Мигдаль Times №148
МЕДИЦИНСКАЯ ЭНЦИКЛОПЕДИЯ ОТ ЛУРЬЕ

Знаете, я не ожидал, что фамилия Лурье такая «плодовитая»! Как начал читать список знаменитых Лурье, так до конца его долго-долго шел. А ведь есть еще Лурия, Лурья, Луриа, Лори, Лория, Лури, Лурьев и т.д. Захотелось мне выбрать наиболее популярную среди фамилии этой профессию. И получилось, что наиболее популярны среди Лурье, Лурия и прочих Лория врачи. Их много. И они, пожалуй, представляют практически все специальности, известные в медицине. Вот и появилась идея создать ­своего рода медицинскую энциклопедию специалистов-медиков. Так что берем список известных миру людей по фамилии Лурье и К°, выбираем из него врачей. Многовато получается… Но чем больше хороших врачей, тем лучше, правда? И о некоторых очень хочется рассказать подробно. Что и попытаюсь сделать.

Лурье, Натан Лазаревич (1901-1936) – врач, осужденный по первому московскому процессу (процесс «Антисоветского объединенного троцкистско-зиновьевского центра»).

Я было прошел мимо этого имени, но что-то остановило. Проверил. Да, точно! По Первому процессу было арестовано 16 человек. Первыми в списке были Зиновьев и Каменев! А Лурье – последний в этом списке. Сведений о нем мало. По крайней мере, Л.Д. Троцкому их отыскать не удалось. В «Бюллетене оппозиции» (большевиков-ленинцев) – печатном органе, издаваемом под редакцией Л.Д. Троц­кого за границей, о Натане Лурье говорилось: «абсолютно никому не известен; никаких данных и никаких следов о нем до сих пор не найдено».

Вот скупые строки, которые мне частично удалось расшифровать.

Лурье Натан Лазаревич. Дата рождения: 1901 г. Место рождения: Варшава. Национальность: еврей. Партийность: б/п (бывший член молодежной организации «Гехолуц», КП Германии). Образование: высшее. Профессия / место работы: врач в 1-й Хирургической клинической больнице при 1-м Ленинградском медицинском институте.

По долгу службы Натан Лазаревич Лурье довольно часто выезжал в командировки. Побывал он и на строительстве Челябинского тракторного завода…

В речи А. Вышинского о его «преступлениях» говорилось: «В 1934 г., находясь на Челябстрое, Натан Лурье пытался произвести покушение на жизнь товарищей Кагановича и Орджоникидзе. Наконец, тот же Натан Лурье 1 мая 1936 г. по заданию и предварительному согласованию с Моисеем Лурье пытался произвести во время первомайской демонстрации в Ленинграде покушение на товарища Жданова».

Не больше и не меньше. Дата ареста: 13 августа 1936 г.

Д. Волкогонов в своем исследовании высказывает мнение о том, что многие участники процесса надеялись на свое освобождение: «Надеялся и Натан Лазаревич Лурье, написавший в прошении, что он "неоднократно подготовлял террористические акты над Ворошиловым, Орд­жо­ни­кидзе, Ждановым, будучи для выполнения этого плана вооружен…" Почему надеялся этот "террорист", вновь повторяя под диктовку чудовищные небылицы? Видимо, потому, что ему было лишь 34 года».

Как бы то ни было, 25 августа 1936 г. все 16 че­ло­век были расстреляны.

Обвинение: участие в к.-р. террористической организации. Осуждение: 24 августа 1936 года. Осудивший орган: ВКВС СССР.

Место смерти: место захоронения – Москва, Дон­ское кладбище. Источники данных: БД «Жертвы политического террора в СССР»; Москва, расстрельные списки – Донской крематорий.

Вот такая судьба...

А мы, остановившись и помолчав, пойдем дальше.

Лурье, Семен Герцевич (Григорьевич) (1853-1890) – русский революционер-народник, психиатр.

О, вот это уже интересно! Революционеры-народники нам еще не встречались. Но сведения о Семене Герцевиче Лурье весьма скудны. Судите сами:

«Лурье Семен Герцевич (Григорьевич) (1853-1890, Кларан, Швейцария), революционер-народник. Окончил 2-ю муж. гимназию в Киеве (1872) и поступил на мед. ф-т Киевского ун-та. С 1872 чл. народнич. кружка П.Б. Аксельрода, в 1873 киевского отд-ния петерб. кружка "чайковцев". Установил связи с рус. рев. эмиграцией, наладил доставку в Россию нелег. лит-ры. В 1874 входил в рев. народнич. кружок "Киевская коммуна", участвовал в подготовке "хождения в народ" на Юге России. Арестован в 1874 в Киеве, в 1876 бежал из здания Киевского жандармского управления, вскоре с помощью Л.Г. Дейча эмигрировал. В 1880-х гг. окончил мед. ф-т ун-та в Генуе (Италия), работал врачом в психиатрич. клинике, сотрудничал в итал. науч. журн.».

Не поверите, но помог небезызвестный А.И. Солженицын. В своей отвратительной книге «200 лет вместе» он уделил С.Г. Лурье немало места. Из изысканий Александра Исаевича мы узнаем о начале революционной деятельности С.Г. Лурье.

«В кружке "чайковцев" было сколько-то евреев – как в петербургском, так и в московском, киевском, одесском филиалах. В киевском, в том числе: уже упомянутый П.Б. Аксельрод, будущий издатель и датский дипломат Григорий Гуревич, будущий профессор Семен Лурье...»

