БС"Д
Войти
Чтобы войти, сначала зарегистрируйтесь.
Главная > Мигдаль Times > №157 > ОБЫКНОВЕННЫЙ ЭКСТРИМ
В номере №157

Чтобы ставить отрицательные оценки, нужно зарегистрироваться
0
Интересно, хорошо написано

ОБЫКНОВЕННЫЙ ЭКСТРИМ
Подбор материала Иланы ШЕР

Как быть, если мы «приключений» вовсе не искали и не звали, а они нас находят сами? Жители Израиля могут многое об этом рассказать.

Жизнь в ситуации неопределенности и опасности – не на час или день, а на месяцы и годы, – вызывает в характере человека различные психологические изменения. После того как мы проходим стадию шока, отрицания, гнева, в конце концов включаются механизмы адаптации, которые позволяют нам выживать в тяжелое время.

Но у адаптивных механизмов свои особенности. Они в известной мере перестраивают, даже искажают нашу личность. Инертность психики такова, что, даже когда опасность ослабевает, мы продолжаем реагировать по-прежнему – готовностью всех ресурсов организма бежать или обороняться… и эти ресурсы работают вхолостую. Возникает внутренний конфликт, чреватый депрессией или, напротив, повышенной агрессивностью.

Посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР) может принять неожиданные формы. Обычно человек старается избежать всего, что напоминает ему о пережитой травме. Но бывает и наоборот.

В начале британского телесериала «Шерлок» это показано очень наглядно. Вернувшийся после Афганистана доктор Джон Ватсон переживает подавленность, одиночество, бессонницу и кошмарные сны, плюс боли и хромота, что позже окажется психосоматическим симптомом. Весь этот набор исчезает бесследно, не столько благодаря психотерапии, сколько Шерлоку Холмсу, который возвращает Ватсона к жизни, где снова присутствуют непредсказуемость и риск.

Шерлок: «И в переделках бывали?» Джон: «Бывал, да. Насмотрелся в избытке ужасов всяких». – «Больше не хочется?» – «Кто вам сказал?..»
*
Вернемся к Израилю.

«Мужчины и женщины, светские и религиозные, женатые и разведенные, молодежь и пожилые. Все они отправляются в Непал, и не только туда, но еще и на рафтинг1 в Перу, а также в Пустыню смерти в Боливии. …Существует нечто в израильской реальности, что заставляет нашу молодежь после военной службы стремиться туда – в места с девственной природой и множеством опасностей. Все то, что они пережили, что навсегда останется в их памяти, они пытаются забыть в этом послеармейском путешествии». (Цав Пиюс, relevantinfo.co.il)

Журналист Владимир Бейдер из Иерусалима рассказывает об охранной фирме, которая занимается розыском и спасением израильтян, попавших в беду за рубежом. Вот что он пишет:

«А попадают они в беду часто. Это связано не столько с национальными особенностями (хотя влипать в истории евреям свойственно, находить приключения на свою голову мои соплеменники умеют), сколько с традициями страны – отнюдь не религиозными, а поведенческими, точнее – традицией времяпровождения.

…В Израиле, как известно, воюющая армия, и в мирное время (то есть когда нет объявленной войны и мобилизации резервистов при ее угрозе) основной груз реальной защиты страны несут солдаты срочной службы. Речь идет о мальчиках и девочках от 18 до 21. И в этом юном возрасте на них обрушивается такая ответственность, такие испытания, каких большинству взрослых в других странах не выпадает за всю жизнь.

Такое противоестественное для бесшабашного возраста моральное и физическое напряжение требует достойной компенсации.

Как правило, после армии молодые израильтяне ударяются в глубокий оттяг. Наиболее распространенный способ – отправиться в путешествие по миру. Оно длится от нескольких месяцев до нескольких лет, и лишь после этого, нахлебавшись безудержной вольницы по самые уши, принято начинать взрослую жизнь: поступать в университет, делать карьеру, заводить семью.

Популярные туристические места в этом путешествии их не интересуют вообще. Париж, Венецию, Вену, Лазурный Берег они все равно посетят – когда станут степенными буржуа, примитивными обывателями с обязательным и нехитрым набором удовольствий, где отдых за границей – один из первых пунктов.

В послеармейский поход израильские дембеля отправляются как раз в обратную сторону от туристических маршрутов... Особой популярностью пользуются места как можно более глухие, экзотичные, далекие от цивилизации. ... Теперь в моде Южная Америка, меньше Африка, но главное, чтобы это были настоящие дыры – джунгли, горы, Б-гом забытые селения.

