БС"Д
Войти
Чтобы войти, сначала зарегистрируйтесь.
Главная > Мигдаль > События > Одесса и еврейская цивилизация - 6 > Создатели Музея еврейской культуры
Одесса и еврейская цивилизация - 6

Чтобы ставить отрицательные оценки, нужно зарегистрироваться
+12
Интересно, хорошо написано

События :: Одесса и еврейская цивилизация - 6
Создатели Музея еврейской культуры
В.В.Солодова

Одесса славится своими традициями, в том числе и музейными. При этом, не только уникальные собрания многочисленных музеев, но и деятельность их создателей остается недостаточно изученной, а отсюда неизвестной, хотя отдельные аспекты истории музейного дела Причерноморского региона, в том числе и биографические, ранее были в поле зрения некоторых исследователей.

Известные историки В. Хмарский1 и А. Непомнящий2 рассматривали в своих трудах деятельность персоналий, которые внесли заметный вклад не только в изучение археологии Северного Причерноморья, но и музейного дела Одессы.

В 1990-е гг. активизировались биоисториографические исследования в Украине в процессе государственной программы «Реабилитированные историей». Тогда появился сборник «Репресоване краєзнавство (20-30-ті роки» (1991), где были опубликованы статьи о музейных сотрудниках, пострадавших от репрессий 1920-1930-х гг.3 В Одессе таким изданием стал «Одесский мартиролог»4, а также трехтомное издание очерков об одесской интеллигенции ХХ столетия В. Смирнова «Реквием ХХ века»5. В этих изданиях можно найти имена и сотрудников Музея еврейской культуры.

Тема репрессий проходит и в «Воспоминаниях» Саула Борового, увидевших свет в 1993 г.6 Несмотря на то, что в подаче материала преобладает субъективная точка зрения, на сегодняшний день это единственное издание, где наиболее полно отражен кадровый состав Музея еврейской культуры им. Менделе-Мойхер-Сфорима. С. Боровым было введено в научный оборот 6 имен сотрудников музея, в настоящее время – это уже 23 фамилии. Их принадлежность к кадрам Музея еврейской культуры подтверждена, в основном, документами, хранящимися в фондах Центрального государственного архива высших органов власти и управления Украины (ЦГАВО Украины), архива СБУ в Одесской области, Государственного архива Одесской области (ГАОО) и Одесского историко-краеведческого музея (ОИКМ).

Установлены имена восьми директоров музея, работавших за все время его существования – с 1927 по 1941 гг. Это были Б. М. Рубштейн, А. И. Воробейчик, И. И. Слезберг, Мердер, М. Г. Попугайло, М. И. Каминкер, М. М. Шперлинг, Б. С. Мардер.
Вклад каждого из них в деятельность музея не был однозначным. Бенцион Маркович Рубштейн (1882-1934) первый директор музея (1927-1931). Сразу после своего назначения 1 октября 1927 г., задался целью – наполнить музей подлинными и уникальными экспонатами. Ему и его сотрудникам это удалось, благодаря экспедициям в Киев, Каменец-Подольский, Проскуров, Канев, Черкассы, Златополь, Николаев, Кременчук. В течение нескольких лет они изучали еврейские библиотеки, и синагоги юго-западной части Украины.7 Историк и литературовед Б. М. Рубштейн был автором монографий о социально-экономическом положении еврейского населения австрийской Галиции и о возникновении языка идиш, изданных в Варшаве в 1922 г. Они вошли в общий список научных публикаций Б. М. Рубштейна, составленный им в 1929 г.8 Среди них указана и статья «Об’єднаний цех єврейських ремісників м. Одеси р. 1810 («Шевський цех»). З матеріалів Музею єврейської культури», которая вошла в редакционный портфель издания «Український музей» (т. 3), подготовленного в марте 1931 г. директором Одесского историко-археологического музея М. Ф. Болтенко9. Но основная заслуга Б. М. Рубштейна заключалась в формировании фондов музея.

О следующих руководителях музея имеется немного информации. Это Мердер и М. Г. Попугайло, но они также стремились к пополнению музейных фондов. Сохранились письма, подписанные ими. Мердер обращался в сектор науки Наркомпроса Украины (1932) о выделении денежных средств на приобретение в Ленинграде произведений еврейских художников10. М. Г. Попугайло (1933) вел переписку с М. А. Мильнером – композитором и дирижером, руководившим на тот период еврейским вокальным ансамблем в Ленинграде, о передаче музею документов, писем, музыкальных печатных изданий, рукописей нот, автографов, портретов, фотоснимков, афиш.

