БС"Д
Войти
Чтобы войти, сначала зарегистрируйтесь.
Главная > Мигдаль Times > №70 > Одесса, 116
В номере №70

Мигдаль Times №70
Одесса, 116
Михаил КОРДОНСКИЙ, «стошестнатик» (выпуск 1968г.)

Когда спутник забибикал над миром...
Когда лопнула на полигоне водородная бомба (это был первый, робкий опыт Андрея Сахарова по разрушительству. Ему еще предстоит сокрушить Империю)...
Тогда школы с номером 116 в Одессе еще не было.

Когда в лаборатории Басова и Прохорова в невидимом диа-пазоне пробудился лазер...
Когда Гагарин поехал по орбите на пару месяцев раньше, и американский сенат срочно перебрасывал миллиарды долларов на реформу среднего образования, дабы не позволить русским более быть первыми...

Я. П. Цикиновский,
уч. физики
«Воспоминания о 116-й —
это воспоминания о будущем.
Какое счастье, что мы
в этом будущем побывали.
Ваш Яшка-пулеметчик»
(школьная кличка
Якова Петровича)
(0)

Тогда эта школа уже была, некоторые выпускники ее уже имели допуск и почетный статус невыездных.

Среди плеяды нобелевских или засекреченных великих мира сего, строивших Великую Железную Стену из стратегических ракет и бомб, коим нужны были реакторы, ускорители, полигоны, подопытные озера и чуть ли не планеты, был один, просивший вроде бы скромно. Самому для работы требовались бумага с карандашом (теоретическая математика), а от Империи — всего-то несколько трехэтажных домишек и совсем не профессорских — учительских ставок. Специальные физико-математиче-ские школы для одаренных, изысканных по просторам СССР детей. Академик А.Н. Колмогоров. Я, честно говоря, очень мало знаю об этом человеке.

Но деяния его испытал на себе: я учился в 116-й школе.

Р. Г. Чернега,
учитель истории.
«Историки вернутся
в наше время, и
потомки будут знать
о 116-й школе, которая
органически связана
с Одессой и внесла
достойный вклад
в историю города».
(0)

Вместо интерната на несколько десятков особо одаренных (каковой был при МГУ) — школа на 500 человек (только старшие классы) прибрала всех восьмиклассников из микрорайона, выучивала автослесарей и радиомонтажников — как ПТУ, пионервожатых — как лицей и, между тем, имела пару классов физических и математических, олицетворяющих собственно колмогоровщину. Из стошестнатиков состояло не менее половины одесских КВН-команд, в том числе сборных КВН США и Израиля, знатоков, чтогдекогдашников и брейнринговцев. Но это только телевизионная вершина айс-берга. Сколько докторов и кандидатов рассеяны по архипелагу ВПК и академической науки!..
Как и прочие колмогоровщины, 116-я школа была убежищем, заповедником, анклавом. Схема, точно описанная Стругацкими в «Гадких лебедях»: коли господа генералы хотят кадров для создания нового оружия, то извольте разрешить иметь остров непуганых вольнодумцев, ибо не-вольнодумающие ничего нового не создадут.

Начиналось с малого: здесь можно было критиковать учителей. Публично: в стенгазетах, радиопередачах, сценках, спектаклях, что и делалось в большом количестве. Занятия были в одну смену, до двух часов, но по суете в коридорах отметить это время было непросто: бесчисленные факультативы, кружки, клубы, советы самоуправления, театры, редакции и... буфет, работавший, бывало, до десяти часов вечера. В школу можно было приходить на всю реальную жизнь, только ночевать дома. После блестящих уроков (половина выпускников физматклассов поступала в МФТИ, МИФИ и т.п.) начиналась вторая половина жизни.

И. С. Тарнопольский,
уч. физики
(0)

Здесь передавались из рук в руки Мандельштам, Бродский, Пастернак, Солженицын и Булгаков вперемежку с так же дефицитными тогда книгами о технике секса. Здесь пелись и проигрывались Высоцкий, «Битлз», Ким, Галич, «Роллинг стоунз» и «Машина времени». Здесь сочинялись, читались, писались в стенгазетах и пелись собственные стихи, от любовной лирики до политических памфлетов, от эпиграмм до нецензурных частушек. Каждую субботу в школе проходили театрализованные вечера с дискотекой... да нет, не «диско-», а с живыми школьными и приглашенными рок-ансамблями — в то время, когда рок еще был полуподпольным искусством. Физматвундеркинды неотличимо от автослесарей курили в туалетах, пили дешевый портвейн за углом, расходились в обнимку с девочками и делились друг с другом скромным интимным опытом. Наркотики прямо в школе, конечно, не продавали (тоталитаризм же был), но Приморский бульвар, где и поныне легко найти травку, был неподалеку. Пробовали — не нравилось. Сходились во мнении, что лучше уж выпить сто грамм. А еще лучше: школа сама была мощным наркотиком, только духовным, а не физиологическим.

