БС"Д
Войти
Чтобы войти, сначала зарегистрируйтесь.
Главная > Мигдаль Times > №138 > «ДУША ДЕЯТЕЛЬНОСТИ МИРА»
В номере №138

Чтобы ставить отрицательные оценки, нужно зарегистрироваться
+2
Интересно, хорошо написано

«ДУША ДЕЯТЕЛЬНОСТИ МИРА»
Подбор материала Виты ИНБЕРГ

ПО ДОРОГАМ МИРА

«Знающие путь»

Арабский географ ибн Хордадбех в трактате «Книга путей и стран» (9 в.) описал маршруты еврейских купцов-раданитов (предположительно от персидского «рахдан»= – «знающие
пути»). Раданиты в период раннего средневековья контролировали торговлю между исламским Востоком и христианской Европой по Шелковому пути и другим торговым маршрутам,
создав первую в истории постоянную торговую сеть от Китая и Индии до Западной Европы. Ибн Хордадбех упоминает, что раданиты знали множество языков и поддерживали торговые
фактории во многих городах.

ИзменитьУбрать
(0)

Раданиты вели торговлю, прежде всего, дорогими товарами, имевшими относительно небольшой объем (специи, духи, ювелирные украшения, шелк, масла и др.). Их успех был связан
с присутствием еврейских общин во многих странах Европы и Азии. Постоянное напряжение между христианскими и мусульманскими торговцами подчас выливалось в запреты на заход
купеческих судов в порты враждебной стороны. На еврейских купцов эти запреты обычно не распространялись.

Деятельность раданитов пошла на спад в конце 10 в. в связи с подъемом «национальных» торговцев. Предполагают, что именно раданитам Европа обязана знакомством с арабскими
цифрами и китайской бумагой. После исчезновения раданитов торговля по Шелковому пути заглохла, а из рациона европейцев на несколько столетий пропали восточные пряности.
(ru.vikipedia.org)

«...нельзя не упомянуть о той огромной роли, которую еврейские купцы сыграли в сохранении еврейского народа. … Приехав в любую, даже совершенно не знакомую ему прежде страну, еврейский купец первым делом направлялся в синагогу и заговаривал с ее прихожанами на иврите ... Это служило опознавательным знаком, и гостю мгновенно рекомендовали, на каком постоялом дворе остановиться, где продавать свои товары, что стоит закупить на вырученные деньги и т.д.
…Его знакомили с новыми трудами местных духовных авторитетов, задавали вопросы о том, какие книги были написаны в последние годы светочами Торы в его родных местах. И уезжая на родину, купец увозил с собой не только местные товары, но и книги местных раввинов…
Таким образом, еврейские купцы сыграли решающую роль не только в обеспечении вполне реального "единого еврейского рынка", сложившегося, вопреки тому, что у евреев не было своего государства, но и в сохранении иврита­ как живого языка общения, а также в создании единого еврейского культурного пространства. …И уже только за это современный еврейский народ должен быть благодарен тем своим предкам, которые сделали торговлю делом своей жизни». (Из книги П. Люкимсона «Евреи и деньги»)

Дорога специй

Дорога специй – сухопутная часть одного из древнейших торговых маршрутов, связывавшего Индию, Острова пряностей1 и Восточную Африку со странами Средиземноморья. В портах
Аравийского и Красного морей товары перегружались на караваны, которые шли через Петру к побережью Средиземного моря.

В Торе, в сцене продажи Йосэфа упоминается такой караван: «Вот караван ишмаэльтян подходит из Гильдада2, и верблюды их несут благовония, бальзам и ладан».

Во времена Соломона сухопутная часть дороги специй выходила к побережью Эйлатского залива в районе города Эцион-Гавер. В Книге Царств написано: «И флот сделал царь Шломо
в Эцион-Гавере, что при Эйлоте на берегу Ям-Суф (Красное море) в стране Эдом. И послал Хирам во флот рабов своих, корабельщиков, знающих море, со слугами Шло­мо. И
прибыли они в Офир, и взяли оттуда золота четыреста двадцать талантов, и привезли царю Шломо… И флот Хирама… привез из Офира и великое множество сандалового дерева и
драгоценных камней. … раз в три года приходил Таршишский флот, привозив­ший золото, и серебро, и слоновую кость, и обезьян, и павлинов (или попугаев)»
.

В зависимости от военно-политической обстановки отдельные участки дороги специй могли смещаться в сторону более безопасных районов. Так, во времена царя Ирода основным
портом для торговли пряностями на берегу­ Средиземного моря была Кейсария, а во время крестовых походов караваны из Петры шли южнее, выходя к Средиземному морю в районе
Эль-Ариша.

Установившееся арабское господство над маршрутом торговли специями вынудило европейцев искать обходные пути, что в итоге привело к эпохе великих географических открытий.

