БС"Д
Войти
Чтобы войти, сначала зарегистрируйтесь.
Главная > Арабо-израильский конфликт > Дело о «еврейском подполье» > Вся книга для печати
Оглавление

Под редакцией Ш.-Л. Меламуда

Дело о «еврейском подполье»

Сообщения об арестах израильских евреев, подозреваемых в подготовке терактов против арабов, облетают все еврейские СМИ в мгновение ока. Громкие судебные решения признаются истиной в последней инстанции. Однако рассказы очевидцев, самих «подпольщиков», оценки экспертов, появляющиеся по ходу следствия, ускользают от внимания читателей и оказываются надежно похороненными в архивах.

В этом сборнике я собрал статьи о деле «еврейского подполья», появлявшиеся на нашем сайте, а также на сайтах «7 канала», MIGNews и других за последние 3 года. Надеюсь, они помогут вам увидеть полную картину происходящего, во всех деталях и красках.

Оглавление

  • Еврейский террор в ответ на арабский?
  • Узники Сиона
  • Арестованных подпольщиков пытают в ШАБАКе
  • Еврейское подполье
  • Эти Двир: «Как меня пытали в ШАБАКе»
  • Трое подростков арестованы за распространение свидетельства Эти Двир
  • Кто угрожает безопасности Израиля?
  • Йосеф Бен-Барух подвергся нападению в тюрьме
  • Переписка с израильскими «компетентными органами»
  • Продолжается суд над «новым еврейским подпольем»
  • Отпустите мужа моего
  • ШАБАК использовал полуторанедельного младенца, чтобы выбить показания из его отца
  • Арестован еще один поселенец, ШАБАК изощряется в методах допроса
  • Судьи рассержены на ШАБАК
  • Итоги провалившегося дела «еврейского подполья»
  • Показательный суд над еврейским подпольем

Еврейский террор в ответ на арабский?

23 июля 2001

Убийство трех палестинцев вблизи Хеврона (предположительно, израильскими поселенцами) стало очередной «бомбой» в яростной информационной войне, являющейся чуть ли не главным элементом нынешнего конфликта в регионе. Причем Израиль вынужден вести эту войну сразу на многих фронтах, в том числе, и на внутреннем.

Сегодня, 22 июля, отголоски этой войны сказались и на заседании правительственного кабинета Израиля. Министр обороны Биньямин Бен-Элиэзер, представитель партии «Труда», практически в открытую, обвинил в этом преступлении поселенцев. В ответ на заявление Бен-Элиэзера министр образования Лимор Ливнат, являющаяся одним из лидеров партии Ликуд, резко заявила, что он не имеет права делать такого рода заявления, не имея конкретных доказательств причастности к этому поселенцев.

Стоит отметить, что некоторые лидеры оппозиции и партии Труда в целом уже с месяц назад начали говорить о возможности возникновения так называемого «еврейского подполья». Достоверно известно, что за всю историю Израиля такого рода подполье ни разу не принимало организованных форм. А какие-либо террористические действия против арабов являлись, как правило, результатом действий фанатиков-одиночек. То же самое произошло и в случае убийства премьер-министра Израиля Ицхака Рабина. Все попытка доказать, что оно явилось следствием акции какой-либо организованной группы провалились, хотя поиск велся более чем активно.

В этой связи обращает на себя внимание целый ряд факторов, которые ставят под сомнение официальную версию о причастности к этому некоего еврейского подполья. В сущности, эта версия пока базируется на одном-единственном факте: анонимном звонке с сообщением о том, что ответственность за проведенный теракт взял на себя некий комитет, известный под названием «За безопасность на дорогах».

Эксперты подвергают сомнению реальность такой организации и напоминают, что именно так называлась группа, якобы существовавшая несколько лет тому назад. Позже выяснилось, что одним из ее основателей был агент-провокатор службы безопасности Авишай Равив. По делу о возможной причастности самого Равива к убийству премьер-министра Рабина до сих ведется следствие.

Кроме того, «почерк» совершенного преступления до мелочей напоминает действия палестинских террористов, уже несколько месяцев орудующих на дорогах. Машина с террористами приблизилась к автомобилю, в котором находилась палестинская семья, после чего был открыт огонь. Затем нападавшие моментально скрылись, и их поиск не дал никаких результатов, несмотря все принятые меры. Отметим, что в ходе войны на дорогах, развязанной самими палестинцами, уже было несколько случаев, когда они открывали стрельбу по арабским машинам.

Стоит отметить также еще один принципиальный момент: время, выбранное для совершения теракта, было на редкость удачным для палестинцев и на редкость неподходящим для Израиля. Преступление совершается именно в тот момент, когда страны «большой восьмерки» обсуждают вопрос об отправке в регион международных наблюдателей. Израиль упорно возражает против этой меры — тут-то и происходит кровавый теракт, как нельзя лучше подтверждающий необходимость присутствия наблюдателей в регионе конфликта.

И несмотря на то, что глава кабинета Ариэль Шарон и президент страны Моше Кацав резко осудили гибель невинных людей, власти ПА немедленно возложили всю ответственность за убийство на Израиль.

Конечно, вполне может оказаться, что данный теракт — все-таки дело рук группы израильских граждан, доведенных до отчаяния и решивших взять соблюдение законности в собственные руки. Но и такой ответ в данной ситуации вполне устраивает террористов, не испытывающих колебаний ни тогда, когда речь идет об их собственной смерти, ни когда речь идет о смерти своих собственных граждан, ни когда речь идет о массовой гибели граждан государства Израиль.

Узники Сиона
Виктория Вексельман

9 мая 2002

Две недели тому назад, в разгар операции «Защитная стена», вернее, в разгар международных демаршей в адрес Израиля и почти одновременно с пленением Маруана Баргути, полиция произвела весьма показательный арест в поселении Бат-Аин. Вначале было арестовано два человека, а вскоре был произведен третий арест. Арестованным инкриминируется участие в еврейском подпольном движении мстителей. Эта срочная полицейская акция имела место параллельно с арестом пяти тысяч арабов автономии, подозреваемых в соучастии с террором. Такие параллели уже имели место в прошлом. Обычно попытки заставить арабских политических деятелей хоть как-то осудить массовый террор против гражданского населения и требования о выдаче убийц наталкиваются на следующий аргумент — евреи убивают нас безнаказанно, полиция ничего не делает для их поимки, а нас заставляют осуждать национальных героев. Эти голоса особенно громко раздавались в хорошо отлаженном хоре антиизраильской пропаганды. Невольно создается впечатление, что полиция и ШАБАК дали на эти инсинуации настоящий «сионистский ответ». Арестовали троих евреев по подозрению в организованной террористической деятельности. В отличие от Маруана Баргути, которому вскоре разрешили встречу с личным адвокатом, трое еврейских узников своим юридическим правом воспользоваться не могут, так как судья Сегал после консультации с «компетентными органами» встречу с адвокатом всем еврейским заключенным запретил и закрыл для публикации все подробности этого дела. Даже имена заключенных запрещено публиковать, хотя это уже явная бессмыслица. Тысячи людей знают имена арестованных, среди них все, от кого «в оперативных интересах следствия» желают скрыть эту информацию. Этот факт вынуждает нас заняться этим вопросом обобщенно, не вникая в конкретную информацию данного случая.

Как известно, в ШАБАКе есть арабский и еврейский отделы. Деятельность арабского отдела сделала эту организацию одной из самых грозных и престижных разведывательных организаций в мире. Арабские террористы в Иудее, Самарии и секторе Газа знают, что если они попали в черный список ШАБАКа, то рано или поздно возмездие их настигнет. Положение еврейского отдела ШАБАКа не столь блестящее. Да, двадцать лет тому назад им удалось раскрыть еврейское подполье, внедрив туда провокатора. С тех пор правые активисты и поселенцы получили урок и от подпольной, нелегальной деятельности отказались. Конечно, слежка за активистами правого движения велась, но привлекать людей к ответственности за сионистские убеждения в сионистском государстве было как-то неудобно. А отсутствие раскрытых преступлений означает и замедление роста карьеры, а то и вовсе сокращение штатов. Конечно, одиночки вроде Ами Поппера, замочившего 7 арабских рабочих за сексуальное нападение араба на него в детстве, всегда были. Были и евреи, пытавшиеся отстреливаться от камнеметателей, попав в засаду. Суд над этими людьми был в такой степени строг и несправедлив, что некоторые граждане предпочитали сдаться на милость беснующейся толпы и не отстреливаться, чтобы не попасть в лапы следователям полиции и прокуратуры. Но эти отдельные случаи на большое дело никак не тянули. Нельзя инкриминировать человеку участие в подпольной военизированной организации, если он пытается защититься от нападения бандитов. И вообще, преступление индивидуума не тянет на более чем уголовное дело в компетенции полиции, даже если имела место идеологическая подоплека. (Даже случай Гольдштейна, — это потерявший самоконтроль, отчаявшийся человек, но не организация.) Спецслужбы призваны бороться с подпольными организациями. А раз такой организации нет, то ее надо создать.

