БС"Д
Войти
Чтобы войти, сначала зарегистрируйтесь.
Главная > Мигдаль Times > №110 > Чтоб сказку сделать былью
В номере №110

Мигдаль Times №110
Чтоб сказку сделать былью
Подбор материала Виты Инберг

Коротким словом «афера» называют разные способы аккуратного изъятия денежных средств у доверчивых граждан: от игры в «наперсток» до подделки картин, от брачных махинаций до «финансовой пирамиды». У некоторых аферистов богатое воображение: например, некий Марк Логан, в порыве вдохновения присвоив себе длинное еврейское имя, сочинил, в конце концов, целое государство – Доминион Мельхиседек, что дало ему и его семье широкие возможности для финансовых махинаций.

Ольга Штейн

Женское обаяние, ловкий ум и энергия, сочетающиеся в одной личности, иногда дают плоды неожиданные. Примером тому – история Ольги Сегалович, известной как «генеральша Штейн». Родилась она в 1869 г., неподалеку от Санкт-Петербурга, в очень даже благополучной семье. Но, к сожалению, при­шли в упадок дела Сегаловича-отца, который владел филиалом известной парижской ювелирной фирмы. Друг семьи, профессор Цабель, помогал Сегаловичам, а потом – вряд ли исключительно из сострадания – женился на очаровательной Ольге, годившейся ему в дочери.

Дело Ольги Штейн
в окружном суде.
«Петербургский листок», 1907 г.
(0)

Ее постоянно окружали поклонники. Но Ольге всегда и всего было мало, и она наделала массу долгов. Супруги развелись. Вскоре Ольга вышла замуж за старого и очень богатого генерала А.М. Штейна. Но ей опять было мало – а может, просто стало скучно? Так или иначе, она занялась… наймом на работу.

Тогдашние коммерческие компании, принимая работника, нередко брали с него денежный залог, размер которого зависел от уровня претензий кандидата и престижа компании. Ольга поместила в газете объявление о том, что требуется опытный и честный управляющий. Претендентов выстроилась целая очередь. Ольга Григорьевна расписывала им свое состояние – три дома в Петербурге, сибирские золотые при­иски и каменоломни, – давала обещания о прибылях и процентах и брала внушительный залог. Роскошная обстановка дома и внешность хозяйки подкрепляли впечатление. «Нанятые» уходили вполне удовлетворенными.

В конце концов, по городу пошли слухи. Из длительной поездки по Сибири вернулся некий Свешников, который обещанных при­исков так и не нашел. Но к прокурору никто не обратился – одни боялись влиятельных связей Ольги, другие не хотели выставить себя на посмешище.

В 1905 г. Ольга Штейн получила придворное звание гофмейстерины высочайшего двора. Мещанин Кузьма Марков, передав ей залог в 5000, отбыл в Вену с заданием купить особняк, подобающий ее положению. Задание он выполнил, однако ответа никакого не получил. Пережил массу неприятностей, кое-как вернулся в Петербург и обратился в прокуратуру.
Собрать показания всех жертв мошенницы оказалось делом нелегким. Все же в августе 1906 г. Ольга Штейн была арестована. Однако по протекции Победоносцева ее выпустили на свободу под поручительское письмо. За этой дамой числилось как минимум 17 крупных афер, свидетелей и потерпевших набралось более 120 человек. Ее жертвами были весьма состоятельные люди, но она не брезговала и последними сбережениями бедняков.

Генеральша сбежала за границу. Арестовали ее в одной из гостиниц Нью-Йорка и доставили в Петербург. Благодаря адвокату приговор был достаточно мягким: она получила 16 месяцев тюрьмы.

Освободившись, Ольга опять сменила супруга и стала баронессой фон дер Остен-Сакен. Мужу за титул она пообещала заплатить 10 тысяч рублей. Естественно, этих денег он не дождался. В 1915 г. баронессу вновь усадили на скамью подсудимых по обвинению в мошенничестве с заемными векселями в особо крупных размерах.

