко отделался, а вот с подругой моей действительно зря не пообщался. Образованная, умная и скромная девушка, натуральная блондинка, с отличной фигурой, одухотворённым лицом и сумасшедшим чувством юмора. Хотя сейчас, похоже, она не шутит:
— Настюх, скажи, где можно купить вибратор?
И проблема даже не в том, что я назвала ей точный адрес. На моё «я работала охранницей в торговом центре, где есть секс-шоп» сейчас неизменно последует ваше «не отмазывайся, автор». Но, с другой стороны, я же должна знать охраняемый товар «в лицо», или в то, что он там из себя представляет?! Кстати, во время посещения, при виде вибратора размером с мой металлоискатель у меня возникла отличная идея для пиара этого торгового центра. Думаю, охранники с металлоискателями такой необычной формы – это именно та служба безопасности, которая привлекает клиентов, а не отпугивает их.
— Но там только пластиковые… а не хочешь кожаный?
— О, Настенька знает толк в утехах… Почему нет?! Конечно, хочу!
— Отлично, только ничего, если к нему, это… будет прикреплён какой-нибудь магавник?
Вот что бывает, когда впадают в крайности. Может, я и не права, может, использование вибратора является более кошерным, чем интим без свадьбы, но вряд ли это честно по отношению не только ко Всевышнему, но и к себе.

— Ну, как дела? Всё ещё хочешь стать офицершей?
— Да, вообще-то я не против…
— Вот и отлично, твой экзамен завтра.

Госпожа офицерша, нет, ну я вас обожаю…
Хотя надо отдать ей должное – в офицеры у нас кого попало не берут.
Экзамен состоит, в основном, из психологических тестов: написания автобиографии, ответов на вопросы — как обычные, так и «американские», иногда повторяющиеся по многу раз, чтоб проверить правдивость ответов, описания того, что ты видишь на картинках, решения дилемм, с которыми приходится сталкиваться офицеру в повседневной жизни и собеседования с психологом. Хорошо хоть составители с юмором попались. Например, как вам такая дилемма: вышестоящий офицер отдаёт вам приказ, который вам кажется не совсем логичным. Например, сложить все компьютеры и комплектующие в стопки: системники, мониторы, клавиатуры – всё по отдельности, и пересчитать. А ты слабо пытаешься возразить, что, возможно, было бы лучше пересчитать их, не вынося из офисов… как быть? И прочее в таком роде. А напоследок, так сказать, на сладкое, немножко математики… на время. Ответ будет через 16 дней.

К пятой части

Источник: Мы здесь!

  Отправить ссылку друзьям