Всем памятна опереточная организация «Эяль», созданная Авишаем Равивом. Он подготовил школьную инсценировку с кровавой клятвой на кладбище и прочим подростковым антуражем, пригласил съемочную группу. Вся страна знала об этом блефе, но некоторые серьезные люди очень серьезно заговорили о правом экстремизме. Тем более что поселенцы избивали арабов, били стекла, резали покрышки автомобилей. Потом выяснилось, что за всей этой бурной экстремистской деятельностью стоял все тот же Авишай Равив. Он же принес на демонстрацию портрет покойного премьер-министра Ицхака Рабина в нацистской форме, организовал показ этого позорного постера по телевидению, а в инсинуациях против Рабина обвинили Нетаниягу. Причастность Авишая Равива к политическому убийству очевидна. Однако в отличие от показательного процесса над Маргалит Хар-Шефи, суд над Авишаем Равивом много лет откладывался, да и сейчас ведется за закрытыми дверями. Журналисты, освещавшие следствие по делу убийства Ицхака Рабина не получили ни одного ответа на 60 поставленных ими вопросов. Как не получили ответ на многие вопросы и члены семьи покойного премьера, о чем Далия Рабин-Философ заявила во всеуслышание. Потом она стала заместителем министра обороны, и неудобные вопросы задавать перестала. Все это заставляет граждан усомниться в стремлении следствия, прокуратуры и ШАБАКа раскрыть истину и рассказать правду об этом преступлении.

Между тем с началом «мирного процесса» работы у внутренней разведки заметно прибавилось. Слишком много жертв возлагалось на алтарь мира. Гражданам обещали, что Арафат со своими боевиками специально едет к нам из Туниса, чтобы защитить евреев от вялотекущей интифады и предотвратить террор. Полагать, что народ надолго останется в плену этой лжи при всех неимоверных усилиях официальной пропаганды, было нельзя, тем более что теракты уносили все больше жизней, а правительство адекватной реакции на вооруженный террор не давало. Создавалось впечатление, что кто-то выжидал, когда у людей сдадут нервы и они «возьмут закон в свои руки». Политические комментаторы муссировали тему постоянно. Разговоры о «правых экстремистах», об «отрядах самообороны», которые формируются в поселениях, стали навязчивой темой телевыпусков. Это дало повод начать конфискацию оружия, ввести ограничения на выдачу лицензий на ношение личного оружия, то есть, разоружить граждан в тот момент, когда враг усиленно вооружался и готовился к войне. Но как ни провоцировали граждан на вспышки насилия, на акции мщения, дело на лад не шло. Вооруженных выступлений никто не организовывал. Значит, их нужно было организовать.

Было срочно сфабриковано дело по поводу братьев Кахалани, которым подбросили оружие и подбивали на его незаконное использование. Было несколько подобных делу братьев Кахалани случаев, в которых отчетливо вырисовывается направляющая рука провокатора, в отсутствии которого преступление не состоялось бы вовсе. Но «пассажиры», «клюнувшие» на провокацию, отбывают длительные (показательные) сроки в тяжелых условиях. Затем было довольно громкое дело капитана Эдри, обвиненного в создании вооруженной ячейки. В качестве улики послужила граната, оказавшаяся у него среди вещей. Конечно, отправляясь домой на побывку, военнослужащий должен тщательно проверить свои личные вещи. Здесь капитан Эдри сделал упущение, но одна граната, забытая в кармане, еще не тянет на «арсенал оружия». Можно не сомневаться, что «особые методы следствия», примененные в ШАБАКе по отношению к капитану Эдри, выявили бы всю картину, но и они оказались бессильны — признаваться капитану было не в чем, а оговаривать себя он не захотел. Так это дело позорно провалилось, послужив сюжетом для фильма, который с успехом прошел на израильских экранах. Не пренебрегли также арестом трех подростков и допросом в подвалах ШАБАКа. Но кроме мелкого хулиганства, — повреждения автомобилей, к их делу ничего не удалось пришить. (Среди арестованных по этому делу подростков оказался сын провокатора, сдавшего подполье в 1982 году...)

Согласно вышеперечисленным фактам, у нас имеются все основания сомневаться в подлинной виновности трех человек из Бат-Аина, в их причастности к некой «организации мстителей». Более того, не может не вызывать тревоги слишком явное желание определенных политических кругов сделать этот арест показательным, поставив на одну доску исламских и еврейских «экстремистов». Настораживает и то, что следствие всеми силами старается не допустить адвокатов к задержанным. Их семьи практически находятся в полном неведении относительно их судьбы. А ведь за каждым из них стоят жены и дети, которые потеряли в одночасье отца и мужа, лишились средств к существованию. Нам остается только уповать на справедливость нашего суда, который не может не учитывать серию лживых показаний еврейского отдела в судебных инстанциях при принятии решений. Судья обязан учитывать эти факторы, если он не желает разменять правосудие на инструмент репрессий.

Анализ прошлой деятельности члена коллегии Верховного суда и вероятного преемника президента БАГАЦа Дорит Бейниш, не внушает оптимизма. Именно она на посту государственного прокурора закрыла все дела провокатора-Равива. В одном из случаев имеются серьезные подозрения в умышленном обвинении невиновного гражданина в преступлении Равива для выгораживания провокатора. Конечно, когда идет ожесточенная борьба с тысячами арабских террористов, пользующимися почти поголовной поддержкой арабского населения, щепетильность может стоить сотен жизней и тысяч увечий. Факт, что 10-15 процентов непредотвращенных терактов унесли более двухсот жизней лишь за последний год. Здесь действительно судья может ущемить права подозреваемого, учитывая огромный риск последствий нераскрытой террористической группировки. Но в еврейском секторе уже 20 лет не было подполья (если не считать «тресты», созданные провокаторами еврейского отдела), но было множество необоснованных обвинений и репрессий, искалечивших жизнь невинных людей.

Арестованных подпольщиков пытают в ШАБАКе

12 мая 2002

ИзменитьУбрать
(0)

Согласно информации правого активиста Ноама Арнона, возбуждено следствие по жалобе жителя фермы Маон Йосефа Бен-Баруха, арестованного по делу «еврейского подполья». Бен-Барух, подозреваемый в подготовке теракта в арабском районе Иерусалима Абу-Тор, сообщил, что он регулярно подвергается «методам ограниченного физического воздействия», другими словами, его пытают, чтобы вынудить к даче показаний. Среди пыток перечисляется: длительное лишение сна, привязывание к стулу на много часов, прокручивание записей криков избиваемых людей. Судья иерусалимского окружного суда Хешин поручил сотруднице генпрокуратуры Талье Сасон расследовать жалобы задержанного. Примечательно, что госпожа Сасон возглавляет пресловутый отдел прокуратуры, курирующий еврейский сектор в Иудее и Самарии.

Сегодня же была арестована еще одна поселенка, жительница Бат-Аина, обвиненная полицией в умышленном наезде, приведшем к ранению конного полицейского у здания окружного суда. По утверждению полиции, инцидент произошел во время доставки Йосефа Бен-Баруха на судебное слушанье.

Арестованным подпольщикам «в интересах следствия» до сих пор не позволяют встретиться с адвокатами.

* * *

В общественной дискуссии, ведущейся долгие годы в Израиле вокруг пыточного следствия, правые традиционно занимали позицию ШАБАКа и призывали оградить от внимания общественности эту «сугубо профессиональную сферу». Правое правозащитное движение в стране находится в зачаточном состоянии, немногочисленные организации («Бе-Цедек», «Ханина») специализируются на произволе Хевронского участка полиции.

В последние годы мы были свидетелями нескольких периодов репрессий против поселенцев и правых активистов — после событий в Пещере Праотцев, после покушения на Рабина, «дело о свиной голове» Паковича-Эскина, дело «карикатуры на Мухаммада» Соскиной; до сих пор не закончено следствие против поселенцев Эли, обвиненных в забрасывании камнями арабских машин полтора года назад. Регулярно открываются, но, как правило, не закрываются «дела» на жителей Хеврона. По статистике, религиозные евреи из Хеврона — самая криминогенная община в Израиле: почти все, в том числе дети и подростки, неоднократно подвергались допросам в полиции. Однако, сильная, опирающаяся на связи в прессе и кнессете, правозащитная, а не только «арабо-защитная» организация так и не возникла.

