БС"Д
Войти
Чтобы войти, сначала зарегистрируйтесь.
Главная > Миссионеры > Арабские жены
Разделы

18.08.2008 16:40
balu

Миссионеры
Арабские жены
Эзра Ховкин

Молодой генерал полиции одарил просителя бодрой улыбкой. Радуясь утру, солнцу, власти, молодой генерал слегка наморщил лоб: «Слушай, хабиби, сделаем так: покатайся на джипе еще три субботы. А потом переведем тебя в «конвой-10», возить зеков в суд. Суды в Шабат отдыхают...»

Полагалось обрадоваться. Но память-злодейка, высветила вдруг слова рава Гедальи, с которым Алекс советовался, делая тшуву: «Для защиты евреев можно нарушить субботу, но ты не объяснишь всем и каждому, когда можно, а когда нельзя. Поэтому тебе, сейчас — нельзя! Держись, и Всевышний наградит тебя — как и где, не знаю...» Это было похоже на прыжок с парашютом, хотя он сидел в удобном кресле. Чувствуя, что под ногами пусто, Алекс услышал свои слова: «Я не могу больше нарушить ни одной субботы...»

Гладкий, масляный ход колес и шестеренок в душе начальника сменился визгом аварийных тормозов. Он сказал мрачновато: «Свободен! Сдай оружие и форму...»

Вот так, вместо спокойной жизни, Алекс заработал увольнение. Его жена Хая, держа малолеток на руках, полтора года ждала, когда муж найдет работу по душе. И он нашел. Он стал работать в организации «Яд ле-ахим», помогающей евреям избавиться от миссионеров, а также решать другие «внештатные проблемы». Алекс стал вызволять еврейских девушек, которые вышли замуж за арабов.

— Алекс, в чем узел конфликта?

— Для араба еврейка, жена или сожительница, — это ступень вверх, способ повысить свой статус. Типовой сценарий состоит из нескольких частей. Первая: ухаживание. Вместо наших парней, лохматых и невнимательных, перед девушкой стоит джентльмен из фильма. Выбрит, надушен, вежлив и никуда не спешит. Угадывает желания, дарит подарки. Вторая: они живут вместе. За пару недель еврейка понимает, что находится в тюрьме. Муж на работе, она сидит дома, выходить нельзя. Телефонные разговоры ограничены. Навещать родных — раз в месяц. Потом рождаются дети, и она оказывается еще больше привязанной к этому человеку, к этому месту, к его среде, где о смерти евреев говорят с улыбкой...

— А если уйти?

— Из арабского квартала просто так не уйдешь. Всегда найдется куча братьев и племянников, которые будут присматривать за тобой и попросту загородят дорогу, вырвут из рук телефон. Почти невозможно забрать детей, которые, кстати, являются евреями по Ѓалахе. Палестинец спокойно разрешит сыну или дочери надеть пояс со взрывчаткой, но ребенка от еврейки он будет охранять 24 часа в сутки. Почему? Прочти в Тании, как нечистые оболочки питаются за счет святых душ...

— Но все же кому-то удается спастись?

— По воле Творца и с нашей помощью. Восемь лет назад одна такая «арабская жена» лежала в больнице на сохранении. В конце недели к ним зашла хабадница раздавать субботние свечи. Увидев их, молодая женщина, назовем ее Лена, разрыдалась. Она шепнула, что хочет убежать, но родня мужа «пасет» ее в больнице с утра до вечера... Пришлось готовить план в духе Штирлица: Лену пригласили на другой этаж, якобы для осмотра. Там она переоделась в мужской комбинезон и села в машину. От подъезда отъехали два авто с одинаковыми номерами — на случай слежки. Кстати, араб, у которого мы ее тогда украли, устроил недавно теракт с бульдозером, и погубил несколько еврейских душ прежде, чем его застрелили...

— Алекс, любой школьник знает, что мы живем в демократической стране, где каждый гражданин может обратиться в суд, в полицию и попросить о помощи...

