Мигдаль Times №138
МУЗЫКАЛЬНЫЕ МАГАЗИНЫ СТАРОЙ ОДЕССЫ
Ева КРАСНОВА, Анатолий ДРОЗОВСКИЙ

Помните песню из допотопного советского мюзикла: «Музыкальный магазин открывается…»?

Так вот, таких магазинов – торгово-издательских предприятий – в Одессе, начиная с середины ХIХ века, было множество. В них продавались музыкальные инструменты и нотные издания. Такие издания обычно выходили с яркой запоминающейся обложкой, обрамлявшей творение профессионального музыканта или любителя. А весьма умелых сочинителей-любителей в Одессе в ХIХ веке и в первой половине ХХ века было немало. Ведь музыке и танцам обучали во всех гимназиях и училищах, институте благородных девиц, кадетском корпусе и юнкерском училище. Что уж говорить о занятиях на дому в состоятельных семьях! Так что всякий, кто считал себя композитором, мог сочинить музыкальную пьесу, посвятить ее близким людям или спонсорам издания и пустить в продажу или раздарить друзьям.

Популярные сочинители могли рассчитывать, что их опусы будут напечатаны за счет издателя, в расчете на приличную прибыль.

Помните, с каким уважением А.С. Пушкин писал о купцах в «Одесской» главе «Евгения Онегина»: «Дитя расчета и отваги…» Владельцы музыкальных магазинов должны были угадать предполагаемый спрос на предлагаемую авторами нотную продукцию. Попытаемся рассказать об удачливых и не очень одесских предпринимателях, связанных с изданием и продажей нот.

Один из первых нотных магазинов в Одессе открыл в 1847 г. Анжело Цаннотти, позднее эстафету подхватил германский подданный, со временем купец 2-й гильдии, Степан Бальц, а позднее – его сыновья. Причем Григорий Бальц вел торговые дела, а его брат Владимир – профессиональный художник – хоть и отошел от предпринимательства, но зачастую рисовал нотные обложки, подписывая их «В.Б.».

Семья греческого происхождения Бернарди также содержала музыкальный магазин. А так как отец и сын (А. Бер­нар­ди) были военными музыкантами – капельмейстерами, то издавали зачастую собственные сочинения. Если торговый дом Бальц продержался на нотном поприще почти полвека, то Бернарди – около 20 лет. Александр Бернарди, который руководил оркестром городского театра, не смог или не захотел продолжать дело, а со временем и вовсе уехал в Москву.

Любителем и издателем украинских песен был в Одессе опытный предприниматель Болеслав Корейво, содержавший одновременно музыкальный магазин в Киеве. Его одесский управляющий Эдуард Иванович Островский, женившись на дочери хозяина Леокадии, стал продолжателем успешной нотной торговли в Одессе. Любитель украинских песен, он издал на свои средства «Еврейское счастье» – «Попурри из разных опереток и национальных веселых песен для фортепиано», составленное Н.Л. Спектором.

Господин Спектор в 1905 г. за свой счет выпустил ноты марша для фортепиано «Возрождение евреев», посвященного 7-му конгрессу сионистов в Базеле. Это был первый конгресс после смерти идеолога сионизма Теодора Герцля­.

(0)

Мэтр киевской салонной музыки Л.М. Вигдорович написал «Траурный марш», посвященный «Доктору Теодору Герцлю». Издание было осуществлено крупным книжным и музыкальным магазином Леона Издиковского в Киеве на средства издателя. Ноты этого марша продавались во многих музыкальных магазинах Российской империи, в Одессе – у Э. Островского.

До сих пор мы говорили об успешных торговцах, десятилетиями умело руководивших своими предприятиями, но в нашей коллекции есть очень интересное письмо, написанное на бланке «Депо и фабрики музыкальных инструментов» самим владельцем Михаилом Кирбисом.

Господин Кирбис считал себя композитором: в его активе вальсы для фортепиано «Звездочка», «Минуты забвения» и полька «Колокольчики», ноты которых продавались в магазине.

(0)

Письмо – часть переписки Михаила с девушкой Марией, которой он сделал предложение руки и сердца. Из письма ясно, что девушка очень серьезная и своим трудом содержит семью. Михаила заботит то обстоятельство, что он происходит из евреев. Видимо, девушка другого вероисповедания, и не совсем понятно, как к этому обстоятельству отнесется ее семья. Романтики в этом деловом любовном письме нет вовсе. Чувствуется продуманность и трезвость взрослых людей.

Красивый бланк предприятия, с указанным на нем адресом дома на углу Преображенской и Дерибасовской улиц, не принес успеха владельцу: заведение М. Кирбиса не числится ни в одном из справочников последних лет ХIХ и первых годов ХХ века – когда было написано письмо, и позднее тоже. Более того, многократное увеличение открытки с фотографией пересечения улиц Преображенской и Дерибасовской, выпущенной в эти же годы, позволяет прочитать вывес­ку на доме, где сказано, что это склад музыкального магазина Л. Йозефер. Возможно, не справившись с самостоятельным бизнесом, Михаил Григорьевич стал служащим в крупном музыкальном депо (магазине) одесского купца Льва Абрамовича Йозефера.