Еврейское подполье
Моше Фейглин

28 мая 2002

ИзменитьУбрать
(0)

В последнее время несколько раввинов и общественных деятелей поспешили публично осудить так называемое «еврейское подполье», члены которого недавно были арестованы израильским ШАБАКом. Особенно отличился рав Авинер, который удостоил арестованных замечательным эпитетом «проклятые». По отношению к членам «ословского подполья», посеявшего смерть на наших улицах, из уст рава ничего подобного не слышно. Даже наоборот, когда речь идет об израильских левых и тех, кто их поддержал, то рав Авинер проявляет безграничную терпимость. На этой же неделе рава Авинера спросили о его отношении к известным раввинам, поддержавшим смертельный процесс Осло, начатый подпольно еще до отмены запрета на контакты с ООП и протащенный в кнессете с перевесом в один голос подкупленного Алекса-«мицубиси». И тут рав продемонстрировал просто удивительную снисходительность, несмотря на то, что раввины ШАСа и Меймада, поддержавшие Осло (как они утверждают «во имя Торы»), так и не признали своих ошибок и, разумеется, не попросили прощения у пострадавших от их действий. Но если речь идет о жертвах Осло, о людях, которые расплачиваются своей кровью за антидемократические политические игры, разыгрывавшиеся в кнесете во времена Рабина — то рав Авинер беспощаден. Не заметно никакой «любви ко всем евреям», никакой попытки понять чувства этих молодых людей, даже если эти люди ошибаются. Это напоминает стереотип поведения израильских левых, которые пресмыкаются перед ненавистниками Израиля, а дома выпускают когти против своих политических соперников. Так и люди, подобные раву Авинеру, которые не могут ничего противопоставить давлению левых, выступают против других правых, тех, кто, предан Торе и Земле Израиля. Этим они пытаются доказать, что они «хорошие, умеренные правые», в отличие от тех, других правых, с которыми они не согласны.

У меня не было никакого намерения обсуждать в какой-либо форме в средствах массовой информации тему «еврейского подполья». Ко мне обращались представители известных израильских радио- и телепрограмм с просьбой высказать свое мнение, но я отказался дать им интервью. Причина состоит в том, что любое обсуждение этой темы может лишь причинить вред. Когда такие вопросы задают человеку в вязанной кипе, то он автоматически попадает в позицию обвиняемого и оправдывающегося. Тем более, когда раввина из поселения спрашивают о «еврейском подполье», то что бы он не сказал, это всегда нанесет ущерб. Если раввин начнет лавировать и в какой-либо форме выражать симпатию к «подполью», то его сразу же обвинят в том, что он покрывает новых «убийц Рабина». Если же он сдастся и начнет ругать его, то этим он как бы подтвердит утверждения «мудрецов», вроде Йоси Сарида, что религиозный сионизм порождает преступников.

Тем, кто обращался ко мне, я объяснил, что не располагаю никакой информацией по этому вопросу, и он меня не очень интересует. Если хотят проинтервьюировать меня по вопросам, которыми я занимаюсь — пожалуйста, если нет — пусть обращаются к адвокатам или представителям семей арестованных. Ведь никто не просит раввинов и общественных деятелей ЙЕША прокомментировать обнаруженные злоупотребления в банке «Мисхар». За такими обращениями скрывается требование коллективного обвинения, четкого и строгого. Им не важно само интервью, не важно, что и почему я отвечу на их на вопросы, главное — получить мое добровольное согласие на это судилище. Зачем же тогда мне соглашаться на интервью?

Мне посчастливилось основать движение «Зо Арцену» и вести упорную борьбу против соглашений Осло. Сразу после убийства Рабина СМИ пытались меня «достать» своим вечным вопросом: «Ну, теперь ты сожалеешь? После того, что случилось, ты сожалеешь, что не вел себя по-другому?». «Мне очень жаль», — отвечал я, — «Я сожалею, что не действовал еще более активно. Тогда, может быть, я спас бы кого-нибудь от катастрофы, к которой нас привели соглашения Осло. Может быть и Рабин бы тогда остался в живых». И случилось чудо — СМИ оставили меня в покое. Раввинов, глав религиозного сионизма, одного за другим публично таскали перед истекающими слюной телеоператорами на допросы. Уличали без милосердия. А ко мне никто не приставал... Просто я не поставлял нужный товар.

Однако сейчас, когда снова начинается свистопляска обличений и извинений, приходится вновь объяснять позицию, поднять принципиальные вопросы и отвергнуть неуместное чувство вины, которое нам пытаются навязать.

Но еще до всяческих выяснений я хочу сказать, что «не дыра крадет, а мышь крадет». И если кто-то арестован в связи с такими преступлениями, то нужно обратить внимание на то, что большая часть вины лежит на тех, кто превратил понятие «безопасность Израиля» в ничто, или, по крайней мере, внедрил такое ощущение в широкие круги общества. Никто не утверждает, что «мышь» ни при чем, что она не совершила ничего противозаконного, но зияющая «дыра» в нашей безопасности говорит о том, на что в первую очередь должна быть направлена критика, если уж кому-то приходит охота покритиковать.

А теперь поговорим о сути дела. В этой истории есть три стороны: ШАБАК, арабы и евреи.

1. ШАБАК

Или, точнее, его еврейский отдел. Уже многократно было доказано, что он не является нейтральной стороной. После дела Равива («Шампаньи»), Хальхуля, Орена Эдри и других провокаций этого прославленного подразделения ШАБАК потерял право на презумпцию честности и объективности. Когда ШАБАК занимается евреями, то все его действия надо рассматривать через эту призму. Система прокурорского надзора и судебная система Израиля также не являются объктивными, так как они крайне политизированы. Достаточно обратить внимание на тот факт, что глава ШАБАКа во времена Рабина (Карми Гилон) сразу же после своей отставки был зачислен на прибыльную должность директора «Центра мира» Шимона Переса. Его преемник Ами Айалон в последнее время выступал с поддержкой отказников от воинской службы. Юридический советник правительства во времена Рабина Михаэль Бен Яир также выступал с такой поддержкой. Локализация «Большого Брата» и прокурорской системы на самом левом краю политического спектра очевидна. О судебной системе и о вмешательстве Верховного Суда в законодательство, с целью сдвинуть его влево, тоже уже говорилось достаточно.

Когда я выступал с лекцией для сотрудников еврейского отдела ШАБАКа, я сказал им, что с моей точки зрения этот отдел является преступным подразделением. «Я не хочу сказать, что вы преступники», — поспешил пояснить я свои слова. — «Как и в каждом коллективе, среди вас есть праведники, злодеи и обыкновенные люди. Но само это подразделение, еврейский отдел ШАБАКа (который является наследником «Службы информации» Хаганы — инициатора «сезонов» убийств и выдач британцам евреев) существует исключительно по политическим причинам. Почему же тогда израильская полиция не занимается правонарушителями правых взглядов?», — задал я вопрос. «Да потому, что всем известно, что правонарушители с правой идеологией никогда не передают закрытую информацию врагу, в отличие от левых. ШАБАК используется для борьбы с правыми, и почти всегда только для борьбы с правыми, для того, чтобы накрепко связать определенную часть политического спектра с угрозой безопасности государства. То есть, смысл существования этого отдела в использовании системы безопасности в политических целях. Ваш еврейский отдел ШАБАКа представляяет угрозу демократии и вследствие этого он преступен».

Итак, на профессиональной стороне обсуждаемого нами треугольника мы имеем дело с политической группой, которая использует подчиняющиеся ей службу безопасности, прокуратуру и суд для достижения своих политических целей. Этот прискорбный факт приводит нас к печальному выводу — не важно, что обнаружит расследование ШАБАКа, не важно, что будет содержаться в обвинительном заключении прокуратуры и не важно, каким будет результат судебного процесса — вся эта система, когда она занимается евреями, порочна и не заслуживает доверия, поскольку руководствуется исключительно политическими интересами. И если парни из Бат-Айна будут признаны виновными в незаконных действиях, то мы не обязаны принимать это за истину в последней инстанции.

2. Арабы

Лжет тот, кто использует термин «непричастность» по отношению к израильским арабам.

Нет «непричастных» арабов. Не были «непричастными» жительницы Дрездена, сожженые во время британских бомбардировок. Не были «непричастными» дети Нагасаки, испарившиеся в созданном американцами радиоактивном облаке. Израильские арабы (по обе стороны «зеленой линии», все, как народ) объявили нам войну. Мы упорствуем, продолжая называть ее терактами, происшествиями и другими словами, позволяющими нам игнорировать этот простой факт. Мы настолько глубоко засунули голову в песок, что выплачиваем компенсацию арабу за причиненный его двору ущерб по время поимки бандита, которого этот араб укрывал там. Как будто речь идет о полиции, преследовавшей правонарушителя на улице города, не имеющего никакого отношения к преступнику. Убийц порождает симпатизирующее и поддерживающее их население. Известные и признанные по обе стороны «зеленой линии» арабские лидеры не скрывают своего намерения уничтожить нас. Мы на войне. А на войне индивидуумы вынуждены расплачиваться за всю нацию. На войне нет непричастных — ни в школах, ни в больницах.