Здесь фотографировались, кладя голову в пасть монументального настенного красноармейца в буденовке, и при этом истово пели про комиссаров в пыльных шлемах. Почти запрещенный Булат Окуджава пел свои песни на... комсомольском собрании. Когда меня в 15 лет, в 1966 г., в 116-й школе, обыденно спросили: «А ты что, веришь в коммунизм?» — это было как удар по голове. Сама постановка такого вопроса была оглушающе крамольна, но здесь допускались любые ответы и диспуты. Кстати, в прямом смысле по голове в этой школе я ни разу не получал. Как-то было не принято.

Борис Херсонский,
выпуск 1967 г.
Врач, заведующий
кафедрой клинической
психологии ОНУ.
Руководитель колледжа
социальной работы
«Социум».
Автор шести сборников стихов
(0)

Вся эта, кажущаяся немыслимой, смесь коммунизма, вольнодумства, образования, науки, культуры и субкультуры, как и вся эпоха, воплощена была в Алевтине Ивановне Кудиновой, директоре школы. Дочь репрессированного с ограниченными правами на проживание. Член горкома партии в миллионном городе. Талантливейший администратор и выдающийся педагог. Да и о педагогике вспомнить надо бы, что была у нас не менее совершенна, чем ракеты (а то откуда бы ракеты взялись?). Сухомлинский, Иванов, Мудрик, Соловейчик, Газман, Амонашвили, Тубельский, Щетинин, Караковский все это тоже делали, но в те времена почти не публиковались и семинаров не проводили. Узнавала ли Алевтина Ивановна какими-то тайными тропами? Интуитивно ли создавала это?..

А. И. Кудинова и Е. С. Березняк.
Одесса,
10 сентября 2001 г.
(0)

Главным «оружием», которое производила 116-я, было пассивное оборонительное — незримый барьер, защищавший школу от внешнего мира. Поколение выпускников школы еще помнит масштабный телесериал «Майор Вихрь». У Вихря был реальный прототип — офицер советской разведки, краковский эпизод его служебной деятельности воспроизведен в фильме с почти документальной достоверностью. Евгений Степанович Березняк, выполнив не одно задание Родины, ушел из органов и, как многие отставники, сменил пистолет и рацию на кресло с нарукавниками — стал мелким чиновником в... Министерстве просвещения Украины. При его таланте, естественно, сделал карьеру и до глубокой старости, далеко за пенсионный возраст, работал начальником Главного управления школ Минпроса Украины.

Ефим Аглицкий,
капитан команды
КВН 116-й школы
и... КВН сборной США.
Профессор университета
в США
(0)

В 2001 г. 86-летний ветеран НКВД и Герой Украины приезжал в Одессу на слет выпускников 116-й. Только тогда директор и штатский генерал отчасти «раскололись». Тончайшие хитросплетения закулисных игр ограждали 116-ю от мира. Евгений Степанович был покровителем, говоря бюрократическим сленгом, «рукой» Алевтины Ивановны. Естественно, бескорыстно, по идейным соображениям, что вполне типично для рыцарей плаща и кинжала. Два таланта огромного масштаба действовали рука об руку в этой интриге.

Когда 116-ю все-таки закрыли, прекрасные учителя разбрелись по другим школам.
В начале 90-х Алевтина Ивановна вязала носки и торговала ими на Привозе. Пенсии, после оплаты коммунальных услуг, ей оставалось ровно на медленную смерть от голода... Тогда появился еще один феномен, нечто, побуждающее поверить, что школа — это не только образование, но и воспитание. «Клуб 116» — общественная организация выпускников школы, помогающих своим старым учителям вполне материальной помощью.

