Мигдаль Times №148
В СЕМЬЕ НЕ БЕЗ ЛУРЬЕ
Подбор материала Виты ИНБЕРГ

ЙОНА ЛУРЬЕ

ЙОНА ЛУРЬЕ

Один из самых необычных представителей многочисленной фамилии Лурье – финансист Йона Лурье (1780-1855), родившийся в Могилеве. Как утверждает в своей книге Н. Розенштейн, Йона был финансовым советником царя Александра I (каким образом он туда попал, осталось неясным, ведь царь был убежденным антисемитом) и поддерживал казну с помощью своих иностранных связей и дельных советов.

После французской революции Наполеон провозгласил равенство всех европейских меньшинств и в особенности евреев. В России это нововведение игнорировали, а вот Йона решил поддержать Наполеона деньгами и связями. Согласно семейному преданию, они даже встречались – Лурье и Наполеон, в конце 1812 г., когда вражеская армия отступала из Москвы. Так или иначе, Наполеон удалился во Францию, а Йона Лурье был вынужден бежать из России.

В 1815 г. он прибыл в Иерусалим, имея с собой изрядное состояние. Говорят, что ему принадлежит афоризм: «Если ты хочешь сделать себе небольшой капитал на Святой земле – приезжай туда с большим». Элегантный и аристократичный Йона был поражен тем, что увидел в Иерусалиме – ашкеназская община насчитывала менее двух тысяч человек и почти вся жила в нищете. Его приезд стал событием для жителей Иерусалима.

Видимо, в этот момент в мировоззрении Йоны произошел перелом. Он разделил почти все свое состояние между общинами Иерусалима и Цфата, затем отправился в Могилев, распродал остатки имущества и вернулся в Святую Землю. На этот раз он приехал в Иерусалим под другим именем, чтобы, как пишет исследователь, «фамилия Лурье не привлекала внимания бедняков Палестины».

До конца жизни Йоны французы поддерживала с ним связь. Его пригласили в Париж на празднование Дня взятия Бастилии. Каждый год консул посылал карету за ним и его женой и встречал их у входа. Согласно другому семейному преданию, когда британский журналист спросил одного из консулов, откуда появилась эта традиция, тот ответил: «Это прямая инструкция императора Наполеона Бонапарта, исполняемая каждым правительством Франции. Мы восхищаемся своими друзьями в дни их жизни и после смерти». Йона Лурье закончил свою жизнь в Эрец-Исраэль.

Многовато легенд для одной биографии. С другой стороны, реальность часто напоминает исторический анекдот. (jewage.org)

ВЕРА ЛУРЬЕ (1901-1998)

(0)

У нее было многое: состоятельные родители, поэтическая одаренность, артистическая среда, романы с выдающимися людьми Серебряного века. У нее не было многого: известности, издателей, своей семьи и детей, средств к существованию.

Под конец жизни Вера Лурье стала знаменитой – последний в Берлине свидетель ярчайшей эпохи русской литературы. Ее снимали для телевидения и радио, называли человеком-легендой.

Родственники ее матери жили в Балте и в Одессе. Мария Павловна Лурье была дочерью биржевого маклера, которому разрешено было покинуть черту оседлости и поселиться в столице. Отец Веры, врач, открыл частную клинику в Петербурге.

Вера посещала Дом искусств, где занималась в театральной студии Н. Евреинова и поэтической студии Н. Гумилева. Юная и влюбчивая, она увлекалась своими учителями. К этому времени относятся ее первые литературные опыты, часто наивные и восторженные. Но все же ее лирика отличалась ясностью и лаконичностью.

Сама поэтесса не раз становилась адресатом любовной лирики – так, Константин Вагинов посвятил ей несколько прекрасных стихотворений. Самое известное из них: «Упала ночь в твои ресницы, / Который день мы стережем любовь…»

Близкая к кругу поэтов-акмеистов, Вера Лурье участвовала в поэтической студии «Звучащая раковина», основанной Н. Гумилевым. В кол­лек­тив­ном сборнике впервые опубликовали три ее стихотворения. Это было уже после отъезда семьи Лурье в Германию осенью 1921 года.

