БС"Д
Войти
Чтобы войти, сначала зарегистрируйтесь.
Главная > Мигдаль Times > №156 > ЧЕЛОВЕК С «НЕУДОБНОЙ» ФАМИЛИЕЙ
В номере №156

Чтобы ставить отрицательные оценки, нужно зарегистрироваться
0
Интересно, хорошо написано

ЧЕЛОВЕК С «НЕУДОБНОЙ» ФАМИЛИЕЙ
Инна КАЦ

В отличие от многих своих коллег, он никогда не менял фамилию.

ИзменитьУбрать
(0)

И никогда не скрывал, что он – еврей. С этой своей фамилией, такой неудобной в Советском Союзе, где, конечно, не было не только секса, но и антисемитизма, он сумел добиться гораздо больше, чем многие конформисты, с легкостью отказавшиеся от своего имени и своего народа.

Иосиф Райхельгауз родился в Одессе 12 июня 1947 года. Он окончил режиссерский факультет ГИТИСа, мастерскую М.О. Кнебель и А.А. Попова. В 1971 г. проходил режиссерскую практику в Центральном театре Советской Армии, но спектакль «И не сказал не единого слова» по повести Г. Бёлля не был допущен к показу. Свой преддипломный спектакль, «Мой бедный Марат» по пьесе А. Арбузова, в 1972 г. поставил в родной Одессе. В 1973 г. был принят на должность режиссера-постановщика в «Современник».

Первым успехом стала постановка спектакля «Погода на завтра», за который Иосиф Райхельгауз был удостоен премии «Московская театральная весна». Среди поставленных в театре спектаклей – «Из записок Лопатина» по К. Симонову, «А поутру они проснулись…» В. Шукшина, «1945» (по собственной пьесе), «Привидения» Г. Ибсена. С 1975 г. Райхельгауз вместе с Анатолием Васильевым руководил Театром на Мытной. В 1977 г. был принят режиссером-постановщиком в театр им. Станиславского, выпустил спектакль «Автопортрет», начал репетировать «Взрослую дочь молодого человека», но в 1978 г. от занимаемой должности был освобожден из-за отсутствия московской прописки.

Затем была работа в московских театрах – имени А.С. Пушкина, Миниатюр (ныне театр «Эрмитаж»), на Таганке. В 1985 г. вернулся в «Современник», где работал до 1989 года.

Иосиф Райхельгауз стал инициатором со­здания Московского театра «Школа современной пьесы», открывшегося 27 марта 1989 г. его спектаклем «Пришел мужчина к женщине» по пьесе Семена Злотникова. Этим театром он руководит до сих пор.

Сейчас Иосиф Леонидович – народный артист Российской Федерации, профессор Рос­сийс­кого института театрального искусства, член Общественного совета Российского еврейского конгресса.

Но, когда его просят назвать свои чины и регалии, со смехом называет два, которые, по его мнению, больше всего подходят к его фамилии: действительно лауреат государственной премии Ту­рец­кой республики и почетный профессор Тегеранского университета.

«…Когда я поступал в ГИТИС, был такой забавный случай. Один из абитуриентов спросил: что у тебя за фамилия такая дурацкая? Тебя с такой фамилией не примут. Тогда я рассказал открывшим рот ребятам, что фамилия моя, наоборот, очень известна, потому что ее носила сама Зинаида Райх. Ее самым первым мужем был мой дедушка Меир Ханонович Райхельгауз. А Райх – это сокращение, просто первые четыре буквы… Специально для афиши!

ИзменитьУбрать
Театр «Школа современной пьесы». Сцена из спектакля «Вредные советы»
(0)

И хотя вскоре после поступления, конечно, признался, что это – шутка, но по ГИТИСу еще долго гулял слух, что на режиссерском факультете учится внук великой русской актрисы Зинаиды Райх», – рассказывает Райхельгауз.

Ему не раз предлагали сменить фамилию на более «благозвучную». Объясняли, что для русского театра это «неудобная» фамилия.

Когда молодой режиссер начал работать в «Современнике», Олег Павлович Табаков, будучи директором театра, однажды в интервью сказал: «В этом сезоне мы взяли в театр очень перспективного режиссера – Иосифа Леонидовича Леонидова». Он надеялся, что Райхельгауз одумается и возьмет псевдоним.

Настойчиво предлагали сменить фамилию и «официальные лица». По их мнению, человек с фамилией «Райхельгауз» не может руководить русским театром.