Мы узнаем, что С.Г. Лурье был из зажиточной купеческой семьи, что родители вовсе не противились его революционной деятельности.

«Из зажиточных купеческих семей происходили Натансон, Лев Дейч, Иосиф Аптекман (в роду его – много талмудистов, знатоков Закона, как и все дяди его), А. Хотинский, Г. Гуревич, Семен Лурье (семья его считалась даже среди евреев… "аристократами", и "маленького Шимона тоже предназначали в раввины", но под влиянием волны просветительства его отец Герц Лурье отдал сына в гимназию: пусть станет профессором)».

«Небезынтересно, что в еврейских семьях от этого ухода молодых в революцию или редко или вовсе не наблюдался разрыв "отцов и детей". "Отцы" не слишком нападали на "детей", как это раскалывало тогда христианские семьи. …Евреи-"отцы" часто вовсе не являлись антагонистами… "детей". Таков был, например, Герц Лурье».

Ну, что ж… В отличие от большинства соратников, Семену Лурье выпала удачная судьба. Он стал-таки профессором, преподавал в Италии, Швейцарии. В последней и упокоился. Мир ­ праху его.

Удачная судьба выпала и на долю третьего героя, вернее, на сей раз – героини этих очерков. Роза (Рашель) Григорьевна Лурье – выдающийся российский, а позже советский врач-гинеколог, профессор, автор серьезных монографий.

Роза Григорьевна родилась в 1876 г. в Киеве, в семье раввина. Она с детства мечтала быть врачом, поэтому после гимназии уехала в Париж, где поступила в Сорбонну. Окончила медицинский факультет в 1901 г. и в том же году поселилась в Петербурге. С 1901 г. была ассистентом врача Д. Отта и вместе с ним – акушером при дворе. Так что появление на свет великой княжны Анастасии (1901) и наследника престола цесаревича Алексея (1904) произошло не без ее помощи.

Диссертацию на степень доктора медицины по теме «Об эпителиальных опухолях мышей» защитила в 1911 г. в Императорской военно-медицинской академии. Проходила стажировку в Императорском клиническом повивально-гинекологическом институте под руководством лейб-акушера Императорского Двора доктора Д.О. Отта, где впоследствии была оставлена научным сотрудником и заведующей акушерским отделением. Работала в этом институте (впоследствии Дворец материнства и детства) на протяжении нескольких десятилетий. Была также старшим научным сотрудником Центрального института акушерства и гинекологии Министерства здравоохранения СССР.

Родной брат Розы Григорьевны, Александр Лурье, был дерматовенерологом. А о сестре, как и о некоторых других родственниках, стоит рассказать подробнее. Сестра Анна Григорьевна была замужем за врачом, профессором, док­то­ром медицины Моисеем (Михаилом) Исааковичем Козин­цо­вым (1859-1930). У них было двое детей: сын Григорий – в будущем выдающийся кинорежиссер Григорий Михайлович Козинцев (первоначально – Козинцов); и дочь Люба, вышедшая замуж за своего дядю (по матери) – поэта, журналиста и писателя Илью Григорьевича Эренбурга.

Григорий Козинцев, перебравшись в Ленинград, жил у тети – Розы Григорьевны, пока не получил в 1939 г. квартиру в доме работников кино. Его сын, Александр, рассказывал: «На новом месте отца приютила бабушкина сестра Роза Григорьевна Лурье, которая получила образование в Париже и заведовала в Ленинграде акушерской клиникой. У тети Розы он прожил лет 20. Она и меня на свет принимала». Здесь необходимо добавить, что Р.Г. Лурье была истинной петербурженкой и способствовала формированию «петербургского диагноза» у своего племянника.

Григорий Михайлович очень любил тетку. Он с детства писал ей письма, рассказывая все, что с ним происходит. Вторая жена Григория Козинцева, Валентина Козинцева-Древницкая, пишет в изданной ею книге писем Григория Михайловича:

«Книга начинается с письма маленького Козинцева своей тете в Санкт-Петербург о книгах, которые он покупает. …Григорий Михайлович пишет ей из Киева, где он жил с родителями, что ему исполнилось десять лет и ему подарили часы. Этим часам сейчас восемьдесят лет, они идеально идут. Я их надела, когда начинала работать над книгой, и решила, что сниму их только тогда, когда эта книга выйдет. Кончается она письмом Дмитрия Шостаковича 1973 года. Этого письма Григорий Михайлович уже не прочитал».

Огромное влияние оказала она и на работу «клиники Отта», впоследствии Ленинградского государственного института акушерства и гинекологии. Проработав там практически всю жизнь, Роза Григорьевна стала профессором, доктором медицинских наук, одним из ведущих в стране специалистов, долгие годы заведовала акушерским отделением и благодаря высочайшему профессионализму и исключительным человеческим качествам пользовалась любовью и уважением многочисленных учеников и еще более многочисленных пациенток. Во время войны она потеряла свою квартиру, и ей дали новую на территории Института акушерства и гинекологии, в том же флигеле, где жил когда-то доктор Отт.

В 1950 г., в разгар борьбы с «космополитизмом», администрация уволила ее под предлогом выхода на пенсию. Роза Григорьевна тяжело переживала это, но ученики и коллеги по работе добились, чтобы за ней был оставлен ее кабинет, и она продолжала консультировать. Для Г.М. Козинцева смерть Розы Григорьевны в 1954 г. была одной из самых горестных потерь.

Вот только три из сотен судеб врачей, носивших и носящих фамилию Лурье. Три судьбы совсем разных. Объединяет их не только фамилия, но и призвание.

  Отправить ссылку друзьям