БС"Д
Войти
Чтобы войти, сначала зарегистрируйтесь.
Главная > Мигдаль Times > №148 > СВИДЕТЕЛЬ ОБВИНЕНИЯ
В номере №148

Мигдаль Times №148
СВИДЕТЕЛЬ ОБВИНЕНИЯ

Эстер Лурье родилась в 1913 г. в Лиепае (Латвия), в религиозной семье, где было пятеро детей. Во время первой мировой войны семья была вынуждена переехать в Ригу.

(0)

Эстер обучалась живописи в Институте декоративного искусства в Брюсселе, затем в Королевской академии изящных искусств в Антверпене.

В 1934 г. семейство Лурье эмигрировало в Палестину. Там Эстер много работала декоратором, оформляя театральные постановки и выставки. Когда из-за политических событий многие театры в Палестине закрылись, художница занялась портретами. Ее любимыми моделями стали танцоры и музыканты. Она много путешествовала, писала пейзажи Палестины и устраивала в кибуцах домашние выставки своих работ.

Первая профессиональная выставка состоялась в кибуце Гео, в 1937 г., а в 1938-м художницу приняли в Палестинскую ассоциацию художников и скульпторов. Затем были персональные выставки в Тель-Авиве, Иерусалиме и Хайфе. В 1938 г. Эстер Лурье удостоилась престижной премии им. Дизенгофа за картину «Оркестр Палестины».

А в 1939 г. Эстер вернулась в Европу, чтобы продолжить учебу. Побывала у родственников в Латвии и Литве, где успешно прошли несколько ее выставок. Некоторые картины были куплены местными еврейскими организациями, а также городским музеем. После оккупации Каунаса работы Эстер Лурье были конфискованы.

Вторая мировая война застала художницу в Литве, и она оказалась в Ковенском гетто.

(0)

Эстер Лурье ощущала, что обязана запечатлеть этот «запредельный» мир. Ее картины, зарисовки, записи стали «живым свидетельством» (такое название она дала одной из своих книг).

В огромном дворе бывшего ремесленного училища собирались те, кто не нашел другого пристанища, – жили, под открытым небом, еду готовили на камнях. Там были «груды старой мебели, настоящие баррикады, из которых люди сооружали себе нечто вроде жилья. Там были дети, старики, евреи всех мастей. ... Разговоры и перебранки не затихали ни на минуту, кто-то все время суетился и хватался за все подряд, а кто-то, наоборот, оставался неподвижен или сидел, уставившись в книгу. ... Моя работа сразу же заинтересовала всех, и каждый хотел чем-то помочь…»

Вскоре Лурье привлекла внимание Эльтестенрата (Совета старейшин). Совет попросил художницу делать зарисовки всего, что происходило в гетто. «Рисовать прямо на улице было очень опасно, поэтому случайные прохожие приглашали меня войти в дом, чтобы я могла рисовать из окна их комнаты…»

Но иногда ей недоставало душевных сил: «Вот уже много дней я ничего не рисовала. Эти дни были наполнены постоянным страхом, острой и грубой борьбой за существование. После каждой акции шла передышка – до следующей акции... Меня, как и других, мобилизовали на принудительные работы…» Эльтестенрат добился для художницы освобождения от работ на 2 месяца, хотя это было очень сложно.

(0)

«Я делала наброски на социальной кухне, где старики и беспризорные дети могли получить тарелку жидкой похлебки. Эти люди оставались равнодушными к происходящему вокруг, и не обращали на меня никакого внимания... Несколько раз я делала наброски Умшлагплаца – площади, на которой в дни Больших акций евреев делили на тех, кто пойдет “направо”, и тех, кто пойдет “налево”».

А еще Эстер писала пейзажи. Их красота контрастировала с ужасом происходящего. Много раз она рисовала дорогу из «Долины гетто» в Форт Нинт. «Эта дорога, взбегающая на вершину холма, навсегда запечатлелась в моей памяти как Виа Долороса, по которой десятки тысяч евреев из Литвы и западной Европы уходили на смерть».

Узники стремились сохранить подобие нормальной жизни. Одним из культурных событий в гетто стала выставка работ Эстер, запись о которой оставил Авраам Голуб (также известный под фамилией Тори) – секретарь Эльтестенрата. «Сегодня ... лица посетителей выставки на минуту озарились – при взгляде на рисунки Эстер Лурье. Эта выставка – еще одно доказательство силы еврейского духа, не сдающегося ни при каких обстоятельствах и никогда».

