БС"Д
Войти
Чтобы войти, сначала зарегистрируйтесь.
Главная > Мигдаль Times > №145 > ПУТЕВОДИТЕЛЬ ПО ГОРОДУ КАРАКИСА
В номере №145

Мигдаль Times №145
ПУТЕВОДИТЕЛЬ ПО ГОРОДУ КАРАКИСА
Евгений ГОЛУБОВСКИЙ

Имя архитектора Каракиса вряд ли знакомо широким читательским кругам, но в архитектурной среде сохранилась о нем добрая память. Был Иосиф Юльевич Каракис выдающимся архитектором, которым по праву может гордиться Украина, да и города за ее пределами – на просторах бывшей огромной страны.

(0)

Но главный корпус его архитектурных шедевров сосредоточен в Киеве, где с начала 30-х гг. прошлого века он во многом придал древнему городу конструктивистский вид, тактично вписывая свои урбанистические постройки в сложившиеся исторические архитектурные пространства.

Тем интереснее и ценнее книга Олега Юна­кова «Архитектор Иосиф Каракис», вышедшая в Нью-Йорке, в издательстве «Алмаз» в 2016 году. Большой том, более 500 страниц альбомного формата с огромным количеством изобразительного материала – 250 фотографий, и не менее внушительным реестром ссылок на различные источники и имена упомянутых в книге людей (только этот список занимает более десяти страниц, набранных убористым шрифтом!). Это и семейные фотографии из архива зодчего, архивные документы – справки, постановления и прочее, но главное, фотографии жилых и общественных зданий, сохранившихся и разрушенных войной, проектов, воплощенных в жизнь и отвергнутых менявшимися с ходом времени властями. Как каждый достойный архитектор, Иосиф Юльевич Каракис был блестящим мастером акварельной живописи. И его акварели – дополнительные штрихи к тому или иному проекту – отмывки, перспективы, а часто пейзажные зарисовки вносят в книгу Олега Юнакова лирическую ноту.

Сам автор пишет: «Данная книга не претендует на глубокий профессиональный анализ творчества Иосифа Юльевича Каракиса, его наследие еще ждет своих исследователей».

Отдадим должное скромности автора книги и не согласимся с ним. Книга дает яркое представление о тщательно и бережно изученном наследии Иосифа Каракиса, архитектора, знакомит читателя с судьбой достойнейшего человека, испытавшего на себе в полной мере и вкус заслуженной славы, и гонения. К тому же, написана книга таким ясным языком, без увлечения «железобетонной» терминологией, что трудно представить, что в наше время кто-то рискнет еще взвалить на себя такой огромный и благородный труд…

И еще. Отрадно было увидеть среди имен людей, которых автор благодарит за участие, имя Игоря Михайловича Безчастного, замечательного человека, архитектора, потомственного одессита, живущего ныне в Нью-Йорке.

Уступив первые страницы своей книги воспоминаниям людей, хорошо знавших Иосифа Кара­киса, работавших, друживших с ним, учившихся у него – Николая Демина, Виктора Чепелика, Миха­ила Будиловского и, без преувеличения, легендарного Иона Дегена, – Олег Юнаков начинает повествование с рождения, детства и юности своего героя. И проводит читателя по всем этапам его творческой жизни.

Написать об этой книге меня, не безразличного к судьбе культурного наследия, побудил и свой, я бы сказал, «лирический» повод: Иосиф Каракис родился в Балте в 1902 г., моя мать родилась там же в 1908 году.

Эскиз 1933-1941 гг.
(0)

Не раз, будучи корреспондентом газеты, я приезжал в Балту, пытаясь представить, воссоздать в своем воображении ту еврейскую Балту, о которой писал Багрицкий: «Балта – городок приличный, городок что надо. Нет нигде румяней вишни, слаще винограда…» Признаюсь, не удавалось.

И вот еще одна встреча с легендарной Балтой, где родился замечательный архитектор, вышедший, как и моя мать, из «среднего» класса, из тех, на ком держалось процветание этого городка.

И еще. С юности я испытывал восторг при встрече с наследием конструктивизма: в архитектуре или скульптуре – братьев Весниных и Владимира Татлина, в книжной графике Эль Лисицкого. Среди выдающихся конструктивистов был одессит Яков Чернихов, окончивший наше Художественное училище. Но, к сожалению, Одессе не повезло: конструктивизм практически прошел мимо нашего города. Тем интереснее его наследие недалеко от нас.

Итак, человек, которому посвящена замечательная книга Олега Юнакова, – Иосиф Юльевич Каракис (29 мая 1902, Балта – 23 февраля 1988, Киев). Короткая черточка между двумя датами включила 86 лет жизни и творчества, в котором было много осуществленных замыслов и не короткий список неосуществленного, думаю, легко догадаться, не по вине автора. Его судьба, судьба его поколения тесно связана со всеми тектоническими сдвигами ХХ века.