— Попав в арабский мир, такая женщина становится строго охраняемой вещью личного пользования. Муж или родня загородят дорогу, вырвут из рук мобильник, посадят под замок. Могут и убить — тихо, по-домашнему. Полиция избегает совать нос в такие дела. Причина проста: в еврейском государстве есть места, куда евреям вход заказан. Если наша патрульная машина появится в каком-то бандитском гнезде, вроде Дженина, у них есть шанс не вернуться. Кому охота рисковать головой из-за девчонки, ставшей женой араба?..

— А действительно, кому?

— Среди моих подопечных была официантка по имени Аня. В кафе с ней познакомился видный француз, который оказался арабом из гнезда хамасников, Туль-Карем. Через несколько лет Ане удалась вырваться оттуда с двухлетней дочкой. Но, когда она была на работе, родственники мужа выкрали девочку обратно. Как раз закончилась последняя Ливанская война, и люди еще не расстались с амуницией. Был сформирован небольшой отряд спецназа, в основном люди религиозные, хабадники. Они зашли в «гнездо», забрали ребенка и вернули маме и бабушке. Возмущенная родня пошла стучать «сионистскому врагу». Я, как всегда, погружался в микву перед молитвой. И вдруг, выныривая, увидел над кромкой бассейна полицейские фигуры. Меня арестовали и увезли на допрос. По счастью, все закончилось благополучно.

— Алекс, эти женщины возвращаются с детьми. Они евреи по ѓалахе, но говорят по-арабски, привыкли играть на грязных пустырях и швырять камнями в еврейские машины. Как проходит их абсорбция?

— Трудно, но не плохо. «Яд ле-ахим» организует для них уроки Торы, экскурсии, Шабат в хороших семьях. В определенном смысле такие дети лучше понимают разницу между светом и тьмою. Они попали в мир, где муж не бьет их мать, где нет атмосферы страха. Я не знаю случая, чтобы кто-то из них захотел вернуться.

— А почему их матери пошли в эту тьму?

— Причин несколько. Например, дефицит витамина «меня любят». Но главное — что никто, ни семья, ни рядом — не учил этих девушек гордиться своим еврейством и помнить, что Всевышний избрал нас из всех народов земли. Вспоминаю Эмму, которую муж привез в деревню под Хевроном. Там Эмма поняла, что она другая, и две ее дочки тоже должны быть другими. Но как рассказать им про еврейство? Все, что Эмма помнила, это летний лагерь в Лоде и «псуким», 12 отрывков из Торы, которые Ребе велел учить с детьми. Она стала тайком учить с ними «псуким», а потом убежала от мужа, но дочек забрать не смогла. Муж смеялся в трубку: «Соскучилась? Приезжай обратно...»

— Жуть.

— Эмме дали хороших провожатых — отряд автоматчиков. Она ходила по дому, глядя в каменные лица бывшей родни. Дочек они успели спрятать, а время было рассчитано по минутам. Тогда Эмма стала громко читать «псуким»: «Тору заповедал нам Моше...» Откуда-то из-за ковров и диванов раздалось тоненькое: «Наследство дома Яакова...»

— Спасли!

— А я в тот день находился совсем в другом месте...

Источник: LJ ezrahovkin

Чтобы ставить отрицательные оценки, нужно зарегистрироваться
0
Интересно, хорошо написано

  Отправить ссылку друзьям

Главная > Миссионеры > Арабские жены
  Замечания/предложения
по работе сайта


2018-04-26 11:48:11
// Powered by Migdal website kernel
Вебмастер живет по адресу webmaster@migdal.org.ua
Сайт создан и поддерживается Клубом Еврейского Студента
Международного Еврейского Общинного Центра «Мигдаль» .

Адрес: г. Одесса, ул. Малая Арнаутская, 46-а.
Тел.: 37-21-28, 777-07-18, факс: 34-39-68.

Председатель правления центра «Мигдаль»Кира Верховская .


Jerusalem Anthologia Всемирный клуб одесситов Журнал "Спектр"