О М. И. Каминкере известны только анкетные данные («бывший Бундовец, образование высшее, партвзысканий не имел»), после прохождения партийной чистки в ноябре 1933 г., в должности директора музея, был признан проверенным. В 1934 г., после закрытия музея, перешел в Музей революции заместителем директора по научной работе.11

В августе 1940 г. Музей еврейской культуры был снова открыт. Возможно, с этим связан такой перерыв в руководстве музея. Документы 1939 г. свидетельствуют о назначении новых директоров – М. М. Шперлинга, и в том же году – Б. С. Мардера, проработавшего до 1941 г. до начала Великой Отечественной войны.

О И. И. Слезберге (1931)12 и М. М. Шперлинге (1939)13 имеется минимум сведений.

О Борисе Самойловиче Мардере – последнем директоре музея, несколько больше информации. Красногвардеец, доброволец Красной армии, активный участник гражданской войны, профессор Сталинградского пединститута им. Горького, где с 1931 г. заведовал кафедрой политэкономии. Но в ноябре 1934 г. ректорат института посчитал, что качество его лекций «чрезвычайно низкое», из-за того, что «игнорировал материалы» XVII съезда партии. «Разоблачали» профессора и студенты, находившие целый ряд недопустимых пробелов и ошибок в его лекциях. Он был отстранен от работы и переехал в Одессу, где стал преподавать историю ВКП(б) и политэкономию в сбертехникуме (1935)14.

В 1939 г. Мардер был назначен директором музея. Именно на его долю выпала эвакуация музейных предметов в июньские дни 1941 г.

Арон Ицкович Воробейчик (1893 (Рига, Латвия) -1942 гг.) всего два месяца (1931) был исполняющим обязанности директора музея, где работал со дня его основания - с 1927 г. научным сотрудником литературного отдела.

А. И. Воробейчик – педагог, литературовед, критик, автор работ о творчестве Менделе-Мойхер-Сфорима, до 1924 г. считался гражданином другого государства – Латвии. Он родился в Риге, и вырос в Прибалтике.

Детство провел в деревне Полоцкого уезда Витебской губернии в семье своего деда, занимавшегося торговлей. До 12 лет учился в хедере. Затем стал учиться у деревенских учителей русскому языку и арифметике. В 1907-1908 гг. семья переселилась в Ригу, где в 1913 г. он окончил гимназию. Несколько лет (1916-1918) обучался на физмате Юрьевского университета (Тарту), который оставил после оккупации Прибалтики немцами.

Воробейчик считал себя, как он писал в одной из анкет, – «одним из организаторов рижских школ с еврейским языком преподавания» (с 1919). Он преподавал на педагогических курсах Центральной еврейской школьной организации Латвии и в Рижском еврейском народном университете до 1924 г.15 В 1920-е гг. начала формироваться сеть национальных педагогических техникумов и позже – пединститутов. Но даже рост числа учебных заведений не спасал положения, из-за острого недостатка квалифицированных национальных педагогических кадров. Поэтому благодаря ходатайству Наркомпроса УССР, Воробейчик получил разрешение на въезд в СССР. Осенью 1924 г. он приехал в Харьков, где был принят в Еврейский педагогический техникум им. Октябрьской революции преподавателем еврейского языка и литературы. В Харькове Воробейчик поработал два года и в конце 1926 г. переехал в Одессу, где сразу устроился на преподавательскую должность в Педагогический техникум.{{ЦГАВО Украины. – Ф. 166. – Оп. 12. – Д. 1304. – Л. 1,2}}

Судя по архивным документам, это был человек с активной жизненной позицией. В 1917 г. он стал членом «Объединенной еврейской социалистической рабочей партии», а с 1921-1923 гг. – Компартии Латвии; секретарем ЦК еврейской секции при ЦК Латвийской компартии. В 1923 г. он вышел из партии. Поводом послужили разногласия по национальному вопросу. Воробейчик настаивал на сохранении в силе устава еврейской секции 1921 г., который предусматривал известную автономию последней. Из-за этого факта в его политической биографии, который он никогда не скрывал, его не принимали в ряды КП(б)У, ни в Харькове, ни в Одессе. Арон Ицкович Воробейчик погиб на фронте.

