БС"Д
Войти
Чтобы войти, сначала зарегистрируйтесь.
Главная > Арабо-израильский конфликт > Кто они, палестинские арабы?
Арабо-израильский конфликт

Чтобы ставить отрицательные оценки, нужно зарегистрироваться
+9
Интересно, хорошо написано

Арабо-израильский конфликт
Кто они, палестинские арабы?
Борис Шустеф

4 февраля ведущий «WorldNetDaily» Джеф Меткалф провел интервью с Джоан Питерс, автором книги «С незапамятных времен», которую просто обязан прочесть каждый, кто хочет знать правду о происхождении арабо-израильского конфликта. Один из крупнейших американских историков Барбара Тухман написала в 1984 году, когда эта книга увидела свет, что «с ее публикацией изменится весь ход событий на Ближнем Востоке».

Тухман не преувеличивала. Если бы эту книгу перевели с английского на иврит и на русский язык, и ее прочитали бы ивритоязычные и русскоязычные израильтяне, то споры о том, являют ли собой «палестинцы» отдельный народ, прекратились бы раз и навсегда. Ибо ответом на этот вопрос было бы однозначное и оглушительное «НЕТ!» И значит навсегда прекратились бы споры о создании «палестинского» государства и возвращении «беженцев».

Когда Меткалф спросил у Питерс, что, по ее мнению, самое важное, что сейчас должно произойти на Ближнем Востоке, она ответила, что «самой важной, самой критической задачей, которая должна быть решена на Ближнем Востоке, — это поставить историю с головы на ноги, попытаться перевернуть справедливость с головы на ноги. История региона до такой степени искажена различными политическими силами, что нет никакой возможности все исправить без того, чтобы немедленно не остановиться и не вскричать: “Караул!”»

Вопрос национальной идентификации палестинских арабов на самом деле предельно прост. Еще 11 августа 1919 года в меморандуме к лорду Керзону лорд Бальфур написал: «Каким бы ни было будущее Палестины, она сейчас не представляет собой независимую нацию и ничего не намечается даже в ближайшем будущем». Один из крупнейших специалистов по истории Палестины, преподобный Джеймс Паркс написал в книге «Чья земля?», что «до 1914 года основная часть населения Палестины не имела никаких чувств принадлежности к чему-либо более существенному, чем к своей деревне, клану или конфедерации кланов». Он подчеркнул, что «до этого момента не возможно было говорить о принадлежности [их] к какой-то национальности и что слово «араб» надо было использовать осторожно. Оно было применимо к бедуинам и к части горожан и знати; однако не годилось для описания основной массы сельского населения — крестьян-фаллахов».

Паркс указал, что в течение 19-го века проводились независимые изучения фаллахов, приведшие к сбору «надежной информации об их обычаях, религии и происхождении». Было обнаружено, что «древнейшим элементом среди фаллахов были не арабы, в том плане, как они появились в стране, то есть вместе с поработителями или после них, а уже были там, когда пришли арабы». Дальнейшим доказательством тому явилось «наличие обычаев, которые не были продуктом ислама, а напоминали в некоторых случаях пре-израэлитскую религию, а в некоторых случаях — еврейский мозаичный свод законов». Паркс далее написал:

«Пришельцы никогда не были достаточно многочисленны, чтобы вытеснить существующее население. ...Сегодня можно с полным основанием сказать, что древнейший элемент мусульманских крестьян состоит, в основном, из бывших евреев и бывших христиан. ...Существуют целые деревни, которые сегодня мусульманские, но на протяжении двух последних веков были христианскими и еврейскими».

Постоянные попытки арабских политиков и пропагандистов установить «историческую связь» между Палестиной и «палестинским национализмом» были наголову разбиты Рашидом Халиди в его книге «Палестинская идентификация», опубликованной в 1997 году. Слова автора книги, профессора истории, который был советником палестинской арабской делегации на мадридской мирной конференции в 1991 году и участвовал в каждой из десяти израильско-палестинских двусторонних встреч в Вашингтоне в 1993 году, более чем достойны внимания.

