БС"Д
Войти
Чтобы войти, сначала зарегистрируйтесь.
Главная > История > Русский сионист — крестьянин Дубровин
История

Чтобы ставить отрицательные оценки, нужно зарегистрироваться
+5
Интересно, хорошо написано

История
Русский сионист — крестьянин Дубровин

С самого начала нового поселенческого движения в Эрец-Исраэль евреи начали селиться в Галилее. Большинство из них хотели быть крестьянами, «в поте лица добывающими хлеб свой». Репатрианты из Румынии, России, Польши и других стран основали колонии Рош-Пина, Есод а-Маала, Метула, Илания, Кфар-Тавор, Явниэль, Бейт-Ган и другие. Успехи новых крестьян были невелики. Им мешали отсутствие опыта и тяжелые природные условия.

В начале 20-го века Хаим Клаверский-Маргалит, представитель фонда Ротшильда в нижней, а потом и в верхней Галилее решил поднять профессиональный и жизненный уровень местных крестьян. Одним из путей для этого должен был стать завоз геров (неевреев, принявших иудаизм). Они репатриировались за несколько лет до этого из России и считались опытными земледельцами.

Клаверский высоко ценил геров, считал их идеальными крестьянами. Он хотел создать им хорошие условия и боролся изо всех сил с противниками его идеи, добиваясь расселения геров в поселениях Галилеи. Они должны были дать положительный пример крестьянам колоний и еврейским рабочим, занятым на полях, которые не были потомственными крестьянами, в отличие от геров. Но отличная работа геров на полях не способствовала их интеграции среди евреев колоний. Богатый опыт и достижения геров вызывали зависть. Они довольствовались малым. Они были энергичными работниками и не жаловались на свое положение. В то же время еврейские крестьяне постоянно жаловались чиновникам фонда Ротшильда. Те рекомендовали им брать пример с геров.

Со временем зависть и споры утихли. Крестьяне Галилеи научились секретам работы на земле. Дети геров гостили у них в домах и женились на их дочерях.

Одним из знаменитых геров был Йоав Дубровин, репатриировавшийся в Эрец-Исраэль в 1903 году в возрасте 72 лет. Клаверский рекомендовал ему участок земли площадью 65 гектаров в Есод а-Маала бесплатно. Но Дубровин отверг это предложение, сказав: «Крестьяне в России говорили, что у того, кто получает свой надел бесплатно, ветер заберет то, за что не заплачено».

Гиюр и репатриация в Эрец-Исраэль

История русских геров началась в конце 19-го века и продолжилась в начале 20-го. Вот как происходило переселение Дубровина и членов его семьи в Есод а-Маала.

ИзменитьУбрать
Усадьба Дубровина
(0)

В конце 19-го века два посланца из Эрец-Исраэль, Меир Дизенгоф и доктор Гилель Яфе, приехали в восточную Европу, чтобы попытаться повлиять на тамошних евреев. Они убеждали их оставить галут и репатриироваться в Эрец-Исраэль. Первая остановка была в городе Ковно. Два посланца собирали своих братьев-евреев на городском рынке и рассказывали им о чудесах святой земли. Гилель Яфе потом рассказывал, что каждый день к ним приходил бородатый человек, располагался среди евреев, задавал вопросы об Иерусалиме, Кармеле и Галилейском море, интересовался климатом страны, ее жителями, образом жизни и работой на земле. Он рассказал двум посланникам, что он христианин из семьи, принадлежащей к секте субботников. Они соблюдали шабат и верили в Танах. Семья владела земельными наделами возле Астрахани, на берегу Волги. Это был Йоав Дубровин. Гилель Яфе добавил также, что он с Дизенгофом жил у раввина Эльханана Спектора, руководителя Ковенской йешивы. Дубровин не отставал от них, постоянно интересовался Танахом и Святой землей. Он приходил каждый вечер, пока они не уехали к евреям Кишинева. На церемонию проводов во дворе синагоги пришли многие евреи, с ними числе и Йоав Дубровин. Гилель Яфе за те две недели, в течение которых они общались, предложил ему совершить гиюр, репатриироваться с семьей и стать крестьянином в Эрец-Исраэль. Раввин Эльханан Спектор сказал Дубровину: «Ты две недели каждый день приходил ко мне в дом, встречался с моими гостями, посланниками из Святой земли. Мы подружились. Если ты еще когда-нибудь приедешь на рынок в Ковно, вы можете жить в моем доме».

Через два с половиной года Дубровин с семьей совершили гиюр. Они вернулись в Астрахань, продали за большие деньги свое хозяйство и поехали в Эрец-Исраэль, чтобы работать там на земле. Они ехали через Одессу и везли с собой свиток Торы, который по сей день находится в синагоге в Есод а-Маала. Они приплыли в порт Яффо, откуда перебрались в Хадеру, Бейт-Ган в долине Явниэль и, наконец, в Есод а-Маала.