Эти путешествия – настоящий кошмар для родителей. У вчерашних солдат, вырвавшихся на волю, притуплено чувство опасности и завышена самооценка, многие ведут себя совершенно безбашенно, а места, где они чудачествуют, требуют как раз осторожности. Неудивительно, что юные израильтяне то и дело попадают в сложные, а то и трагические ситуации – теряются в джунглях, срываются в пропасти, подхватывают экзотичные болезни, становятся жертвами местных бандитов… – да мало ли...» (kommersant.ru)=

Кроме того, человеку важно каким-то образом перепрожить и завершить травмирующие переживания, в том числе чувство вины по отношению к тем, кто не выжил.

«Каждый отправляется в Непал по своим собственным, личным причинам, но все они связаны с “поисками” опасности. … В СМИ писали, что одна из погибших, Михаль Черкасски, вернулась на то же место, где потеряла подругу около 13 лет назад. “Я здесь для того, чтобы закрыть круг”, – говорила Михаль очевидцам». (relevantinfo.co.il)

В охранной компании, о которой говорилось выше, работают сотрудники ШАБАКа2, «Моссада», отставники спецподразделений полиции и спецслужб. Они отправляются на место, включают все свои связи и навыки и, как правило, находят и вызволяют пропавших. Таким образом, выходцы из армии и спецслужб тоже находят себе работу, мягко говоря, неспокойную.

*

ИзменитьУбрать
Раскрашенное под змею бомбоубежище на детской площадке в городе Сдерот
(0)

А как справляются с опасностью, ставшей частью будней, обыкновенные мирные жители?

Вот что говорит Мики Дорон, главный психиатр Армии обороны Израиля:
«…Ось системы социума – семья, работа, активность в сообществе. Нам очень важно верить в то, что общество обладает способностью выжить.

Вот почему в Израиле после террористической атаки городская администрация зачищает место преступления как можно скорее – как правило, в течение нескольких часов. Например, утром произошел теракт, взрыв, в обед это место выглядит так, как будто ничего не произошло. Это заставляет людей верить, что они сильная нация и они выстоят.

…Одним из важнейших факторов является готовность и еще раз готовность – на личностном уровне, на уровне семьи, офиса, школы, страны, национальном уровне. Все, особенно дети, должны знать, что делать, если что-то произойдет. Куда идти? Кому звонить? Что брать с собой? Что может произойти позже? Раздаются брошюры, магниты с информацией.

Например, в детских садах южной части Израиля (граничит с Сектором Газа, поэтому очень часто страдает от ракетных ударов) детей обучают алгоритму действий с помощью... песенок. Когда включаются сирены, малыши начинают действовать, напевая песню: “Я иду в бомбоубежище!” То есть ребенок знает, что надо делать, у него нет растерянности.

…Важно также формирование местных команд поддержки, каналов коммуникации. Представьте здание, где есть 25 квартир. В трех из них живут одинокие пожилые люди. Если что-то случается, в доме есть человек (чаще всего эту миссию выполняют молодые люди), который звонит им и приходит проверить, все ли в порядке. Если вы спросите у стариков, что они делают, когда звучит сирена, скорее всего, получите ответ: я иду готовить чай для того, кто прибежит ко мне проверить, как у меня дела. Это помогает сохранять спокойствие и первым, и вторым.

Тот, кто знает, что делать, у кого есть чувство ответственности в кризисной ситуации, имеет меньше риска получить ПТСР». (racurs.ua)

В завершение не могу пройти мимо пронзительного материала Линор Горалик «Танго под сиренами»3 (booknik.ru)

«Жизнь в Израиле не останавливается никогда, – пишет Горалик, – и то, что происходит сейчас в гостиных и бомбоубежищах, на улицах и в кафе, в детсадах и в магазинах, ничуть не менее важно, чем события в зоне военных действий. Мы решили задать нашим израильским читателям пять вопросов о том, что происходит в эти дни, о чем они разговаривают с соседями и приятелями, чем занимаются в перерывах между тревожными новостями и как вообще выглядит их повседневная жизнь. Материал, составленный из их ответов, может оказаться для многих из нас полезнее любой сухой статьи»

Подобно автору материала, процитируем несколько фрагментов без комментариев.

Как вы объясняете детям, что сейчас происходит?