Знаковым для музея стало имя графика, живописца и театрального художника Эммануила Иосифовича Шехтмана (Менахем Мендл; Мануил Осипович; 1900, Липники, Волынская губ. – 1941, под Москвой), выпускника Киевского художественного института (1926), учившегося в мастерской идеолога и лидера украинского национального искусства М. Бойчука. В 1928 г. Шехтман принимал участие в составе бригады «бойчукистов» в создании росписей Крестьянского санатория в Куяльнике (фрески «На панщине» и «Праздник урожая», не сохранились); участник многих выставок, в том числе и международных (Венеция, 1930; Цюрих, 1931; Токио, 1932).

В 1929 г. он стал заведующим художественным отделом музея. Благодаря Шехтману, была создана художественная коллекция, которая пополнялась за счет значительных приобретений и дарений произведений живописи, графики, декоративно-прикладного искусства еврейских мастеров. В 1934 г. переехал в Москву. С началом войны ушел добровольцем в ополчение и погиб под Москвой в 1941 г.16

У истоков музейного дела в Одессе находился живописец Павел Миронович Сегаль (Сегал) (Файвиш Шолом Меерович) (1886/1887-1955). Будучи сотрудником Художественного музея, он занимался организационной работой по созданию Музея еврейской культуры. С этой целью, инспектура национальных меньшинств и музейный отдел народного образования окрисполкома выдали ему специальное удостоверение, тем самым предоставив ему широкие полномочия. Он осматривал все учреждения культуры, стараясь «выявить предметы, имеющие музейное значение для Еврейского музея» (1927)17.

Немного сведений имеется и о Науме Давидовиче Маламуде (1911-?) – лаборанте, научном сотруднике. Известно, что он работал в музее с 1930 г. и до 1941 г., потом ушел на фронт. После войны работал в Одесском археологическом музее.

Маламуд, пожалуй, единственный сотрудник Музея еврейской культуры у которого удалось взять интервью о музее и его коллегах. Это сделал 13 ноября 1990 г. Б. Левых для секции книголюбовов при Одесском доме ученых. Из мемуаров Н. Д. Маламуда следует, что научным сотрудником музея была и дочь А. И. Воробейчика Фани – единственная женщина, которая работала в музее за всю его историю18.

Абрам Осипович Бужевич (1898-?) также работал в Музее еврейской культуры, но непродолжительное время. После Великой Отечественной войны он был принят на работу в Археологический музей старшим научным сотрудником. Бужевич был членом комиссии по проверке «временно хранящихся в Одесском археологическом музее экспонатов бывшего музея им. Менделе-Мойхер-Сфорима и определения целесообразности дальнейшего хранения их в музеях Комитета по делам культпросветучреждений» (1951)19. К этому времени он уже работал в Музее героической обороны Одессы, сначала в должности старшего научного сотрудника, а потом – заведующим отделом партизанского движения.

Удалось установить имена некоторых деловодов и секретарей музея. В конце 1920-х гг. – М. А. Ройтман и А. М. Перель, в 1930-1932 гг. секретарем музея, по совместительству, работал Абрам Иерусалимский20. Его основная работа была связана с Еврейской академической библиотекой , в конце 1930-х гг. секретарем музея был И. И. Фельдман (1884-?).

В более ранних публикациях отмечалось, что четверо научных сотрудников музея были репрессированы – Леон Стрижак и Окунь-Шнеур, художник Арон Мерхер и бухгалтер Соломон Кит21. Дальнейшее исследование позволило внести некоторые уточнения.

Леон (Лейб) Генрихович Стрижак (1886-1938) – действительно был до 1930 г. научным сотрудником отдела революционного движения Музея еврейской культуры. Потом преподавал историю классовой борьбы в Одесском педагогическом техникуме. Тот факт, что в 1903-1908 гг. он состоял в партии эсеров, был использован при его аресте 19 октября 1937 г., когда он преподавал в Украинском педагогическом институте. Его обвинили в проведении агитации, направленной на дискредитацию мероприятий партии и правительства. Начались допросы и через три месяца он вынужден был признать, что «на предыдущих допросах не давал правдивых показаний и скрыл от следствия, что до дня ареста являлся участником нелегальной контрреволюционной эсеровской организации».
Следствие установило, что Стрижак был завербован в 1934 г. в контрреволюционную военно-националистическую эсеровскую организацию, цель которой сводилась к свержению советской власти и руководства ВКП(б), отделению Украины от СССР, восстановлению капиталистического строя с фашистским режимом, при помощи фашистских интервентов. И наравне с другими членами организации проводил националистическую и вредительскую работу в Госуниверситете и Укрпединституте.