3. Евреи

Единственным поводом для того, чтобы еврей брал закон в свои руки и устанавливал личный баланс невозвратимых потерь является положение, при котором государство самоустраняется от обеспечения безопасности своих граждан. Не так давно были времена, когда казалось, что мы приближаемся к такому положению. И, по-видимому, были такие, кто ошибочно полагал, что ситуация оправдывает такую реакцию. В то время убивали по сотне евреев за неделю без сколько-нибудь значительного ответа. Легко было понять, что приводит людей к упомянутому заключению. Но и тогда, если действительно кто-то приходил к такому заключению, то он ошибался. Сегодня никоим образом нельзя согласиться с утверждением, что ЦАХАЛ не занимается вопросами безопасности жителей Израиля, в том числе жителей ЙЕША. Это далеко от того, что надо было бы действительно предпринять, но это намного дальше от ситуации, в которой армия не отвечает за безопасность евреев. И если кто-то совершит ошибку, он будет вынужден заплатить за нее. Мы поддержим его семью. Уж точно не будем проклинать его везде и всюду. Не дыра крадет, а мышь крадет. Но в дыру в безопасности Израиля могут попасть хорошие, болеющие сердцем евреи, тщетно пытающиеся сократить путь к решению проблемы.

Эти Двир: «Как меня пытали в ШАБАКе»

30 мая 2002

«В четверг 23 мая в наш дом ворвались десятки полицейских. С самого начала они вели себя в высшей степени агрессивно: схватили меня и восьмимесячную дочь и затолкали в полицейский фургон. Все это видели двое других моих детей — двух и трех с половиной лет. Когда нас увезли, дети остались одни, без присмотра. Они плакали до тех пор, пока не пришли соседи.

Нас же доставили в камеру для допросов ШАБАКа на Русском подворье в Иерусалиме. Я отказалась отвечать на вопросы. Тогда следователь-женщина (ее имя Эрика Ахазе) вцепилась мне в лицо, и сказала, что, либо я заговорю, либо — меня изобьют и я проведу в тюрьме много времени. В ответ я открыла Книгу Псалмов, которую успела взять с собой, и начала читать. Та же полицейская вырвала книгу из моих рук и швырнула на пол. Я стала читать Псалмы, которые помню наизусть. Это придало мне сил для продолжения допроса. Полицейская пришла в ярость и стала бить меня по лицу. Находившийся в камере следователь — его зовут Шмулик Пиямента — тоже несколько раз толкнул и сильно стукнул меня. Я сказала, что мужчина не должен до меня дотрагиваться, если они решили бить — пусть бьет женщина. После этих слов меня била только Эрика Ахазе.

Я молчала. Тогда Эрика Ахазе, Шмулик Пиямента и еще одна женщина из ШАБАКа, до тех пор молчавшая, стали угрожать, что у меня отнимут ребенка, которого я во время избиения прижимала к себе. И приступили от слов к делу — набросились, и втроем стали вырывать у меня дочь. При этом они орали и били меня по лицу. Я не могла больше сопротивляться и шабакники выхватили у меня девочку и вынесли наружу.

После этого началась настоящая мука. Следователи держали девочку за дверью, чтобы я могла хорошо слышать, как она заходится в плаче. Меня же приковали наручниками к стулу. Они оскорбляли меня и говорили: если хочешь накормить твою дочь — отвечай на вопросы. Если нет — мы отправим ее к социальным работникам. Это продолжалось полтора часа. Кроме того, они говорили, что мой муж меня «сдал», что он «повесил все на меня» и я долго буду сидеть в тюрьме. И т.д.

Через полтора часа мне позволили покормить ребенка грудью. Я просила следователей мужчин выйти из камеры, но они не согласились. Более того, они закрыли окно и начали курить. Комната быстро наполнилась табачным дымом.

Потом мне дали свидание с адвокатом Нафтали Верцбергером. Адвокат сказал, что ему тоже угрожали моей отправкой в женскую тюрьму «Неве-Тирца», если я продолжу молчать. Из-за этого адвокат решил подать жалобу на ведение следствия. По закону арестованный имеет право не отвечать на вопросы, за это не полагается наказание. Когда он ушел, мне вернули ребенка и оставили в камере. Мою сумку тоже вернули. Время от времени входили следователи и задавали вопросы, но я не отвечала.

Единственное, о чем меня спрашивали: знакома ли я с арестованными по делу о попытке теракта против арабов. Никаких вопросов, кроме «Знакома ли ты с Ноамом Федерманом?», «Знакома ли ты с Йосефом Бен-Барухом?» и т.д. мне не задавали. Ради этого меня мучили шесть с половиной часов — с 14:30 до 21 часа в четверг 23 мая.

В 21 час велели собраться: за то, что я не отвечала на вопросы, меня отправляют, как и было сказано, в тюрьму «Неве-Тирца». Шабакники довели меня до полицейского фургона, стоящего во дворе, и вдруг... ушли. Я поняла, что это была еще одна уловка — напоследок. Я была без кошелька, без денег. К счастью, наши товарищи из поселения ждали напротив КПЗ.

Во время допроса и избиений мне было очень трудно, но я сдерживала слезы, потому что знала: все, происходящее в комнате, шабакники записывают на кассету и потом будут показывать моему арестованному мужу. Чтобы он не выдержал и сознался в том, чего хочет ШАБАК. Собственно, нас для этого и привезли на Русское подворье».

Эти Двир, жена Шломо Двира.
Бат-Аин

От редакции:

Эти Двир оказалась права. Адвокат Нафтали Верцбергер, посетивший ее мужа на следующий день — в пятницу 24 мая, узнал, что видеозапись допроса Эти Двир действительно была использована «в интересах следствия». Шабакники превратили ее в орудие пытки: заставляли Шломо Двира еще и еще раз слушать плач восьмимесячной дочери и смотреть на избиваемую жену. Значит, что-то у них в ШАБАКе не сходится. Значит, решили выбить признание любой ценой. Удалось ли?

Трое подростков арестованы за распространение свидетельства Эти Двир

31 мая 2002

В четверг ночью в Мевасерет-Ционе и Маале-Адумим полиция арестовала за «подстрекательство» трех еврейских подростков, распространявших листовки со свидетельством Эти Двир о пытках в ШАБАКе, опубликованным на сайте «7 канала». Листовки распространялись в том районе, где проживают участвовавшие в избиениях следователи, адреса и телефоны которых были добавлены в текст, опубликованный на сайте. В пятницу днем полиция пыталась добиться продления срока предварительного заключения задержанных на пять дней. По утверждению прокурора, действия задержанных квалифицируются, как вторжение в частную жизнь следователей, угроза государственным служащим и попытка помешать расследованию по делу арестованных поселенцев. Подстрекательство, инкриминируемое им при аресте, в зале суда не упоминалось.

Судья иерусалимского мирового суда Рафаэль Кармель счел доводы прокуратуры недостаточными и распорядился о немедленном освобождении троих подростков.

Сообщается, что офицер ШАБАКа, расследующей дело т.н. «еврейского подполья», был вынужден потратить целых три часа на изъятие листовок из-под автомобильных «дворников» и почтовых ящиков своих соседей.

Кто угрожает безопасности Израиля?
Цви Вассерман

О чем вы думаете, уважаемые читатели, когда читаете сообщения о «новом еврейском подполье» и о ходе следствия по нему?

О лихих молодцеватых арестах как в кино (и, кстати, несомненно, заснятых на видео), о бесследном исчезновении людей в недрах спецслужб, когда жена две недели не знает, где ее муж и в каком состоянии, о недопущении к подозреваемым адвоката, почти три недели добивавшегося встречи с ними, — вещь, неслыханная в западном мире, даже при Сталине запрещенная уголовно-процессуальным кодексом, правда, там теория частенько расходилась с революционной практикой; беспрерывный допрос на протяжении 60 (!) часов, во время которого арестованному не дают спать, а свеженькие следователи сменяют измотанных каждые несколько часов, демонстрация арестованному кадров жены в наручниках и заходящегося от крика восьмимесячного ребенка, разумеется разнообразные виды физического и психологического давления, включающие и угрозы, и побои, и карцер, и доброго и злого следователей...

Правильно, где-то мы уже об этом читали: и у Марголина, и у Солженицына, и у Шаламова, да почти у всех, кто писал об изнанке, т.е. о внутренней сути большевистского режима, особенно, в его зрелые сталинские годы... Есть и местные, израильские изюминки: например, поместить злодея в вонючий карцер с нечистотами, чтобы не мог там молиться своему Б-гу и призывать Того покарать супостатов...