«Но что я скажу своему дедушке и папе? Я горжусь своими предками. Зачем же мне их фамилию менять? С этой фамилией мой отец дошел до Берлина, а дед был председателем знаменитого колхоза им. Иванова в Одесской области», – отвечал он в таких случаях.

Очевидно, дедушка Иосифа Райхельгауза был религиозным человеком: ел он всегда в фуражке, молился по праздникам, и, хотя слово «кашрут» в доме не произносили, законы соблюдали. Кстати, знание идиша – это тоже от дедушки с бабушкой.

– У нас не было дома библиотеки, все книги во время войны куда-то делись. Когда я учился в Ленинграде, начал собирать библиотеку, привозил домой книги. Когда я поставил на полку сотую книгу, вышел дедушка, кивал головой, долго смотрел на эти книжки, и потом он сказал: «У меня библиотека лучше, она полнее. Сейчас я принесу мою библиотеку». И он вынес том Талмуда.

Дедушка оказал на вас влияние?
– Только тем, что он мне давал своего коня, и я на этом коне носился по полю. Я только потом стал понимать, что, когда Бабель рассказывал об одном из своих приятелей, комдиве армии Котовского, гениальную фразу он сказал. Она и ко мне имела отношение через моего дедушку: «Нас потрясали одинаковые страсти, мы оба смотрели на мир, как на луг в мае. Как на луг, по которому ходят женщины и кони». У меня горло от этих слов перехватывает. Вот дедушка дал мне коня, и я по Раздельнянскому району, по еврейскому колхозу им. Иванова в 12 лет без седла…

А сейчас смогли бы проскакать?
– Конечно. Я много раз с тех пор сидел на лошади. Надеюсь, что еще сяду на коня.

Ощущаете себя евреем?
– Непростой вопрос. В чем-то ощущаю, а в основном нет. Я очень часто приезжаю в Израиль. И говорят: «Приехал русский режиссер Иосиф Райхельгауз». И я весь воспитан на русской и украинской литературе, культуре. Кто меня воспитал? Черное море, степь, Пушкин, Багрицкий. Бабель, Катаев, Ильф и Петров. Какие-то учителя здесь в Одессе. И это не просто учителя. Михаил Борисович Ивницкий, Зоя Александровна Ивницкая. Для меня пять встреч в юности с Женей Голубовским, может быть, больше, чем какие-нибудь лекции по литературе в Ленинградском университете.

Поэтому это такой клубок. Я очень благодарен судьбе, что так все получилось, что такая Одесса, а потом был такой Ленинград, а потом была такая Москва. Закольцовано все – и я опять возвращаюсь в Одессу.

…Недавно у нас были гастроли в Липецке. И вдруг – звонок. Сильный такой еврейский акцент: «Здравствуйте, Иосиф Леонидович, я ребе Липецкий и Воронежский. Вы едете на гастроли? Я хочу вас принять в синагоге». Я подумал, может, меня кто-то разыгрывает? Короче говоря, я встретился с интереснейшим ребе, ему 37 лет, у него шестеро детей. Он родился в Канаде. Знает языки, знает теологию. Знает все. Он окончил Нью-Йоркский университет. А потом увидел в газете или как-то узнал, что в Липецке проводится конкурс, там нужен ребе. И этот поц или великий человек, я не знаю, решил поехать, и он поехал в Липецк. Он говорит по-русски еле-еле. Но! Я с ним встретился, и я был потрясен. Я его привел на репетицию к артистам нашего театра. Он пришел с шестью детьми. Я ему говорю: «Останьтесь, посмотрите спектакль». Он: «Мне нельзя». Я спрашиваю: «Почему?» – «Там будут женщины… не совсем прикрытые».

Мы с ним спорим, естественно, об основах религии и вообще, в чем смысл жизни. Очень интересные споры. Причем он очень часто говорит: «Слушай, ты меня заставляешь задуматься, я не знаю, как на это ответить». И мне так с ним интересно! Он недавно приехал ко мне в гости в Москву. Я его пригласил в прекрасный ресторан, самый дорогой, Самый красивый. Он сел, взял меню, я взял меню, говорю: «Пожалуйста, ребе, выбирайте». Он отвечает: «Только воду». Я спрашиваю: «Почему? Вы не голодны?» Он: «Нет, я очень голодный. Но мне нельзя, здесь все не кошерное».

Проще говоря, конечно, разговаривая с ним, я понимаю, что этот исход Моисея из Синая, и скрижали, и 10 заповедей – это, как ни странно, со стороны еврейства имеет ко мне отношение.