Самый упитанный бык

Дубровин купил за свои деньги участок земли и построил на нем усадьбу — прямоугольный двор, окруженный стеной. Все проемы выходили внутрь двора, поэтому туда было трудно ворваться грабителям. Усадьба находилась за пределами территории поселка. Члены семьи отремонтировали существовавший колодец, углубили его и добрались до грунтовых вод. Воду должно было поднимать устройство, приводимое в движение ветром. Ведра поднимались цепью, и вода выливалась в воронку. Оттуда она текла по трубе в бассейн, а из него по каналам во фруктовый сад и на овощные грядки. Но усадьба Дубровина располагалась в долине Хулы, окруженной со всех сторон горами. Там почти не дул ветер, и вода не поднималась. Семья Дубровиных демонтировала ветряки и установила лестницу, по которой должен был подниматься бык или буйвол, приводя в движение цепь. Животное вращало зубчатые колеса, и вода поднималась из колодца.

Семья разводила быков, коров, коней, а в соседнем болоте Хула паслась огромная стая гусей. У них быстро появилось добротное хозяйство. Дубровины знали правила севооборота, поэтому они получали высокие урожаи. В этом был секрет их успеха, а также в оборудовании, привезенном из России. Но Дубровин не удовлетворился этим. Он съездил в Россию и привез орудия труда для всех жителей колонии.

ИзменитьУбрать
Колодец в усадьбе Дубровина
(0)

Каждое утро он отправлялся в поле с четырьмя сыновьями, крепкими как кедры. Они были сильными и высокими, умели работать. Йоав останавливался в кукурузном поле, разводил руки в стороны и благодарил Творца за то, что он дал ему с семьей возможность стать еврейскими крестьянами на этой благословенной земле. В 1922 году в поселении Рош-Пина состоялась сельскохозяйственная выставка. На ней прошел конкурс на самого упитанного быка. Там собрали большие весы. Приехало 26 участников. Дубровин был 14-м по счету. Когда его бык поднялся на весы, пружины треснули, и весы сломались. Йоав получил медаль как владелец самого упитанного быка в Галилее.

В 1927 году британский наместник, фельдмаршал лорд Плумер открыл сельскохозяйственную выставку в Акко. Многие крестьяне Галилеи привезли свои товары. Квестицкий из Явниэля привез самую большую тыкву. Казойнер из Рош-Пины привез самые большие листья табака. Лишанский из Метулы привез самые большие бутоны цикламенов. Старый Дубровин ехал почти три дня на двухколесной телеге, запряженной конем. У него было два полных мешка. Организатор выставки спросил: «Господин Йоав, как Вы смогли привезти из Галилеи два мешка голубиных яиц через Цфат и горы, не разбив ни одного?» Дубровин ответил: «Нет, это не голубиные яйца, а зерна хумуса размером с голубиные яйца». Дубровин получил почетную грамоту за самые большие зерна хумуса в Эрец-Исраэль.

Малярия

Усадьба Дубровина располагалась рядом с болотом, которое исследователи малярии Еврейского университета называли «болотом Дубровина». На картах периода Британского мандата оно называлось так же. Болото кишело комарами «анофелес», разносчиками малярии.

В начале все было хорошо. Три года семья работала, осваивая Эрец-Исраэль. Отец семейства добыл молитвенные книги «Кинор Цион», написанные кириллическими буквами с русско-ивритским переводом, потому что вся семья говорила по-русски. Только самые молодые начали изучать иврит. Старый Йоав говорил: «У меня одно утешение в мире, что молодые, приехавшие в Эрец-Исраэль и родившиеся здесь, говорят на иврите». Старожилы Есод а-Маала рассказывают, что Эфраим Дубровин, младший сын Йоава, был самым сильным человеком в Галилее. Когда он пел русские песни, их слышали от другого края поселка до эвкалиптовой рощи у болота. В праздничные дни крестьяне приходили в дом к Дубровину, собирались и пели вместе. Сын Яков дирижировал. Он начинал петь, и все ему подпевали.

Но болото стало губить людей. Они один за другим заболевали и не могли встать. Один из восьми коней всегда был наготове, чтобы ехать за врачом. Лошади так привыкли к этой дороге, что если один из членов семьи садился на коня, тот сразу скакал к дому врача и ждал там. Первым погиб от малярии сын Яков. Ему было 25 лет, он оставил после себя беременную жену и дочь. Йоав с сыновьями продолжал работать на земле, но малярия не пощадила и их. Сын Эфраим тоже умер, оставив после себя жену и ребенка.

ИзменитьУбрать
Внутреннее помещение усадьбы
(0)

Когда крестьяне Галилеи приехали, чтобы утешить старика, он встал и сказал им, в особенности сыновьям: «Не плачьте по мертвым. Не надо сомневаться в делах Всевышнего. Что же касается имущества, то не за этим я приехал в Эрец-Исраэль. Трудные времена будут не всегда. Я никогда не слышал от вас, что вы хотите уехать из страны. Сыновья, вы верны мне. Вы будете жить долго и увидите счастье. Этого желает Всевышний».

