БС"Д
Войти
Чтобы войти, сначала зарегистрируйтесь.
Главная > Мигдаль Times > №122 > «До оснований, до корней…»
В номере №122

Чтобы ставить отрицательные оценки, нужно зарегистрироваться
+3
Интересно, хорошо написано

«До оснований, до корней…»
Инна НАЙДИС

Александр Воронель физиком стал случайно. Он умудрился в 14 лет загреметь в сталинскую колонию для малолетних, но не как сын репрессированных родителей, а как антисоветчик, расклеивавший листовки. Компания из семи еврейских мальчиков – наглядевшись на людей, падающих в голодные обмороки и инвалидов-фронтовиков, просящих милостыню, на фоне коммерческих магазинов, полных невиданной снеди, – решила восстановить справедливость.

ИзменитьУбрать
(0)

«У одного из них отца репрессировали в 37-м году. У него сохранилась богатая библиотека с книгами, изданными еще до того, как коммунисты научились вырезать проблемные места. Мы читали там Ленина издания 29-го года. Ленин рассказывал про марксистскую науку, а рядом было примечание Аксельрода о том, что это убогая философия, и что на самом деле все гораздо сложнее. Или Ленин ругал рабочую оппозицию, а в примечаниях приводились программы рабочей оппозиции, и это были наивные, но действительно коммунистические программы. В общем, мы набрались из этих книг революционного духа и поняли, что революция пошла неправильным путем. Это наше знание мы решили распространить в рабочем поселке Челябинского тракторного завода», – рассказывает Воронель в интервью, данном Юлию Кошаровскому1.
Через полгода, благодаря хлопотам будущего отчима-фронтовика, Александра освободили из колонии, и родственники решили ограничить гуманитарные интересы мальчика и повернуть их в сторону физики и математики. И Саша увлекся. Увлекся настолько, что окончил физмат Харьковского университета, где и жену себе сыскал – однокурсницу Нелю. И, казалось бы, судьба пошла по накатанной.
Но на то она и судьба, чтобы заданный вектор выдерживать. Неля, помаявшись в поисках работы, занялась переводом английской поэзии и перевела «Ворона» Эдгара По так блестяще, что снискала расположение Корнея Чуковского. Попав в литературные круги, Воронели сдружились с Синявским и Даниэлем, а во время процесса над ними – оказались непосредственными участниками диссидентской группы, занимавшейся освещением судебного разбирательства.
Но обладавший «сидельческим» опытом Воронель не разделял экстремистские методы своих товарищей по группе, провоцировавших эксцессы, чтобы привлечь внимание. От этого «бесовства» он впал в депрессию и решил… собственными ногами дойти до истины.
«Я был очень увлечен наукой и думал, что Россия, пусть медленно, пусть постепенно, но когда-нибудь станет демократическим государством. Меня стало мучить то, что я не согласен с демократами и борцами за права человека. Однажды на сходке кто-то предложил: “Давайте посчитаем, сколько среди нас евреев”. Оказалось – 85 процентов, если считать с половинками. В этом была какая-то неестественность, какая-то раздражавшая меня неправда, и мне пришла в голову дурацкая и детская идея – пойти попутешествовать пешком по России, как Горький, и посмотреть, близка ли мне эта страна, чувствую ли я ее моей родиной. <…> К тому времени я уже защитил докторскую диссертацию, а докторам наук в Ленинке можно было брать любую книгу. Я пошел и попросил Чаадаева, он что-то писал на эту тему. Библиотекарша говорит: “Вам не полагается Чаадаев. Вы же доктор по физике, а это поэзия”. Я вышел из себя: “Это не поэзия, а философия, а философия доктору наук необходима”. И она пошла к начальству выяснять, можно ли дать Чаадаева…»
«…я отправился в путешествие. Это было, видимо, после Шестидневной войны. Победа в ней, кстати, казалась мне естественной, и никакого особого энтузиазма по этому поводу я не испытал. У меня всегда было положительное восприятие еврейства. Фамилия моя в школьные годы была Поляков, и меня дразнили не евреем, а поляком. Личный опыт подтверждал: все, что может русский человек, могу и я, и даже лучше. Я не видел никакого народного преимущества у русских. Дедушка мне рассказывал еврейскую историю. Я пошел пешком по России, дошел до Махачкалы. Это продолжалось месяц, и я вернулся успокоенным: натуральная жизнь этого народа была мне чужда, – это не родина».
Тогда-то и было написано эссе «Трепет забот иудейских» – в 1969-м. Воронель решил уезжать в Израиль и стал отказником (1972-1974).
Кстати, не подумайте, что Александр Воронель русофоб. На вопрос Ю. Кошаровского, оказалась ли ему близка натуральная жизнь народа в Израиле, он ответил отрицательно, добавив, что подобное чувство отчужденности посещало его во всех странах, где бы он ни был: «…насчет простонародья меня больше всего поразила Англия, где оно выглядит почти таким же хамоватым, как в России». Что ж, по крайней мере, честно.
Воронель признается, что своим «народом» считает международное сообщество ученых, которым ближе и проще друг с другом. В 1971 г. у него появляется идея междисциплинарного семинара: «Я много думал о судьбе ученых. Им систематически давали отказы, я видел коллег, страдавших от этого. Некоторые говорили, …что больше всего боятся оказаться вне науки и научного общения. Ученые были из разных областей, а я всегда склонялся к междисциплинарному мышлению и подумал, что будет здорово, если каждый познакомит других со своими работами… Главная задача состояла в том, чтобы не поражать профессионалов достижениями в своей узкой области, а попытаться сделать общедоступной в научном кругу свою область и свою идею».

