БС"Д
Войти
Чтобы войти, сначала зарегистрируйтесь.
Главная > Мигдаль Times > №20 > Банкир в еврейском интерьере
В номере №20

Чтобы ставить отрицательные оценки, нужно зарегистрироваться
+4
Интересно, хорошо написано

Банкир в еврейском интерьере
Александр Эдман

Ему 31 год, но, несмотря на свою молодость, Вадим Викторович Мороховский — человек, в Одессе известный. Сын легендарного капитана «знатоков» Виктора Мороховского, он учился в 119-й школе, потом в школе рабочей молодежи, параллельно работая в Одесском шахматно-шашечном клубе. Далее была учеба в Институте народного хозяйства и Объединении молодежных клубов (ОМК). По окончании института и до 1993 года работал в «Норд-банке».

В настоящее время — Председатель Правления акционерного банка «Пивденный» и Председатель Попечительского Совета школы «ХАБАД».

ИзменитьУбрать
(0)

— Вадим Викторович, когда я шел на встречу с Вами, меня очень интересовал один вопрос. Можно, я начну с него? Вы в детстве действительно хотели стать банкиром? Мы с Вами ровесники, и я помню, что в газетах банкиры изображались, как противные дядьки в цилиндрах, с толстыми сигарами и лежащими на столе ногами. Думаю, Вам как мальчику из хорошей семьи никто не разрешил бы курить сигары, не говоря уже о ногах на столе...

— В семье у нас никто не курил никогда, поэтому, честно говоря, я даже в страшном сне не мог себе представить, что буду курить. И сейчас тоже не курю, а вот насчет желания быть банкиром... Нет, в детстве я хотел быть историком или археологом. И даже сегодня книги по истории относятся к разряду моих любимых, особенно если это книги о Наполеоне и Французской революции. Так что в детстве я не хотел быть банкиром, но ближе к окончанию школы стал интересоваться экономикой. Конечно, определенную роль сыграли романы Драйзера, но решение я принял после того, как прочел малоизвестную тогда книгу американского менеджера Ли Якокка, человека, вытащившего из кризиса фирму «Крайслер»...

— То есть, это было книжное решение? И не было никакого «зова предков»?

ИзменитьУбрать
(0)

— Не было. Потом, правда, выяснилось, что один из моих прапрадедов работал в банке, но я тогда этого не знал. У меня в семье, в основном, все были врачами, в крайнем случае — инженерами. В школе я увлекался шахматами, игрой «Что? Где? Когда?», но жизнь так повернулась, что я пошел в Одесский институт народного хозяйства. Это совпало с определенной ситуацией в стране, и я, честно говоря, благодарен судьбе и Б-гу, что так получилось.

— И вас семья, где все врачи и инженеры, не отговаривала?

— Нет. Совершенно.

ИзменитьУбрать
(0)

— Поступить было тяжело?

— Да, было тяжело...

— Просто тяжело или проблемы с «пятой графой»?

— И поступить было тяжело, и с «пятой графой» были проблемы. Я оканчивал вечернюю школу. Чтобы не терять времени, сдал экстерном экзамены за последний класс, занимался дополнительно с учителями и, имея хороший табель, рассчитывал, что достаточно легко поступлю. И тут, в последний момент, моей маме сказали: «Подождите, но он же еврей. У нас и так уже идет четыре отличника, а пятый не должен...» Для меня это было шоком, я не мог понять, почему пятый не может идти. Это, конечно, было сказано в неформальной обстановке, — но это же Одесса, и мне все передали.

ИзменитьУбрать
(0)

Все-таки я поступил. Я ведь был еще и кандидатом в мастера спорта по шахматам, поэтому прошел пятым. Как спортсмен. И больше никогда за все время учебы с этим проблем не возникало. Я вообще очень благодарен институту. Нархозовские преподаватели и профессура очень многое мне дали. А сегодня некоторые из них — клиенты нашего банка.

— Хорошо, в школе Вы не интересовались финансами, вдруг неожиданно поступаете в финансовый институт — и что, легко было учиться? Не было скучно?

— Легко и интересно. Я практически с первого курса был отличником. При этом еще умудрялся играть в КВН за команду мехмата Одесского университета. Меня даже мехматовский ректор ругал за непосещение лекций — и был очень удивлен, узнав, что я вообще из другого вуза.

ИзменитьУбрать
(0)

— Вы играли в КВН? Вадим Мороховский известен в городе как игрок «Что? Где? Когда?»...