Африканская экзотика

Еврейское присутствие в Египте и Царстве Куш описано в Торе, в Книге «Исход». В 10-9 вв. до н.э. цари Давид и Шломо стремились расширить влияние и торговлю на все
Средиземно­морье. Еврейские ремесленники и торговцы создавали многочисленные поселения в Северной Аф­рике, Египте и на Аравийском полуострове.

Еврейские купцы налаживали контакты с западноафриканскими еврейскими общинами, с которыми они столкнулись в своих путешествиях, а благодаря знанию многих языков
становились и важными посредниками в региональных торговых отношениях. (jewukr.org)

В 9-11 вв. евреи-коммерсанты из Туниса (Северная Африка) играли огромную роль в экономике страны и в мировой торговле. Колонии тунисских евреев существовали на Сицилии и
других островах Средиземного моря, в Египте, Эрец Исраэль, Йемене и т.д.

Из Туниса экспортировали льняные и хлопчатобумажные ткани (частью продукция еврейских ткачей из Сусе и др. городов), изделия из шелка, ковры, парчу, кожу, оливковое
масло, зерно, мыло, воск, миндаль, шафран, вяленую рыбу, кораллы и украшения из них. Реэкспортировали марокканскую медь, испанское олово, свинец, ртуть, сицилийский и
испанский шелк. Импортировали лен (из Египта), пряности, восточные благовония, красители, сахар, лекарства, драгоценности.

Товары перевозились на судах, принадлежавших казне или правящей династии Туниса, однако фактически находившихся в распоряжении 20 еврейских семей (Маджани, Тахерти,
Берехия, Нахрай и др.), объединенных в несколько конкурировавших между собой «торговых фирм». Богатство некоторых еврейских кланов было столь велико, что вавилонские
гаоны в своих респонсах порицали их за чрезмерное пристрастие к дорогим нарядам, благовониям и инструментальной музыке. (cyclowiki.org)

Польские трактирщики

В Польше начала 19 в. евреи арендовали примерно 85% всех зарегистрированных трактиров. У поляков тогда существовал стереотип трактирщика: борода, ермолка и пейсы...

Евреи в Польше начали торговать выпивкой в силу особенностей польской экономики. Из-за системы торговых пошлин стоимость экспорта зерновых выросла до такой степени, что
землевладельцы отказались от продажи за границу и занялись ликероводочным производством. А евреи, которым запрещалось покупать землю, вступать в профессиональные гильдии
(даже в гильдии ремесленников), а также получать высшее образование, стали в этом деле естественными партнерами. Они могли предоставить рабочую силу для винокуренных
заводов, содержать постоялые дворы и трактиры. 30% польских евреев так или иначе были связаны с винно-водочной отраслью.

Как пишет историк Г. Диннер, «поляки… даже высмеивали евреев за то, что у них в распоряжении так много спиртного, а они из-за собственной глупости сами его не пьют».
В многочисленных книгах описываются легионы пьяных поляков, засыпающих в кабаках и у заборов, в то время как евреи освобождают их от денег, наливая им все больше… Так
выкристаллизовывался антисемитизм.

«Связь» евреев и алкоголя продолжалась до начала 20 века, когда восточноевропейские евреи стали уезжать в Палестину и в США, где экономические и профессиональные
горизонты были гораздо шире. (С. Вайс, inosmi.ru)

ИзменитьУбрать
(0)

Пражское гетто
Эмансипация евреев Праги началась при либеральном правлении Иосифа II (1741-1790). В 1850 г. «еврейский город» стал считаться частью Праги и называться Йозефов.
По сравнению с другими странами отношение к евреям в Праге было относительно дружелюбным. Еврейские торговцы проникали и в другие районы, им даже был выделен в Старом Месте особый рынок – тандлмарк.
Банкиры и торговцы вразнос – таков социальный диапазон населения пражского гетто. Семьи банкиров и промышленников, основателями которых были Йосс Абрахам, Самуэль Левы, Абрахам Бонди и др., получили право строить свои дворцы за границами гетто.
Нищих еврейских торговцев – коробейников, торговцев вразнос – на пражском жаргоне называли «handrle» (в украинском языке «гендляр»= – пренебреж. =«перекупщик»), потому что многие обходили дома с песенкой: «Никс цу гандрлн, никс цу чахрн?» Как только рука хозяйки из-за шторы подавала знак (хозяйки стеснялись своих «чахр» и «гандрлатов»), торговец, одетый в черное пальто и шляпу, с котомкой на спине, поднимался наверх. Старые ботинки, цилиндры, брюки – «handrle» покупал практически все. В ритуал входило препирательство за каждый предмет. Говаривали, что они могли бы допрепираться и до продажи Платиза – самого дорогого дома в Новых аллеях.
Часто их окружали пражские сорванцы и озорно покрикивали: «Handrle vu!» Давно уже исчезло желтое колечко на кафтане, которое должны были носить евреи, но оскорбительный знак принадлежности к национальности как бы повис в воздухе... Если сегодня войти в старые пражские дома и прислушаться к их тишине, будто из дали прошлого донесется протяжное «гааандл!» (prahafx.narod.ru)

