БС"Д
Войти
Чтобы войти, сначала зарегистрируйтесь.
Главная > Мигдаль Times > №24 > Плывущий еврей
В номере №24

Мигдаль Times №24
Плывущий еврей
Болеслав Капулкин

«Боря, выйди с моря!» Помните этот классический пляжный одесский призыв? Если помните, то, наверное, согласитесь, что евреев к морю прямо-таки тянуло и отрывать их от воды приходилось силой и коварными обещаниями куриных котлеток, мороженого и походов в Луна-парк.

Судя по всему, евреев к морю тянуло всегда. Если вы не верите, то давайте обратимся к книгам, точнее, к Книге. Для начала, вспомним, что первым транспортным средством, упомянутым в Торе, был корабль. Тот самый, построенный Ноахом, ковчег, поэтому, даже проживая в песках Сахары или горах Швейцарии, евреи каждый год читали соответствующую главу и вспоминали, что есть на свете корабли не только пустыни... Кроме того, в нашей Святой Торе трем коленам Израилевым — Звулуну, Ашеру и Дану — определено жить на побережье, добывая пропитание от моря. Три колена из двенадцати — это ведь каждый четвертый... Много это или мало? Если вспомнить, что по статистике, в Одессе каждый четвертый горожанин профессионально связан с морем, и это дает повод абсолютно каждому одесситу утверждать, что он-де морская душа, то выходит немало. Тогда, по статистике, каждый еврей может с полным правом позволить себе ходить вразвалочку и употреблять на зависть окружающим специальные морские словечки типа «шпангоут» или «полундра».

Были когда-то и мы моряками

И все-таки долгое время евреи предпочитали двигаться посуху. Настолько предпочитали, что даже морю приходилось отступать перед упрямым народом. Тем не менее, первые упоминания о еврейском флоте мы находим опять же в наших святых книгах — царь Шломо, в результате удачных браков получивший в приданое выходы к Красному и Средиземному морю (порты Эцион-Гевер, близ нынешнего Эйлата, и Нофат-Дор, близ нынешнего Дора), решил обзавестись собственным флотом. Дружественный правитель финикийского города Тир, царь Хирам, отправил своих кораблестроителей в Эцион-Гевер, и вскорости первый еврейский корабль уже бороздил воды Красного моря. На судах Шломо служили финикийские моряки — лучшие на тот момент моряки мира, а торговля велась со странами Аравии и Африки (в частности, с загадочной страной Офир), что не нарушало финикийскую монополию в Средиземном море.

А затем, после смерти Шломо, настали Смутные времена, и евреям было не до мореходства. Правда, царь Йеhошфат попытался восстановить флот и возобновить торговые экспедиции в Красном море, но уже без помощи финикийцев. Эта попытка окончилась неудачей, а потеря района Эцион-Гевера во времена царя Ахаза и вовсе положила конец еврейскому мореходству в Красноморье.

Следующий еврейский выход в море состоялся при Хашмонаях. Нет, вы не подумайте, что евреи до этого моря сторонились — в Танахе в избытке приведена морская терминология, кроме того, можно вспомнить пророка Йону, плывшего по морю из Яффо в Таршиш (правда, это был нееврейский корабль). То есть плавать им приходилось, но на чужих судах, а вот еврейские плавсредства вновь появляются только после завоевания Шимоном Хашмонаем города Яффа. Яффский порт (по мнению историков — древнейший в мире) и становится главным портом Иудеи, а на еврейских монетах того времени появляются изображения трезубца и якоря.

Увы, в рамках борьбы с пиратством, Помпей разрушает находившуюся в Яффе базу еврейских пиратов, а вместе с ней и все остальное. Правда, царь Гордус (Ирод) сооружает в Кейсарии великолепную гавань и значительную флотилию, так что по окончании Иудейской войны римлянам пришлось на одной из выпущенных памятных монет нанести надпись Victoria Navalis («Морская победа»).

После разрушения Второго Храма и исчезновения с политической карты мира еврейского государства еврейский флот, как ни странно, сохранился. Например, в Александрии существовало общество еврейских навикулариев (судовладельцев), имелись они (судовладельцы) в Кирене и Вавилоне, а в Византии специально издали навигационный эдикт в пользу евреев и самаритян, названный «судовой закон» и подтвержденный тремя императорами — Валентином, Феодосием и Аркадием.

