БС"Д
Войти
Чтобы войти, сначала зарегистрируйтесь.
Главная > Мигдаль Times > №36-37 > «Не надо, ребята, о песне тужить»?
В номере №36-37

Мигдаль Times №36-37
«Не надо, ребята, о песне тужить»?
Елена Каракина

Что спорить, дуэт «Тату» пользуется невероятной популярностью и на территории бывшего СССР, и в Европе. Поклонники на собственной шкуре вытравливают его название. Что они вытворяют, когда девчонки появляются на подмостках! Какая любовь к музыке! Какое гордое сознание, что «нас не догонят»! Догонят, догонят. И других догоняли, почище вас. Большая музыка, настоящая, истинная, неподдельная, вечная, временами уходила в никуда, в забвение. Мелодии и по сей день остаются невозвращенными. Настоящие мелодии, высокие и великие, а не модные, недорогие бабочки-однодневки.

Елена Каракина
(0)

Как бы хотелось услышать эту музыку! Хотя бы потому, что чуть ли не во всех статьях, посвященных Давиду Новаковскому, встречается фраза: «Хор его пел лучше, чем поют ангелы у подножия престола Г-сподня». Вы когда-нибудь слышали, как поют ангелы у престола Г-сподня? А вот посетителям Бродской синагоги — до 1921 года, естественно, — повезло. Они слышали, как пел хор Бродской синагоги, где первым голосом был Пинхас Минковский, а дирижером — Давид Новаковский. Они слышали четырехголосный мужской хор, певший «а капелла». Они слышали кантора, скрипку, виолончель, орган, исполнявшие мелодии Давида на стихи Давида. Хотелось бы послушать эту музыку, которую Новаковский написал к Теhилим — псалмам Давида. Ноты, к счастью, сохранились, а музыки все не слыхать. Вот уже больше восьмидесяти лет.

Как не повезло Давиду! Правда, уже после смерти. А при жизни он был не просто любим — обожаем. Тысячи поклонников рвались в Бродскую синагогу, чтобы услышать его музыку. Конная полиция наводила порядок среди разбушевавшейся публики. Музыкальное образование жаждущих прорваться в синагогу было не важно. Профессия потенциальных слушателей не имела значения. Вероисповедание — тоже. Желание услышать хор под руководством Новаковского — вот было вероисповедание. Татуировки, правда, были тогда еще не в моде, как и лозунги на маечках, а то бы вся Одесса пестрела слоганами на коже и на ткани: «Я люблю хор Новаковского».

Музыка — не слова. Буквы-то прочтет каждый. А ноты — только те, кто имеет музыкальное образование. Звуки же имеют свойство улетать — туда, в вечность, к подножию престола Г-сподня. Они становятся недоступны слуху смертных. Так оказался забыт в Одессе, в городе, где был обожаем много десятков лет, звук даже самого имени Давида Новаковского. И звук его волшебных песен. «Умолкли звуки чудных песен. Не раздаваться им опять...» Конечно, эти слова сказаны по другому поводу, но до чего же они подходят к Новаковскому!

Между тем, им были записаны три с половиной тысячи (шутка ли, три с половиной тысячи!) разного рода музыкальных сочинений — литургий, хоралов, прелюдий, мелодий к псалмам, даже к будущему государственному гимну Израиля — «Атиква». (Музыка не была принята, ее посчитали слишком наполненной печалью, наследием эпохи рассеяния.) Несмотря на столь огромный, разнообразный и мощный массив творчества, едва ли не десять лет спустя после его смерти напишут: «Забытый музыкант, забытый композитор». Правда, добавят «незаслуженно забытый». Но с тех пор он таковым и остается.

Между тем, не самый большой на этой земле юдофил и филосемит, но великий композитор, Петр Ильич Чайковский писал о Новаковском: «В его лице мы потеряли первоклассного композитора. Какая жалость, что он не посвятил свой талант светской музыке!» Между тем, музыкальные произведения Давида Новаковского сравнивают с произведениями Иоганна Себастьяна Баха. Между тем, говорят, что он виртуозно переосмыслил в своих сочинениях музыкальные традиции Генделя и Мендельсона, композиторов «могучей кучки», Чайковского и классических синагогальных произведений Южной России и Украины.

Кантор Бахман писал: «Талантливые и интересные сочинения Новаковского, которые отмечены высоким мастерством и дарованием, известны сравнительно небольшой группе профессионалов. Он обладает редчайшим знанием и пониманием духовной музыки и даром мелодии, именно тем, в котором сегодня нуждается Синагога в самом широком смысле этого слова. Он знает, как облечь этот мелодический дар в оригинальную форму, ему лишь присущий стиль, отталкиваясь от старых композиторов и их музыкальных догм, и облекать традиционные синагогальные мотивы в такие формы, что его слушатели уносятся душою ввысь и растворяются в восторженном звучании. В экзальтации и стремлении приблизиться к Г-споду, свойственном еврейской нации, как никакой другой».

Бродская синагога
(0)

Бахману вторит специалист в области еврейской музыки А.В. Биндер: «Когда мы анализируем работы, вышедшие из-под пера Новаковского, мы находим в них выражение еврейской души. Новаковский, как никакой другой композитор, постоянно искал гармонии, созвучной еврейскому духу. Той гармонии, которая бы передавала красноречие Пророков, страдания народа, и при этом всегда сохраняла вдохновение, экстаз молитвы, состояние души молящегося».