Раннее детство в Балте сменилось ученичеством в Винницком реальном училище и первым приобщением к искусству – вечерними классами рисунка, очевидно, столь профессиональными, что уже в 1918 г., в 16 лет, он работает в Винницком театре художником-декоратором.

Гражданская война. Доброволец в Красной армии. В 1922 г., уже в Киеве, учится на юриста, но через год переходит в Киевский художественный институт, на факультет живописи. И только в 1925 г. находит себя и свое будущее – с третьего курса живописного факультета переводится на первый курс архитектурного. Так, вкратце, выглядит предыстория.

Олег Юнаков вводит в начало профессии: «Доктор архитектуры, заслуженный архитектор Украины и почетный академик архитектуры Юрий Асеев писал: "Учителя Иосифа Кара­киса являлись видными зодчими. Академик А.М. Вербицкий, один из основателей высшего архитектурного образования на Украине, говорил: "Профессия архитектора – это стиль жизни, где нет второстепенного, все главное…" Это стало девизом профессиональной деятельности И.Ю. Кара­киса"». Юрий Сергеевич Асеев сам был учеником Каракиса, но о нем – дальше.

И все же, наверное, самыми важными и плодотворными уроками для студента Каракиса были уроки Владимира Татлина, на недолгое время ставшего профессором Киевского художественного института, одного из лидеров искусства авангарда, родоначальника конструктивизма, который считал необходимым «ставить глаз под контроль осязания». Пусть не упрекнут меня в одессацентризме, но как не сказать, что Владимир Татлин учился в Одессе, правда, в море­ходной школе.

Иосиф Юльевич начинал в архитектуре с конструктивизма и старался не изменять ему даже тогда, когда весь авангард и конструктивизм, в частности, были преданы официальной анафеме.

Прочитав эту книгу, понимаешь, каким огромным талантом, самоотдачей, масштабным мышлением обладал Иосиф Каракис. Создается впечатление, что все им построенное, спроектированное и, не по его вине, не осуществленное, будь оно собрано в одном пространстве, составило бы город – с жилыми домами, общественными зданиями и даже с гигантской ГЭС. Если бы сам Каракис занимался планировкой такого города, в нем было бы много воздуха и света… ГЭС здесь упомянута не случайно. Как пишет Юнаков, в начале войны архитектор Каракис в Ростове создал проект машиностроительного завода. Но немцы начали бомбить город на Дону, Каракис оказался в Средней Азии, где в Ташкенте строит цех, а потом реконструирует Абразивный завод («Все для фронта, все для Победы!») – как пишет О. Юнаков, «объемом 100 000 кубических метров».

Но главным сооружением Каракиса стала Фархадская ГЭС на Сыр-Дарье, как характеризует автор книги, – один «из самых значительных объектов военного времени». Легко представить, в каких тяжелейших условиях войны шло это строительство… Приходилось «участвовать в авральных работах по осуществлению проектов жилых домов Фархадстроя (1943-1944)…». И дальше: «Активно участвовал в сверхсрочном проектировании и стройке (всего за одну ночь) целой серии саманных домиков для жилых поселков». Война.

Невозможно в короткой рецензии на книгу написать обо всем, что было сделано зодчим, даже перечисление самых известных его строений заняло бы несколько страниц. Ведь строил он не только в Киеве и других городах Украины (к сожалению, не в Одессе), но и по всей некогда огромной стране. Только школ по проектам Каракиса было построено 4500!

Проект ресторана «Динамо». Киев, 1931 г.
(0)

Окончив институт в 1929 г., он сразу же включается в процесс архитектурного проектирования и осуществления многих проектов.

Созданные И.Ю. Каракисом в 30-е гг. здания в духе ясного и функционального конструктивизма давно вошли в реестр памятников архитектуры Украины. В Киеве это и Дом Красной армии и флота, ныне Центральный дом офицеров Вооруженных сил Украины, и здание ресторана «Динамо», и жилой квартал по улице Январского восстания (ныне улица И. Мазепы), и многое в других городах. Конструктивистские сооружения И. Каракиса ввели его имя в историю архитектуры. В книге «Советская архитектура за 50 лет» из всех новостроек Украины 30-х гг. была помещена фотография «январского» жилого комплекса. А через полвека этот комплекс оказался в числе нескольких украинских объектов, представленных в книге Ричарда Паре «The Lost Vanguard: Russian Modernist Architecture 1922 – 1932» (Нью-Йорк, 2007).

