БС"Д
Войти
Чтобы войти, сначала зарегистрируйтесь.
Главная > Мигдаль Times > №25 > Несколько байт из жизни вебмастера
В номере №25

Мигдаль Times №25
Несколько байт из жизни вебмастера
Александр Эдман

Зайдите на сайт «Мигдаля» и посмотрите... Нет, вы зайдите на сайт «Мигдаля» и посмотрите... Зайдите и посмотрите, что написано в левом нижнем углу... А там написано «Вебмастер живет здесь». Так это или нет, честно говоря, мы не знаем, но сейчас этот вебмастер сидит перед нами и, кажется, готов ответить на все наши вопросы. Не подумайте плохого. Вебмастер — это не фамилия, это профессия. Фамилия, впрочем, тоже звучит неплохо — Меламуд. Дмитрий Евгеньевич Меламуд.

— Дима, до того, как мы начнем серьезный разговор о сайтах и байтах, мне хотелось бы немного поговорить об истории. Я слышал, что твои предки упоминаются в литературе?

— Да, есть такое. Мамины родители (их фамилия Бровер) родом из Балты, и прадедушка — а он был кустарем, — продавал там зельтерскую воду. Это было очень известное предприятие, потому что прадедушка «давал давление», «не жалел заварки», как говорится в анекдоте. Моему дедушке прислали отрывок из книги (автора и название я не помню)1, в котором рассказывается про одного австрийца: он был в Балте во время гражданской войны и в подтверждение сообщает, что пил зельтерскую воду у Бровера! Так мой прадедушка попал в литературу... Кроме того, в Израиле выходцы из Балты издали сборник стихов, и в одном из стихотворений автор перечисляет достопримечательности Балты, в том числе и зельтерскую воду у Бровера. Видимо, прадедушка действительно «давал давление».

Писали и про моего дедушку, участника войны, причем мнения были различные: командир дивизиона говорил, что это был самый спокойный человек на фронте, а начальник штаба батальона уверял, что он воюет за весь еврейский народ...

До войны дедушка учился в Водном институте, 22 июня должен был состояться последний экзамен, но на него, естественно, никто не пошел... После войны он служил в Бресте, пошел в военную академию, уже должен был получить звание майора, но в 1951 году арестовали его отца, то есть моего прадедушку.

— За что? Он был агентом шпионской организации «Джойнт»?

— Нет, он не был агентом «Джойнта», но он интересовался политикой, слушал «Голос Америки», любил поговорить об Израиле, — было из чего «дело шить»... На суде его спросили, почему в молитве после Йом-Кипура говорится «В следующем году в Иерусалиме», и прадедушка сказал, что не он составлял молитвы, поэтому пусть суд обращается к царю Давиду! При Хрущеве прадедушку выпустили, но он прожил недолго, а реабилитировали его только при Горбачеве... Так вот, дедушку, естественно, исключили из Академии, заставили демобилизоваться, и его семья поселилась в Одессе. Дедушка пошел в артель красить зонтики, но тяга к наукам взяла верх, он выучился на математика и всю жизнь преподавал математику.

Историю другой половины семьи я знаю хуже. Они из местечка Волковинцы. Дедушка (он 1913 года рождения) еще учился в хедере, и иногда у него проскакивают разные слова или фразы из того, что учил... например, четыре вопроса на Песах.

Во время войны семья была в эвакуации. Там он стал директором интерната. Уже в послевоенной Одессе был директором 1-го интерната, директором 76-й школы, а потом им была организована 61-я школа, где его помнят и очень любят. Он воспитал тысячи учеников, и учителя даже говорили, что район Слободка-Романовка нужно переименовать в Слободка-Меламудовка. И многие из учителей до сих пор приходят к дедушке на дни рождения.

— А было желание самому стать учителем?

— Было. В детстве было много желаний, но программирование пересилило. У меня мама программист. Был такой Одесский центр технического обслуживания, там стояла большая ЭВМ — три шкафа, дисководы в мой рост и диски, которые еле может поднять человек. Сидят люди, что-то набирают — и все работает! Впечатляет... Так что я начал писать программы где-то с 11 лет.

— В этом центре?

— Нет, дома. Компьютера у меня тогда не было, писал на бумажке. Потом два года ходил во Дворец пионеров, у них были компьютеры «Spectrum» — железный корпус прикручивается к столу и подключается к телевизору. Потом, когда компьютер появился дома, начал писать более серьезные вещи.

— А кем работал папа?

— Папа — инженер.

— И он не брал с собой на работу? Его работа не привлекала? Всякие движущиеся детали, мигающие лампочки...

— Нет, я не видел такой работы, папа стоял возле кульмана и чертил.

— Это не нравилось?