В принципиальном отличии от большинства местных благотворительных организаций, питающихся западными грантами или оттаптывающих пороги коммерческих офисов и чиновных кабинетов, это типичная для развитых стран, но почти нереальная у нас экономическая структура. Относительно мелкие благотворительные взносы поступают регулярно и воистину добровольно от множества физиче-ских лиц — выпускников.

Евгений Грабовский,
выпуск 1967 г.
доктор физико-математических
наук, лауреат государственной
премии России:
«Для меня и многих 116-я
стала примером яркой,
активной жизни
и постоянного
сове
(0)

Стошестнатики выпустили две книги о школе, все авторские и издательские работы сделаны не волонтерами, но добровольцами, без цента «компенсаций» (так в общественных организациях западного типа стыдливо называют зарплату). Книги продаются (и покупаются!) по несоразмерной благотворительной цене — другими стошестнатиками. На всемирном слете выпускников школы аукцион реализовал связанные Алевтиной Ивановной носки, оформленные в рамочку и под стекло. Деньги от пожертвований и продажи книг идут на продукты, лекарства, врачей, больницы... все чаще и на похороны.

Алевтина Ивановна Кудинова умерла 23 мая 2003 г. на 83-м году жизни. В 2004 г. на здании школы появилась мемориальная доска. День ее открытия приурочен ко дню рождения Алевтины Ивановны: 5 марта, он же день смерти Сталина.

Странным и символическим образом на углу Греческой и Канатной улиц сосуществовали одновременно несколько вех нашей неоднозначной истории. Революция растоптала знамена, романтическая эпоха первых полетов в космос утонула в океане времени вместе с космическими станциями, создатели водородных бомб мотаются в шоп-туры и стоят за прилавками. Но за опавшей ракетно-ядерной шелухой стало виднее нетленное творение настоящего Учителя: выпускники 116-й, несмотря на смену времен, до сих пор отличаются успешностью жизни. Среди них много выдающихся, но и остальные — просто хорошие и благополучные, несмотря на постигшие нас катастрофы, люди.

———————-

А.И. Кудинова: «Миша Штудинер, Мишенька! [выпуск 1964 г.] Милый и дорогой наш стошестнатик. Лучший актер и режиссер школьных спектаклей, наш Шекспир. Медалист, добровольно поехавший в сельскую школу помогать воспитывать мальчишек и девчонок в качестве пионервожатого. Потом — Москва, университет им. М.В. Ломоносова. Защита диссертации, серьезная работа ученого. В 2001 г. привез в подарок школе словарь ударений русского языка, в котором он редактор».

А.И. Кудинова: «Я не могу сегодня с особой теплотой не вспомнить Феликса Александровича Мирвиса. Этот удивительный, не всегда удобный для руководства школой человек, прекрасный педагог, большой выдумщик, необыкновенная умница, многие годы был совестью школы. Я думаю, нет ни одного среди вас, кто не знал и не уважал его...»

Павел Колтун, Аркадий Лейнер, Михаил Бессарон (Австралия): «Идеальное, как оказалось, является гораздо более стойким, чем материальное. Даже сейчас, трудясь на ниве австралийского бизнеса, торговли и науки, мы остались в рамках выбранной когда-то в школе сферы — в рамках IT (information technology), что в ту пору, конца 60-х, называлось просто — программисты».

Э.Я. Немировская, учитель украинского языка: «Что отдашь — твое, что спрячешь — потерял».

Б.Е. Гаузнер, учитель математики: «Доброта, чуткость, широта интересов, верность в дружбе — то, чему учила нас 116-я. ...Пусть все это будет не только нашим сегодня, но и вашим завтра».

Чтобы ставить отрицательные оценки, нужно зарегистрироваться
+5
Интересно, хорошо написано

  Отправить ссылку друзьям

Главная > Мигдаль Times > №70 > Одесса, 116
  Замечания/предложения
по работе сайта


2018-01-18 23:59:12
// Powered by Migdal website kernel
Вебмастер живет по адресу webmaster@migdal.org.ua
Сайт создан и поддерживается Клубом Еврейского Студента
Международного Еврейского Общинного Центра «Мигдаль» .

Адрес: г. Одесса, ул. Малая Арнаутская, 46-а.
Тел.: 37-21-28, 777-07-18, факс: 34-39-68.

Председатель правления центра «Мигдаль»Кира Верховская .


Еженедельник "Секрет" Jerusalem Anthologia Всемирный клуб одесситов