К тому времени Ольга знала уголовный кодекс не хуже любого адвоката и, прервав защитника, стала защищать себя сама. В течение 3 часов она произносила речь, где было все, кроме раскаяния. 5 лет заключения Ольга должна была отбывать в Царскосельской женской тюрьме, но вышла досрочно – помогла Февральская революция. Зажиточная родня не бросила ее: обули, одели, помогли с жильем... Впору было приниматься за старое. Но тут пришел октябрь 1917-го.

В эти суровые годы Ольга нашла новое применение своим талантам. Теперь она обещала гражданам обменять их ценности на продукты. Но этих продуктов граждане в глаза не видели, как и саму Ольгу. Один из клиентов, обратившийся в милицию, в конце концов, ее опознал (альбом с фотографиями мошенников достался угрозыску еще от сыскной полиции). Ольга оказалась в женской колонии под Костромой, но и там не растерялась. Ей удалось вскружить голову начальнику колонии товарищу Кротову. Тот сначала добился ее досрочного освобождения, а потом и сам отправился вслед за ней. Бывший красный командир, выдавая себя то за сотрудника угро, то за снабженца, на пару с подругой обирал доверчивых москвичей.
В 1923 г. в перестрелке с сотрудниками МУРа Кротов был убит. Схваченная мошенница обвинила его в запугивании и использовании себя, любимой, в неправедных целях. Ее отдали на поруки родственникам, которые вскоре лишились всей своей наличности, а Ольгу в 1924 г. приговорили к 12 месяцам лишения свободы условно.

Постаревшая Ольга Штейн уже была неспособна на серьезные аферы. Она все больше опускалась, ночевала на вокзалах, попрошайничала… В 30-х гг. работники сыска показывали новичкам торговку с Ямского рынка, уверяя, что это «сама генеральша Штейн» (novoperedelki.ru, ega-artis.uaprom.net).

Клиффорд Ирвинг и Дик Саскинд

Клиффорд
и Эдит Ирвинг
в суде
(0)

Эта история хороша хотя бы тем, что в ней – «всего лишь» фальсификации, подлоги и… творчество.
Миллиардер Ховард Р. Хьюз (1905-1976), бизнесмен, режиссер и продюсер, обладал патологической застенчивостью и еще рядом причуд, которые делали его недостижимой, но вдвойне желанной приманкой для журналистов, тщетно пытавшихся получить право на написание его биографии.

Прочитав в журнале «Life» статью «Невидимый миллиардер», писатель Клиффорд Ирвинг предложил другу и коллеге Дику Саскинду проект «Хьюз». Друзья сообщили солидному нью-йоркскому издательству «McGraw Hill», что неуловимый Хьюз заказал Клиффорду автобиографию. Вот и их переписка, как положено, на желтой линованной бумаге, поскольку известно, что пишет Хьюз только на такой, и только чернильной ручкой. (Почерк Клиффорда был удивительно похож на почерк магната.)

Клифф сообщает издателям, что начинает серию интервью, разумеется, через посредников, а магнитофонные пленки после расшифровки возвращаются Хьюзу. Хьюз через Клиффорда якобы общается с издательством: требует повышения гонорара, запрещает удалять те или иные фрагменты текста.

«Life» купил права на публикацию за $200 тыс. Первая часть тиража должна была составить более 400 тыс. экземпляров. Отсутствие подписи Хьюза под контрактом легко объяснялось его фобиями. Никто не интересовался, на какой же адрес Клифф писал миллиардеру. Подобных деталей в этом проекте были сотни.

Однако сочинителям везло. В разгар работы Клиффорду предложили редактирование рукописи Ноя Дитриха, который 25 лет был правой рукой Хьюза. Также писатели получили доступ к секретным архивам «Life» и «Los Angeles Times».

Ирвинг и Саскинд буквально создавали интервью. Один вживался в образ Хьюза и имитировал его выговор, другой задавал вопросы. Потом менялись ролями. «Мне казалось, что часть времени я сплю, а в оставшееся время играю в приключенческом кино», – рассказывал Дик Саскинд. Книга получалась очень правдоподобной. Неплохую мысль подсказала Эдит, жена Ирвинга: Хьюз должен рассказывать о своих романах, дружбе и одиночестве, заниматься самоанализом.