— Нет. Моментального эффекта не видно. Потом, когда я уже пошел в лицей...

— В какой?

— В Ришельевский лицей, раньше это была 36-я школа, и там меня заметили...

— Почему заметили?

— Были уроки информатики, на которых, я проявлял слишком высокий уровень знаний, и учитель начал со мной заниматься, чтобы отправить... на олимпиаду по информатике. Я тогда участвовал во всех олимпиадах подряд. Например, в 8-м классе — в семи олимпиадах одновременно: на областной уровень вышел в пяти и должен был ехать на две республиканские олимпиады.

— Это все были технические предметы или гуманитарные попадались тоже?

— Математика, физика, химия, биология, информатика, география и что-то еще, даже не помню что. В 8-м классе я никуда не поехал: просто-напросто родители не пустили — слишком маленький. В 9-м я уже поехал на олимпиаду по информатике, а в 10-м — получил первый диплом и поехал на международную олимпиаду.

— То есть вы, Дмитрий Евгеньевич, участник международной олимпиады?

— Не просто участник, а призер: у меня бронзовая медаль олимпиады в Эйндховене (Голландия).

— Там была команда из Одессы?

— Нет, было всего 4 человека из Украины.

— Дальнейший путь призера олимпиады понятен — университет. Но каким образом подающий надежды программист оказался вдруг в еврейском сообществе? Честно говоря, нетипично для подающего надежды программиста.

— Для программиста нет, а для еврея типично. Так совпало — программист и еврей. Я увидел объявление в газете, о поездке по могилам цадиков, и решил зайти.

— А до того ни в каких еврейских организациях не был? Даже в Сохнуте?

— В Сохнуте не был. Был в Израильском культурном центре, но ходил туда очень редко.

— Но я знаю, что была еще бар-мицва?

— Да (улыбается), вспомнили...

— Выходит, ты не так уж далек был от еврейства?

— Да, я не был так уж далек от еврейства, у меня во дворе было полно евреев и на даче тоже.

— А в семье? Что-то оставалось: традиции, идишкайт...

— Стандартный набор — маца на Песах и Шолом-Алейхем на полках. Слово «еврей» произносилось только дома и шепотом.

— А кто привел в синагогу?

— Папа. Тогда как раз начинались еврейские лагеря, мне было 13 лет. Я пошел в лагерь, и там мне жутко не понравилось. Просто какой-то кошмар... После этого, видимо, для компенсации, папа решил устроить мне бар-мицву. Он повел меня в синагогу на Осипова, она только открылась, и там практически ничего не было — стояли только шкаф «арон-кодеш» и стол.

— И ты не сопротивлялся?

— Нет, не сопротивлялся. Я и раньше интересовался всем этим, лагерь меня немножко разочаровал, но было интересно.

— А почему интересовался? Был какой-то толчок?

— Тяжело сказать. Были книжки разные. У моей бабушки есть сотрудница — тетя Сима, она приносила книжки. Настоящим чудом для меня стала книга «Что значит быть евреем», из которой я впервые узнал о еврейских обычаях и увидел тексты молитв. Книга была чужая, поэтому, опасаясь, что у меня ее скоро заберут, я переписал ее от руки. Рукописный вариант хранится у меня до сих пор — тетрадные листочки, свернутые в виде свитка, туда же вошла информация из еврейских календарей. Этот свиток я называл «моя Торочка»... Буквы я выучил несколько раньше, по самоучителю языка идиш. Я даже одолел первые двадцать страниц этого самоучителя, но он был очень советский по содержанию.

— Итак, отбармицвовали тебя, и что? Никакого следа не оставило? Дальше компьютеры, компьютеры, компьютеры?

— В общем-то, да. Постепенно все евреи, которые были вокруг, уехали, так что не с кем было особо общаться... Но я продолжал интересоваться всем еврейским, читал еврейские книги, когда они попадались, покупал в киосках газету «Хадашот»... Каждую книгу, газету, просто листовку, где что-то говорилось о евреях или Израиле, я аккуратно складывал в «еврейскую коробку», которая со временем выросла до огромных размеров.

— Это была не полка, коробка?

— Полка появилась потом, а это была большая коробка. Сначала была маленькая, потом я снял с нее крышку, и получилась коробка побольше, а потом уже — полка. Я говорил, что пробовал учить идиш, к тому же дома, естественно, говорили об Израиле, и я решил попробовать изучить иврит. Надо сказать, что меня водили во все спортивные секции, которые только бывают — фехтование, настольный теннис, шахматы, у-шу, бокс, плавание, правда, я нигде не задерживался. И вот, когда я попал в очередную секцию, оказалось, что там тренируются ребята из «Бейтара». Это было в одном из помещений школы олимпийского резерва, на ее месте сейчас находится «Дом с ангелом». «В нагрузку» к занятиям спортом бейтаровцы ходили на курсы иврита. Ходили как раз сюда, на Малую Арнаутскую, 46-а, и я даже выучил пару слов на иврите. Дедушкин брат уехал в Израиль и прислал оттуда какие-то учебники, я учился по ним, а потом рядом с моим домом открылся Израильский культурный центр. Туда я попал с трудом.

