БС"Д
Войти
Чтобы войти, сначала зарегистрируйтесь.
Главная > Мигдаль Times > №8 > Список Шмерлинга
В номере №8

Мигдаль Times №8
Список Шмерлинга
Борис Гельман

Крымская война 1853-1856 гг. была первой войной, в которой российские евреи приняли участие не как добровольцы, а как профессиональные солдаты — сказалась проклятая система кантонистов. Многие из них пали, защищая город, называемый теперь почему-то городом только русских моряков. К сожалению, памятник, поставленный им в Панайотовой балке в районе бухты Северной стороны Севастополя, ныне недоступен публике — он находится на «закрытой» территории Севастопольского морского завода. А долгие годы он был вообще забыт, история его «реоткрытия» достойна отдельной книги. И такая книга уже издана. «Забвению не подлежит» — книга севастопольского журналиста Бориса Гельмана, редактора еврейской газеты «Разсветъ». Главу из этой книги мы и предлагаем вашему вниманию.

Поиски материалов о памятнике еврейским солдатам, павшим в Крымской войне, привели меня в Симферополь, в библиотеку «Таврика». Заведующая, Нина Николаевна Колесникова, любезно предложила познакомиться с одним старым документом. И принесла тоненькую брошюру без обложки, хорошо сохранившуюся, — «Отчет об устройстве еврейского кладбища и памятника еврейским солдатам, павшим при защите Севастополя». Вот это находка...

Еще при знакомстве со статьей Савелия Шмерлинга «Севастополь» в газете «Разсветъ» (№47 за 1861 г.) передо мной предстал человек, способный всколыхнуть соплеменников, разбудить спящую совесть.

И теперь Савелий Шмерлинг бросает клич: собрать деньги для благоустройства еврейского военного кладбища. В Одессе его поддержал первый еврейский еженедельник на русском языке «Разсветъ», приняв на себя сбор пожертвований. Первые взносы поступили уже через две недели из Одессы, Тирасполя, Могилева-на-Днестре. Но широкой рекой деньги не потекли.

После закрытия «Разсвета» в мае 1861 года эстафету принял «Сион». Выяснилось, что за девять месяцев набралось всего 97 руб. 75 коп.

Такое состояние благого дела тревожило редакторов нового издания Э. Соловейчика и Л. Пинскера. Видимо, призыв Шмерлинга не вызвал сочувствия у большинства евреев: «Мы готовы жертвовать для улучшения положения неимущих, для облегчения страждущих; но к чему еще жертвовать для сооружения памятника людям, которых уже нет на свете?»

Как видим, не так уж много изменилось в мире за полтора столетия...

И «Сион» стремился убедить, что памятники ставятся не для умерших, а для живых. «В Севастополе, который сам стал одним из важнейших исторических памятников для русских, в котором десятки тысяч людей, чувствовавших и мыслящих, сложили свои головы... в Севастополе должна быть увековечена память и наших павших братьев по вере».

В газете «Одесский вестник» своими выступлениями будоражили еврейскую общественность К. Гаузнер и С. Шмерлинг.

В декабре 1861 г. в газете «Сион» появляется статья, написанная Л. Пинскером: «Мертвые в Севастополе безмолвны. И живые счастливцы охотно забывают о них». Он обращается к чувству и сердцу каждого единоверца: «Еще раз взываем ко всем без исключения русским евреям. Каждое посильное приношение последнего из бедняков, как бы мало оно ни было, будет цениться наравне с самыми богатыми пожертвованиями».

Дело стало продвигаться успешнее с образованием в Одессе в январе 1863 г. комитета по сооружению памятника. В итоге пожертвования пошли от Поневежа в Литве (Паневежис) до Томска, от села Чунихина до Тифлиса, — всего 48 городов и поселков, свыше 1300 человек. Конечно, Петербург и Москва, Одесса и Симферополь...

Поступали и такие примечательные переводы: от евреев-студентов Московского университета, из Николаева от питейной конторы, из Орской области от унтер-офицера из Радзивилловского еврейского общества Герша Визиля.

Откликнулись не только евреи. Поступили, например, деньги из Керчи — от градоначальника контр-адмирала Александра Петровича Спицына, его брата контр-адмирала Павла Петровича Спицына, генерал-майора Антона Антоновича Ната, полковника Захара Никифоровича Алтухова...

Из отчета следует, что сбор пожертвований за два года составил 1888 руб. 20 коп. С такой суммой «можно было серьезно приступить к делу устройства памятника и кладбища». Этим делом занялся специальный комитет, который, получив разрешение Морского министерства в июле 1864 г., поручил организовать работы в Севастополе Савелию Шмерлингу. За три месяца кладбище было обнесено стеной из инкерманского камня, установлены чугунные ворота одесского литейного завода Фалька.

Когда работы близились к завершению, выяснилось, что смета расходов превышена. И тогда снова пустили шапку по кругу. Недостающая сумма была собрана по дополнительным спискам «Д» и «Е».

И какое одинаковое уважение и к тем, кто внес большие деньги (Ефрусси и К. — 100 руб., И. Е. Гинзбург — 75 руб.), и к тем, у кого хватило лишь 15 копеек: все фамилии перечислены. Интересно, каким образом это происходило? Понятно, в Одессе объявления печатались в газете, евреи собирались в синагоге. Но как развернулся Савелий Шмерлинг в Севастополе, где всего этого не было? И все же он «охватил» в короткий срок 45 человек и «хевру» (общество) еврейских солдат. Возможно, кто-то из нынешних потомков обнаружит здесь фамилии своих достойных предков.

Чтобы ставить отрицательные оценки, нужно зарегистрироваться
+3
Интересно, хорошо написано

  Отправить ссылку друзьям

Главная > Мигдаль Times > №8 > Список Шмерлинга
  Замечания/предложения
по работе сайта


2018-01-24 05:59:58
// Powered by Migdal website kernel
Вебмастер живет по адресу webmaster@migdal.org.ua
Сайт создан и поддерживается Клубом Еврейского Студента
Международного Еврейского Общинного Центра «Мигдаль» .

Адрес: г. Одесса, ул. Малая Арнаутская, 46-а.
Тел.: 37-21-28, 777-07-18, факс: 34-39-68.

Председатель правления центра «Мигдаль»Кира Верховская .


Jerusalem Anthologia Журнал "Спектр" Jewniverse - Yiddish Shtetl