В Берлине Вера прожила всю жизнь. О жизни в эмиграции она высказалась так: «Одни так тосковали, что ходили на вокзал Цоо провожать поезда в Россию. Другие благодарили Б-га, что вырвались».

В литературных кругах «русского Берлина» Вера познакомилась с И. Эренбургом и его женой – художницей Л. Козинцевой, с А. Ремизовым, В. Ходасевичем, Н. Берберовой. Она выступала как литературный критик, рецензировала поэтические сборники М. Цветаевой, В. Ходасевича, М. Кузмина. В журнале «Новая русская книга» появилась ее рецензия на роман Андрея Белого «Серебряный голубь».

«С Белым у нее был "своего рода роман", – пишет американский славист Томас Байер. – Она вспоминала о первой встрече в кафе "Ландграф", о том, как она танцевала с ним в кафе на Виктория Луизе Платце, о проводе этого "гения безумия" в 1923 г. на вокзал для отъезда в Москву».

Вера Иосифовна «...часто навещала его, заваривала чай, штопала его носки и верила, что очень в него влюблена». Позже она поняла, что это «было просто преклонением перед известным человеком и гордость, что такая литературная знаменитость проявляет столько интереса к скромной поэтессе… Белый как человек был очень сложным, эгоцентричным и, в сущности, любил только самого себя…»

Когда Берлин потерял свое значение как центр русской эмиграции, Вера Лурье стала меньше писать, преподавала русский язык, но творчество не оставила.

Сестра ее Елена в конце 30-х уехала в Англию. Вера почему-то осталась. В 1938 г. ее арестовало гестапо, но довольно скоро выпустило. Ее мать депортировали в концлагерь Терезиенштадт. Вера предпринимала отчаянные попытки спасти ее. Возможно, благодаря дочерним усилиям Мария Павловна выжила. А как все-таки уцелела Вера Лурье? Эта история осталась неясной. Вроде бы помог ее последний близкий друг, юрист А.В. Позняков. Сам он был арестован за помощь евреям, пытавшимся бежать из нацистской Германии, и погиб в Дахау.

В середине 50-х Вера Лурье опубликовала в газете «Русская мысль» ряд стихотворений и воспоминания о Н. Евреинове. С 1983 г. она писала на немецком языке.

Поэтам с неярким талантом было трудно выжить в блистании Серебряного века. Ее единственный сборник был издан в Берлине в 1986 г., усилиями Т. Байера. Он пишет: «Имя Веры Лурье при знакомстве с Русским Берлином действительно было у всех на слуху. Но в компании таких крупных личностей как Эренбург, Маяковский, Шкловский, Пастернак, А. Толстой, Марина Цветаева, ей, конечно, уделялось небольшое внимание. Несмотря на целый ряд опубликованных стихов и рецензий и активное участие в Берлинском Доме искусств, со временем, как почти все из эмигрантской среды, она исчезла со страниц советской литературной истории и из парижских, нью-йоркских и других эмигрантских журналов и газет…»

В мемуарах Веры Лурье встречается множество интересных людей и событий, но самое удивительное в них – интонация: ровная, монотонная, отстраненная, лишь иногда окрашенная иронией и горечью. «Прожила всю жизнь в забытье. Не прожила – выжила», – сказала она в интервью. (community.middlebury.edu, magazines.russ.ru, ejwiki.org)

ЭЖЕН ЛУРЬЕ (1903-1991)

(0)

Художник Эжен Лурье был знаком и работал со многими классиками мирового кино. По словам историка кино Г. Вейнстфаля, Лурье «не принадлежал к гигантам Голливуда, но заслуживает признания как один из его наиболее интересных рядовых тружеников».

Евгений Лурье родился в Харькове. В 1920 г. он оказался в Стамбуле, в 1921-м – в Париже. Учился живописи в Академии Яковлева, но постепенно все больше времени уделял работе в кино в качестве арт-директора и художника-оформителя.