Недописанную еще книгу издательство «Делл» купило за $350 тыс. и около $550 тыс. выписало на имя Хьюза. Но как получить эти деньги? Друзья подделывают паспорт на имя Хельги Ренаты Хьюз с фотографией Эдит Ирвинг, и она легко обналичивает в Цюрихе чеки на имя Х.Р. Хьюза. Украв у своего первого мужа удостоверение личности его супруги, Ханны Розенкранц, Эдит положила на это имя в «Credit Suisse» первую часть гонорара.

Все шло гладко до объявления о выходе книги. Однако 7 декабря 1971 г. «Hughes Tools» опротестовала подлинность биографии. Издатели держали удар: сначала дать материал, а затем отрицать – это совершенно в духе Хьюза. И тут Хьюз заговорил: позвонил в «Life» и сообщил, что никогда не видел Клиффорда и не заказывал ему биографии. Ирвинг заявил, что звонок фальшивый. 7 января 1972 г. Ховард Хьюз дал телефонную пресс-конференцию семи журналистам.

Детективы Хьюза отправились в Швейцарию и вычислили комбинации Эдит Ирвинг с паспортом и чеками.

Бригада следователей и прокуроров внимательно просматривала рукопись. «Это взято из архива “Life”, это – из рукописи Дитриха, а это – полный бред, чистая фантазия», – объяснял Клифф.

Теперь сами мистификаторы пострадали от газетного блефа. Читатели «Time» узнали, что Ирвинг – алкоголик, наркодилер, связанный с итальянской мафией, и регулярно избивает жену. «New York Times» опубликовал откровения вымышленной подруги семьи.

9 марта 1972 г. Клиффорд Ирвинг был осужден на 2,5 года, из которых отсидел 17 месяцев. Ричард Саскинд отсидел 5 месяцев из полученных шести. Эдит Ирвинг получила 2 года, из которых отсидела 2 месяца.

Через 27 лет «Автобиография Ховарда Хьюза» – была опубликована в Интернете. Целый ряд фактов, якобы придуманных Ирвингом, впоследствии подтвердился. «Если это вымысел, то не более, чем любая другая биография, – сказал мистификатор в одном из интервью. – Моей целью была психологическая правда, а не плен сомнительных фактов». На своем сайте Ирвинг заявил, что «был достаточно успешным человеком, и книга была скорее выходкой хиппи, желанием устроить безумный розыгрыш и, возможно, неплохо на этом заработать». (По материалам книги «Крупнейшие мировые аферы: искусство обмана и обман как искусство»)

Стэнли Гольдблюм

(0)

Этот человек, работая в страховом агентстве, умел за полчаса перезнакомиться с дюжиной людей и убедить их в том, что для их же собственного блага им следует немедленно заложить родную маму. Но ему этого было мало.

И тут его сослуживец, ирландец Мак-Кормик придумал, как можно страховать жизнь, не внося ни единого цента. Схема была следующая. Создается компания, которая управляет и страхованием и кредитованием клиентов. Клиент покупает акции этой страховой компании, получает под них кредит и из него выплачивает накопительный страховой полис. Через 10 лет он выплачивает кредит и проценты – либо продав свой пай (возросший в цене), либо страховой полис – и может начать все заново. Так в 1960 г. возникла компания «Equity Funding Corporation». Финансирование для запуска проекта за две недели обеспечил Гольдблюм – с помощью своих коммуникативных талантов.

Учредителей сначала было четверо, но потом Стэнли и его друг Майкл Риордан выжили из бизнеса Мак-Кормика и его приятеля.

Продажи фирменного «пакета» шли очень бойко – больше сотни «пакетов» в месяц. Но прибыль у компании не появлялась!