— Да, наша команда знатоков была чемпионом города, а это, поверьте, очень почетный титул. Эта игра занимала и занимает в моей жизни достаточно много места. Мы и сегодня продолжаем играть, но, к сожалению, меньше.

Знаете, я ведь был первым президентом Одесского клуба ЧГК и одним из его основателей. И хотя изначально клуб создавался игроками старшего поколения, такими, как мой отец Виктор Мороховский, Борис Бурда и другие, но в возрождении принимал участие уже я. И, наверное, это тоже сделало меня «экономистом», потому что денег не было никаких, и пришлось искать их для клуба. Кстати, сегодня очень многие чегэкашники и кавээнщики — сотрудники банка.

— В таком случае расскажите о банке...

ИзменитьУбрать
(0)

— Я пришел сюда на втором году существования банка, когда появилась новая команда акционеров, во главе с Юрием Александровичем Родиным и Марком Исааковичем Беккером. Они-то и пригласили меня, за что я им очень благодарен. В тот момент у нас было 17 сотрудников, сейчас — 650. Раньше я знал по именам не только наших работников, но и их детей, теперь, конечно, тяжелее.

Работают люди всех возрастов. Самому молодому сотруднику 19, а самому старшему 65 лет, но костяк составляют люди в возрасте 24-35 лет. То есть, банк у нас молодой, но достаточно амбициозный. «Пивденный» обслуживает 7 000 клиентов, 43% всех кредитов Одесской области выдаем мы. «Пивденный» — единственный банк юга Украины, входящий по большинству показателей в первую двадцатку украинских банков. Основа нашей команды — выпускники механико-математического факультета Одесского государственного университета и экономического университета (то есть, моего родного нархоза).

— Вадим Викторович, сегодня Вы — достаточно известный в городе человек, но долгое время Вас знали как сына «того» Мороховского. Это облегчало жизнь или осложняло ее?

ИзменитьУбрать
(0)

— Мой папа тоже долгое время был сыном своего отца, моего дедушки Якова Моисеевича — известного в Одессе человека, и я считаю, что это только помогает. Я многим обязан своему отцу, который, к сожалению, недавно ушел из жизни.

— Вы известны не только в банковской сфере, но и в еврейской общине Одессы. Приход в общину был шагом с Вашей стороны или Вас привели? Люди ли, обстоятельства ли, но привели?

— Вы понимаете, у меня семья была, в основном, нерелигиозная. У нас сохранилась информация о 7-8 предыдущих поколениях, все они были врачами (и это в царское время), учились в Германии, так что некоторая степень атеизма у них была. А со стороны жены — обратная ситуация: у нее предки либо раввины, либо генералы КГБ. И тех и тех, правда, в 37-м расстреляли, но все же... Например, ее двоюродный дедушка Нафтали Пратт — главный редактор Краткой Еврейской Энциклопедии. Другой ее предок — Шауль Валь, тот самый, которого в свое время на три дня выбрали королем Польши. Такая вот семья...

ИзменитьУбрать
(0)

У нас же были сплошь врачи-инженеры, но я помню еще с 6-7-летнего возраста, как приходила газета со списком депутатов Верховного Совета СССР, и вся семья садилась и искала, кто же там пробрался и сколько их будет — 4, 5 или 6 на весь список?

Потом мы с друзьями начали посещать синагогу на еврейские праздники, причем больше всего нас интересовало, кто из окружающих «стукнет». Не могу сказать, с какого момента я начал серьезно входить в еврейскую общину, но помню, как во время августовского путча мы с товарищем дежурили в Сохнуте. Все сотрудники ушли, а нам поручили ждать и в случае погрома — звонить. Папа приятеля даже ездил вокруг на «Запорожце», чтобы, если что, предупредить нас заранее и дать возможность убежать. Почему мы это делали — не знаю, но было ощущение, что выполняем свой долг.

А серьезно подвинула болезнь отца. Я с тех пор каждую субботу хожу в синагогу, ежедневно надеваю тфилин и говорю «Шма», на дверях моего кабинета висит мезуза. Не могу сказать, что я такой уж большой знаток еврейской традиции, но стараюсь по мере возможности ее соблюдать. И многих своих друзей я привел в синагогу. По-моему, это очень здорово, когда Б-г в голове и в сердце. Бизнес от этого не страдает.

ИзменитьУбрать
(0)

Знаете, сейчас, выдавая ссуду, я думаю не только о прибыли. Если вижу, что мне это выгодно, а клиенту нет, то ссуду не выдам. Не хочу его разорить.

— Что тяжелее: быть банкиром или быть евреем?