В 1930-е гг. он работал с такими выдающимися французскими режиссерами как Ж. Ренуар, М. Офюлс, М. Аллегре. Участвовал в создании трех довоенных шедевров Ренуара: «Великой иллюзии» (1937), «Человека-зверя» (1938) и «Правил игры» (1939).

В 1941 г. ему удалось уехать в США, где он успешно работал с голливудскими и европейскими режиссерами, оказавшимися в Америке, включая Ж. Ренуара, З. Корду, Ж. Дю­ви­вье, Ч. Чап­лина и др.

Художник создал декорации и костюмы для балета С. Прокофьева «Мефисто-вальс» (1947), танцевальной мелодрамы И. Стравинского «Персефона» (1948) и пьесы Г. Лорки «Дом Бернарды Альбы» (1948).

В 1952 г. Лурье – арт-директор в картине Ч. Чаплина «Огни рампы». В Голливуде дебют в качестве режиссера состоялся в 1953 г. – он поставил фильм «Чудовище с глубины 20 000 саженей». В картине, пользовавшейся большим кассовым успехом, есть эффектные сцены, созданные по эскизам Лурье, – с гигантским динозавром, который бежит по улицам Нью-Йорка и крушит все на своем пути.

Кадр из фильма «Чудовище из глубины 20000 саженей»
(0)

«Рисуя портрет или пейзаж, живописец не стремится к фотографическому подобию, а пытается выразить сущность изображаемого, которая может не совпадать с его внешними чертами. Точно таким же было мое отношение к оформлению фильмов. Создавая декорации или выбирая натуру, мы не стремимся к подобию тому-то и тому-то, а хотим выразить суть происходящего на экране.
Это не значит уход в мир фантазии. Нет, создатели фильма остаются в реальном мире, но удаляют из него все ненужные детали и высвечивают существенные для того, чтобы подчеркнуть общую идею изображаемого. Наши декорации и оформление часто более правдивы, чем сама реальность... На мой взгляд, такой подход является исключительно важным во всех видах художественного творчества, включая кино»
.
Эжен Лурье

По существу, Лурье был одним из первооткрывателей темы экзотических монстров, вторгающихся в современную жизнь. Этому посвящены и два других его фильма – «Бегемот, морское чудовище» (1959) и снятый в цвете «Горго» (1961).

В 1969 г. Лурье был номинирован на премию «Оскар» за зрительные эффекты в фильме «Гибель на вулкане Кракатау» (реж. Б. Ковальски). В этой же картине он сыграл бессловесную роль смотрителя маяка.

В 1970-е гг. Лурье режиссировал и оформлял телепостановки и сериалы. Наиболее известными стали «Кунг-фу» (1972-1975) и «Путешествие во времени» (1976).

Последней картиной, оформленной Лурье, была «Бронко Билли» (1980, реж. К. Иствуд).

Эжен Лурье написал книгу «Моя работа над фильмами», которой предпослано посвящение: «Всем рабочим и техникам киностудий, с которыми мне выпала честь работать в разных странах. Их умение и мастерство помогли воплотить мои фантазии в жизнь».

ЛЕОНИД ЛУРЬЕ (1910-1983)

(0)

Леонид (Аарон) Эммануилович Лурье – литовский советский театральный режиссер, актер и преподаватель. Путь его по миру можно обозначить своего рода географическим пунктиром: Одесса – Минск – Москва – Горький – Моск­ва – Караганда – Псков – Вильнюс – Израиль.

Сценическую карьеру Леонид Лурье начал в 1931 г. в театральной студии при театре «БелГОСЕТ» в Минске, где был руководителем М. Рафальский, соратник С. Михоэлса. В 1936 г. Лурье поступил на факультет режиссуры в ГИТИС. Дебют его как режиссера состоялся в 1941 г. – премьерой спектакля «Учитель» по пьесе С. Герасимова.

В 1942-45 гг. Лурье работал основным режиссером Горьковского драматического театра им. Чкалова. Ставил пьесы военно-патриотические («Парень из нашего города» К. Симонова, «Приказ по фронту» Г. Мдивани) и классические, в том числе знаменитую комедию К. Голь­дони «Слуга двух господ».