Не нужно обладать шибко развитым умом, чтобы понять, что подобные методы дознания применяют в двух случаях: 1) когда необходимо в кратчайшие сроки добыть важную информацию, способную спасти человеческие жизни или предотвратить значительный ущерб; 2) когда по идеологическим, бюрократическим и другим причинам, не имеющим никакого отношения к раскрытию истины, пытаются «сшить» дело в отсутствии достаточных улик против тех людей, которых предназначили в обвиняемые. Пункт первый в нашем случае нерелевантен. Давайте посмотрим в глаза правде, которую в Израиле знают почти все: нет в Израиле никакого еврейского подполья и никакая опасность не угрожает ни израильским, ни другим арабам от действий еврейских заговорщиков. А те несколько молодых людей, которые выросли как парии государства, бросившего их и их семьи на произвол судьбы, чьим горячим сердцам больно видеть и переносить то презрение, которое на протяжении последних десяти лет выказывают к ним и их жизням, «нормальные» граждане, «законно» живущие в пределах священной «зеленой черты», — те молодые люди сызмальства находятся на попечении еврейского отдела ШАБАКа и без его соизволения не в состоянии добыть ни грамма взрывчатки, ни пистолетного патрона. Значит, остается пункт второй...

Редакция интернет-сайта МАОФ, где размещен пресс-релиз хевронской общины, рассказывающий о допросе в ШАБАКе Эти Двир и ее восьмимесячной дочки, восклицает в примечании: «Откуда взялись такие следователи с такими методами? Какая мать их вскормила и воспитала?»

Ну, что ж, давайте поможем МАОФу и попытаемся разобраться, откуда взялся наш сегодняшний ШАБАК и чего мы можем ждать от него в дальнейшем.

Государство Израиль вообще и все его структуры в частности с самого начала получили гигантский, небывалый кредит доверия мирового еврейства. Все, что делалось или происходило в Израиле, считалось не только правильным, но и самым лучшим из возможного. Эта волна любви не обошла и силовые структуры. Израильская армия в сознании евреев диаспоры была самой умелой и самой благородной, ее командиры сверху донизу были не иначе как военными гениями. Всемогущие службы безопасности Мосад и ШАБАК (честно говоря, мы, например, в СССР не очень понимали разницу между ними) карали многочисленных врагов еврейского народа во всех уголках земного шара и пресекали все их гнусные поползновения. Они никогда не ошибались и не знали неудач. Их профессиональные одежды были белы как снег. Таких горячих сердец и чистых рук еще не рождала земля! Тот, кто высказывал хотя бы тень сомнения в этих аксиомах, рисковал обнаружить перед собой разъяренного советского (американского и т.д.) еврея и определенно играл с огнем.

Однако азбука политологии гласит, что силовые структуры призваны обеспечивать стабильность власти, а все разговоры о «служении народу» являются обычной демагогией — непременной идеологической пустышкой. А власть принадлежит конкретным людям и объединениям людей, а вовсе не некоему народу, который всегда и везде является объектом управления. Люди же и созданные ими структуры руководствуются в осуществлении власти своими интересами — личными или групповыми, а не идеалами и лозунгами. Люди, стоящие у власти, стремятся к стабильности и порядку в стране не во имя абстрактного народного блага, но потому что это соответствует их личным и групповым интересам. Так, например, советская милиция, наряду с многочисленными проявлениями беззакония во имя реальных или вымышленных интересов власти, обеспечивала и определенный минимум общественного порядка, от отсутствия которого до сих пор страдает послеперестроечная Россия. Но делала она это не ради народа, а ради власти, заинтересованной в стабильности.

Долгие десятилетия ЦАХАЛ и органы безопасности находились вне пределов досягаемости общественной критики. Те, кто выказывал недовольство тем или иным событием или тенденцией, рисковал своей репутацией, своим будущим и будущим своих детей. Он вполне мог угодить в «пособники врага», поднявшего голос (вариант: руку) на народную армию (т.е. на народ) и на «родную госбезопасность» (опять-таки, на народ). Да и внешняя опасность самому существованию государства Израиль была столь велика и в такой степени превосходила внутренние факторы, угрожающие правлению Бен Гуриона и партии МАПАЙ (так когда-то называлась Рабочая партия), что любое, пусть самое незначительное, сомнение в святости Мосада и ШАБАКа, как казалось, ослабляло их усилия по защите еврейского государства.

Но шло время, и армия и родная госбезопасность проходили вместе со страной свой путь: новые ветры дули и на них. Первые поколения, поколения отцов-основателей, были поколениями идеалистов. Вы можете не соглашаться с их идеалами, вы можете оценивать их как крайне позитивно, так и крайне негативно, но они были, они придавали первым десятилетиям существования Израиля смысл, направление и особую прелесть. И вот период строительства кончился, началась размеренная государственная жизнь, которую кое-кто величает периодом постсионизма. Наступил 1977 год, когда большинство в кнессете впервые получил блок правых сил по руководством М. Бегина. Это событие до сих пор официальная израильская история без тени юмора называет не иначе, как Великой Революцией. Демократический Франкенштейн, с которым до сих пор было так легко и удобно, восстал против своего Хозяина, против Реальной Власти (государственные монополии, несменяемые ведущие сотрудники министерств, банки, оптовая торговля, верхушка армии, СМИ, полиция, прокуратура и судебная система) и с тех пор звезда еврейского отдела ШАБАКа не прекращает своего неуклонного восхождения, поскольку оппозиция (т.е. граждане страны, удаленные от Великой Кормушки) приобретает все возрастающее значение в качестве угрозы Реальной Власти.

И сегодня, всего через 54 года после провозглашения государства, мы с вами являемся свидетелями того, что истинные Владыки Израиля больше боятся своих сограждан (поселенцев, харедим, тех, кто работает много, а получает схар минимум, если не менее того...), чем арабские государства и арабов. Этим объясняется направление мысли, приведшее нас в Осло; поэтому Джибриль Раджуб сделался обожаемым героем израильской элиты, напуганной своими непокорными согражданами; в этом причина того, что еще совсем недавно, будучи начальником Генштаба, бригадный генерал Липкин-Шахак заявил, если бы дело зависело только от них, он вместе с Набилем Шаатом, устроили такой мир, такой мир... Потому-то и Арафат для них «партнер» (!), что реальная власть реально ускользает из рук.

А раз так, не спит и не дремлет еврейский отдел ШАБАКа и не прекращаются его усилия по обнаружению правого еврейского подполья. А чтобы ему сподручней было выполнять свои функции, увеличивают ему и штаты, и бюджет. Но чего нет, того нет! Нет настолько, что даже вполне дружественный представитель власти в должности мирового судьи, вынужденный в 27-ой раз (!) оправдать активиста Каха Итамара Бен-Гвира, счел необходимым попенять полиции и ШАБАКу на некачественную работу. А еще есть убийство Рабина, Орен Эдри, братья Кахалани, Маргалит Хар-Шефи и целая череда безобразий, безответственности, вкупе с рядовым израильским разгильдяйством. А еще суд над Авишаем Равивом, который так и не состоится...

Считаю необходимым подчеркнуть еще и еще раз: речь в этой статье идет только об еврейском отделе ШАБАКа и об увеличении его удельного веса в общей структуре. Вместе с большинством израильтян я очень благодарен сотрудникам ШАБАКа, противодействующим враждебной деятельности арабского интернационала. Но прошло то время, когда мы объясняли деятельность израильских спецслужб идеализмом и заботой о народном благе. Заботятся они о себе, о своих Хозяевах и о реальной власти.

А все остальное сегодня — приключенческая литература.

Йосеф Бен-Барух подвергся нападению в тюрьме

20 июня 2002

Ариэль Атари адвокат жителя поселения Хават-Маон Йосефа Бен-Баруха, сообщил, что его подзащитный подвергся в тюремной камере нападению со стороны заключенного-араба. По словам адвоката, араб-дежурный плеснул на Бен-Баруха кипяток.

Бен-Барух, проходящий по делу «еврейского подполья» госпитализирован с тяжелыми ожогами на лице. Адвокат Атари требует проведения расследования инцидента.

Напомним, что это не первый случай, когда заключенный, следствие которого ведет еврейский отдел ШАБАКа становится жертвой агрессии в тюрьме.

Адвокат Атари, а также адвокат двух других заключенных евреев по тому же делу Нафтали Верцбергер обратились к управлению тюрем с требованием немедленно перевести их подзащитных в безопасные условия заключения. К их требованию присоединилась организация жертв террора. Председатель организации Меир Индор потребовал расследования инцидента с принятием мер против ответственных за безопасность заключенных.

