БС"Д
Войти
Чтобы войти, сначала зарегистрируйтесь.
Главная > Мигдаль Times > №149 > КОРОЛЬ НИЩИХ
В номере №149

Мигдаль Times №149
КОРОЛЬ НИЩИХ
Анна МИСЮК

Информация или легенды? Что вы предпочитаете?

Признаемся сами себе, пока себе, что слово «информация» почему-то часто используется как синоним «правды», а «легенда» – как антоним. И то, и другое, во-первых, несправедливо, а во-вторых, случаев, когда одно за другое принимается – не счесть.

Ну, например: мы изнемогаем сейчас от жестокой «чернухи» на экране, в журналах и других медиа, а раньше почтенные авторы такого себе не позволяли.

Неверно! Тот, кто так говорит, просто давно не раскрывал книги какого-нибудь критического реалиста конца 19 – начала 20 века. Не хотите реалиста? А психологизм и натуральная школа? Откройте книги первого классика литературы идиш Менделе Мойхер-Сфорима. Вот уж кто не щадил чувств своих читателей. Задача была другая: задеть эти чувства, преподнести картины человеческих страданий – к самым глазам, сердцу, уму. Причем страданий настоящих – не картонные кости трещат и тщательно подобранная по колеру краска разливается, а – голод, холод, страх и унижение, избиение и гонение – вот спутники человеческого создания, поданные крупным планом. Такое экранизировать – никакой фильм ужасов не сравнится.

Еще одна легенда: в Израиле не знают идишистской культуры и не признают ее. Не желают, понимаете ли, даже упоминаний о позорных веках Галута. Там на идиш даже и не кашлянешь – заклеймят. Это такое интересное явление, когда люди уверенно обобщают обрывки частных либо устаревших мнений. Как по мне, так это одно означает: они сами так думают. Я вот как-то встретилась с группой израильских студентов, среди них одна девушка поразила меня познаниями в идишистской литературе, особенно хорошо она знала творчество Менделе Мойхер-Сфорима.

В университете девушка изучала физику, а предки ее прибыли в Израиль из Йемена, где идиша-то отродясь и не слышали. Оказывается, когда ее дед – почтенный учитель и наставник своей общины – прибыл в Израиль, то там ему в ульпане среди других книг попались повести Менделе Мойхер-Сфорима, и он пришел в восторг от этих книг, от самого образа еврейской литературы – учителя жизни и защитника людей. С тех пор в этой общине, которая, по сути, является одной из огромных семей – у йеменитов еще не произошло того неумолимого дробления на ячейки, как у европейских евреев-ашкенази вслед за остальными европейцами, – так вот, в этой общине-семье дети с ранних лет знают книги Менделе Мойхер-Сфорима, и знают в большем объеме, чем я, потому что на русский переведен лишь один томик, а на иврите есть все, написанное «дедушкой еврейской литературы».

Если обобщить предыдущие два абзаца, то пора уже подходить к предмету: в Израиле 175-­летие певца Галута, автора усмешливо-горьких историй о бедняках, нищих, безумцах и детях еврейских местечек, было отмечено... экранизацией самой знаменитой и ужасной его повести «Фишка Хромой»1. В повести герой скитается с ватагой профессиональных нищих, жизнь большой дороги, местечек и городов разворачивается панорамой и озвучена наивными, мудрыми или философски отстраненными взглядами персонажей, среди которых и сам рассказчик – бродячий книгоноша, то есть Мойхер-Сфорим.

(0)

Но экранизация часто берет текст только как предлог, канву… Так произошло и на этот раз. Во-первых, автор сценария и режиссер Ури Пастер перенес действие из 19-го века в 16-й.