Акции «Equity Funding» уже год торговались на Нью-йоркской фондовой бирже. Очередной квартальный отчет отличался от преды­дущих особо невзрачными показателями. И Стэнли предложил главному бухгалтеру произвести кое-какие перемены в отчетности. Отчет произвел фурор на рынке. За месяц капитализация{{Капитализация – это оценка стоимости фирмы на основе ежегодно получаемой прибыли, ее основного и оборотного капитала, рыночной стоимости ее акций и облигаций (ru.wikipedia.org)}} фирмы практически удвоилась.

10 лет на глазах у множества независимых аудиторов в «Equity Funding» творились невероятные приписки, и за это время ни один сотрудник не донес на родную компанию.

В 1969 г. погиб М. Риордан. Вице-пре­зи­ден­том, ответственным за операции по страхованию жизни, Гольдблюм назначил Фреда Левина. Проявлением его творчества стал феноменальный взлет «Equity Funding» в экономической табели о рангах. За 3 года активы компании достигли 500 млн. долларов против 9 на момент выхода на биржу. В 1972 г. большинство биржевых аналитиков признало акции Equity Funding самой привлекательной инвестицией из более 500 компаний финансового и страхового сектора.

Но главное изобретение Левина было впереди. Для снижения риска единовременных крупных выплат по страховому случаю (смерть или травма клиента), а также для получения быстрой наличности страховые компании часто перепродают полисы своим смежникам, получая в первый год по 80 центов на каждый доллар, а в последующие – 10 центов с каждого доллара. Левин придумал стряпать липовые страховые полисы.При больших оборотах 80 центов первого страхового года и 10 центов – с последующих складывались во внушительные суммы.

Закипела работа. Обработать 64 тысячи страховых полисов в год – проблема. Сотрудник из числа «посвященных» срочно написал компьютерную программу для автоматического создания липовых страховых полисов на общую сумму $430 млн. в год и общей премией в $5,5 млн. Затем понадобилась программа генерации страховых случаев – для получения сумм, которые выплачивались «мертвым душам».

Специальное подразделение компании сочиняло биографии и личные данные несуществующих клиентов. По воспоминаниям одного из участников, «было классно ощущать себя доктором и самому решать, какие у клиента давление, пульс и вредные привычки» (при заполнении медицинской карты, необходимой для страхования жизни).

На 11-м году существования компании нашелся все-таки сотрудник, который направил сообщение в Комиссию по ценным бумагам. Раскрутить всю цепочку не составило труда. Акции компании тут же превратились в прах, что разорило не только собственных акционеров, но и массу смежников-перестраховщиков. За одну неделю общая капитализация Нью-йоркской фондовой биржи сократилась на 15 млрд. долларов.

На суде Гольдблюм и Левин целиком и полностью признали свою вину. Гольдблюм отсидел 4 года, а Левин – 2,5. В 1984 г. Левин получил новый срок за кражу 250 тыс. долларов из пенсионного фонда своей новой компании. В том же году Гольдблюма избрали президентом крупного концерна, оперирующего сетью медицинских клиник. Вступая в должность, Стэнли пообещал приложить все усилия, чтобы «поставить фирму на крепкую финансовую основу»…1

Мелвин Шпильман

К середине1980-х чиновник Шпильман состоял на должности рядового конторщика в отделе наследования и завещаний при офисе окружного судьи в Сан-Антонио (Техас). Одевался он скромно, говорил тихим голосом, «патологическое дружелюбие» могло бы сойти за его визитную карточку.

Однажды Шпильману довелось заменить сослуживца в качестве временного администратора. Хоронили человека, у которого не было родственников. После погребения чиновник зашел в дом, чтобы подготовить имущество к инвентаризации, и обнаружил что имущества этого очень даже много. И, недолго поколебавшись, сунул в карман золотые часы (позже выяснилось, что стоили они $30 тыс.).

