БС"Д
Войти
Чтобы войти, сначала зарегистрируйтесь.
Главная > Израиль > Канонизация Рабина
Израиль

4.12.2006 01:26
balu

Израиль
Канонизация Рабина

Американцы ежегодно справляют дни рождения Джорджа Вашингтона и Авраама Линкольна в День президентов. Израильтяне справляют день смерти премьер-министра Рабина. Отличие говорит само за себя.

День президентов прославляет жизни двух величайших президентов и их несомненный вклад в развитие Америки. Что касается 5 ноября, то оно не ставит перед собой цель прославить особо значительный вклад Ицхака Рабина в развитие современного Государства Израиль, а только отмечает годовщину его убийства. Вместо того чтобы служить гражданской церемонией для сплочения всех слоев населения страны, 5 ноября превратилось в ежегодную сходку для бичевания большой части израильского населения, которая до сих пор обвиняется в соучастии в убийстве Рабина. Из года в год мы возвращаемся к непосредственным последствиям убийства, когда на религиозных евреев по всей стране тыкали пальцем как на убийц.

С момента своей смерти Рабин-символ затмил Рабина-человека. Во-первых, нас убеждали как можно быстрее продвигать процесс, начатый в Осло, ради «светлой памяти убиенного премьер-министра», подобно тому как легендарный футбольный тренер Кнут Рокне вдохновлял своих игроков «победить для Гиппера». Впоследствии Рабин превратился в мученика за мир, который смог бы довести процесс Осло до победного конца, если бы только он остался в живых. И 5 ноября 2000 года Лея Рабин все еще умоляла Ясера Арафата отменить его пост-кэмп-дэвидское объявление войны «в память его близости к Ицхаку».

С самого начала земной Рабин, который не отличался отсутствием самых что ни на есть человеческих недостатков, был не самой удачной кандидатурой на причисление к лику святых. Неважно, что к моменту его смерти большая часть общества уже была озлобленна на Осло. Согласно опросам общественного мнения того времени, Рабин намного отставал от Биньямина Нетаниягу.

Сегодня, десять лет спустя после покушения, подавляющее большинство израильтян пришло к выводу, что основой для Осло послужил ряд опасных иллюзий о намерениях и возможностях Арафата. Однако это осознание не мешает использовать убийство Рабина в целях дискредитации правых сил. Убийство Рабина было воистину народным бедствием. И отсюда мы можем вынести важный урок о том, в какой манере и в каком тоне нам следует вести национальные дебаты или монологи конкурирующих сторон. Но эти уроки никогда не являлись главным толчком к поминовению убийства.

Одним из пагубных уроков пятого ноября стало представление одной стороны политической карты в виде олицетворения Добра и Доблести, тогда как другая состоит главным образом из опасных фанатиков, которые не остановятся и перед кровопролитием. Надпись на монументе, воздвигнутом тель-авивским муниципалитетом в честь покойного премьер-министра, многозначительно отмечает, что убийцей был «еврей в кипе».

Но удобное противопоставление сил света и тьмы не соответствует исторической правде. Убийство Рабина не было первым покушением с летальным исходом в истории сионизма. Да и убийство одного еврея другим не было прерогативой правых, и не им принадлежит пальма первенства в данной области.

В 1924 году профессор Яаков-Исраэль Де-Хаан, официальный представитель «старого ишува» (религиозных антисионистов), был убит по приказу высшего командования Хаганы накануне запланированной поездки в Лондон, где он должен был встретиться с представителями британского мандата. Спустя десятилетия Авраам Теоми, ответственный за приведение приказа в действие, признался в телевизионном интервью со Шломо Накдимоном, соавтором книги «Де-Хаан: первое политическое убийство в Эрец-Исраэль», что в тот период все действия Хаганы в Иерусалиме требовали санкции Ицхака Бен-Цви, впоследствии второго президента Израиля.