И не нужно удивляться, так как давно уже подмечено Голливудом, что 16-й век более киногеничен, чем 19-й. Итак, действие перенесено в 16-й век, но пространство – то же: восточная Европа. Правда – не Российская империя, которая тогда еще не простиралась на территорию Польши и Литвы, где происходит действие. Карта Европы тех времен еще совсем иная. По этому неопределенному пространству бродит еврейская банда. К этой банде пристал Фишка Хромой – физически ущербный, он, однако, фактически начинает верховодить в группе и превращает своих сотоварищей в хорошо тренированный отряд бойцов, который может и к царю наняться в телохранители. Только не надо спрашивать, что за царь и почему. Такие древние истории-легенды действительно есть у польских и литовских евреев. Фильм, хоть и в Израиле снимался, но голливудский стандарт в уме держали. Не нужно также вспоминать, что в повести Фишка – чистая душа, человек невероятной доброты, и именно поэтому он буквально затравлен бандой нищих, но… кто его знает, а может, и правда, в 16-м веке могло быть все иначе… Фильм, по мнению кинокритики, стал глотком свежего воздуха, инновационным прорывом в мир образов израильского кино, состоящий из изломанных характеров современного Тель-Авива.

Кадр из фильма «Король нищих»
(0)

«Король нищих» – это другое кино, непохожее на обычный израильский фильм. Это фильм, опирающийся на культурное наследие, а не спорящий с ним. В этом фильме гордятся ­героями Галута, а в центре стоит не сомневающийся и кающийся, а добрый, сильный и высокоморальный еврей.

Это герой, зажатый в дебрях 16 столетия в западне бытия, где, с одной стороны, его подстерегает и обычное для тех времен юдофобское насилие, а с другой стороны – стережет незыблемый канон веры и традиции с его жесткими требованиями к образу жизни, не допускающими широких компромиссов. Герой, в этих условиях действующий и побеждающий, вызывает искреннее зрительское восхищение. Роль этого вожака исполняет голливудский актер вполне израильского происхождения – Шахар Сорек.

Кадр из фильма «Король нищих»
(0)

Шахар Сорек родился в Иерусалиме и окончил университет в Тель-Авиве. Затем он отправился в Голливуд и там близко и сразу познакомился с нормальным абсурдом кастинга типажей. Дело в том, что его английский был несовершенен, и актер рассчитывал на роли евреев-­иммигрантов, израильтян-диверсантов или что-то в таком роде. Однако ему пришлось узнать, что он совсем не похож ни на еврея, ни на израильтянина – по крайней мере, не так они должны выглядеть в американском кино. Кожа недостаточно смугла по голливудским стандартам, и лицо недостаточно хищный имеет профиль по тем же голливудским стандартам. Пять лет Шахар Сорек совершенствовал свое американское произношение и исполнял роли индейцев и первопоселенцев. А на съемках «Короля нищих» этот израильтянин, пересаженный на американскую почву, пере­жил культурный шок «возвращения к историческим корням».

Дело в том, что фильм снимался в окрестностях Вильнюса, «литовского Иерусалима», именно там, где прошло детство бабушки актера, где она жила и росла до того момента, когда была депортирована нацистами в лагерь Берген-Бельзен. Она выжила и стала актрисой, и сейчас она гордится внуком, гордится тем, что в местах, где она родилась, где жили предки, был снят фильм о евреях, которые отстояли возможность самостоятельно распоряжаться своей судьбой в стране, пораженной как чумой, антисемитизмом.

Говорят, что у этого фильма был самый большой бюджет в израильском кино. Но, по свидетельству не только критики, но и зрителей, он дважды оправдан живописностью съемок, высоким качеством костюмов и сценографии.

«Фишке Хромому» отдавали дань художники-иллюстраторы, повесть часто фрагментами инсценировали, а теперь этот образ, созданный великим талантом Менделе Мойхер-Сфорима, воплощен и на экране.

Чтобы ставить отрицательные оценки, нужно зарегистрироваться
0
Интересно, хорошо написано

1Фильм вышел на экраны в 2007 г. - Прим. ред.

  Отправить ссылку друзьям

Главная > Мигдаль Times > №149 > КОРОЛЬ НИЩИХ
  Замечания/предложения
по работе сайта


2017-12-17 04:32:14
// Powered by Migdal website kernel
Вебмастер живет по адресу webmaster@migdal.org.ua
Сайт создан и поддерживается Клубом Еврейского Студента
Международного Еврейского Общинного Центра «Мигдаль» .

Адрес: г. Одесса, ул. Малая Арнаутская, 46-а.
Тел.: 37-21-28, 777-07-18, факс: 34-39-68.

Председатель правления центра «Мигдаль»Кира Верховская .


Dr. NONA Jewniverse - Yiddish Shtetl Еженедельник "Секрет"