И в период Средневековья евреи не оставляют своих морских занятий. Еврейские корабли бороздят просторы от берегов Прованса до Лигурии, еврейские судовладельцы проживают в Тире, Марселе, Барселоне, в Португалии и на Балеарских островах. В большинстве средиземноморских портов действуют еврейские купцы, маклеры и страховщики. В Стамбуле и Салониках большинство портовых рабочих — евреи, и салоникский порт не работал по субботам вплоть до Второй мировой войны. Кстати, и в Одессе профессия портового грузчика долгое время считалась традиционно еврейской...

И хотя на счету еврейских мореплавателей нет выдающихся географических открытий, все же в истории навигации остались наши имена. Компас, квадрант (предшественник секстанта), астролябия и эфемериды — знакомству с этими вещами европейские моряки обязаны евреям. Рамбан (не путать с Рамбамом, хотя брат Моше бен Маймона Давид погиб, путешествуя на судне в Индию), так вот, Рамбан усовершенствовал квадрант, причем его изобретение, использовавшееся четыре столетия, базировалось на еврейском квадранте Quadrans judaicus Йеhуды бен Махира. Астролябия (тот самый чудесный прибор, который продавал на старгородском базаре Остап Бендер) была сконструирована Авраhамом Закуто, консультировавшим Колумба и Васко да Гаму.

И уж если речь зашла о Колумбе и да Гаме, то стоит напомнить: на треть (а то и наполовину) экипаж Колумба состоял из евреев, а знаменитый лоцман Ахмад ибн Маджид (Ахмад ибн Маджид ибн Мухаммед аль-Саади из Неджда), которому приписывают изобретение компаса, автор «Книги польз» — 40-томной лоции Красного моря, человек, приведший корабли Васко да Гамы в Индию, по неподтвержденным данным, тоже был евреем.

Хотя, если говорить о том, что кругом одни евреи, то следует вспомнить пиратов. Потому что и там не обошлось без соответствующих лиц.

Четыре года рыскал в море наш корсар

Перед тем, как начать рассказ о пиратах-евреях, следует оговорить следующее: во многих местах земного шара занятие пиратством вовсе не считалось чем-то позорным. Обычный бизнес, не хуже, а зачастую и лучше прочих. К таким районам относилось и Средиземное море, особенно африканская его часть. Например, житель Марокко Шмуэль Фаладжи — уважаемый раввин и каббалист, посол Марокко в Голландии и по совместительству — владелец флотилии из восьми фрегатов, безжалостно грабивших испанцев в Атлантическом океане. Сказать, что испанцы его ненавидели — это не сказать ничего. И хотя рав Фаладжи был дипломатом, испанский король сумел добиться ареста марокканского посла. Только вот дело происходило в Голландии XVII века, где испанцев не больно жаловали, поэтому спустя два часа рав Фаладжи был освобожден, в связи с отсутствием улик. Испанцы негодовали, а марокканский посол вновь занялся своим делом.

А вот Яков Куриэль, в отличие от рава Фаладжи, сначала стал пиратом. Вернее, сначала он стал офицером военно-морского флота Его Величества короля Испании. Семья Куриэль была знатным, древним и богатым родом, Яков был способным офицером и вполне мог сделать блестящую карьеру, но грянул 1492 год. И все испанские евреи, невзирая на богатство и родовитость, превратились в нищих беженцев. Яков перебирается в Новый Свет, и на деньги, оставшиеся после всех конфискаций, снаряжает фрегат. С командой, набранной преимущественно из таких же изгнанников-евреев, Яков Куриэль наводит страх на испанские галеоны в Карибском море. О его смелости и удачливости среди пиратов Тортуги и Ямайки ходят легенды. Вскоре он становится командиром и владельцем небольшой эскадры из трех быстроходных кораблей. Корсары называют его адмиралом, а адмирал Куриэль не только вводит на своих кораблях строгую дисциплину (этим-то пиратов как раз не удивишь), но и тщательно заботится о соблюдении кашрута и шабата...

Удовлетворив свою жажду мести, Яков Куриэль возвратился в Европу, точнее, в Эрец-Исраэль. Он поселился в Галилее, вел очень скромный образ жизни, занимался Каббалой и написал несколько книг, до сих пор имеющих хождение среди евреев. После смерти он был похоронен в Цфате, рядом с великим каббалистом Аризалем (рабби Ицхаком Лурией Ашкенази), а о жизни этого человека поведал любимый ученик Аризаля рабби Хаим Виталь Калабри в книге «Сефер Хезъенет».