Самым трагическим пролитием еврейской крови от рук самих евреев стало дело «Альталены». Уже после того, как «святые орудия» Бен-Гуриона обстреляли судно прямой наводкой и были подняты белые флаги в знак готовности сдаться, солдаты Пальмаха продолжали стрелять по тем, кто спасался вплавь, скорее всего, в надежде устранить Менахема Бегина. Командир Пальмаха впоследствии описывал свои чувства в те минуты: «Евреи стреляют в евреев — и это длится долго. Евреи гибнут и получают ранения от пуль других евреев. Но совесть моя чиста, ибо так решил Бен-Гурион». Если у того командира и были какие-то сомнения, он никогда не выражал их вслух. Имя этого командира — Ицхак Рабин.

Самый распространенный урок, извлекаемый из убийства Рабина, — убийственная сила слова. Подстрекательство, учат нас, должно сурово караться законом. Однако вся соль в том, что подстрекательством являются высказывания только одной стороны политического спектра, ибо только на одной стороне находятся все безумные фанатики, подверженные губительным следствиям подстрекательства. Что касается второй стороны, то там мы имеем дело лишь с выражением свободы слова.

Слова, которые были бы расценены как «недопустимое побуждение к преступным действиям», будь они высказаны другой стороной, — замечания о том, что гражданская война может иметь порой весьма благотворные последствия (Эфраим Снэ), призывы к интифаде против политических или религиозных противников (Йонатан Гефен) или откровенные мечты о применении огнестрельного оружия для уничтожения других евреев (Узи Авнери) — считаются вполне безобидными в устах израильских левых. Генеральный прокурор Мени Мазуз недавно вызвал общественную бурю, выразив сомнения в верности распространенного мнения, по которому к убийству Рабина привел чересчур мягкий подход к подстрекательству справа. Слишком уж козырной картой стали обвинения в подстрекательстве в руках левых политиков, чтобы они так легко их отбросили.

Тем не менее, дискредитация одной стороны политической карты представляет собой гораздо более серьезную опасность, чем использование свободы слова. Когда серьезная политическая группировка в демократическом обществе приходит к выводу, что вся система настроена против них или что их взгляды попросту игнорируются, это приводит к нарастанию гнева. Правые увидели прямое доказательство такому беспределу, когда соглашения Осло прошли голосование в кнессете благодаря голосам двух подкупленных безвестных членов кнессета (один из них сегодня сидит в тюрьме за уголовное преступление), избранных народом в качестве представителей крайне правого лагеря. Атмосфера накалилась до предела, когда не удалось достичь хотя бы минимального национального консенсуса для претворения соглашений Осло в жизнь. Сам Рабин мало способствовал усмирению страстей, провозгласив себя премьер-министром «98% израильтян» и заявив поселенцам, что, с его точки зрения, они могут «крутиться как пропеллеры» — его это нимало не заботит.

Пять лет назад учитель из Хайфы был уволен генеральным директором министерства просвещения, находившегося на тот момент в руках партии МЕРЕЦ, за то, что позволил себе распространять письмо, порицающее ту форму, которую приняло поминовение убийства Рабина. Безоговорочно осуждая сам факт убийства, учитель выразил протест против использования его в целях пропаганды «наследия Рабина».

Это увольнение послужило очередным доказательством того, что хотя бы один из уроков, извлеченных из убийства Рабина, — опасность, заложенная в подавлении свободы выражения политических взглядов, — был перевернут с ног на голову руками тех, кому доверена передача данных уроков.

Источник: Черным по белому

Чтобы ставить отрицательные оценки, нужно зарегистрироваться
+10
Интересно, хорошо написано

  Отправить ссылку друзьям

Главная > Израиль > Канонизация Рабина
  Замечания/предложения
по работе сайта


2018-11-13 03:00:36
// Powered by Migdal website kernel
Вебмастер живет по адресу webmaster@migdal.org.ua
Сайт создан и поддерживается Клубом Еврейского Студента
Международного Еврейского Общинного Центра «Мигдаль» .

Адрес: г. Одесса, ул. Малая Арнаутская, 46-а.
Тел.: 37-21-28, 777-07-18, факс: 34-39-68.

Председатель правления центра «Мигдаль»Кира Верховская .


Еженедельник "Секрет" Jerusalem Anthologia Всемирный клуб одесситов