В 1945 г. Михоэлс пригласил его в ГОСЕТ на должность режиссера-ассистента, а вскоре назначил режиссером. Лурье ассистировал Михоэлсу при постановке знаменитого «Фрейлехса». В то же время он преподавал актерское мастерство в Московском еврейском театральном училище.

В 1947 г. Леонид Лурье женился на будущей актрисе Нелли Машанской. В день свадьбы, которую отмечали дома у Нелли, в середине празднества жених поспешил в ГОСЕТ: в его обязанности входило каждый вечер дежурить на спектаклях. «Так в первый раз мой отец "изменил" маме с театром, – пишет дочь режиссера Елена. – А впоследствии он не раз "изменял" ей, уходя на репетиции и спектакли...»

Совместно с Михоэлсом Лурье поставил спектакли «Леса шумят» по пьесе М. Лынькова (1947) и «Принца Реубейни» Д. Бергельсона (1948). Последний запретили – из-за заострения темы возрождения еврейского народа.

В январе 1948 г., после убийства Михоэлса, Лурье был вынужден уехать в Караганду, где возглавил Казахский театр музыки и драмы.

В 1952 г. Лурье – главный режиссер Псков­ского драматического театра. Там он, впервые ­ после Мейерхольда, поставил спектакль «Баня» – по сатирической пьесе Маяковского, которую около 20 лет не играли на советской сцене. Спектакль имел большой успех. На премьере присутствовала Л.Ю. Брик.

С 1956 г. Леонид Лурье – режиссер-постановщик Русского драматического театра в Вильнюсе. Там он поставил 33 спектакля. Преподавал драматическое искусство. А в 1966 г. впервые сам сыграл главную роль в спектакле по пьесе Эдуардо де Филиппо. Оказалось, что Леонид Эммануилович – превосходный комедийный актер.

Этот человек успевал многое. Он ставил спектакли и в других театрах Литвы, на республиканском радио и телевидении. И руководил Виль­нюс­ским еврейским театром – единственным в те годы еврейским театром страны.

Друзья и коллеги с Л. Лурье (в центре) перед его отъездом в Израиль
(0)

В этом театре Лурье поставил 16 спектаклей. Среди них – «Зеленые поля» П. Гиршбейна, «Фрейлехс» З. Шнеера, «Тевье-молочник», «Блуждающие звезды», «Люди и агенты» по пьесам Шолом-Алейхема, «Гершеле Острополер» и «Хелмские мудрецы» М. Гершензона, «Путешествие Вениамина Третьего» М. Мойхер-Сфорима и др. Последним и очень успешным спектаклем режиссера в 1972 г. стал мюзикл «Скрипач на крыше».

Вильнюсский еврейский драматический коллектив (часть этого ансамбля), который он возглавлял по 1973 г., получил звание народного театра. «Моя мечта – создать еврейский профессиональный театр, и хочется верить, что мне это удастся. Мне хочется вернуть народу хоть частицу его культуры…»

«Отец очень любил актеров, – пишет Елена Лурье. – ...Интеллект отца, профессионализм, чуткость к актеру, вера в его творческие возможности покоряли работавших с ним, и он заражал их своей энергией и работоспособностью. …Все знавшие отца отзываются о нем как о человеке... которому были свойственны непосредственность, доверчивость, эмоциональность. Я бы еще охарактеризовала его как большого романтика».

После репатриации в Израиль в 1973 г. имя Леонида Лурье, чьи спектакли были признаны значительным явлением театральной культуры в СССР, вычеркнули из истории театра.

В Израиле Л. Лурье организовал театральный ансамбль «Идитрон», который играл на идиш. В репертуаре были две постановки: «Фрейлехс» и «Десятая заповедь» (по пьесе А. Гольдфадена). В труппу вошли репатрианты из СССР и актеры израильских трупп на идиш. Создать стационарный театр не удалось, поскольку он не получил государственной субсидии и просуществовал всего два сезона (1974-76 гг.). «В последние годы жизни …опытнейший театральный мастер, яркий режиссер и педагог Леонид Эммануилович Лурье в израильском театре востребован не был».

