БС"Д
Войти
Чтобы войти, сначала зарегистрируйтесь.
Главная > Мигдаль Times > №149 > ГЛАЗАМИ ХУДОЖНИКОВ
В номере №149

Мигдаль Times №149
ГЛАЗАМИ ХУДОЖНИКОВ

Иллюстрации к произведениям Менделе Мойхер-Сфорима.

«Путешествие Вениамина Третьего». Худ. О. Фирер
(0)

«Увидев впервые Пятогниловку, наши путешественники были изумлены и ошарашены: такой реки они еще никогда в жизни не видали. Сендерл был уверен, что это величайшая река в мире. Иначе он себе и представить не мог. Шутка ли, река, которая, быть может, во сто раз больше тунеядовской. Но Сендерл был человек простой, кроме Тунеядовки, он ничего не видел. Читать мудреные книги он тоже не умел, и потому все, что было непохоже на Тунеядовку, казалось ему чудом из чудес: на этом, думал он, белый свет клином сошелся.
Но Вениамин, человек гораздо более просвещенный, вкусивший, так сказать, премудрости книжной, знал по описаниям кое-что и о рае земном, и о диковинных существах, населяющих Индию, и тому подобное. Правда, и он в душе изумлялся, впервые встретив что-либо новое, однако виду не подавал, улыбался и корчил при этом мину, долженствующую означать: «Глупости! Что это в сравнении с тем, что бывает!» Он доказывал Сендерлу, что Пято­гни­ловка – попросту болото, дрянь, извините за выражение, в сравнении с Иорданом, который во много раз больше ее. "Нашему дикому быку-великану всей Пятогниловки и на один зуб не хватит! А Иордан… само название "Иордан" говорит о его величине: масса, уйма, ну, одним словом… Иордан!"»

«Путешествие Вениамина Третьего». Худ. М. Горшман
(0)

«Наши путешественники с замиранием сердца шли по городу, почтительно уступая дорогу каждому встречному. Сендерл то и дело хватал Вениамина за полу и оттаскивал его в сторону. Иной раз Сендерлу из-за этого приходилось чуть ли не пускаться в пляс со встречным пешеходом. <…> Для наших героев здесь все было диковинным, все, казалось, тычет в них пальцами: дрожки что-то кричали, фаэтоны переговаривались, дома надменно поглядывали большими оконными стеклами, а люди передразнивали их, и все орало им вслед: "Эй вы, нищие! Торбы! Мелюзга местечковая! Торбы! Торбы!"»

Иллюстрация к книге «Кляча». Худ. К. Верт
(0)

«Я вскочил и побрел на голоса, пока не вышел на обширный луг, где глазам моим открылась ужасная сцена. Какие-то мальчуганы преследовали тощую, сухопарую клячу, швыряли в нее каменьями и науськивали на нее целую стаю собак всевозможных пород; из псов иные – потрусливее, видно – ограничивались только лаем и завыванием на разные лады; а другие, побойчее, те норовили вцепиться зубами и кусаться куда попало.
Стоять хладнокровно вдали и смотреть безучастно на эту жестокую потеху было не по моему нраву. Первым делом, жалость и человечность вообще не дают спокойно смотреть на такое истязание живой твари, но оставив уже всякое мягкодушие в стороне, – вспомнил я, – несчастная кляча эта имеет ведь и право на мою защиту, так как недаром же я числюсь членом общества покровительства животным»
.

Иллюстрация к роману «Фишка Хромой». Худ. Г. Ингер
(0)

«На всем свете, друзья мои, нет такой доброй, такой тихой голубки, как она, такой ласковой, прекрасной души, как у нее!..<…> – Знаете, реб Алтер! – заметил я с улыбкой. – А ведь Фишка, право же, втюрился в эту горбатую девушку.
Тут что то неладно…
– Не стану отрицать, – сказал Фишка, – я в душе действительно сильно полюбил ее, из жалости. Что-то тянуло меня к ней. Для меня было большой радостью иной раз посидеть с ней. Почему?.. Просто так! Мы беседовали или молча смотрели друг на друга. Лицо ее так и светилось сердечной добротой. <...> А когда у нее от сочувствия ко мне навертывались слезы, мне становилось хорошо, тепло на душе. Мне все казалось… сам не знаю, что мне казалось. Что-то внутри обжигало меня, ласкало душу: «Фишка, ты больше не один во всем свете, ты больше не одинок, как былинка в поле». И горячие слезы подступали к глазам…»

Иллюстрация к повести «Маленький человечек». Худ. К. Глеб
(0)

«Я приходил к Голде расфранченный, сильно напомаженный, чтобы этим понравиться ей и унизить в ее глазах убого одетого Михла. Но одежда не производила на Голду никакого впечатления. Однажды она деликатно намекнула мне, что запах разогретой на голове помады может вызвать у собеседника насморк. <…> Я из кожи лез вон ради своей большой любви, но ничего не мог добиться. <...> Дело шло к тому, что Михл должен был вот-вот стать женихом Голды. <...> Когда в нашем городе был рекрутский набор, я через Исера без шуму обделал дело – и Михла забрили в рекруты!..
Придя к Голде, я застал всех в глубокой скорби, точно в день девятого аба. Старушка лежала в кровати, больная, обессиленная, на голове ее был платок, смоченный холодной водой. Голда, мертвенно-бледная, с растрепанными волосами и красными опухшими глазами, хлопотала возле матери, поникшая, озабоченная, пришибленная. Вовсе не узнать было маленькую Шейнделе, так изменилась она: понуро сидела в уголочке, сложа ручки и уставившись глазами в пол. Когда я вошел, они, не говоря ни слова, расплакались, залились горючими слезами...»

Чтобы ставить отрицательные оценки, нужно зарегистрироваться
0
Интересно, хорошо написано

  Отправить ссылку друзьям

Главная > Мигдаль Times > №149 > ГЛАЗАМИ ХУДОЖНИКОВ
  Замечания/предложения
по работе сайта


2018-01-17 01:10:00
// Powered by Migdal website kernel
Вебмастер живет по адресу webmaster@migdal.org.ua
Сайт создан и поддерживается Клубом Еврейского Студента
Международного Еврейского Общинного Центра «Мигдаль» .

Адрес: г. Одесса, ул. Малая Арнаутская, 46-а.
Тел.: 37-21-28, 777-07-18, факс: 34-39-68.

Председатель правления центра «Мигдаль»Кира Верховская .


Dr. NONA Журнал "Спектр" Еженедельник "Секрет"