Решением Тройки при УНКВД по Одесской области от 31 марта 1938 г. Л. Г. Стрижак был расстрелян. Приговор привели в исполнение 18 апреля 1938 г. в 24 часа22.

Зельман Арон Моисеевич Мерхер (1899-1979) – художник Музея еврейской культуры (1939). Выпускник Художественного института и Одесского института народного образования, еще в 1933 г. был исключен из партии. В 1950 г., на момент ареста по постановлению УМГБ по Одесской области, работал научным секретарем и ученым секретарем Одесского художественного музея. Ему было предъявлено обвинение в еврейском национализме, во враждебном отношении к существующему строю, активной националистической антисоветской агитации. Постановлением особого совещания при министре ГБ СССР от 14 апреля 1951 г. Мерхера заключили в исправительно-трудовой лагерь сроком на 10 лет. В 1955 г. прокуратурой СССР его дело было пересмотрено, обвинение нашли не доказанным, т.к. «все свидетели являлись негласными сотрудниками органов МГБ». Все осужденные были освобождены23.

Соломон Аврамович Кит (1895-?) также был осужден 19 мая 1951 г. за «еврейский национализм» сроком на 10 лет исправительно-трудовых лагерей. Впоследствии был реабилитирован. Работал в музее бухгалтером с 1932 по 1941 г.24

Шнеур-Залман Окунь; Окунь (Окунь-Шнеур) З. М. (1892-1952) – педагог, фольклорист, литератор, работал в литературном отделе Музея еврейской культуры с 1938 по 1941 гг.

Будучи выпускником социально-экономического факультета Одесского института народного образования, он преподавал еврейский язык и литературу в ремесленном училище «Труд» и 5-й профтехшколе «Металл». Из Одессы уехал в июле 1941 г. в Ташкент. После войны С. М. Михоэлс забрал его в Москву в ГОСЕТ заведующим литературной частью. Имя Шнеера обессмертило создание им жизнеутверждающего спектакля-феерии «Фрейлехс» в постановке С. М. Михоэлса. Но связав свою жизнь с ГОСЕТом, он повторил его участь. В 1948 г. в Минске был убит Соломон Михоэлс, вскоре закрыли ГОСЕТ, в числе арестованных артистов и сотрудников оказался и Окунь-Шнеур. Он умер в лагере на станции Вихоревка близ Тайшета (Кемеровская обл., Россия) во время репетиции спектакля «Ревизор» Н. В. Гоголя 10 мая 1952 г.{{И. Гусев. Дер хавер Шнеер // Дерибасовская–Ришельевская. Альманах. – Кн. 34. – Одесса, 2008. – С. 69-78}}

26 ноября 1937 г. постановлением тройки при УНКВД по Одесской области был приговорен к расстрелу художник, директор Народного художественного музея Цвиль Савельевич Эмский-Могилевский (1887-1937). Он обвинялся в том, что «поддерживал подозрительную связь по шпионажу с итальянским и японским консульствами в Одессе, будучи антисоветской личностью, проводил контрреволюционную агитацию»25.

Эмский-Могилевский в 1925 г. – художник-эксперт, заведующий экспозиционным отделом Музейного фонда, возглавил комиссию по обследованию старого еврейского кладбища (около Чумки). Такая комиссия была создана Одесским отделом музеев и охраны памятников искусства и старины, в связи с организацией Музея еврейской культуры. В результате обследования было выявлено, что на нем сохранилось много памятников и надгробных плит (в основном разрушенных и разбросанных), представлявших музейную ценность. Отдел музеев обращался в Окркомунотдел с просьбой о передаче их Музейному фонду26.

До конца своих дней Ц. С. Эмский-Могилевский оставался справедливым и честным человеком, энтузиастом музейного дела. Современники отмечали, что благодаря его эрудиции и знаниям, ему, а также Т. Б. Фраерману, О. Д. Зейлигеру, М. В. Замечеку, П. М. Сегалу, удалось собрать прекрасные коллекции в одесских музеях27.