Переписка с израильскими «компетентными органами»

24 июня 2002

Представляем вашему вниманию весьма любопытную переписку между американским профессором Иткисом и израильскими «компетентными органами» по поводу законности методов следствия по отношению к членам так называемого «еврейского подполья».

* * *

03.06.2002

Уважаемый господин Леванон,

Я с гневом прочел это сообщение. Сходство с действиями КГБ против моих друзей — отказников и узников Сиона из бывшего Советского Союза — просто разительное. Дальнейшие сообщения об арестах и издевательствах над людьми, которые распространяли сообщение об этом в Израиле, вызывают тревогу. Мне бы хотелось, чтобы Вы расследовали это дело и сообщили мне о результатах.

Меня в целом очень беспокоят факты практики применения мер физического и психологического воздействия (избиения и унижений) по отношению к людям, которые мирно выражают свое несогласие с истеблишментом. Например, я считаю неприемлемым, что некоторых людей арестовывают десятки раз и заводят на них дела, хотя ни по одному из них не могут предъявить каких-либо обвинений. Я очень обеспокоен этим, вне зависимости от того, разделяю я взгляды этих людей, или нет. Это тем более тревожно, что эти меры воздействия практикуются открыто, без какой-либо реакции со стороны властей.

С уважением
Проф. Иткис

* * *

17.06.2002

Дорогой профессор Иткис,

Благодарю Вас за то, что Вы написали и прислали эту статью. Мы проверили приведенные факты совместно с компетентными органами и выяснили, что претензии Эти Двир необоснованны. Беспочвенны также ее заявления о том, что по отношению к ее мужу Шломи применяли меры физического воздействия. Допросы Шломи Двира проходили в соответствии с законом.

Пожалуйста, без колебаний обращайтесь к нам, если у Вас возникнут дополнительные вопросы.

Искреннее Ваш, И. Леванон

* * *

17.06.2002

Уважаемый господин Леванон,

Благодарю Вас за ответ. Однако, при всем уважении к Вам, должен заметить, что я должен был предвидеть именно такое полное и ничем не подтвержденное отрицание фактов по делу Эти Двир. Да Вы и сами можете припомнить, что КГБ всегда точно также отрицал факт применения пыток по отношению к подследственным.

Поэтому мне хотелось бы получить более подробную информацию о том, что происходило на самом деле, и какие мы можем получить доказательства того, что следствие проходило в полном соответствии с законом, без нарушений прав человека, без попыток оскорбить или унизить подследственного. В частности, мне хотелось бы услышать версию полиции об обстоятельствах ареста Эти Двир, о том, как обращались с ее детьми во время ареста, а также о том, что произошло во время ее допроса.

Огромное спасибо!
Искренне, проф. Иткис

* * *

20.06.2002

Уважаемый господин Леванон,

Применение мер физического воздействия к подследственному Бен-Баруху, который находился в следственном изоляторе по тому же делу, что и Эти Двир (дело о «еврейском подполье»), выводит нашу дискуссию на гораздо более серьезный уровень. В русской версии новостей детали этого инцидента освещены более подробно: приводится имя адвоката Ариэля Атари и сообщается, что Бен-Барух был госпитализирован с серьезными ожогами лица. Более того, указывается, что араб, плеснувший ему в лицо кипяток, занимал в тюрьме какую-то должность (так, во всяком случае, можно интерпретировать факты, приведенные в репортаже).

Ожоги на лице скрыть невозможно и отрицать их наличие нельзя, это вам не младенца от матери оторвать и при этом утверждать, что ребенку не было больно. Так в КГБ отрицали, что избивают диссидентов во время следствия или помещают их в камеру к уголовникам, которые и без лишних намеков свое дело знали, но иногда получали вполне определенные инструкции. Более того, это, вероятно, не первый случай избиения или нанесения физических увечий евреям, находящимся под следствием.

Я и в предыдущем письме приводил факты применения мер физического воздействия в отношении подследственных, что Вы начисто отрицали. Но теперь ситуация осложнилась, как никогда! Я считаю, что нужно немедленно начать расследование этих вопиющих фактов, и я буду искренне благодарен, если Вы сообщите мне детали этого расследования.

Проф. Иткис
Ньютон, МА

Продолжается суд над «новым еврейским подпольем»

17 октября 2002

В иерусалимском окружном суде состоялось очередное заседание по делу о так называемом «новом еврейском подполье» — группе израильских граждан из поселка Бат-Аин, обвиняемых в подготовке террористического акта в иерусалимском квартале Атур.

В ходе заседания, адвокат одного из подсудимых — Офера Гамлиэля, заявил, что результаты экспертизы взрывного устройства наглядно подтверждают утверждение его подзащитного о том, что речь шла не о закладке бомбы с целью совершения теракта, а об установке безвредного макета взрывного устройства, который предполагалось подложить во двор арабской школы.

Как заявил в ходе предыдущего заседания суда один из подсудимых, акция планировалась для того, чтобы показать арабам, что среди евреев еще имеются силы, готовые ответить «той же монетой».

Отпустите мужа моего

31 июля 2003

ИзменитьУбрать
Шалхевет Пас с мамой Орией
за две недели до убийства.
(0)

С середины июля имя Шалхевет вновь замелькало в заголовках газет: «Отец Шалхевет арестован израильскими службами безопасности».

В воскресенье 20 июля почти 200 человек протестовали против ареста Ицхака Паса и Мати Шво и тех репрессий, которые применяют к ним в КПЗ в Иерусалиме. Протесты прошли возле штаб-квартиры ШАБАКа в иерусалимском квартале Тальпиот, а затем у здания иерусалимского окружного суда, где утверждалось требование ШАБАКа о запрете на встречу арестованных с их адвокатом Нафтали Верцбергером. Несколько человек были арестованы, а полиция силой разогнала демонстрантов перед зданием суда.

В понедельник утром 21 июля Давид Уайлдер, пресс-секретарь еврейской общины Хеврона, беседовал с Орией Пас, 24-летней женой Ицхака Паса. Ория выросла в Хевроне и многое испытала. Ее отца, Авраама Зарбива, террористы тяжело ранили, ударив топором по голове примерно 10 лет тому назад. Родная сестра-близнец Ории, Орталь, вышла замуж за Мати Шво, арестованного вместе с Ицхаком. Ее ударил ножом террорист возле их дома в Хевроне, когда девушкам было по 17 лет. Два года тому назад первую дочь Ории и Ицхака, Шалхевет, застрелил арабский снайпер с холма Абу-Снене, прямо на площадке еврейского квартала Авраам Авину. Десятимесячная Шалхевет сидела в своей коляске. Пуля пронзила головку девочки и застряла в ноге отца. Это только некоторые из событий в жизни Ории Пас, за исключением, конечно, всего другого, чему она была свидетельницей — многочисленных терактов, убийств и ранений друзей.

Давид Уайлдер спросил Орию, что она хотела бы передать людям. Среди прочего, она сказала: «Весь этот эпизод был весьма странным. В понедельник утром судья Верховного суда Далия Дорнер, подтвердив решение суда низшей инстанции, запрещающее Ицхаку встречаться с адвокатом, сказала, что Ицхак обвиняется в «принадлежности к террористической организации». Газеты утверждают, что он давал деньги на закупку газовых баллонов для организации взрыва женской арабской школы в Иерусалиме. Мы слышали об этих обвинениях два года тому назад, когда были арестованы члены так называемой «группы Бат-Аин». Почему они не арестовали его тогда? Почему они ждали год?

ИзменитьУбрать
Йосеф Пас в сопровождении полицейских.
(0)

Почему он «более опасен» сегодня, чем месяц тому назад? Обвинитель нам неизвестен. Ицхак никогда с ним не встречался и не знает его. В любом случае, нет никакого оправдания запрету на встречу с адвокатом, и они не имеют права лишать его сна. Я думаю, что обвинения абсолютно лживы.