Конечно, пиратов-евреев было мало. По численности они ни в какое сравнение не шли ни с французами, ни с голландцами, ни с англичанами. Но свой след все же оставили. И в пунктах «корсарского договора» о соблюдении кашрута и шабата, и в самих договорах, зачастую написанных еврейскими буквами (может быть, для конспирации?). И даже в обычае начинать утро с чтения «Шма Исраэль»! Вряд ли евреев было так много, скорее всего, суеверные моряки надеялись хоть как-то прикоснуться к удаче своих добычливых еврейских товарищей.

И корабль плывет

Шли годы и века. Из презренного занятия бродяг флот превратился в место сосредоточения элиты, где евреям места, конечно же, не находилось. Например, в морских рассказах Константина Станюковича евреи на русских кораблях появляются только в качестве корабельных портных. То же самое происходило в английском, немецком и прочих флотах. И только в XX веке евреи поднялись на палубы. Хотя, нет, скорее спустились, потому что еврейские юноши открыли для себя подводный флот.

В середине столетия еврейские герои-подводники появились сразу в нескольких флотах, например, советский подводник Израиль Фисанович, но здесь стоит упомянуть двух адмиралов, сделавших для ВМФ США так много, что подводный флот Америки до сих пор называют «джуишфлит» — «еврейский флот»

Хайман (Хаим) Джордж Риковер родился в маленьком местечке Маков, неподалеку от Варшавы. В 1906 году семья эмигрирует в США, и будущий «отец американского атомного подводного флота» вступает на нью-йоркский берег.

Отец (модный портной) хотел, чтобы Хаим стал врачом, но его влекло море. В академии Анаполиса Хаима назвали Хайманом, и с этим именем он прожил оставшуюся жизнь.

Нет смысла перечислять все, что сделал Хайман Риковер, просто еще раз вспомните его прозвище — «отец атомного подводного флота». Его путь не был гладким, «всю дорогу» Риковеру приходилось преодолевать сопротивление, и надо сказать, что ему это удалось: в отставку полный (четырехзвездный) адмирал Хайман Риковер ушел в 1982 году, прослужив на флоте 64 года, что является рекордом не только для Америки.

А вот Элмо Зумволт родился 29 ноября 1920 года в семье военного моряка, капитана первого ранга Элмо Зумволта, потому к его имени обычно добавляют «второй». Как и отец, он был весьма ревностным иудеем и сохранил верность религиозным традициям до последнего часа.

Зумволт-второй сделал блестящую карьеру. Командовал боевым кораблем, эскадрой, флотилией и военно-морскими силами США во время Вьетнамской войны. Он успешно справился со всеми непростыми задачами, за что дважды был удостоен одной из самых престижных боевых наград США — медали «За выдающиеся военные заслуги».

Адмирал Элмо Зумволт-второй ушел в отставку в 1980 году, прослужив на флоте более 40 лет. Он поселился неподалеку от Балтимора и был ревностным и активным членом еврейской общины этого города. Адмирал скончался 2 января 2000 года и похоронен не в Арлингтоне, как положено по его статусу, а на еврейском кладбище Балтимора. Такова была последняя воля четырехзвездного адмирала Элмо Зумволта-второго. А память о двух четырехзвездных адмиралах — Риковере и Зумволте — закреплена в бытующем у военных моряков названии подводного флота Америки.

Чтобы ставить отрицательные оценки, нужно зарегистрироваться
+9
Интересно, хорошо написано

  Отправить ссылку друзьям

Главная > Мигдаль Times > №24 > Плывущий еврей
  Замечания/предложения
по работе сайта


2017-05-26 14:52:56
// Powered by Migdal website kernel
Вебмастер живет по адресу webmaster@migdal.org.ua
Сайт создан и поддерживается Клубом Еврейского Студента
Международного Еврейского Общинного Центра «Мигдаль» .

Адрес: г. Одесса, ул. Малая Арнаутская, 46-а.
Тел.: 37-21-28, 777-07-18, факс: 34-39-68.

Председатель правления центра «Мигдаль»Кира Верховская .


Jewniverse - Yiddish Shtetl Еврейский педсовет Всемирный клуб одесситов