Однако «тот вклад, который он внес в театральное искусство трех культур – русской, еврейской и литовской – невозможно переоценить. Об этом свидетельствует рост интереса в 21 веке к творческому наследию Л.Э. Лурье». (rehes.org, inieberega.ru)

ДЖОН ЛУРИ (р. 1952)

(0)

«Послушайте их ранние альбомы, и вы услышите, как умело и интересно звучит мелодичность популярной музыки, к которой Лури с удовольствием и нежностью прикладывает смелый, колючий и даже жесткий звук, утыканный шипами диссонансов и атональностей. Результат превосходит все мыслимые и немыслимые ожидания – избитые штампы и изъезженные ходы, переложенные странным и чудаковатым образом, превращаются в что-то свежее, новое, острое и интересное. А самое главное, музыка Лури лишена знаменитой болезни постмодернистов – бездушности». (users.livejournal.com)

Джон Лури – американский саксофонист, композитор, художник, режиссер, актер и продюсер.

Джон родился в Миннеаполисе, в семье художницы и рабочего. Спустя два года на свет появился его младший брат Эван, будущий клавишник и сооснователь группы «The Lounge Lizards», прославившей семью Лури.

«Я едва ли был отрадой своих родителей, они еще в детстве поняли, что из меня ничего хорошего не выйдет. Про школу я помню только то, что в те дни, когда там происходило какое-нибудь значимое событие, меня непременно запирали на ключ в кабинете директора…»

Своим увлечением музыкой Джон во многом обязан отцу – тот никогда не скупился на новые пластинки.

В 1974 г. Лури прекратил скитаться по Америке и осел в Нью-Йорке. К этому моменту он увлекся идеей авангардного джаза и решил создать

джаз-панковый оркестр. «Я окунулся в этот водоворот с головой …и сейчас мне кажется, что тогда мы играли лучшую музыку в жизни».

Организованный Лури джаз-банд «The Lounge Lizards» стал известен на весь Нью-Йорк, а потом и на весь мир. Через этот коллектив прошли многие уникальные музыканты: Арто Линдсей, Марк Рибо, Джон Медески, Билли Мартин. «The Lounge Lizards» стал одним из самых активно гастролирующих авант-джазовых составов Нью-Йорка, однако за свою 20-летнюю карьеру они сумели записать всего 4 студийных альбома.

Одновременно с музыкальным успехом Джон стал востребованным в кино. На его счету роли в картинах Джима Джармуша «Вне закона» и «Более странно, чем в раю», эпизоды в фильмах «Дикие сердцем» Дэвида Линча и «Париж, Техас» Вима Вендерса и др., и полдюжины саундтреков (за один них Джон даже номинировался на «Грэмми»).

Сам Лури не относился к кинокарьере всерьез: «Мне странно, когда обо мне говорят как об актере, – просто так сложилось, что я приятельствовал с режиссерами, которые стали культовыми. Актер из меня…»

«В 1984-1989 гг. каждый в центре Нью-Йорка хотел бы побыть Джоном Лури… тощим, печальным и невероятно харизматичным. Его партнер по "Вне закона", Роберто Бениньи, на своем ломаном английском назвал его "большим актером и музыкантом, чье имя... стоит между именами Рэя Чарльза и Бриджит Бардо"».

Кадр из фильма «Вне закона». Том Уэйтс, Джон Лури, Роберто Бениньи
(0)

Джону удалось отличиться и в этом виде искусства. Несколько лет спустя после успеха «Вне закона» Лури снял серию псевдодокументальных фильмов о рыбалке, участие в которых приняли его друзья из Голливуда. Идея передачи «Fishing With John» родилась так:

«Ты просыпаешься утром с бодуна, включаешь телевизор, а на тебя с экрана таращится какой-то чудило в лодке, который битый час рассуждает ни о чем и пытается поймать рыбу. Это же настоящий шедевр абсурда! Но ведь эти программы смотрят тысячи людей!»