Я в Израиле еще и бываю часто. И у меня такое впечатление, что я прошел по этой пустыне. Правда, я не знаю, зачем Б-г избрал этот народ для каких-то экспериментов. Потому что ребе не может мне ответить, как Господь допустил Холокост. Почему он допустил 6 миллионов погибших. Он отвечает, но меня это не убеждает.

Я понимаю идиш, чем горжусь, а иврит не знаю совсем.

ИзменитьУбрать
Театр «Школа современной пьесы». Сцена из спектакля «Умер-шмумер, лишь бы был здоров»
(0)

Мне радостно, я горжусь, тем, что есть государство Израиль. Я там поставил спектакль в национальном театре «Габима», преподавал много. Когда я заболел и приехал лечиться, они сказали: «У вас заслуги перед Израилем, мы можем вам паспорт за три дня выдать. И у вас лечение будет бесплатное. И границы будет легче пересекать». Я задумался и позвонил своему другу, выдающемуся современному политику. Не буду лишний раз полоскать его имя. И спрашиваю: «Как ты думаешь, что делать»? Он: «Как ты сам хочешь?» Я не хочу. Я русский режиссер и в Израиль приезжаю в гости.

В книге «Мы попали в запендю» Иосиф Рай­хель­гауз рассказывает такую историю. Была у него студентка Оля родом из Хабаровска. Девочка была из бедной семьи, ее растила тетя. Узнав, что племянница поступила к какому-то неизвестному Йосефу Леонидовичу Райхельгаузу, та была страшно разочарована. Мало того, что она впервые слышала эту фамилию, она сама по себе ей не очень понравилась… Как-то Дмитрий Дибров пригласил Иосифа Леонидовича на передачу «Старый телевизор» и во время беседы спросил: «Не трудно ли в нашем мире искусства жить с фамилией Райхельгауз?» Режиссер к такому повороту разговора готов не был и, подумав, заявил: «Дима, ну ты же понимаешь, что Райхельгауз – это псевдоним, просто моя настоящая фамилия, Алексеев, мне не очень нравилась. (Алексеев – настоящая фамилия Станиславского, которая не очень ему нравилась…) А некоторое время спустя Оля получает от тети письмо: «Олечка, я наконец-то увидела твоего Рай­хель­гауза – такой милый, такой обаятельный. А главное, у него нормальная человеческая фамилия!»

Вам приходилось сталкиваться с антисемитизмом?

– Практически нет. Может, мне просто повезло. Антисемитизм – это удел неграмотных людей, которые объясняют свою жизнь, свои неудачи, недостижения, проколы, провалы причинами вовне, а не внутри себя. Евреи виноваты. Или город плохой – Одесса, я не мог стать в нем великим музыкантом. Или капитаном дальнего плавания. Поэтому надо в другую страну уехать. По мне – чушь. Это оправдание собственной если не бездарности, то усредненности.

Это гениальная фраза: все, что нас не убивает, делает нас сильнее. Объемнее, богаче и правильнее. Все помогает.

2 октября 2018 года умер Роман Карцев, всенародно любимый артист, одессит.
Вспоминая Карцева, Иосиф Рай­хель­гауз сравнил его с Чарли Чаплином и сказал, что артисты такого уровня появляются раз в несколько десятилетий.
«Я приглашал его сыграть в моем новом спектакле по еврейским анекдотам "Умер-шмумер, лишь бы был здоров". Роман отвечал: "Ну подожди, начни репетировать, я приду, погляжу". Уже тогда был болен. Не пришел, к сожалению. И уже не придет…»


Добавление комментария
Поля, отмеченные * , заполнять обязательно
Подписать сообщение как


      Зарегистрироваться  Забыли пароль?
* Текст
 Показать подсказку по форматированию текста
  
Главная > Мигдаль Times > №156 > ЧЕЛОВЕК С «НЕУДОБНОЙ» ФАМИЛИЕЙ
  Замечания/предложения
по работе сайта


2019-06-17 05:10:43
// Powered by Migdal website kernel
Вебмастер живет по адресу webmaster@migdal.org.ua

Сайт создан и поддерживается Клубом Еврейского Студента
Международного Еврейского Общинного Центра «Мигдаль» .

Адрес: г. Одесса, ул. Малая Арнаутская, 46-а.
Тел.: 37-21-28, 777-07-18, факс: 34-39-68.

Председатель правления центра «Мигдаль»Кира Верховская .


Jewniverse - Yiddish Shtetl Еврейский педсовет Еженедельник "Секрет"