На некоторых сооружениях молодого архитектора гораздо позже появились доски «Памятник архитектуры УССР». Так на смену киевскому модерну начала прошлого века пришел конструктивизм. Увы, ненадолго. Но остался как ярчайшая страница в истории архитектуры Украины. И заслугу в этом Иосифа Каракиса трудно переоценить.

Война уничтожила одно из творений Иосифа Каракиса с судьбой, нелегкой еще на стадии строительства, – здание Еврейского театра в Киеве. «В процессе проектирования архитектор разработал четыре варианта решения, – пишет О. Юнаков. – Вариант, начатый строительством в 1932 г., был решен в стиле конструктивизма. Стену украшала горельефная композиция, на которой крупными буквами было обозначено наименование театра на идиш: "Еврейский государственный театр". …В 1934 г., когда Киев вместо Харькова стал столицей Украины, формы конструктивизма уже выходили из моды и подвергались критике. Строительство театра было прекращено».

Проект Еврейского театра. Киев, 1930-е годы
(0)

В 1935 г. архитектору пришлось разработать новый вариант фасада. На сей раз он обогатился эффектным портиком и обязательной советской символикой на капителях. В нишах разместили скульптуры мужчины и женщины в национальной еврейской одежде. И этого было недостаточно. К строительству Еврейского театра, в последнем варианте, приступили только в 1939 году. Но, как пишет Олег Юнаков, «… в постановлении Совета народных комиссаров УССР от 20 июня 1940 года "Про стан незакінченого театру в м. Києві по Хрещатику №43" отмечалось, что дальнейшее строительство нерентабельно». А через год началась война.

История незавершенного театра была не единственным обращением архитектора к еврейской тематике. Еще одна попытка возвращения к близкой Каракису теме – трагедия Бабьего Яра. Но к ней он обратился только в 1966 году. Не прошла для него бесследно «борьба с космополитизмом», машина государственного антисемитизма, особенно к концу 40-х, работала как заведенная. Тема Бабьего Яра была наглухо закрыта властями. Но люди помнили. Страницы под общим названием «Конкурс на проект мемориала в Бабьем Яру» – пожалуй, из самых драматических в книге Олега Юнакова.

Словно можно вычеркнуть из памяти людей такую трагедию. Уже в декабре 1941 г., через два месяца после начала расстрелов, киевлянка Ольга Николаевна Анстей пишет цикл стихотворений под названием «Кирилловские яры» (так часто называли Бабий Яр из-за близости к Кирилловской церкви). Олег Юнаков приводит в книге одну строку из этого стихотворения: «Страшное место из страшных мест». Позволю себе привести еще две строки из этого стихотворения: «Продранный талес, обрывки Талмуда, клочья размытых дождем паспортов…» Самым подробным образом автор восстанавливает историю борьбы многих людей за сохранение памяти об этой трагедии. Дочь Иосифа Юльевича – архитектор Ирма Каракис вспоминала, как проходило обсуждение одного из проектов ее отца в 1965 г.: «Запомнилось яркое эмоциональное выступление писателя Виктора Некрасова. Но особенно потрясло меня выступление кинорежиссера Параджанова, который, сняв с руки часы, объявил минуту молчания в память того, что произошло в Бабьем Яру. В наступившей гробовой тишине зала начались массовые рыдания родственников погибших…»

Виктор Платонович Некрасов учился в 30-е гг. на архитектурном факультете у Каракиса. Возможно, уроки конструктивизма привнесли в его прозу такую упругую строгость.

Проект Иосифа Каракиса, хоть и вызвал одобрение жюри, утвержден не был. Вокруг Бабьего Яра опять «глухота паучья» (О. Мандельштам). Через 35 лет после расстрела, – пишет Олег Юна­ков, – памятник был создан другим скульптором. Без упоминания о том, что большинство расстрелянных были евреями. Надпись на памятнике красноречива: «Здесь в 1941-43 годах немецко-фашистскими захватчиками были расстреляны свыше ста тысяч граждан города Киева и военнопленных». Без комментариев.