— «С трудом»? Это как?

— Ну, не сильно хотел... Я вообще старался держаться в стороне от организованного еврейства, но все-таки ходил туда — учил иврит, посещал некоторые мероприятия. Потом стало не хватать времени. Как раз тогда я увидел объявление и пришел в «Мигдаль».

— Пришел и остался?

— Да. Мне сказали, что тут есть студенческая группа, и я могу туда прийти. Я уже ходил в молодежный клуб Израильского центра и поэтому решил: «А чего бы и сюда не походить?»

— Дима, я знаю, что среди студентов у тебя было прозвище «ребе». Это ты пришел с таким багажом знаний или уже здесь выучился?

— Ну, конечно, я здесь кое-что выучил, но в основном это старый багаж. Я полностью прочитывал все выпуски газеты «Шомрей Шабос», и, кроме того, у меня тогда уже появился Интернет. И там (это пока что был не Интернет, это было Фидо2) можно было подписываться на рассылки3. Это были фидошные еврейские эхи4 SU.JEWS, SU.ISR&JEWS, ISRA.RUS. и рассылка Шмуэля Соминского «Йешива он-лайн».

— Дима, недавно я обнаружил, что на сайте «Штаб Мошиаха» в разделе «Наши спонсоры» указаны американцы, израильтяне и Шмуэль-Лейб Меламуд (Украина). Шмуэль-Лейб — это ты? Надо сказать, что сочетание «спонсор из Украины» звучит пока довольно непривычно, поэтому вопрос такой: в чем проявляется спонсорство скромного программиста?

— Когда я начал писать ядро5 нашего сайта, бродя по Интернету и рассматривая разные еврейские странички, зашел на сайт «Штаб Мошиаха» и завязал контакты с его автором Шолемом Луговым. И сейчас часть написанного мною ядра (хотя там есть еще что доделывать) работает на его сайте... А спонсор я потому, что у Шолема закончилось время регистрации домена6 moshiaсh.ru, и я его перекупил, чтобы никто это имя не перехватил7.

— А откуда взялся Шмуэль-Лейб Меламуд?

— Шмуэль-Лейб взялся, естественно, после брит-милы. Это случилось почти случайно (смеется). Принцип такой: «Если чего-то не можешь сделать, то начинаешь, то потом говоришь себе: ну, все, поворачивать назад уже поздно». Я давно думал об этом, да как-то времени не хватало. А тут собралась компания ребят, решили делать брит-милу. Постепенно компания рассосалась, и нас остались только двое... Вот так и появился «Шмуэль-Лейб». Это имя моего прадедушки.

— Теперь давай поговорим о сайте «Мигдаля». Еще до тебя предпринимались попытки его создания, но никому не удалось продвинуться. Я видел эти идеи и результаты попыток — они совершенно не похожи на то, что получилось.

— Да, они совершенно не похожи. Было много идей, но не было программистской поддержки. Была, например, идея сделать страницу «Мигдаля», получалась довольно красивая страница, но информацию нужно было обновлять вручную, все это находилось на бесплатном сервере, куда очень тяжело «добраться». Для того, чтобы создать сайт, нужен не только дизайнер, но и программист.

— Идея ядра и всего сайта — это плод самостоятельных размышлений, или где-то подсмотрено?

— Я программист широкого профиля, интересуюсь всем подряд и знаю, как делать сайты, хотя никогда их не делал. Мои друзья-программисты многажды говорили, что нужно сделать свою страничку, у меня был даже какой-то вариант, но не было глобальной идеи, и я попросту поленился — зачем делать? Потом я еще раз посмотрел на свой вариант и понял, что был прав и его лучше не делать.

— Есть сайты, которые ты считаешь образцами? Что такое, по-твоему, идеальный сайт?

— Это сайт, который доступен всегда и не дает сбоев, сайт, содержимое которого регулярно обновляется, а поступившее сообщение сохраняется, причем так, чтобы его можно было в дальнейшем извлечь. И, конечно, удобная навигация плюс отклик от читателя. Такие сайты, в принципе, есть, но в основном это сайты, посвященные программированию.

— А сколько времени уходит на мигдалевский сайт?