Давид Новаковский, родившийся в 1848 году в мало кому известном местечке — по одним источникам Малин, или Малиновка, по другим — Махновка, получивший музыкальное образование сначала в Хмельнике, потом в Бердичеве, уже в 21 год был приглашен на должность кантора и регента в самую известную, самую элитную синагогу Одессы. В Одессе, в стенах Бродской синагоги он и провел большую часть своей жизни, о которой известно гораздо меньше, чем хотелось бы. По крайней мере, известно, что он жил в доме Розенберга по улице Троицкая, 13.

Известно, что его музыкальные убеждения вошли в противоречие с позицией другого крупнейшего музыканта и руководителя хора синагоги — Нисана Блюменталя. Что первые музыкальные шаги в Одессе ему помогал сделать легендарный голос Одессы — Пинхас Минковский, которого обессмертил Исаак Бабель. Что среди людей, высоко ставивших его дарование, были Менделе Мойхер-Сфорим и Хаим-Нахман Бялик. Помимо этого, он создал лучший хор в Европе, много преподавал, успел выпустить при жизни лишь два небольших издания своих музыкальных сочинений (музыка для службы в Йом Кипур и музыка к заходу Субботы). Готовился Новаковский выпустить полное издание сочинений, но тут пришла в Одессу Советская власть, а за ее приходом последовала скорая смерть музыканта.

А вскоре после нее начались статьи — на немецком, чешском, идиш, английском. И все они сходились в одном — «забытый музыкант» и «незаслуженно забытый». Невероятная популярность сменилась полным забвением. Догнали, еще как догнали.

Не снится девчонкам, эпатирующим, шокирующим и волнующим сегодня Европу, что их забудут. Но в каком сне, в каком кошмаре могло присниться одесситам, что их любимец, что, не побоимся этого слова, великий композитор и музыкант будет забыт, да еще так быстро, почти одномоментно. Так может, как говорил поэт, «не надо, ребята, о песне тужить»? Жизнь, как правильно заметил он же, довольно быстро придумывает новые песни. Но вот в чем закавыка: Бах-то тоже был забыт. Кажется, если не ошибаюсь, на сто лет. У Вивальди были похожие проблемы. Бизе был освистан вместе с Кармен, после чего вскоре умер. Тем не менее, музыка их сегодня звучит. И возносит ввысь души.

Так кому же вспомнить незаслуженно забытого композитора, сумевшего найти ту гармонию, «которая передавала красноречие Пророков, страдания народа, и сохраняла вдохновение, экстаз молитвы», если не нам, одесситам?

Биография Одессы богата талантами. Но это не повод, чтобы ими разбрасываться или забывать их.

Пятьдесят лет Давид Новаковский прослужил дирижером Бродской синагоги. Менеджеров у него не было, никто его не «раскручивал». Крылатая слава пришла к нему сама, всего лишь взамен за музыку, которая звучала в его душе. Пусть зазвучит и в нашей.

Необходимый постскриптум. Сведения о композиторе и дирижере Давиде Новаковском почерпнуты, в основном, из докторской диссертации Норин Грин, Калифорния, 1991 г. А в Одессе ни один знакомый мне музыкант не пожелал даже заглянуть в ноты, которые занимают добрую треть толстенного тома диссертации.

Попала эта книга в Одесский литературный музей, благодаря тому, что внуки Новаковского (брат и сестра по фамилии Новак) были несколько лет назад в Одессе. Показывала им город Анна Александровна Мисюк. Кажется, уже тогда, — рассказывала она, — возникла идея у Дэвида Новака — режиссера-документалиста, поименованного в память своего одесского дедушки, дать концерт на музыку Новаковского в Одесском Оперном театре и построить на этом сюжете документальный фильм о Тедди (так он называет своего деда) Новаковском и музыкальном чуде Бродской синагоги.

Три года тому назад Д. Новак организовал с успехом прошедшие концерты в Нью-Йорке и Лос-Анджелесе, нашел спонсоров и для одесского проекта. В течение года велись переговоры. Сами Новаки уже в Штатах вели переговоры с Хобартом Эрлом, главным дирижером оркестра Одесской филармонии. Он согласился с участием оркестра, но отказался дирижировать, возможно, ему просто не подошел оговариваемый срок. Так что предстояло не только солистов привозить, но и дирижера из Лос-Анджелеса. В Одессе нашелся только один хор, технически способный исполнить такую музыку. Увы, руководитель единственного подходящего заломил такую сумму за выступление, которая просто подрывала состоятельность проекта. Впрочем, руководитель хора и не скрывал, что не слишком жаждет распевать еврейские хоралы. Так, во всяком случае, я поняла рассказ Анны. А вопрос об исполнении музыки Новаковского в Одессе снова повис в воздухе. Вопрос, а не звук написанных им нот.

Чтобы ставить отрицательные оценки, нужно зарегистрироваться
+15
Интересно, хорошо написано

  Отправить ссылку друзьям

Главная > Мигдаль Times > №36-37 > «Не надо, ребята, о песне тужить»?
  Замечания/предложения
по работе сайта


2017-11-18 02:56:26
// Powered by Migdal website kernel
Вебмастер живет по адресу webmaster@migdal.org.ua
Сайт создан и поддерживается Клубом Еврейского Студента
Международного Еврейского Общинного Центра «Мигдаль» .

Адрес: г. Одесса, ул. Малая Арнаутская, 46-а.
Тел.: 37-21-28, 777-07-18, факс: 34-39-68.

Председатель правления центра «Мигдаль»Кира Верховская .


Еврейский педсовет Всемирный клуб одесситов Jerusalem Anthologia