Халиди пишет: «Сегодня существует целая группа главных течений нерелигиозного палестинского национализма, которые объединились в ООП и представлены на протяжении последних тридцати лет ее различными организациями. Эти группы, ...отражающие взгляды подавляющего числа палестинцев, начиная с середины или с конца 60-х годов, стали проявлять новую тенденцию, согласно которой палестинский национализм имеет глубокие исторические корни. ...Некоторые ярые сторонники этих взглядов идут еще дальше, в глубь истории Палестины на несколько веков и даже тысячелетий, выискивая там национальное самосознание и самоидентификацию, которые на самом деле возникли относительно недавно. ...Эта идентификация просто не существовала одно или два поколения тому назад и была чем-то абсолютно новым и малораспространенным перед началом Первой Мировой войны. ...Трансформация чувства собственного «я» у арабского населения Палестины, которая началась прямо перед Первой Мировой войной и усилилась сразу же после нее, привела к возникновению палестинской национальной идентификации там, где еще несколько десятков лет до этого ничего не существовало».

Если учесть, что в 1900 году все население Палестины не превышало 100 000 человек, то получится, что сионистский лозунг «Земля без народа — народу без земли» был не так уж далек от истины. Он не означал, что совсем никто не жил в Палестине, а просто подчеркивал, что нееврейское население Палестины представляло собой конгломерат десятков различных групп жителей, имевших очень мало общего, то есть не составлявших единую нацию или народ. Этих жителей не объединяла никакая национальная идея. Паркс писал, что бальфурская декларация фактически «в первый раз создала на политической карте территориальную единицу под названием Палестина... Исторически такое понятие как «палестинские арабы» не существовало, и у арабов этой вновь созданной территориальной единицы не было никакого чувства единства».

Лорд Курзон, ярый сторонник арабов, споря в 1917 году относительно формулировок бальфурской декларации, назвал цифру населения Палестины на тот момент: «мы имеем дело со страной, которую населяют 580 000 арабов и 60 000 евреев»1. Важно не забыть, что эти цифры относились ко всей подмандатной Палестине. Если вычесть 230 000 арабов, которые населяли территорию, трансформированную позже в Трансиорданию, то окажется, что нееврейское население западной Палестины на момент написания Бальфурской декларации было только 350 000 человек.

Ави Эрлих написал в книге «Древний сионизм», что «требования палестинских арабов к земле Израиля не распространяются дальше требований на жилища, утерянные с момента возникновения больших арабских империй. Ни дома муров в Кордове, ни арабские дома в Иерусалиме не могут служить основанием для доказательства исчезновения нации. ...Родина представляет собой расселение на специфическом месте со специфической национальной идеей. Никогда не была отчетливо сформулирована никакая национальная палестинская идея, кроме требования на землю или на оставленное имущество. Одолженный или узурпированный у других статус нации в расчет не принимается».

Именно поэтому не было ничего удивительного в том, что нееврейские жители Палестины пытались примерить не себя различную национальную идентификацию. Вначале они хотели стать оттоманами. Эта попытка закончилась неудачей после того, как оттоманская армия была разбита, и турки бежали из Палестины. Халиди пишет: «на протяжении нескольких лет оттоманизм как идеология прошел путь от главнейшего источника самоидентификации палестинцев до полного к нему безразличия». Затем пришел черед сирийской идентификации, которая также оказалась недолго живущей. Когда французы подавили в 1920 году просуществовавшее два года независимое сирийское государство, палестинская арабская элита вновь решила сменить ориентацию. Халиди цитирует националистического лидера Мусу Казим Пашу аль-Хусейни, который сказал, что «теперь, после недавних событий в Дамаске, мы должны полностью пересмотреть наши планы. Южной Сирии больше не существует. Мы должны защищать Палестину».

Националистическое движение среди нееврейских жителей Палестины не возникло на ее земле, оно было привнесено из Египта, Турции и Франции. Паркс пишет, что «оно носило исключительно узкий политический характер и демонстрировало полное незнание каждодневных проблем, которые возникли бы, если бы были достигнуты политические цели». Безграмотные фаллахи стали пешками в руках жаждущих власти арабских националистов, которые спешили повторить успех короля Абдаллы в Иордании в меньшем масштабе на оставшейся части Палестины. Халиди невольно признает, что арабские лидеры эксплуатировали свой народ в политических целях, когда пишет: «интифада [первая], вероятно, имела такой же разрушительный эффект на палестинскую экономику, как восстания 1936-1939 годов».

Хотя арабские националисты имели больше, чем достаточно времени, чтобы нацепить палестинскую идентификацию на нееврейское население Палестины, они долгое время терпели неудачу. В своей книге «Политика выселения» Эдвард Саид, один из наиболее ярых американских палестинских пропагандистов идеи палестинского самоопределения, цитирует крупного арабского палестинского мыслителя Абу Лугода, который признал, что «после 1948 года, на протяжении десятилетий палестинцы приспосабливались к арабским и израильским реалиям вокруг себя: они стали египетскими палестинцами и израильскими палестинцами».