Вывеска заведения хорошо различима на открытках и фотографиях, сделанных со стороны Дерибасовской, фасада престижного торгового центра «Пассаж».

После смерти основателя музыкального бизнеса дело успешно вела его вдова Луиза Йозефер. Сохранилось множество интереснейших нотных изданий, выпущенных предприятием, возглавляемым этой бизнес-леди.

Нам очень хочется обратить внимание читателей на сочинения интереснейшего, талантливого музыканта с непростой судьбой, военного капельмейстера 15-го стрелкового полка, позднее 8-го Дон­ского казачьего полка­, – Льва Исааковича Чернецкого-сына. Исаак Чернецкий-отец также был музыкантом: сохранились в нотах и на пластинках некоторые его сочинения. Однако слава Льва Чер­нец­кого превзошла славу его родителя.

Марш для фортепиано «Одесская выставка 1910 года» был выпущен в интересном оформлении: с видом Александровского парка, где проходила гран­диоз­ная выставка, и картинкой угла Дерибасовской и Пре­об­ра­жен­ской улиц. Подозреваем, что средства на издание были выделены щедрой рукой купца 1-й гильдии, выходца из старинного караимского рода Самуила Ароновича Кальфа, которому автор музыки посвятил свое сочинение.

(0)

Огромный успех автору принес марш для фортепиано «Дни нашей жизни». В 1910-х гг. вошло в моду проставлять на нотной облож­ке, если ноты выходили огромными тиражами, восторженные комментарии типа: «Большой успех!!!» А как сказать иначе, если один наш коллекционный экземпляр марша «Дни нашей жизни» вошел в 26-ю тысячу (!) изданных нот, а другой, с измененным дизайном, – в 36-ю тысячу! Дизайн обложки первого выпуска этого марша сохранил при переиздании владелец издательства «Прогрессивные новости» в Москве, Б.Л. Анд­ржеев­ский. В этом издании сочинение Льва Чернецкого сопровождается надписью «Популярный русский марш». Думаем, что издатель и автор марша в накладе не остались.

Еще один марш Л. Чернецкого – «За Отчизну» – не вызвал подобного ажиотажа. Он был издан книжным и нотным магазином Э. Островского.

(0)

Вальс Л. Чернецкого «Ключи счастья» издан на средства магазина Л. Йозефер с пометкой: «Автор марша “Дни нашей жизни”». К нам в коллекцию попал экземпляр всего лишь из 2-й тысячи. Са­лон­ный вальс и его название навеяны автору популярным в начале ХХ века романом Анас­та­сии Вер­биц­кой «Ключи счастья».

Если свои прославленные марши Л. Чернецкий посвящал Николаю и Ивану Васильевичу Пташниковым – одесским купцам 1-й гиль­­дии, владельцам крупного торгового мануфактурного дома, то вальс он посвятил М.Р. Легодэ – дочери директора Анонимного бельгийского общества одесских трамваев, обеспечившего Одессу вначале конкой, а потом и трамваями.

Сделаем небольшое отступление и скажем, что положение капельмейстеров в русской армии было незавидным, отнюдь не денежным, так как до 1910 г. они даже не входили в штат полка, а нанимались на работу по контракту с договорной оплатой как военные чиновники. Реорганизация 1910 г. позволяла повысить статус капельмейстеров, переведя их из неопределенного чиновничьего статуса в офицерский. Однако тут уже для капельмейстеров-евреев, таких как Л. Чернецкий и многие другие, препятствием служило их вероисповедание.

Л. Чернецкий не гнушался сочинением и составлением всевозможных попурри «на мотивы новых любимых шансонеток» – «Веселые ночи в Шантане» выдержали не менее пяти изданий.

(0)

Одесское попурри из новейших романсов и шансонеток «Ночка в "Северной"», составленное Л. Чер­нец­ким и изданное владельцем нотного магазина на Де­ри­ба­сов­ской, 20, Антоном Гус­тав­со­ном, было посвящено Алек­санд­ру Сира­га­но­вичу Асвадурову – владельцу табачного и спичечного производства в Одессе. Гостиница «Северная», которая находилась в Театральном переулке за Городским театром, славилась своим кафешантаном. В путеводителях предупреждали, что семейным не рекомендуется поселение в «Северной».

Нельзя не упомянуть еще об одном капельмейстере, чьи произведения издавались колоссальными тиражами. «Громадный успех!!!» «6-я тысяча. Везде и всюду колоссальный успех!!!» Эти восторги относятся к сочиненному капельмейстером 11-го Восточно-Сибирского стрелкового полка Максом Авельевичем Кюссом вальсу «Разбитая жизнь». Все прибыли достались автору, за счет которого издание было осуществлено.