Премьер-министр и глава ШАБАКа Ави Дихтер должны стыдится самих себя, арестовывая отца, потерявшего дочь, и одновременно отпуская на волю террористов-убийц. Я, действительно, не понимаю, почему они это с нами делают. Это беспокоит не только меня, но и двух моих маленьких дочерей, Ренану и Нахалу. Ренане два года. Вчера она почувствовала себя плохо и не пошла в садик. Нахале годик, и она все время просится на ручки. Для нее это необычное поведение, так как она очень самостоятельный ребенок. Просто дети понимают, что случилось какое-то несчастье. Ицхак очень привязан к семье. Он прекрасно знает, как мне нужна его помощь по дому. Он знает, как тяжело мне будет справляться без него. Даже когда убили Шалхевет, он не говорил о личной мести. Конечно, когда у вас на руках убивают дочь, то это очень, очень больно, рубцы от этого остаются на всю жизнь. Но мы пережили это. Мы создали в ее честь центр по изучению Торы, «Колель Ринат Шалхевет». Ицхак учится там каждый день. Но, в отличие от других, он не получает стипендию. Мы живем на мою зарплату. Я преподаю в Кирьят-Арбе в религиозной школе для мальчиков, для детей с трудностями восприятия и сосредоточения. Я знаю, что полиция и другие спецслужбы не любят колель из-за его активности. Когда правительство собирается уничтожать поселения в Иудее или Самарии, ученики колеля всегда приходят на помощь. Ицхак всегда был очень активен. Может, поэтому они преследуют его. Я не сомневаюсь, что все эти обвинения будут с него сняты, и Ицхак вернется домой к семье. Я надеюсь, что люди во всем мире будут возмущены таким жестоким обращением с моим мужем и с зятем, Мати Шво. Наша семья и так уже настрадалась. Зачем подвергать нас еще и этому испытанию? Если на руках моего мужа и есть кровь, так это кровь нашей дочери Шалхевет. Я только прошу, отпустите моего мужа».

ИзменитьУбрать
Мати Шво перед
зданием суда.
(0)

В аналитической статье «ШАБАК пытается разоблачить еврейское террористическое подполье» журналист газеты «Гаарец» Амос Харель пишет: «Несмотря на значительные усилия, прилагаемые в течение уже двух лет, ШАБАК не может записать на свой счет успех по разоблачению еврейского подполья». Раз следствие ничего конкретно не установило, то гражданам нужно указать на «группу риска», на питательную среду, из которой выходят «еврейские террористы». Автор не стесняется: «Не нужно быть сотрудником ШАБАКа, чтобы догадаться, кто подходит под характеристики членов подполья. Это члены правоэкстремистского крыла, желающие отомстить за убийство евреев и одновременно помешать примирению между Израилем и ПА. Несмотря на начальные успехи, следствие зашло в тупик. ШАБАКу очень трудно рекрутировать агентов и источники информации в среде правых экстремистов на территориях (Иудеи, Самарии и сектора Газы). Это относительно закрытая группа, с большим подозрением относящаяся к потенциальным провокаторам, понимающая, что за ней следят, и принимающая меры предосторожности. Кроме того, члены так называемого подполья, арестованные по подозрению в террористической деятельности против арабов, не ломаются на допросах.

Создается впечатление, что те, кто якобы стоял за организацией самых серьезных нападений, уже отсидели в тюрьме, подверглись допросам, но были отпущены из-за отсутствия доказательств. То же самое может произойти и в деле Паса и Шво, и вполне вероятно, пишет Амос Харель, что эти двое действительно ничего не совершали, как они и утверждают.

Далее автор невольно проговаривается и дает истинную причину ареста двух поселенцев: страх властей предержащих перед поселенцами, особенно, накануне намеченной ликвидации поселений. «Что объединяет исполнителей этих преступлений, а также сотни, если не тысячи поселенцев и поддерживающих их правых экстремистов, так это готовность прибегать к насилию, а иногда и убийствам в отношении тех, кто угрожает идее Великого Израиля, в основном, палестинцев, но также и евреев, например, руководителей страны, готовых отдать арабам землю».

На программу новостей учебного телевидения, транслирующуюся также по Первому каналу израильского телевидения, привели «объективного» эксперта-комментатора, бывшего офицера евсекции ШАБАКа Хези Кало. Кало был одним из кураторов печально известного среди поселенцев провокатора евсекции Авишая Равива. Равив, как известно, создавал «подпольные группировки». Он также брал на себя (т.е. на эти липовые организации) ответственность за уголовные убийства среди арабов, собственноручно совершал погромные действия и мелкие преступления от имени поселенцев, почти всегда в присутствии телерепортеров и газетчиков. Так, что у «эксперта» богатый опыт в этих делах, и сам он на свободе лишь благодаря молчанию Равива.

ШАБАК использовал полуторанедельного младенца, чтобы выбить показания из его отца

22 августа 2003

ИзменитьУбрать
(0)

После двухнедельных интенсивных допросов и пыток следователям полиции и ШАБАКа удалось получить от Шахара Двира-Зелигера (жителя поселения Адей-Ад) частичное «признание» в принадлежности к мифическому «еврейскому подполью», которое якобы организовывало теракты против арабов в Иудее и Самарии.

Двир-Зелигер «признался» в том, что он наряду с Ицхаком Пасом и Матитьягу Шво хранил боеприпасы (из каковых при обыске был обнаружен заряд взрывчатки в виде кирпича), но не подтвердил до конца версию следствия, согласно которой они предназначались для осуществления акций отмщения за смерть евреев от рук арабских боевиков. Пас и Шво отрицают свою вину и отказываются сотрудничать со следствием.

Сегодня же суд продлил арест Двира-Зелигера еще на 6 дней. Пасу и Шво придется пробыть под стражей до завершения следствия.

Адвокат арестованных Нафтали Верцбергер утверждает, что вс? дело «еврейского подполья» сфабриковано с целью дискредитации поселенческого движения. Напирая на «секретный характер следствия», ШАБАК почти не позволяет юристу общаться с подзащитными, нарушая тем самым цивилизованные нормы поведения и элементарные права человека.

В целях получения «признания» от Шахара ШАБАК пошел на крайне циничный, аморальный шаг, который, однако, не является беспрецедентным в практике постсионистской евсекции. Вчера вечером полицейские и шабаковцы окружили дом родителей Мааян Двир-Зелигера — жены Шахара — и потребовали от нее пройти с ними на допрос. Лишь полторы недели назад (уже после ареста ее мужа) Мааян родила ребенка, но агентов евсекции ШАБАКа это не только не остановило, но и подстегнуло. Они вознамерились злоупотребить послеродовой слабостью молодой матери — и заодно психологически сломить отца.

Арестован еще один поселенец, ШАБАК изощряется в методах допроса

3 сентября 2003

ИзменитьУбрать
(0)

Сотрудники ШАБАКа арестовали Гилада Тора (брата арестованного 3 недели назад Селы Тора) в тот момент, когда он ехал из Сусии в Маон. Предполагается, что Гилада подозревают в причастности к т.н. «еврейскому подполью».

Как мы уже сообщали, этот арест не был сюрпризом для правых активистов. Сразу после заявления судьи в начале недели о том, что он не собирается более продлевать аресты некоторым из заключенных из-за недостатка реальных улик, заключенные дали понять нашему корреспонденту, что следователи евсекции ШАБАКа произведут дополнительные аресты с целью убедить судью в «драматическом развитии следствия» и необходимости продления заключения. Напомним: подследственные по делу «Бат-Аин» сидят уже более полтора года «до конца расследования».

Прибывшие вчера в зал суда родственники и друзья арестованных были неприятно удивлены тем, что к каждому из заключенных прикрепили женщину — по всей видимости, сотрудницу евсекции ШАБАКа или полицейскую в штатском. Каждая из них сопровождала своего «питомца» как в зале суда, так и в «воронке» по дороге туда и обратно.

Стиль поведения и одежды сих особ явно не соответствуют требованиям Галахи и элементарным нормам поведения в обществе. Семьи подследственных усматривают в этом очередное унижение и грязный трюк, преследующий цель психологически сломить узников и выбить у них признание в несуществующей виновности.

Семьи заключенных обратились к общественным деятелям с просьбой добиться от политического руководства отдать приказ ШАБАКу о прекращении подобного задействования «девушек по сопровождению».

Родителям Давида Ливмана, арестованного две недели назад, стало известно, что их сын содержится в следственном отделе ШАБАКа в ашкелонской тюрьме «Шикма». В той же тюрьме сидят два террориста, убившие несколько лет назад брата Давида — Шломо. Один из них был замешан в недавней попытке побега.

Родители Давида возмущены кощунством евсекции ШАБАКа по отношению к семьям жертв арабского террора. Семья Ливмана обращается к общественности с призывом потребовать от властей немедленно освободить еврейских узников и прекратить издевательства над ними. Они ни в чем не виновны, а органы, расследующие это дело, давно исчерпали кредит общественного доверия.

Судьи рассержены на ШАБАК

18 сентября 2003

Судья Иерусалимского мирового суда дал указание провести всеобъемлющее заседание с участием всех адвокатов, представлявших интересы поселенцев, проходивших по делу о т.н. «еврейском подполье» и задержать до этого заседания запланированную полицией пресс-конференцию, посвященную этому делу.

По всей видимости, перед этим адвокаты апеллировали к судье, резонно предположив, что в ходе пресс-конференции полиция попытается обелить себя саму и очернить целые сектора населения (в частности, еврейских поселенцев).

