БС"Д
Войти
Чтобы войти, сначала зарегистрируйтесь.
Главная > Мигдаль Times > №69 > Цирк, да и только!
В номере №69

Чтобы ставить отрицательные оценки, нужно зарегистрироваться
+3
Интересно, хорошо написано

Цирк, да и только!
Ростислав АЛЕКСАНДРОВ

Как говорят, львица рождает одного, зато льва.
По проекту инженера А.Д. Гельфанда в Одессе построили лишь одно здание, но оно по сей день остается единственным в своем роде.

ИзменитьУбрать
(0)

В декабре 1894 г. в городе появились красочные афиши цирка с именем... местного «пивного короля» Вильгельма Санценбахера. Конечно, он не крутил сальто под куполом и не выходил на манеж с хлыстом укротителя или в рыжем парике клоуна. Соблазнившись будущими прибылями, Санценбахер за пять лет построил во дворе своего дома на Коблевской улице цирк по проекту Гельфанда — двенадцатиугольное, высотой 20 метров здание, с куполом, который имел двойную железную обшивку для лучшей защиты от жары или холода. А внутри размещались 2300 зрителей, и по словам с детских лет очарованного цирком Юрия Олеши, это был «плюшевый рай,.. рай мрамора, ступеней, золота, матовых ламп, арок, коридорчиков, эха, хохота, блестящих глаз, запаха духов, стука каблуков, мало ли чего».

«Железный цирк» Санценбахера, как его тотчас назвали из-за обилия разных металлических конструкций, был самым совершенным, но отнюдь не первым в Одессе. Начиная с 1857 г., сменяя друг друга, появлялись каменные и деревянные цирки Годфруа, Пальмиро и Паначиотиса, Витторио, Панкратова и Бондаренко, Сура, Саламонского, братьев Никитиных. Но, если не рассматривать цирк лишь как построенное или приспособленное для представлений здание, можно считать, что он начинался у нас гораздо раньше.

ИзменитьУбрать
(0)

Весной 1846 года, побывав во многих европейских столицах, в Одессу прибыла труппа Карла Раппо. Среди ее многочисленного реквизита имелась огромная плетеная корзина, в которой лежал свернутый в тугую бухту, длиннющий, изготовленный в Марселе канат, что, право же, было равносильно приезду в Тулу со своим самоваром. Но откуда было знать иноземному канатоходцу Вити, что брянский купец Илья Новиков давно производит в Одессе канаты, длиной и прочностью своей пригодные для морского дела, строительных работ и прочих надобностей, включая его отважное искусство. Канат протянули от самого морского берега до бульвара и закрепили напротив тогдашней, на месте нынешней стоявшей, «Лондонской» гостиницы.

ИзменитьУбрать
(0)

Хождение по наклонному канату было распространено в Европе с ХVI века, но оно еще заставляло замирать сердца. К тому же, для подогрева интереса публики Раппо выстраивал представления по возрастающей сложности и драматизму. Поначалу Вити без баланса проходил по канату снизу вверх, разворачивался и спускался, что само по себе ударяло по нервам зрителей. После трех выступлений канатоходец во время восхождения и спуска уже танцевал на канате, заставляя особо нервных зрителей закрывать в это время глаза. В следующий раз Вити, ступив на канат возле «Лондонской», неожиданно для всех сделал стойку и на руках спустился к морю, опосля чего одну чувствительную девицу возвращали в чувство при помощи флакона с ароматической солью. Но это был не самый сногсшибательный трюк. Под конец гастролей Вити не танцевал и не ходил по канату на руках, но катил впереди себя одноколесную тележку, в которой привольно располагалась нарумяненная дама, кокетливо помахивая ручкой.

ИзменитьУбрать
(0)