После этого случая Шпильман стал обзаводиться нужными знакомствами (в управлении судмедэкспертизы, больницах, судах, банках и т.д.) и изучать неожиданные обстоятельства: то невесть откуда всплывет затерявшийся родственник покойника, то объявится завещание…

В 1987 г. должность Шпильмана была ликвидирована, а его самого перевели в секретариат районного совета. Тут-то он и обнаружил, что широко раскинутые «крылья власти» между собой никак не пересекаются. При очередном визите в управление судмедэкспертизы он сказал своему приятелю, главному патологоанатому, что перевод в секретариат никак не повлиял на его должностные полномочия, и он и впредь остается ответственным за организацию похорон и ликвидацию активов всех умерших, у которых нет наследников.

Такого устного уведомления оказалось достаточно для того, чтобы в соответствующей ситуации всякий раз дежурный судмедэкспертизы набирал номер Шпильмана. Как только Шпильман забирал тело из морга, о нем тут же забывали в судмедэкспертизе, а в управлении по наследованию и завещаниям даже и не вспоминали. Таких «случаев» было 122, и то по приблизительным подсчетам, так как управление судмедэкспертизы компьютеризировали только летом 1993 г.

«Бесхозными» банковскими счетами, домами и имуществом Шпильман распоряжался по своему усмотрению. Он обзавелся пышным особняком, полным антиквариата, и аристократическим хобби: принимал участие в престижных гонках на спортивных автомобилях (в его гараже стояло 6 коллекционных моделей).

В 2001 г. в офисе судьи по наследственным делам Полли Спенсер объявилась неизвестная супружеская пара и с возмущением сообщила, что лишь 3 дня назад узнала о смерти своего родственника, скончавшегося год назад. Судья поинтересовалась, кто же занимался похоронами, на что получила ответ: «Временный администратор Мел Шпильман». В офисе Спенсер никакого Шпильмана не числилось. За Шпильманом установили негласное наблюдение. Через месяц его взяли в момент снятия денег со счета очередной усопшей жертвы.

Шпильман признал свою вину и всячески помогал следствию, однако судья Мак-Рэй отклонила прошение об условном наказании и приговорила Шпильмана к 10 годам тюремного заключения.2

Барри Минков

(0)

В 1982 году 16-летний Барри Минков открыл бизнес по чистке ковров. Но этот бизнес продержался недолго, поскольку Барри был арестован за махинации с кредитными картами клиентов и организацию фиктивных ограблений с целью предъявить иск страховой компании. Правда, его быстро выпустили.

Когда Барри понял, что банки не собираются давать ему кредит под малодоходный бизнес, он вступил в модный фитнес-клуб Лос-Анджелеса, где сблизился со множеством влиятельных и богатых бизнесменов. Они и обеспечили финансовый фундамент всей аферы «ZZZZ Best» («ССССамая лучшая»). Минкову удалось выманить деньги на развитие своего предприятия и у еврейских банкиров, и у еврейских мафиози.

Из мастерской по очистке ковров Минков превратил «ZZZZ Best» в компанию по восстановительным работам по подрядам страховых компаний. Барри договорился со своим приятелем Томом Паджеттом, работавшим в страховом агентстве, что он будет платить ему $100 всякий раз, когда тот поднимет телефонную трубку у себя на работе и подтвердит, что «ZZZZ Best» в самом деле получает подряды на мелкие отделочные работы и уборку помещений, пострадавших в результате пожаров, затоплений и прочих страховых случаев.

Идея была такова. Представитель кредитного отдела банка видит в отчетности будущую прибыль по страховому подряду. Он набирает номер, звонит в эту страховую компанию и спрашивает: «Правда, что компания “ZZZZ Best” выполняет отделочные работы по страховому подряду?» А на другом конце линии Паджетт отвечает: «Конечно! “ZZZZ Best” – наш любимый подрядчик». Том заработал $100, а Барри Минков получил кредит на 1 миллион под «развитие очистительного бизнеса». Правильная одежда (от Гуччи), правильная машина (Линкольн Таункар) и правильные часы (Ролекс Ойстер) позволили развеять последние сомнения у правильных людей из фитнес-клуба, которые сделали правильные и — главное! — весьма осязаемые инвестиции в процветающий бизнес страховых подрядов.