Олег Юнаков неоднократно цитирует в своей книге Юрия Асеева. Мы были знакомы с Юрием Сергеевичем. Он бывал у нас в Одессе. Мы ездили с ним в древний Аккерман, а в 1975 г. Юрий Сергеевич водил нас по Киеву, по булгаковским местам, по местам, связанным с Пастернаком – «…соседней Рейтарской квартал», читал стихи Пастернака. В какой-то день он предложил поехать в Кирилловскую церковь, посмотреть работы Врубеля. Не доходя до церкви, Юрий Сергеевич подвел нас к какому-то заросшему, запущенному оврагу. Остановился. Молчал. Мы смотрели на него с удивлением. Он сказал только два слова: «Бабий Яр». Мы онемели…

И вновь – «одесский сюжет». В борьбе за то, чтобы Бабий Яр стал памятным местом всего европейского еврейства, участвовал одесский архитектор Евгений Ильич Оленин. С 1991 по 2001 гг. он разработал и осуществил проект «Дорога смерти» – комплекс, начинающийся в сквере Хворостина и завершающийся в селе Богдановка, на месте уничтожения евреев Одессы. Несколько последних лет до своей безвременной кончины в 2008 г. он работал над проектом мемориала Бабьего Яра. Его проект получил наивысшую оценку. Но… не был реализован. Вроде бы нет уже государственного антисемитизма. И вот новый конкурс. Новый проект предложил одессит Михаил Рева. Огромный тахрихим накрывает мемориал жертвам. Вновь победа в конкурсе. Но все та же «глухота паучья»

Чем еще занимался Иосиф Юльевич Кара­кис в последние десятилетия своей жизни? С середины 50-х гг. социальная необходимость вошла в противоречие с эстетикой, с высоким искусством архитектуры. Каракис не мог с этим смириться. Даже в типовое строительство он вносит элементы, придающие этим однообразным домам что-то человеческое. «Стремясь обеспечить максимальный комфорт жилища, Каракис как бы прослеживал жизнь человека в проектируемой среде, обращая внимание на возможные потребности будущих жильцов и мельчайшие детали их поведения» (О. Юнаков). Он много проек­тировал и строил и в поздние годы, в том числе и в Ташкенте после землетрясения (1966 г.), и в Махачкале – школу, в которой была даже предусмотрена­ башня для занятий астрономией. Его знали за рубежом и обращались к нему с просьбой использовать его проекты.

Он был полон сил и замыслов, но в 77 лет его отправили на пенсию, так что девять лет, до кончины в 1988 г., он, как древнеримский консул Цинциннат, занимался своим садом, превратив и его в подлинное произведение садово-паркового искусства.

Уже гораздо позже, к его юбилейным датам, были проведены выставки, выпущены почтовые марки и другие мемориальные мелочи.

Главное он сделал сам – оставил прекрасную архитектуру.

Замечательная книга Олега Юнакова – путеводитель по городу Каракиса, не только биография человека, но и утверждение идеи о том, что в архитектуре нет второстепенного – все главное.

(0)

Поздравляем с юбилеем Евгения Михайловича Голубовского!
Более полувека нельзя представить себе Одессу журналистскую, книжную, изящных искусств и вообще гуманитарную без Евгения Голубовского.
Во–первых, он человек-легенда: сюжеты о том, как он знакомил одесский Политехнический с импрессионизмом и что ему за это прилетело, и как его спасал Илья Эренбург по многочисленным просьбам прогрессивной общественности, во­шли в мемуаристику и беллетристику.
Во-вторых, он умел в самые что ни на есть советские годы так рассказать на страницах комсомольской газеты и легендарной же «Вечерки» о спектакле, выставке, книге, что после этой публикации число посетителей, зрителей, читателей как минимум удваивалось.
К своему юбилею этот оригинальный человек тоже поступил небанально – он сделал подарок всей еще читающей Одессе: издал – наконец-то! – книгу своих воспоминаний, статей и очерков.
Ее будут читать в городе, с которым связана вся жизнь юбиляра и автора, и далеко за пределами, где живут друзья и множество тех, кто получил первые навыки писательства в кружках и студиях Евгениия Голубовского, кто открыл для себя мир старой книги на его выступлениях в Доме ученых, кто приносил ему для одобрительного кивка или сдержанной, но непреклонной критики свои эскизы.
Книга издана элегантно, оформлена со вкусом, щедро иллюстрирована. Издание, достойное известного библиофила.

Чтобы ставить отрицательные оценки, нужно зарегистрироваться
+7
Интересно, хорошо написано

  Отправить ссылку друзьям

Главная > Мигдаль Times > №145 > ПУТЕВОДИТЕЛЬ ПО ГОРОДУ КАРАКИСА
  Замечания/предложения
по работе сайта


2018-06-21 04:32:58
// Powered by Migdal website kernel
Вебмастер живет по адресу webmaster@migdal.org.ua
Сайт создан и поддерживается Клубом Еврейского Студента
Международного Еврейского Общинного Центра «Мигдаль» .

Адрес: г. Одесса, ул. Малая Арнаутская, 46-а.
Тел.: 37-21-28, 777-07-18, факс: 34-39-68.

Председатель правления центра «Мигдаль»Кира Верховская .


Еженедельник "Секрет" Dr. NONA Всемирный клуб одесситов