Более того, после Шестидневной войны, когда Ясир Арафат и ФАТХ пытались обосноваться и развернуть инфраструктуры на Западном Берегу реки Иордан, их отвергли сами же арабы. Нил Ливингстон и Дэвид Халеви написали в книге «Внутри ООП», что «их усилия оказались самым большим провалом ФАТХа, не потому, что на них успешно охотились израильские разведслужбы, а из-за апатии самих палестинцев. В тот момент многие палестинцы, жившие на Западном Берегу, были только рады, что сбросили ярмо иорданского правления и просто хотели найти какую-то возможность сосуществования с израильтянами. В течение нескольких месяцев Арафат был вынужден бежать и покинуть Западный Берег».

Арабские лидеры прекрасно осведомлены о хрупкости палестинской идентификации среди большинства палестинских арабов. Именно поэтому арафатовские банды сеют страх среди самих арабов. Эта главная причина, по которой арабские лидеры не позволяют палестинским арабам, влачащим вот уже более 50 лет жалкое существование в лагерях беженцев, слиться с населением своих стран. Ливанский премьер-министр Рафик аль-Харири подтвердил это 5 февраля 1998 года в интервью лондонскому телевидению MBC. Он заявил: «Мы не хотим попасть в ловушку расселения палестинцев. ...Это приведет к расселению палестинских беженцев и, в конечном итоге, — к их ассимиляции. Палестинцы сами постоянно отвергали этот подход, ибо боялись утери своих целей и своей идентификации».

Сказав, что «палестинцы сами постоянно отвергали этот подход», Аль Харири скромно забыл упомянуть одно слово — лидеры. Это палестинские лидеры всеми правдами и неправдами пытаются предотвратить ассимиляцию арабов среди арабов. Это «палестинские лидеры» сегодня заявляют, что израильские арабы являются их собственностью, неотъемлемой частью «палестинского народа». Правда, они постоянно забывают упомянуть о самой многочисленной части этого «народа», уже имеющей государственность в Иордании, ибо палестинцы и иорданцы — это один народ. Анвар Нуссейби, палестинский араб с Западного Берега, бывший в свое время иорданским министром обороны, заявил 23 октября 1970 года: «Иорданцы — это также палестинцы. Это одно государство. Имя не имеет значения. Семьи, живущие в Салте, Ирбиде, Караке сохраняют семейные и матримониальные отношения с семьями в Наблусе и Хевроне. Они — один народ».

Никто не понимал лучше, чем король Хуссейн, как на самом деле должно завершиться обретение идентификации палестинскими арабами. Газета «Джордан Таймс» опубликовала часть его выступления перед войсками 21 февраля 1998 года. Он сказал: «Если что-нибудь случится на Западном Берегу реки, то оставшийся палестинский народ придет в Иорданию, которая тогда будет считаться субститутом родины для палестинцев, и с Иорданией будет покончено».

Эдвард Саид написал, что «в отличие от других народов, которые прошли через страдания колониализма, палестинцы не чувствовали... что были эксплуатируемы, но чувствовали, что были исключением, что были лишены права на свою историю». Если пост-сионисты решили исправить эту проблему, спешно бросившись создавать «историю» палестинских арабов, то по какой такой логике должен жертвовать правдой и своей историей еврейский народ?

Опубликовано также в газете «Вести»

Источник: 7 канал


1 Цитируется по документу ООН: «Возникновение и эволюция палестинской проблемы, Часть 1: 1917-1947».

Добавление комментария
Поля, отмеченные * , заполнять обязательно
Подписать сообщение как


      Зарегистрироваться  Забыли пароль?
* Текст
 Показать подсказку по форматированию текста
  
Главная > Арабо-израильский конфликт > Кто они, палестинские арабы?
  Замечания/предложения
по работе сайта


2018-12-12 11:39:53
// Powered by Migdal website kernel
Вебмастер живет по адресу webmaster@migdal.org.ua

Сайт создан и поддерживается Клубом Еврейского Студента
Международного Еврейского Общинного Центра «Мигдаль» .

Адрес: г. Одесса, ул. Малая Арнаутская, 46-а.
Тел.: 37-21-28, 777-07-18, факс: 34-39-68.

Председатель правления центра «Мигдаль»Кира Верховская .


Еврейский педсовет Dr. NONA Jerusalem Anthologia