ИзменитьУбрать
Голодовка ученых, Москва, 1973 год. Слева направо внизу:
А. Лунц, Н. Либгобер, М. Гитерман; вверху: Д. Рогинский,
А. Воронель, М. Азбель, В. Браиловский
(0)

А потом появился самиздатовский журнал отказников «Евреи в СССР».
В конце концов оказалось, что семинар и журнал стали трамплином для отъезда – КГБ посчитало разумным избавиться от неудобных ученых, вызвавших своей деятельностью широкую огласку и поддержку западного сообщества.
В 1975 г. семья Воронелей приехала в Израиль. А в 1978 г. Александр Воронель стал главным редактором литературно-пуб­ли­цис­ти­чес­кого журнала «22», собравшего под своей обложкой множество физиков и представителей «технических» профессий.
Об этом феномене наш журнал и попросил рассказать Александра Владимировича.

Александр Воронель: «ПОЧЕМУ ФИЗИКИ?»

Многие читатели нашего журнала «22» выражали любопытство по поводу того факта, что в состав нашей редколлегии входит много физиков. На самом деле их даже больше, чем видно с первого взгляда. Валентин Красногоров, Лина Чаплина, Нина Воронель и Яков Шехтер тоже получили высшее техническое образование. И даже наш выдающийся эквилибрист пера, прирожденный литератор Миша Юдсон окончил физико-математический факультет.
Я думаю, что физико-математическое образование в сравнении со всяким другим обладает большим преимуществом в современном мире. Не потому, что оно дает известные знания или повышает дисциплину ума. Не потому, что понимание современных теорий обогащает воображение. В современном человеческом мире, где господствуют толпы, где поэтому следствия не соответствуют причинам, где политическая демагогия систематически извращает значения слов, где нет больше твердых правил и неизменных истин, физико-математическое образование – единственное – дает человеку образ идеального мира, где царят твердые законы и существуют правильные решения правильно поставленных задач.

ИзменитьУбрать
(0)

Образ цельности и картина мира, представляющаяся взгляду индивида, получившего такое образование, внушает оптимизм и смутное понятие о совершенной красоте, которых так недостает в мире людей и событий.
К тому же, высшее техническое образование требует владения языком и некоторой усидчивости, необходимых как для научной, так и для литературной деятельности. Все это в избытке присутствовало во всех волнах алии из России в Из­раиль. Журнал «22» был основан в 1978 г. группой активистов, сложившейся еще в Мос­кве среди отказников, которых власти не выпускали из страны. Такие отказы давались в первую очередь высо­ко­квали­фи­ци­ро­ванным техническим специалистам, поэтому не следует удивляться обилию их в авторском коллективе «22».
По тактическим причинам из опасения, что Советская власть обрушит на евреев весь свой чудовищный аппарат репрессий, израильское правительство тщательно отделяло еврейское освободительное движение от общедемократических движений в СССР. Как это происходит повсеместно в истории, в массовой пропаганде временный, тактический лозунг превращается в идеологический штамп, который потом много лет догматически тяготеет над интерпретацией реального общественного явления.
Конечно, на самом деле расширение еврейского движения ознаменовало общедемократический процесс и начало полного развала Советского Союза, но все активные участники этого процесса вовсе не были заинтересованы подчеркивать это. Поэтому и сейчас остается непонятым до конца факт качественного отличия русской алии от других групп израильского мультиплекса. Прежде всего – невероятно высокий образовательный уровень. Затем – резкое преобладание технических профессий.
В технических профессиях анкетные данные играли сравнительно меньшую роль, чем квалификация и сообразительность. Сообразительные люди высокой квалификации, евреи они были или нет, чувствовали себя в Советском Союзе особенно плохо.

Книги А. Воронеля: «Трепет забот иудейских» (1976), «По ту сторону успеха» (1986), «Остался Яков один» (1991), «В плену свободы» (1998), «И вместе и врозь» (2003), «Тайна асассинов» (2008).

От постоянно плохого самочувствия во всем мире раньше было только одно лекарство – выпивка. Но в СССР многолетняя мелочная опека осточертевшего социалистического государства выработала у подопытных граждан еще одно противоядие скуке жизни без свободы – специально для тонких натур – чтение. Запойное чтение. Литературное помешательство.


1Интервью взято 11 марта 2007 года. Дальнейшие цитаты – также из этого интервью.

Добавление комментария
Поля, отмеченные * , заполнять обязательно
Подписать сообщение как


      Зарегистрироваться  Забыли пароль?
* Текст
 Показать подсказку по форматированию текста
  
Главная > Мигдаль Times > №122 > «До оснований, до корней…»
  Замечания/предложения
по работе сайта


2019-10-13 10:55:30
// Powered by Migdal website kernel
Вебмастер живет по адресу webmaster@migdal.org.ua

Сайт создан и поддерживается Клубом Еврейского Студента
Международного Еврейского Общинного Центра «Мигдаль» .

Адрес: г. Одесса, ул. Малая Арнаутская, 46-а.
Тел.: 37-21-28, 777-07-18, факс: 34-39-68.

Председатель правления центра «Мигдаль»Кира Верховская .


Dr. NONA Еврейский педсовет Еженедельник "Секрет"