«Fishing With John» стала культовым событием американского телевидения. Тысячи зрителей с упоением наблюдали, как актер Уильям Дефо замерзает на севере штата Мэн, испытывая удачу в подледной ловле, и как Том Уэйтс вместо того, чтобы ловить окуня, обыгрывает ямайцев в карты…

В конце 90-х, когда «The Lounge Lizards» распались, Лури выпустил свои саундтреки к фильмам Джармуша и музыкальные темы из «Fishing With John».

В апреле 2000 г. увидел свет сборник «Greatest Hits» легендарного Марвина Понтиака, музыканта малийского происхождения из Детройта. В аннотации, приложенной к диску, сообщалось, что слушателю наконец-то стал доступен уникальный сборник песен… и т.д. и т.п., и излагалась занимательная биография Понтиака. Разумеется, Понтиак был созданием неутомимого фантазера Джона Лури.

(0)

К сожалению, этого веселого, обаятельного и талантливого хулигана в середине 90-х подкосило непонятное тяжелое заболевание, похожее на болезнь Лайма. Это во многом ограничило его деятельность. С 2001 г. он не играл на саксофоне. Но не сдался (хотя и заметил как-то в интервью, что «никому ни до кого нет дела, я в этом уже окончательно убедился») – и переключился на другое. За последние несколько лет Лури приобрел известность в среде ценителей современного искусства. Выставки его примитивистских картин регулярно проходят в галереях мировых столиц и пользуются стабильным спросом у коллекционеров.

Именно Джон стал косвенным виновником рождения популярнейшего интернет-мема «Превед, медвед!» Он просто нарисовал в своей манере акварель «Bear Surprise», где изображена любовная парочка на лоне природы и забавный медведь, который явился в совсем не подходящий момент («Surprise!»).

Сегодня Джон Лури почти не покидает квартиру, активно пользуется соцсетями, много рисует, дважды дал довольно успешные шоу в Японии и Лос-Анджелесе. Задумывается ли он о том, чтобы снова взять в руки инструмент, собрать группу и поехать в гастрольный тур? «Вряд ли. Слишком много стресса, да и у меня больше нет той брони, что позволяла бы снова общаться с людьми…» На вопрос о роли Нью-Йорка в его жизни и творчестве Джон ответил: «Мне здесь уже не нравится, я создаю окна для себя самого в выдуманные миры». (rollingstone.ru, users.livejournal.com, ru.wikipedia.org)

ЭЛИСОН ЛУРИ (р. 1926)

(0)

Элисон Лури – одна из самых известных писательниц современной Америки, лауреат множества престижных премий. Ее творчество высоко оценивают Дж. Фаулз и У. Эко.

Ее мать Бернис Стюарт была журналисткой. Отец, Гарри Лури (Лурье), родом из Латвии, был выдающимся социологом и исполнительным директором Совета еврейских федераций и фондов соцобеспечения.

Окончив Рэдклифф (колледж в Кембридже, Массачусетс), Элисон стала помощником редактора в нью-йоркском издательстве «Оксфорд Юниверсити Пресс».

Когда ее муж Джонатан Бишоп поступил в аспирантуру в Гарварде, они переехали в Бостон. Элисон не стремилась к академической карьере, да и в том же Гарварде не было ни одной женщины-профессора.

«Сочинять истории оказалось весело. С ручкой и листом бумаги я могла заставить мир измениться. Могла двигать горы, летать по Вестчестеру по ночам в корзинке для белья, вызвать коричневого в белых пятнышках дракона, чтоб сожрал соседа, запретившего моей сестренке ходить по полю и тревожить его коров».
«Мне кажется, что вполне понятное стремление создать отдельный женский мир опасно, так как может привести к появлению второразрядного мира, мира для женщин». (phantom-press.ru)

Элисон опубликовала несколько рассказов и стихотворений в журналах, а потом нашла для себя творческую среду в «Театре Поэтов» – свободной группе молодых писателей (между прочим, Сэмюэл Беккет дал им разрешение на первую американскую постановку своей пьесы «All That Fall»). Лури писала для сцены. Здесь стал развиваться ее давний интерес к костюмам.