— Вначале я тратил очень много времени. Концепция была написана еще в прошлом году, перед летним лагерем, а уже после лагеря я начал писать ядро — работал над ним целыми днями, благо университет на пятом курсе меня практически не задевал. Сейчас, конечно же, трачу времени меньше, но два часа в день я пишу ядро, плюс время на обновление новостей. Идей по-прежнему масса, многое нужно сделать, а времени не хватает.

— И что, никто не предлагал помощь?

— Нет, предлагали. Предлагали многие, но ничего не делали.

— А кто занимается дизайном? Я помню, что внешний вид сайта менялся несколько раз, причем кардинально — это делал один человек или группа товарищей?

— Первый вариант дизайна, который вообще трудно назвать дизайном, сделал я, просто для того, чтобы что-то было. Потом позаимствовал дизайн у сайта http://www.linux.ru.net, дальше этим занимался Саша Ласкорунский, но он был сильно занят по работе и свой вариант так и не закончил. Некоторые элементы, созданные им, вошли в рабочий вариант, и долгое время ничего не менялось. Но вот, наконец, за это взялся Миша Аеров. Он полностью переработал все странички и сделал цельный дизайн.

— Мне попадались некоторые тексты, написанные Дмитрием Меламудом. Пробуешь писать еще что-то, кроме программ?

— Пробовал и пробую. Три рассказа, которые выложены на мигдалевском сайте, написаны в незапамятные времена. Тогда, сидя долгими ночами в Фидо, я написал один рассказ, он понравился, и я написал еще два. Серия так и называлась — «Рассказы без названия». Она попала в литературную эху, которая называется ОВЕС.РАСТЕТ, оттуда в файл-эху8 BOOKS и, вполне возможно, что вошла в некоторые компакт-диски с электронными библиотеками, потому что они комплектуются текстами из этой файл-эхи. Все писатели имеют там шестибуквенный код — у меня код MELAMD — Меламуд Дмитрий.

— А самому свои произведения не попадались?

— Нет. Есть еще одна книга, которую написал раньше, на основании собственного опыта, она называется «TSR и нерезидентные обработчики прерываний». Я пытался ее опубликовать, у меня не получилось, поэтому книга так и лежала без движения. Когда у меня появилось Фидо (а в это время стало понятно, что книга устаревает), я раздал ее в сети всем желающим, и мне еще до прошлого года продолжали приходить благодарности.

Но сейчас я ничего не пишу, потому что нет времени. Даже для маленького рассказа нужно вдохновение и компьютер под рукой...

— Извини, а что, бывает, что у тебя нет под рукой компьютера?

(Смеется) Бывает — я ведь езжу в маршрутках, хожу по улицам. Чтобы написать что-то, нужно поработать часа четыре, а это не всегда получается. Но идеи есть, и, может, я еще что-нибудь напишу.

Чтобы ставить отрицательные оценки, нужно зарегистрироваться
+3
Интересно, хорошо написано

1Имеется в виду стихотворение Семена Цванга «Балта», опубликованное в его книге стихов «Выбор». Семен Цванг, бывший житель города Балта, соученик и друг Моти Бровера, проживает в настоящее время в Израиле, в г. Ашкелоне. До этого удостоен звания Почетного гражданина г. Нетивот. 10 мая 2004 года ему исполнилось 80 лет. — Прим. модератора
2Фидо или Фидонет (FidoNet) — всемирная компьютерная сеть, в отличие от Интернета, полностью некоммерческая.
3Подборка материалов по определенной тематике, которая периодически рассылается по электронной почте всем желающим.
4Эхо-почта — в сети Фидо: тематические конференции практически на любую тему.
5Основная, недоступная пользователю, часть компьютерной программы.
6Уникальное имя для сайта в сети Интернет (например, migdal.ru).
7Это так называемый «киберсквоттинг» — приобретение доменного имени, для последующей перепродажи по спекулятивным ценам. Стоимость доменного имени, совпадающего с именем известной фирмы, может достигать миллионов долларов.
8Файл-эхо конференции — рассылка средствами Фидо файлов на какую-то определ?нную тему.

  Отправить ссылку друзьям

Главная > Мигдаль Times > №25 > Несколько байт из жизни вебмастера
  Замечания/предложения
по работе сайта


2017-08-18 20:05:52
// Powered by Migdal website kernel
Вебмастер живет по адресу webmaster@migdal.org.ua
Сайт создан и поддерживается Клубом Еврейского Студента
Международного Еврейского Общинного Центра «Мигдаль» .

Адрес: г. Одесса, ул. Малая Арнаутская, 46-а.
Тел.: 37-21-28, 777-07-18, факс: 34-39-68.

Председатель правления центра «Мигдаль»Кира Верховская .


Всемирный клуб одесситов Jewniverse - Yiddish Shtetl Журнал "Спектр"