Известная всем людям старшего поколения мелодия вальса «Амурские волны» М. Кюсса выдержала множество переизданий. Первое издание в 1907 г. было украшено портретом дамы, которой посвящался вальс. Наш коллекционный экземпляр входит в 14-ю тысячу выпусков «Амурских волн». На нем нет портрета и посвящения, снятых с обложки в связи с требованием супруга любимой дамы композитора, зато есть живописные сопки вдали и бурные волны Амура. Вся печаль автора по утраченной любви вылилась в ноты вальса и сделала его известным на долгие времена. «Всюду и везде колоссальный успех!!!»

(0)

Вернувшись в Одессу в 1911 г., Макс Кюсс издал на собственные средства «Новейшее танго "Ночь в Бразилии"», снабдив ноты собственным портретом и строгим уведомлением: «Контрафакция будет строго преследоваться законом 20 марта 1911 года». Не забыл автор поставить и принятые в те времена похвальные слова: «Небывалый успех!!!» Ноты посвящены танцовщице М. Глагольевой, которая, возможно, с небывалым успехом исполняла танго Кюсса. Точно не известно, родился ли Макс Авельевич в Одессе, но свою смерть он встретил именно здесь: был уничтожен фашистами вместе с большой группой евреев в селе Дальник вблизи Одессы.

Годы первой мировой войны – это время активного еврейского «вступления» в нотный бизнес. На этом поприще интересно проявил себя аранжировщик многих музыкальных произведений Исая Абрамович, назвавший свое нотоиздательство «Лира». В нашей коллекции ноты этого издателя сугубо еврейские: «Одесская еврейская свадьба» и «Гитер бридер Хаим».

Иона Соломонович Либерман – владелец нотоиздательства «Свободная песнь» – буквально закидал одесских любителей легкой музыки всевозможными нотными изданиями из репертуара популярных исполнителей с их портретами. Перед нами уникальная портретная галерея известных в те времена на юге Российской империи певцов и певиц легкого жанра: Лев Леонов, Павел Троиц­кий, Цезарь Коррадо, Лев Зин­гер­таль, Тина Каренина, Татьяна Стрю­кова, Юлий Убейко, Геор­гий Шебуев, Софья­ Чарусская, Эмиль Борео, Михаил Гла­зу­нов, Вла­ди­мир Сабинин, Александр Франк, Мария Ленская, Виктор Хенкин и другие.

(0)

Всего в 1917-18 гг. нотоиздательством «Свободная песнь» было выпущено 139 различных изданий нот малого формата – в половину листа. Иона Либерман неизменно размещал на обложках хвалебные восклицания типа: «Все поют!», «Чарующая музыка!», «Большой успех!», «Популярная песенка! Всюду поют и играют!», «Гвоздь сезона!» – и прочими в том же духе.

Очень популярные «Печальные песни» Александра Вертинского, с портретом певца, сделанным в Одессе фотографом Мексиным, издатель выпустил в 1918 г. стандартным большим форматом.

Наряду с легким жанром, на злобу дня господин Либерман издавал революционные песни. Ноты и слова международного гимна «Ин­тер­на­цио­нал» с портретом М.В. Родзянко скорее всего были выпущены в 1917 году. А чуть позднее И.С. Либерман издал в малом формате ноты и слова «Украинского гимна "Ще не вмерла Україна"» с портретом Тараса Шевченко. Какова прозорливость одесского нотоиздателя!

В это же время в Одессе действует еще одно нотоиздательство – «Южная Пальмира», владеют которым Б.А. Матусис и Ф.И. Свист. Борис Матусис был режиссером «Большого Ришельевского театра» в Одессе, сочинителем и аранжировщиком множества популярных песенок. Его компаньон Ф. Свист не был замечен в музыкальных кругах и, видимо, отвечал за коммерческую часть предприятия.

(0)

Ноты популярных песен, изданные этим тандемом, мало отличаются от продукции издательства «Свободная песнь», и, судя по списку на обороте некоторых изданий, их намного меньше. Остановимся на политических выпусках нотоиздательства. Любопытна песня, посвященная арестованным министрам Временного правительства (аранжировка Б. Матусиса), – «Министры "на даче" (революционный лубок)».

Марш «Обновленная Россия» (издание №11) написан самим Матусисом. Алый флаг на облож­ке олицетворял надежды жителей Российской империи на новую жизнь.

Как выкручивались все эти предприниматели и какие получали прибыли в 1918-19 гг. при частой смене власти и повальных репрессиях? Известно, что с установлением советской власти ноты в Одессе уже не издавались, но все еще продавались в бывших книжных и нотных магазинах. Издания осуществлялись в столицах и крупных городах, к оформлению обложек, как и раньше, привлекались художники-дизайнеры.

Нотные обложки первой половины ХХ века стали особым интереснейшим отделом книжной графики. Товарная ценность их определялась ценностью музыкального произведения и оформлением титульного листа. История нотной торговли в Одессе проливает свет на некоторые аспекты предпринимательства того далекого времени.

Нотные издания из коллекции семьи Дроздовских представлены на выставке «Искусство широкого потребления» в Музее истории евреев Одессы «Мигдаль-Шорашим».

  Отправить ссылку друзьям