Переезд в Рош-Пину

Семья Дубровина соблюдала заповеди. Каждую субботу сыновья шли в синагогу, и Йоав выходил читать Тору. Там произошло событие, о котором вспоминают старожилы Есод а-Маала. В одну из суббот после полуденной молитвы глава общины сказал Дубровину: «Йоав, ты похоронил двоих сыновей. Чего ты ждешь? Ты хочешь похоронить и двух других?» Йоав вернулся домой и рассказал об этом сыновьям. Он был разгневан. Сыновья хотели пойти в поселок и ответить главе общины, но Йоав их остановил. Ему было 94 года, его жена Рахель была одна, старший сын Ицхак был одиноким, а младший Эфраим, женатый на Эстер, имел двух детей, Якова и Рут, шести и семи лет.

В ту субботу Йоав решил, что он обязан спасти двух внуков, живущих в усадьбе. Он решил оставить хозяйство старшему сыну Ицхаку и уехать подальше от болота, от анофелеса и малярии в соседнее поселение Рош-Пина. В конце субботы он погрузил вещи в телегу, и семья отправилась в путь. Вначале он пошел в синагогу. Крестьяне Есод а-Маала были религиозными. Они работали всю неделю в поле, а в субботу молились в синагоге и отдыхали. После «авдалы» в синагоге проводился урок Талмуда. Это дало Йоаву Дубровину возможность попрощаться с ними. Свидетель рассказывает: «Через час после того, как председатель общины начал проводить урок, ребенок вошел в помещение и сказал: «На улице мул с телегой и старый субботник с белой бородой».

Все вышли за председателем, увидели мула с телегой и немного вещей. Йоав держал вожжи, рядом сидела его жена, а сзади сидел сын Эфраим. Его жена Эстер держала на руках двоих детей. Председатель общины взялся за вожжи, попросил Йоава зайти в синагогу и выйти на возвышение. Он открыл двери шкафа с Торой, обратился к Дубровину и сказал: «Йоав, скажи нам правду здесь, в синагоге возле свитка Торы. Ты не жалеешь о том, что совершил гиюр, уехал из Астрахани и стал еврейским крестьянином в Эрец-Исраэль? Ты построил усадьбу в Галилее и похоронил близких, а сейчас субботним вечером с мулом, телегой и небольшим количеством вещей переезжаешь в Рош-Пину.» Йоав Дубровин не ответил. В ту субботу в поселении гостил Давид Шув, основатель Рош-Пины. Он подошел к Дубровину, дал ему лист бумаги и попросил написать ответ. Йоав написал на иврите, но кириллическими буквами:

ИзменитьУбрать
Обеденный стол
(0)

«Братья-крестьяне, люди Йесодки, у меня есть одно утешение в этом мире, что эти дети, мои внуки Яков и Рут, будут уметь читать Танах на иврите. Вы знаете, что я приехал в Святую землю не за богатством, а из любви к Творцу». Все в синагоге замолчали. Йоав Дубровин вышел, сел в телегу, взял вожжи и поехал в Рош-Пину. В Рош-Пине Дубровин разводил кур и гусей, коз. У него было стадо овец и три коровы. На участке за домом он разводил овощи. Но судьба продолжала наносить удары. Сына Эфраима, распахивавшего на быке плантацию маслин, укусила муха, и 95-летний Йоав похоронил младшего сына. Его жена Эстер была беременной. Через три месяца она пошла поить овец, начались роды, и она умерла.

Йоав с женой Рахель ухаживал за двумя внуками. Через пять лет Рахель умерла. Столетний Йоав продолжал ухаживать за внуками. Он скончался, когда ему было 104 года. До 1968 года его сын Ицхак жил в усадьбе в Есод а-Маала и занимался хозяйством. Несмотря на возраст, он ходил прямо и говорил друзьям: «Из Есодки не уезжают». Но в 92 года он ослабел, и его перевезли в дом престарелых в Гедере. Землю и усадьбу он завещал Государству Израиль. Сегодня там находятся музей и архив поселения Есод а-Маала, отметившего свое столетие.

Сейчас в усадьбе Дубровиных располагается также ресторан.

Источник: Mishmar.Info


Добавление комментария
Поля, отмеченные * , заполнять обязательно
Подписать сообщение как


      Зарегистрироваться  Забыли пароль?
* Текст
 Показать подсказку по форматированию текста
  
Главная > История > Русский сионист — крестьянин Дубровин
  Замечания/предложения
по работе сайта


2019-08-26 05:30:54
// Powered by Migdal website kernel
Вебмастер живет по адресу webmaster@migdal.org.ua

Сайт создан и поддерживается Клубом Еврейского Студента
Международного Еврейского Общинного Центра «Мигдаль» .

Адрес: г. Одесса, ул. Малая Арнаутская, 46-а.
Тел.: 37-21-28, 777-07-18, факс: 34-39-68.

Председатель правления центра «Мигдаль»Кира Верховская .


Jerusalem Anthologia Еврейский педсовет Еженедельник "Секрет"