Судья резко осудил действия ШАБАКа и полиции в этом деле и отметил, что суды в демократическом государстве не являются нижестоящей инстанцией по отношению к спецслужбам и правоохранительным органам.

В четверг снят цензурный запрет на публикацию информации, согласно которой на форпосте Адей-Ад был, по утверждению ШАБАКа, обнаружен большой склад «несанкционированного» оружия и боеприпасов. Но ввиду того, что на этих предметах не было отпечатков пальцев, следователи не сумели доказать связь между оружием и поселенцами.

Согласно утверждениям сотрудников евсекции ШАБАКа, некоторые боеприпасы из найденного арсенала были использованы евреями при нападениях на арабов в последние годы. Но доказать этого, как сказано выше, не удалось.

Вс? дело мифического «еврейского подполья» вызвало гнев даже в традиционно левонастроенной юридической элите. Судьи рассержены на следователей, которые, блефуя, убедили их в наличии «веских улик» против «подпольщиков» и тем самым создали почву для попрания прав человека (прислушавшись к «доводам» ШАБАКа, суды раз за разом продляли аресты подозреваемых, запрещали им общаться с адвокатами и т.п.). Раздаются даже голоса, призывающие сотрудников евсекции принять на себя личную ответственность за инициирование закономерно развалившегося (ибо высосанного из пальца) дела о «еврейском подполье».

Итоги провалившегося дела «еврейского подполья»

22 сентября 2003

Полиция устроила пресс-конференцию, на которой подвела итоги расследования сфабрикованного ею и ШАБАКом дела о мифическом «еврейском подполье», якобы организовывавшем акции возмездия против арабов.

Единственный подследственный, которому удалось предъявить обвинение, — это Шахар Зелигер-Двир, да и его признание было у него выбито с помощью издевательств ШАБАКа над женой, лишь за полторы недели до этого родившей ребенка. Зелигер-Двир оказался единственным, кто сделал хоть какое-то признание, и теперь он объявлен главной фигурой «еврейского подполья». Якобы собранное им оружие было найдено не в самом поселении Адей-Ад, как сообщалось ранее, а на открытом месте неподалеку от форпоста. Оружие туда мог подложить кто угодно, включая арабов или ШАБАК. Конкретных улик против Шахара (за исключением его сомнительного признания) у полиции нет, так что шансов выиграть суд у нее немного.

Остальные задержанные упорно отвергали все подозрения, и полиции ничего не осталось как освободить их.

Откликаясь на сообщение о пресс-конференции, Совет еврейских поселений Иудеи, Самарии и сектора Газы «поздравляет Общую службу безопасности (ШАБАК) с обнаружением арсеналов оружия и боеприпасов и поддерживает ее усилия, направленные на обнаружение истинных владельцев этих арсеналов». Совет поселений еще раз подчеркивает свою принципиальную позицию, в корне отвергающую любые действия частных лиц или неофициальных группировок, направленные против арабов. Борьба с террором и обязанность наказывать террористов являются исключительно прерогативами Государства Израиль и его органов безопасности.

Вместе с тем Совет призывает полицию и ШАБАК действовать с большей осторожностью, прежде чем они арестовывают и допрашивают израильских граждан, и делать это в точном соответствии с законом. Недопустимо сопровождать допросы пытками — как физическими, так и моральными, — ущемлять человеческое достоинство и осуществлять надругательство над религиозно-этическим мировоззрением подследственных.

Совет поселений также призывает левый лагерь и прессу при освещении событий придерживаться фактов, а не надуманных версий, и не применять аршинных скандальных заголовков, когда таковые не подтверждаются фактами.

По мнению Совета, вышеописанные действия полиции, ШАБАКа и послушной им прессы преследуют цель делегитимации четверти миллиона поселенцев в целом и жителей Адей-Ада в частности. Поселенцы заслуживают всяческих похвал за их стойкость в обстановке непрекращающегося арабского террора, так и не сумевшего сломить поселенческое движение и поколебать его результаты.

Это заявление передал редакции пресс-секретарь Совета поселений Иегошуа Мор-Йосеф. В свою очередь, правый активист Итамар Бен-Гвир, реагируя на ту же полицейскую пресс-конференцию, заявил следующее:

«Спектакль, разыгранный полицией, не способен опровергнуть того факта, что вс? расследование провалилось и речь идет об одном из крупнейших провалов ШАБАКа. Кому именно принадлежит оружие — так и не выяснено. Виновные в инкриминируемых поселенцам убийствах не пойманы. Итог следствия таков: ШАБАК задержал 8 ни в чем не повинных евреев и продержал их понапрасну под длительным арестом».

В ближайшее время Бен-Гвир намерен подать против полиции крупный иск с требованием возмещения материального и морального ущерба. Обозреватели «Седьмого канала» констатируют, что, по большому счету, в Израиле не существует такой объективной юридической инстанции, которая могла бы рассмотреть подобный иск беспристрастно. Ведь если судьи признают претензии Бен-Гвира справедливыми, они тем самым декларируют неправоту не только ШАБАКа и полиции, но и самих себя, по указке Евсекции послушно продлевавших раз за разом сроки пребывания за решеткой ни в чем не повинных людей.

Показательный суд над еврейским подпольем

30 сентября 2003

Последний день сентября ознаменовался вынесением приговора по делу о, так называемом, еврейском подполье «Бат Аин».

Суд приговорил Офера Гамлиэля и Шломо Двира к 15 годам тюремного заключения, а Ярдена Морага к 12 годам по обвинению в незаконном хранении оружия и за попытку совершить взрыв возле арабской женской школы в иерусалимском квартале Абу-Тур в апреле 2002 года.

В этом деле можно выделить три аспекта: юридический, общественный и политический.

С точки зрения юридической, вынесение столь сурового приговора за неосуществленное деяние вызывает недоумение даже у левых антипоселенцев. Действительно, арабы, взятые «с поличным», получают куда меньшие сроки. Даже за реальное убийство срок в 15 лет дают не всегда, учитывая всякие обстоятельства. В данном же случае, непомерное наказание выдано, по сути дела, за намерения. То есть, другими словами, суд вынес абсолютно неадекватный приговор, что заведомо говорит о пристрастности, недопустимой в юриспруденции.

С общественной точки зрения также были нарушены все морально-этические нормы. Израильские СМИ, раздувая дело о, так называемом, «еврейском подполье», всячески старались создать соответствующее общественное мнение, заранее вынеся приговор.

А «дело» явно не клеилось. В августе были арестованы 9 членов «подполья», о существовании которого СМИ распространяли информацию на протяжении нескольких лет (естественно с подачи, почему-то заинтересованных в распространении таких слухов, спец. служб). Но «блестящая» операция ШАБАКа завершилась бесславно. При всем желании раздуть это дело, следствию не удалось обнаружить ничего существенного. Однако, после поднятой шумихи спустить все «на тормозах» означало бы признаться в том, что дело «о еврейском подполье» не существует, а ШАБАК и пресса понапрасну обвиняют поселенцев. Да и прокуратура выглядела в этой истории не самым красивым образом. Следствие было просто обязано найти хоть какую-то зацепку и превратить ее в настоящее страшное преступление.

А без страшного наказания и «преступление» не выглядело бы таким страшным. Ведь большинство обывателей не станут вникать в тонкости процесса. Прочитают броский заголовок, увидят внушительный срок и сразу поймут, что ШАБАК не зря старался и судьи не напрасно потели, а информации СМИ можно верить.

В смысле политическом, этот процесс явно носит характер, прежде всего, превентивной меры. Не случайно все это было затеяно именно сейчас, когда многие граждане страны, особенно, чувствующие себя брошенными, поселенцы, крайне разочарованы политикой правительства.

Бесконечные попытки договориться с террористами, приводящие к очередным разговорам об уступках со стороны Израиля и неизбежному выпуску на свободу нескольких сот арабских преступников, которые немедленно начинают готовиться к совершению теракта, неизбежно порождают ощущение, что борьбу надо брать в свои руки. Вот государство и показало желающим самостоятельно побороться за свою землю и свое достоинство, что их ждет.

Главная > Арабо-израильский конфликт > Дело о «еврейском подполье» > Вся книга для печати
  Замечания/предложения
по работе сайта


2022-06-27 04:48:36
// Powered by Migdal website kernel
Вебмастер живет по адресу webmaster@migdal.org.ua

Сайт создан и поддерживается Клубом Еврейского Студента
Международного Еврейского Общинного Центра «Мигдаль» .

Адрес: г. Одесса, ул. Малая Арнаутская, 46-а.
Тел.: (+38 048) 770-18-69, (+38 048) 770-18-61.

Председатель правления центра «Мигдаль»Кира Верховская .


Еврейский педсовет Jewniverse - Yiddish Shtetl Dr. NONA