Нельзя не считать создателями Музея еврейской культуры, тех кто помогал формированию его фондов, коллекций. Из всех довоенных музеев Одессы, только Музей еврейской культуры им. Менделе-Мойхер-Сфорима отличался мощной поддержкой общественности в лице сотен корреспондентов и друзей музея по всему Советскому Союзу. Из воспоминаний Н. Д. Маламуда узнаем, что дочери Менделе-Мойхер-Сфорим подарили музею весь архив отца. Московский профессор Яков Фабианович Каган-Шабшай(1877-1939), мечтавший открыть в Москве галерею еврейского искусства, передал свою художественную коллекцию (139 произведений живописи, графики и скульптуры) в Одессу на условиях ее постоянного экспонирования28. На момент передачи коллекции – 19 марта 1932 г., ее оценивали в 60 тыс. рублей золотом29.

Музей в Одессе, считался своеобразной «сокровищницей памятников еврейской культуры» в Советском Союзе, поэтому Наркомат просвещения Украины обязал все учреждения всячески ему помогать в его работе. В России и Белоруссии создавались многочисленные «кружки содействия» музею, в результате был собран великолепный этнографический материал. Ярким примером служила деятельность подобного «кружка друзей» в Ленинграде под руководством доктора, ученого секретаря института туберкулеза А. Брамсона, который за три года передал в Одессу 1500 редких экспонатов. Благодаря А. Брамсону в конце 1932 г. стало известно о возможности приобретения работ современных еврейских художников с только что закрывшейся ленинградской выставки, и руководство музея обратилось в Наркомат просвещения Украины о выделении для этой цели 5 тыс. рублей30.

В результате на 1 января 1928 г. в музее насчитывалось – 8 тыс. экспонатов, через год – 15 тыс.31 ), в 1933 г. – более 25 тыс., в 1937 г. – свыше 30 тыс.32. Таким количеством экспонатов не мог похвастаться ни один из довоенных музеев Одессы. Но это все осталось в прошлом, в истории города…

Известно, что исторические знания существуют и распространяются на двух уровнях – бытовое восприятие прошлого (традиции, эмоции, ностальгия, мифы) и специальное историеописание (академические научные издания, построенные на документальных источниках, архивных материалах). Это имеет непосредственное отношение и к Музею еврейской культуры его собранию, дарителям и сотрудникам. И разделять их не стоит, т.к. и тех и других объединяла одна цель – создание музея и дальнейшее формирование коллекций.