Когда-то рынки, наподобие нынешнего Староконного, где продавали всякую рухлядь, именовали «блошиными». Этому прыгающему, нехорошей репутации, насекомому не в пример другим повезло по части интереса к нему литераторов. С легкой строки Н. Лескова миллионы людей узнали о том, как тульские мастера подковали стальную блоху тончайшей английской работы. И, если на слова Гете и музыку Мусоргского звучало шаляпинское «Блоха? Ха-ха-ха!», то, казалось, стекла дрожали в высоких окнах Новой биржи на Пушкинской улице, где позже устроили филармонию. Любители одесского фольклора еще помнят давнишний анекдот о двух портовых босяках, которые — грязные, заросшие, облаченные в мешки с дырками для головы и рук, — сидели у причала. Когда один начал ожесточенно чесаться, второй сочувственно спросил «Или у тебя блохи?», на каковое уничижительное предположение его товарищ с негодованием ответил: «Я что, собака?» и с чувством собственного достоинства добавил: «У меня воши!» У братьев Гримм есть сказка «Вошка и блошка», где с первой фразы становится известно, что «вошка и блошка жили одним хозяйством, даже пиво в одной яичной скорлупе варили». А одного из персонажей романа-сказки Эрнеста Теодора Амадея Гофмана «Повелитель блох» называли «укротителем блох на том основании, что ему удалось... приобщить этих маленьких зверьков культуре и обучить их различным штукам». Человек этот зарабатывал немалые деньги, поскольку «с величайшим изумлением зрители наблюдали, как на гладко отполированном беломраморном столе блохи возили маленькие пушки, пороховые ящики, обозные фургоны...» Роман был написан в 1822 году. Прошло без малого тридцать лет, и одесситы, которые читали Гофмана в подлиннике или в русских переводах, нежданно-негаданно смогли убедиться в том, что сказка иногда вроде как оборачивается былью. Читал итальянец Валентино роман Гофмана или дошел до этого промысла собственным разумением, сие неведомо, но в августе 1850 года было объявлено, что он покажет одесской публике... дрессированных блох, которые «будут исполнять разные удивительные штуки с помощью серебряных машин, соответствующих величине этого насекомого». Посетителю это зрелище влетало в пятьдесят копеек серебром, за которые, к примеру, можно было приобрести и упо-требить три литра вполне приличного вина «Сен-Жорж», после чего «блошиная забава» представлялась сущим пустяком. Но и по трезвому размышлению это было сплошным надувательством, потому как блохи, посаженные в невесомые, сплетенные из тончайших серебряных волосков, клеточки вроде «беличьих колес», попросту прыгали там, тем самым приводя их в движение. Но люди падки на необыкновенное, и кое-кто восхищался тем, «до какой степени доходит терпение человека, чтобы победить все трудно-сти в обучении такого маленького насекомого». Валентино показывал своих «артистов» в балагане близ старого Городского театра, в котором, при всем его классическом репертуаре, тоже случались занятные вещи.

ИзменитьУбрать
(0)

В антрактах зрители обычно выходили в Пале-Рояль подышать свежим воздухом, полакомиться мороженым и побаловать себя кофием на верандах уютно освещенных кафе или просто выкурить сигару, что в театре строжайше запрещалось. Но иногда в антракте выступали те, кто не «дотягивал» до соль-ной партии или концерта. А летом 1847 года в антрактах оперного спектакля устроили даже «гимнастические и эквилибри-стические представления» заезжей труппы «марокканцев-кабилов», как они себя именовали, имея в виду один из народов Алжира. Такие зрелища в Одессе не были диковиной. Когда-то на Херсонской, нынешней улице Пастера, примерно там, где сейчас библиотека им. М. Горького, располагался экзерциргауз, в котором солдат обучали строю. В январе 1839 г. в этом приземистом длиннющем здании акробаты и гимнасты братья Фиандини совместно с цирковым семейством Капелини показывали свое совершенство в этом старинном искусстве и чуть ли ни летали под потолком экзерциргауза. Помимо этого они демонстрировали «опыты геркулесовой силы», запросто жонглируя чугунными шарами, более походящими на пушечные ядра, и тяжеленными амбарными гирями, которые не самые хилые добровольцы из зрителей, вызвавшиеся удостоверить, что «тут все без обмана», едва могли сдвинуть с места. Гастролеры пользовались успехом, однако имелось тут одно неудобство, связанное с тем, что им разрешили выступать в экзерциргаузе, начиная лишь с половины седьмого вечера, когда солдат разводили по казармам. Но зимний день и в Одессе короток, а по темной поре да плохо освещенным улицам добираться на Херсонскую не всем оказывалось сподручным.

Программа «марокканцев-кабилов» была не хуже и не лучше, чем у предшественников, кроме номера, который по праву считался коронным. Выходил невысокий крепенький мужичок, пару раз переминался с ноги на ногу, вроде как испытывая крепость пола, и застывал, будто врастал в него. После этого появлялся партнер и в мгновение ока оказывался стоящим на плечах первого. Публика не успевала опомниться, как выбегал третий акробат, взлетал на плечи первого, оттуда — на плечи второго, легко, как на ступеньку, поднимался с его плеч на голову, с этого «живого пьедестала» раскланивался и замирал, подняв руки в приветственном жесте. Выдержав эффектную паузу, группа начинала медленно двигаться мимо зрителей, останавливалась и мгновенно «распадалась» на трех исполнителей этого изящного номера. Обрушивался шквал аплодисментов, убегали акробаты, заканчивался антракт, но публика не сразу могла включиться в атмосферу оперного спектакля. Цирк, да и только!


Добавление комментария
Поля, отмеченные * , заполнять обязательно
Подписать сообщение как


      Зарегистрироваться  Забыли пароль?
* Текст
 Показать подсказку по форматированию текста
  
Главная > Мигдаль Times > №69 > Цирк, да и только!
  Замечания/предложения
по работе сайта


2019-11-15 09:08:55
// Powered by Migdal website kernel
Вебмастер живет по адресу webmaster@migdal.org.ua

Сайт создан и поддерживается Клубом Еврейского Студента
Международного Еврейского Общинного Центра «Мигдаль» .

Адрес: г. Одесса, ул. Малая Арнаутская, 46-а.
Тел.: 37-21-28, 777-07-18, факс: 34-39-68.

Председатель правления центра «Мигдаль»Кира Верховская .


Еженедельник "Секрет" Dr. NONA Еврейский педсовет