(0)

Эстер случалось бывать во многих кварталах гетто, в различных мастерских. В гончарной мастерской она попросила сделать несколько больших кувшинов, чтобы спрятать свои работы. Она поместила в эти кувшины около 200 рисунков и акварелей размером 25х30 см. Некоторые из ее рисунков были сфотографированы для тайного архива гетто.

В июле 1944 г., когда в Литву вошли советские войска, гетто было ликвидировано, здания взорваны, а оставшихся узников перебросили в лагеря в Германии. Работы Эстер остались в гетто. После вой­ны некоторые рисунки нашлись в уцелевшем архиве Эльтестенрата. Авраам Тори сумел сберечь 11 набросков и акварелей и 20 фотографий работ Лурье. Он взял их с собой в Израиль. Судьба остальных работ неизвестна.

Эстер отправили в концлагерь Штутгоф, а ее сестру и малолетнего племянника депортировали в Освенцим, где они и погибли.

Много раз искусство спасало Эстер от голодной смерти. «Я принялась делать наброски ярких “типажей” среди окружающих меня женщин-узниц. Среди мужской части лагеря и получавшие подарки продуктами, стали просить меня нарисовать их портрет. В качестве платы они предлагали кусочки хлеба...»

(0)

В августе 1944 г. Лурье и 1200 других узников отправили в лагерь принудительного труда Лейбиц.

«Каждый из нас обязан был носить на левом рукаве номер и Звезду Давида, отпечатанные на полоске материи... Эти полоски ткани время от времени нуждались в починке. Меня назначили ответственной, и когда набиралось достаточное количество повязок, освобождали от общих работ … деревянной щепкой я восстанавливала номера на повязках. Я получала чернила, и у меня, наконец, появилась возможность делать зарисовки. Наша доктор собирала бумагу, в которую была упакована вата, чтобы мне было на чем рисовать. Однажды один из охранников попросил меня изобразить его портрет. Я выполнила просьбу, и в благодарность он принес мне бумагу, несколько ручек и баночку с тушью.
Разумеется, мне приходилось проявлять большую осторожность… Надежда уцелеть была почти несбыточной… Каждый день мы боялись попасть из трудового лагеря обратно в концентрационный…»

Лейбиц был освобожден советскими войсками 21 января 1945 года. Лурье оказалась в лагере для беженцев, где встретилась с солдатами британской армии родом из Палестины. Один из них, художник М. Шеми, организовал выставку рисунков, сделанных в лагерях.

По материалам выставки в 1945 г. Римский Клуб еврейских солдат опубликовал буклет «Еврейские женщины и рабство». В сборник вошли работы Эстер Лурье.

В июле 1945 г. художница вернулась в Эрец Исраэль. Ее рассказы были изданы, а рисунки – представлены на выставке. В 1946 г. она еще раз получила премию Дизенгофа, за рисунок «Девочка с желтым знаком», сделанный в Ковенском гетто.

Эстер вышла замуж, вырастила детей. Она продолжала работать и выставляться на персональных и совместных выставках в Израиле и других странах. После Шестидневной войны основной темой ее творчества стал Иерусалим.

На процессе по делу Эйхмана, состоявшемся в Иерусалиме в 1961 г., рисунки Эстер Лурье, сделанные во время войны, стали частью свидетельских показаний. Верховный суд Израиля официально удостоверил ценность ее работ в качестве исторических документов.

Эстер Лурье умерла в Тель-Авиве в 1998 году.

Свои работы, созданные во время Хо­ло­кос­та, художница передала галерее Дома-музея борцов сопротивления гетто (Бейт лохамей хагетаот). Кроме того, ее работы можно увидеть в Яд ва-Шеме в Иерусалиме и в ряде частных галерей.

По материалам статьи
Пнины Розенберг.
art.holocaust-education.net

Чтобы ставить отрицательные оценки, нужно зарегистрироваться
0
Интересно, хорошо написано

  Отправить ссылку друзьям

Главная > Мигдаль Times > №148 > СВИДЕТЕЛЬ ОБВИНЕНИЯ
  Замечания/предложения
по работе сайта


2017-11-24 12:52:42
// Powered by Migdal website kernel
Вебмастер живет по адресу webmaster@migdal.org.ua
Сайт создан и поддерживается Клубом Еврейского Студента
Международного Еврейского Общинного Центра «Мигдаль» .

Адрес: г. Одесса, ул. Малая Арнаутская, 46-а.
Тел.: 37-21-28, 777-07-18, факс: 34-39-68.

Председатель правления центра «Мигдаль»Кира Верховская .


Dr. NONA Всемирный клуб одесситов Еврейский педсовет