1Хмарський В. М. Археографічна діяльність Одеського товариства історії та старожитностей. – Одеса, 2002
2Непомнящий А. А. Музейное дело в Крыму и его старатели (XIX-начало XX века). – Севастополь, 2000
3Нестуля О. О. Реабілітація прийшла посмертно (М.Ф.Болтенко) // Репресоване краєзнавство (20-30-ті роки). – К., 1991. – С. 146-154
4Одесский мартиролог: Данные о репресированных Одессы и Одесской области за годы советской власти» / Сост.: Л. В. Ковальчук, Г. А. Разумов. – Одесса, 1997. – Т. 1.
5Смирнов В. Реквием ХХ века. – Одесса, 2001. – Ч. 1.; Смирнов В. Реквием ХХ века. – Одесса, 2003. – Ч. 2.; Смирнов В. Реквием ХХ века. – Одесса, 2005. – Ч. 3
6Боровой С. Я. Воспоминания. – М.-Иерусалим, 1993
7ГАОО. – Ф.Р-134. – Оп. 1. – Д. 1595. – Л. 104
8ЦГАВО Украины. – Ф. 166. – Оп. 12. – Д. 6647. – Л.2.
9ЦГАВО Украины. – Ф. 166. – Оп. 9. – Д. 1503. – Л.22.
10ЦГАВО Украины. – Ф. 166. – Оп. 10. – Д. 1393. – Л. 279
1111. ГАОО. – Ф.П-Р. 18. – Оп. 3.– Д. 1410. – Л. 7.
12ЦГАВО Украины. – Ф. 166. – Оп. 12. – Д. 8723. – Л. 8.
13ЦГАВО Украины. – Ф. 166. – Оп. 11. – Д. 447. – Л.2.
14ГАОО. – Ф. П-Р. 11. – Оп. 10. – Д. 2585. – Л. 76.
15ГАОО. – Ф.П-Р. 7. – Оп. 2. – Д. 535. – Л. 10
16КЕЭ. – Т. 10. – Кол.191-193
17ГАОО. – Ф.Р-134. – Оп. 1. – Д. 1594. – Л. 49,51
18Сообщение Б. Левых на 483-м заседании секции книголюбов Одессского Дома ученых 13.11.1990 г
19ОИКМ. – Инв. № Д-11388
20Топоровский Я. Человек запада. – Еврейское слово. – 2006. – №32
21Солодова В. Судьба музея // Егупець. Альманах. – Київ, 2002. – №10. – С. 395-404; Архівні документи як джерело з історії Одеського музею єврейської культури // Архівознавство. Археографія. Джерелознавство: Міжвід. зб. наук. праць. – К., 2005. – Вип. 7. – С. 144-155
22ГАОО. – Ф. П-Р. 8065. – Оп. 2. – Д. 1153. – Л. 1,107,111
23ГАОО. – Ф.П-Р. 8065. – Оп. 2. – Д. 5025. – Л. 1744, 1746, 2082, 2171
24ЦГАВО Украины. – Ф. 166. – Оп. 11. – Д. 447. – Л. 2
25ГАОО. – Ф.П-Р. 8065. – Оп. 2. – Д. 1333. – Л. 2
26ГАОО. – Ф. Р-134. – Оп. 1. – Д. 1470. – Л. 202
27ГАОО. – Ф.П-Р. 8065. – Оп. 2. – Д. 1333. – Л. 22а
28Топоровский Я. Человек запада. – Еврейское слово. – 2006. – №31-32
29По местным музеям // Советский музей. – 1937. – №8 – С. 44
30ЦГАВО Украины. – Ф. 166. – Оп. 10. – Д. 1393. – Л. 279
31ГАОО. – Ф. Р-134. – Оп. 1. – Д. 1642. – Л. 42
32По местным музеям // Советский музей. – 1937. – №8 – С. 44

Флят Л.
26.05.2009 10:06

Интересно было познакомиться с уже не первой публикацией автора об еврейском музее в довоенной Одессе. На сей раз В. Солодова расширила список музейных сотрудников. Особое спасибо за более развернутую биографию А.Воробейчика, сведения о котором до этой публикации, по-моему, были весьма ограниченными. В связи с этим хотел бы обратить внимание автора статьи, что А. Воробейчик написал и опубликовал в 1941 г. в рижском журнале "Уфбой" №3 5-страничную статью "Музей евр. культуры им. М. М.-Сфорима", которая, несомненно, познакомит музейных работников Одессы с дополнительными, малоизвестными сведениями из короткой истории этого музея. И вообще, успехи иследователей довоенной еврейской культуры в СССР были бы значительнее, если бы они (исследователи) вводили в научный оборот факты, отраженные в открытой еврейской печати (газеты, популярные и научные идишские журналы) довоенного периода. Именно в этом, как мне кажется, заключается высокий уровень замечательного исследования А.-А. Гринбаума об еврейской науке и ее учреждениях в СССР в 1920-е - 1940-е гг.
И последнее. В начале нового века мне представилась возможность вести информационную переписку с Л. А. Бужевич. От нее мне стало известно, что историк А. Бужевич скончался в 1985 г. Но, пожалуй, точнее об этом можно узнать в городском ЗАГСе, не знаю, как он теперь именуется.

Добавление комментария
Поля, отмеченные * , заполнять обязательно
Подписать сообщение как


      Зарегистрироваться  Забыли пароль?
* Текст
 Показать подсказку по форматированию текста
  
Главная > Мигдаль > События > Одесса и еврейская цивилизация - 6 > Создатели Музея еврейской культуры
  Замечания/предложения
по работе сайта


2020-08-13 11:41:42
// Powered by Migdal website kernel
Вебмастер живет по адресу webmaster@migdal.org.ua

Сайт создан и поддерживается Клубом Еврейского Студента
Международного Еврейского Общинного Центра «Мигдаль» .

Адрес: г. Одесса, ул. Малая Арнаутская, 46-а.
Тел.: (+38 048) 770-18-69, (+38 048) 770-18-61.

Председатель правления центра «Мигдаль»Кира Верховская .


Еженедельник "Секрет" Jewniverse - Yiddish Shtetl Dr. NONA