Младшему объясняю, что когда сирена, не надо бояться. Спокойно проговариваем, что и как мы делаем. Со старшими разговор сложнее, и вопросы непростые: и про страх, и про то, чем «мы» отличаемся от «них», и про то, что жить в Израиле – это во многом верить в чудеса и делать чудеса.

Детям рассказываем все как есть: и про Хамас, и про мирных палестинцев, и про «Железный купол». Но без паники, наши солдаты нас же защищают! Теперь дети играют в сирену, строят бомбоубежище из подушек и рассказывают друзьям, кто где был во время сирены. Дети не боятся, но чувствуют, что это серьезно.

Старшие дети (7 и 10) все понимают и о куполе, и о ракетах. На сайте Службы тыла все толково расписано (и по-русски тоже, если кому удобнее). Старшие волновались, что делать, если сирена нас застанет в машине, – распечатала, дала почитать. Пояснила, что мы прячемся не столько от ракет (их «Железный купол» сбивает), сколько от осколков.

Средний ребенок на лестнице очень нервничал, пришлось придумать ему индивидуальное задание: стоять возле выключателя и включать нам свет на лестнице каждую минуту, когда он гаснет, так что он у нас теперь – Герой света для всех соседей. Это его действительно успокаивает, есть четкая и понятная задача...

Младшая (3,5 года) пока ничего насчет ракет не понимает, мы не фиксируем на этом ее внимание. Зато она четко знает, что когда звучит сирена, надо быстро побежать вниз по лестнице на третий этаж, и там ей обязательно дадут погладить соседскую собачку...

О чем говорят в бомбоубежищах и защищенных помещениях во время воздушной тревоги?

Там встречаются все соседи и их гости – вчера пели и танцевали, чтобы развлечь детей, сегодня дети по очереди катались на старом велике, который отыскали там же.

В закрытых душных помещениях молчат… На лестнице деловито считают сбитые ракеты (даже дети).

Впервые за год познакомились с соседями :)).

Я читаю сыну «Ежика в тумане».

Чем вы занимаетесь между воздушными тревогами? Есть ли музыка или книжки, которые сейчас помогают лучше всего?

Ходим танцевать танго – благо это в переделанном из бомбоубежища зале, со всеми удобствами.

Любое позитивное кино про любовь мне помогает.

Как в эти дни обстоят дела у домашних питомцев?

Собаки страдают еще больше, чем дети. Им-то невозможно ничего объяснить.

В бомбоубежище – с собакой и котенком, а как же.

Вчера и нам досталось – бомбили Нагарию. Персидская кошка сразу пропала, нашла в квартире укромное местечко, после сирены была в обмороке часа два. Кот наш не боится и предпочитает оставаться дома.

Что хочется сказать или объяснить тем, кто сейчас находится не в Израиле, но тревожится за своих близких?

Все хорошо, только плакать хочется.

Это наша жизнь, наша земля, наш народ. Сейчас у нас так. Завтра будет лучше.

Хочется сказать: «У нас не все в порядке. Мы защищаем свою страну – в том числе тем, что остаемся в ней даже во время обстрелов. Но мы так решили и никуда не уедем. Поддержите нас, мы в этом нуждаемся, но не надо нас жалеть».

Что мы злимся, но смеемся. С карты мы точно никуда деваться не собрались.


1Сплав по горным рекам и гребным каналам на надувных судах.
2Общая служба безопасности Израиля.
3 Речь идет о событиях 2014 г .,когда в ответ на массированные ракетные обстрелы из сектора Газа (в зоне обстрелов,достигшей Хайфы,оказались 5 из 8 млн израильтян) проводилась 50-дневная израильская операция «Несокрушимая скала».

Добавление комментария
Поля, отмеченные * , заполнять обязательно
Подписать сообщение как


      Зарегистрироваться  Забыли пароль?
* Текст
 Показать подсказку по форматированию текста
  
Главная > Мигдаль Times > №157 > ОБЫКНОВЕННЫЙ ЭКСТРИМ
  Замечания/предложения
по работе сайта


2019-06-17 05:08:11
// Powered by Migdal website kernel
Вебмастер живет по адресу webmaster@migdal.org.ua

Сайт создан и поддерживается Клубом Еврейского Студента
Международного Еврейского Общинного Центра «Мигдаль» .

Адрес: г. Одесса, ул. Малая Арнаутская, 46-а.
Тел.: 37-21-28, 777-07-18, факс: 34-39-68.

Председатель правления центра «Мигдаль»Кира Верховская .


Jerusalem Anthologia Еврейский педсовет Jewniverse - Yiddish Shtetl