— Самое тяжелое — быть хорошим человеком. По-моему, один из принципов, который хороший человек должен при себе «иметь»: «Желай ближнему того, что ты желаешь себе». То есть, нужно постоянно помнить, что тебя окружают люди, которые тоже хотят жить хорошо. И поэтому, когда я слышу, как бизнесмены с пустыми взглядами начинают говорить о том, как плохо вокруг живется, мне всегда хочется сказать: «Не может в бедной стране кому-то житься хорошо. В конечном итоге плохо всем». Не может быть так, что тебе за забором хорошо, а им, снаружи, — плохо.

И благотворительностью здесь не спастись. Поэтому, когда нас начинают спрашивать, сколько мы дали туда-то и туда-то, я говорю: «Главное, что мы делаем — спонсируем экономику страны». Задача банков — вкладывать деньги в экономику, и мы в некотором роде «санитары леса», то есть банкиры определяют состояние общества. Когда вижу, что открылся магазин, на который мы дали деньги, или завод с нашей помощью возобновил работу — это для меня радость. Мы получаем прибыль не только в виде процентов, но и от того, что окружающим становится лучше жить.

— А благотворительность? Не жалко отдавать деньги? Ведь Вы их не нашли, а заработали...

— Денег всегда жалко, но недавно приезжал в Одессу Леви Леваев. Он финансирует многие общины СНГ, в том числе и нашу. Его пример, в определенной степени, — пример для всех бизнесменов, и не только евреев, но и для тех, кто заботится о своих традициях и культуре, и это серьезный плюс. Когда люди во что-то верят, они сердцем чувствуют, что некоторые вещи делать нельзя.

— Вы председатель Попечительского Совета еврейской школы «ХАБАД». Почему Вы основным полем помощи выбрали именно школу?

— В первую очередь, это объясняется благоприятным впечатлением, которое произвел наш раввин Авраhам Вольф. Когда человек понятен и ясны его цели, то все остальное просто. Нужны деньги, и ясно, на что они нужны! Конечно, у нас и в мыслях не было, что этот проект станет таким грандиозным. Но уже с первого разговора было понятно, что это благородное дело, которому стоит помогать, поэтому мы поддерживали и будем поддерживать еврейское образование.

— Давайте вернемся к финансам... Когда Вы в магазине расплачиваетесь деньгами, Вы видите за ними займы, кредиты, ссуды, финансовые потоки или просто купюры? Другими словами, способны ли Вы абстрагироваться от работы?

— Ой, это очень тяжело. Сейчас, конечно, уже не так. Раньше, когда я что-то покупал, то первым делом смотрел на этикетку фирмы-производителя и думал: «В каком банке у них открыт счет?» А недавно я был на дне рождения у товарища — крупного бизнесмена — и полвечера уговаривал одного из гостей открыть счет в нашем банке. И так ему надоел, что он сказал: «Да у меня хороший банк, и я не собираюсь его менять». Тогда я не удержался и спросил: «А в каком же банке ты обслуживаешься?» «В «Пивденном», — ответил он...

— Вы хотели бы, чтобы Ваш сын пошел по Вашему пути?

— Да, конечно, мне хотелось бы, чтобы он пошел по стопам отца. Но, думаю, он сам будет выбирать. Мы как-то с Максимом шли по Дерибасовской и встретили Михаила Владимировича Азарова — начальника управления Национального банка в Одессе. Михаил Владимирович спросил моего сына: «Кем ты хочешь быть?» Тот говорит: «Я хочу работать в банке». Папа, конечно же, счастлив! «А кем?» И Максим ответил: «Клоуном!»

А если серьезно — главная задача нормального человека — это делать добро. «Желай ближнему того, что желаешь себе».


Добавление комментария
Поля, отмеченные * , заполнять обязательно
Подписать сообщение как


      Зарегистрироваться  Забыли пароль?
* Текст
 Показать подсказку по форматированию текста
  
Главная > Мигдаль Times > №20 > Банкир в еврейском интерьере
  Замечания/предложения
по работе сайта


2022-07-02 11:12:55
// Powered by Migdal website kernel
Вебмастер живет по адресу webmaster@migdal.org.ua

Сайт создан и поддерживается Клубом Еврейского Студента
Международного Еврейского Общинного Центра «Мигдаль» .

Адрес: г. Одесса, ул. Малая Арнаутская, 46-а.
Тел.: (+38 048) 770-18-69, (+38 048) 770-18-61.

Председатель правления центра «Мигдаль»Кира Верховская .


Jerusalem Anthologia Dr. NONA Еврейский педсовет