Но Барри хотелось большего. И он вывел компанию «ZZZZ Best» на фондовый рынок, в результате чего ее акции стали доступными всем желающим.

Фирма, принявшая решение выйти на фондовый рынок, договаривается с инвестиционным банкиром, который проводит доскональную проверку бизнеса, ведь именно он несет финансовую ответственность за биржевой провал своего подопечного.

На уровне бухгалтерской отчетности у компании Барри Минкова проблем не было. Он уже давно указывал такую прибыль, какую хотел: ведь 95% всех контрактов были чистой фикцией. Чтобы имитировать деловую активность, Минков учредил две фиктивные страховые компании, которые снабжали его фирму необходимыми подрядами. Более того, Барри создал фиктивные объекты, где якобы его компания проводила восстановительные работы. Однажды, специально для проверяющих, он арендовал недостроенное здание, инсценировал в нем пожар, а затем еще и нанял субподрядчиков для того, чтобы развернуть полным ходом восстановительные работы на объекте.

К 1987 г. рыночная капитализация акций «ZZZZ Best» составляла $280 млн. Стоимость личной доли Барри Минкова превышала $100 млн. Он стал самым молодым в истории Аме­ри­ки миллионером, самым молодым генеральным директором и постоянным гостем общенациональных телешоу.

Бомба взорвалась в мае 1987 г.: в газете «Los Angeles Times» вышла разоблачительная статья. Дело в том, что в самом начале «предпринимательства» Барри смошенничал с кредитной картой одной домохозяйки и снял деньги за услуги, которых не предоставлял. Аннулировать счет Минков отказался. Домохозяйка стала расспрашивать соседей: обиженных набралось больше дюжины. В результате частного расследования на свет появилось пухлое досье, которое домохозяйка и передала журналистам.
Раздраженный публикацией Минков, не посоветовавшись со своим аудиторским прикрытием из «Ernst & Whinney», сделал неверный шаг: «ZZZZ Best» опубликовала 28 мая пресс-релиз, в котором рапортовала о рекордной прибыли. Это было уж слишком. «Ernst & Whinney» «случайно» обнаружили в документации «ZZZZ Best» доказательства того, что все страховые подряды компании – чистая липа.

Барри Минков был обвинен по 57 пунк­там федерального законодательства Лос-Анджелеса, что означало 25 лет в колонии строгого режима. Но за 7,5 лет Барри убедил органы правопорядка в том, что он перевоспитался, и в 1994 г. его освободили досрочно.

Суть перевоспитания заключалась в том, что Минков крестился и заочно получил степени бакалавра и магистра по теологии и апологетике в Университете Свободы. Освободившись, Минков стал пастором евангелической церкви и известным проповедником. Кроме этого, он ведет лекции и семинары о том, как распознавать финансовые махинации. На его выступлениях всегда аншлаг: ведь иллюстрации он берет не из учебников, а из собственной биографии.3

Чтобы ставить отрицательные оценки, нужно зарегистрироваться
0
Интересно, хорошо написано

1Здесь и далее — по материалам книги С.М. Голубицкого «Как зовут вашего бога? Великие аферы ХХ века»
2Здесь и далее — по материалам книги С.М. Голубицкого «Как зовут вашего бога? Великие аферы ХХ века»
3По материалам книги С.М. Голубицкого «Как зовут вашего бога? Великие аферы ХХ века»

  Отправить ссылку друзьям

Главная > Мигдаль Times > №110 > Чтоб сказку сделать былью
  Замечания/предложения
по работе сайта


2018-01-23 08:07:53
// Powered by Migdal website kernel
Вебмастер живет по адресу webmaster@migdal.org.ua
Сайт создан и поддерживается Клубом Еврейского Студента
Международного Еврейского Общинного Центра «Мигдаль» .

Адрес: г. Одесса, ул. Малая Арнаутская, 46-а.
Тел.: 37-21-28, 777-07-18, факс: 34-39-68.

Председатель правления центра «Мигдаль»Кира Верховская .


Dr. NONA Еженедельник "Секрет" Всемирный клуб одесситов