«Там были все эти ребята, которые после войны вернулись в Гарвард. …Они были не такими знаменитыми, как сейчас, но куда более веселыми. То, что делали мы, было очень захватывающим и сильно отличалось от того пафосно-мрачного стиля литературы и искусства, который преобладал во время войны».

Джонатан получал назначения в разные колледжи, и семья переезжала за ним. Элисон продолжала писать, но ее не печатали. После рождения второго сына муж предложил ей оставить творчество. «Я думала, что у меня больше времени останется для радостей, если я прекращу писать. А на самом деле этот год был самым скучным в моей жизни».

Элисон никогда не отличалась тщеславием. «Мы почти никогда не ели досыта, одежду получали из Армии Спасения, но я не чувствовала себя обделенной. Сейчас у меня машина 1997 г., и я буду ее водить, пока не сломается. На мне одежда из секонд-хенда. И меня не волнует, что моя куртка стоит 3 доллара».

У Элисон была приятельница, романистка Дайана Джонсон, и они помогали друг другу: например, одна присматривала за детьми, а другая в это время работала над своим произведением.

В 1959 г. Элисон опубликовала в частном порядке мемуары о своем друге по «Театру Поэтов» – Банни Ланге, умершем от рака. Кто-то отправил копию нью-йоркскому издателю, и тот обратился к Лури с вопросом – нет ли у нее готового романа.

В 1962 году был опубликован ее дебютный роман «Любовь и дружба» – сатирический взгляд на жизнь и любовь в академической среде.

Ранние романы Элисон Лури предвосхитили женское движение. Она хорошо понимала проблемы умных, образованных, одаренных женщин, вынужденных оставаться просто домохозяйками.

Лури начала преподавать в Корнелле в 1969 г. «Мне понадобилось выпустить 4 романа, чтобы получить работу преподавателя одного-единственного курса и на самом низком уровне». Лури читала курс детской литературы и придумывала новые интересные ей курсы – например, юмор в литературе.

Ее роман 1974 г. «Война между гробницами» возглавил список бестселлеров «Нью-Йорк таймс». Это трудная история супружеской пары на фоне вьетнамской войны.

В следующем году распался собственный брак Элисон Лури.

В 1976 г. она была назначена профессором.

(0)

Э. Лури написала более десятка романов и несколько сборников детских рассказов. В 1984 г. за роман «Иностранные связи» она была удостоена Пулитцеровской премии.

Лури – наблюдательная писательница, чуткая к деталям, с мягкой иронией замечающая суетность, слабости и противоречия в социальном поведении людей.

«Я хочу, чтобы у всех книг были счастливые окончания, хотя понимаю, что это не о жизни. ...Единственная моя книга, получившая крупную литературную премию, была как раз та, в которой я убила главного героя. Трагедия привлекает награды, а комедия – нет».

Элисон Лури – признанный авторитет в области детской литературы. У нее встречаются любопытные наблюдения. Например, она отмечает, что в большинстве книг 19 в. девочки, как правило, едят гораздо больше сахара и меньше белка, чем мальчики. Возможно, поэтому тогда девушки созревали позже, чем сейчас.

Жалобы на то, что внимание и память у детей ухудшаются, Элисон считает самореализующимся прогнозом. «Когда я была ребенком, мы заучивали наизусть длинные стихотворения. Теперь детей об этом никто не просит – и, соответственно, считается, что они этого не могут».

В сборнике эссе «Мальчики и девочки навсегда» она утверждает, что авторы детских книг «в некотором смысле сами остались детьми».

Элисон одной из первой начала изучать психологию моды. Ее книга «На языке одежды» многократно переиздавалась. «Бальзак сказал, что одежда – это язык, и я подумала, что у нее должны быть существительные, глаголы и прилагательные».

Писательница работает над новым романом и продолжает читать лекции по детской литературе. «Большинство взрослых мало читает …и детская классика может быть последней или даже единственной серьезной литературой, которую они читали… Мы должны относиться к детским книгам так же серьезно и тщательно, как к любой другой великой литературе». (theguardian.com, перевод О. Ксендзюк).

  Отправить ссылку друзьям