ИзменитьУбрать
(0)

ЧАЙ ВЫСОЦКОГО, САХАР БРОДСКОГО,
СЕРВИЗ МАРШАКА
Высоцкий и Ко

Калман-Вульф Янкелевич Высоцкий (1824-1904) родился в селе Старые Жагоры Ковенской губернии, в Литве. В 18 лет женился и начал самостоятельную жизнь, пробовал себя в земледелии и торговле хлебом.
В 1849 г. дела привели его в Москву, где по рекомендации земляка чае­тор­говец Боткин принял его на подсобную работу. Со временем, оценив нового работника, хозяин добился для Вульфа и его семьи права на жительство в столице. Вульф получил должность приказчика. Боткин предложил ему изменить имя на Василия Яковлевича: так легче произносить, а в торговле все надо учитывать.
Вульф научился различать сорта чая, вести документацию, разбираться в ценах. Когда в 1853 г. Петр Боткин скончался, Высоцкий завел собственное дело по расфасовке и оптовой продаже небольших партий чая.
В 1869 г. в официальном справочнике о российских предпринимателях появилась информация: «Высоцкий Вульф Янкелевич, 35 лет, … еврей; в купечестве состоит со второй половины 1868 года, на Маросейке, занимается комиссионерством».
Через 10 лет В. Высоцкий стал купцом первой гильдии, что говорило о многом: капитал его должен был составлять не менее 50 000 руб. – серьезную по тем временам сумму. Он имел право «вести внутреннюю и внешнюю оптовую торговлю российскими и иностранными товарами, иметь собственные корабли, магазины, фабрики, заводы, банкирские дома, страховые конторы, заключать частные контракты и “маклерские условия” на всякую сумму». Во всем купеческом сословии купцов первой гильдии было всего около 2%.
Высоцкому было присвоено звание потомственного почетного гражданина Москвы и титул поставщика двора. Современники особо отмечали его культуру, образованность и высокую компетентность. «Не в пример другим скоробогатым, Высоцкого нельзя было упрекать в каких-либо нечестных правилах на пути к богатству. Став миллионером, он не обнаружил ни малейшего высокомерия и заносчивости. Он основательно изучил чайное дело и его источники».
В стране как раз тогда менялись торговые отношения и связи. 150 лет чай поступал в Россию из Кяхты, почти год обозы следовали из Китая по дорогам Монголии, Сибири, через Уральские горы. Воровство и погодные условия наносили большой урон торговле. Правительство Александра II выдало разрешение на ввоз чая через порты на Черном и Балтийском морях, и в 1871 г. в Одесский порт пришел из Кантона первый пароход с китайским чаем. Открытие новых рынков и нового способа доставки чая из портов Ханчжоу и Кантон в Одессу позволило Высоцкому занять ключевую позицию на рынке.
В 1861 г. у него родился сын Давид. Семья расширялась, дочери выходили замуж, зятья были людьми образованными и достойно представляли в деловом мире интересы семьи.
22 февраля 1889 г. вышло распоряжение о «еврейской торговле». Чиновники обращали внимание на рекламу, требовали, чтобы владельцы именовались в печатных изданиях только национальными именами. Власти не скупились на «внезапные проверки», но, несмотря на все это, фирма процветала.
После учреждения «Товарищества Чайной Торговли В. Высоцкий и К» на документах фирмы появилась печать с корабликом, фирма приобретала и открывала свои представительства во многих городах. (В частности, в Одессе – на Канатной, 40-а, угол Троицкой.) Энергичные купцы быстро завели связи с поставщиками из Индии, Цейлона и острова Ява.
В конце 19 в. Вульф Янкелевич отошел от напряженной работы. В 1885 г. он совершил путешествие в Святую Землю и проникся идеей палестинофильства. Он активно содействовал «Обществу вспомоществования евреям-земледельцам», выделял значительные средства на учебные и просветительские учреждения в Палестине, оказывал поддержку еврейским организациям, писателям и интеллектуалам. Был дружен с Ахад ѓа-Амом (последний в 1907-1921 гг. возглавлял отделение чайной фирмы в Лондоне).
В эти годы фактическим руководителем компании стал Давид Высоцкий. Он приобрел в Москве земельный участок на улице Ольховка (недалеко от железнодорожного вокзала) и обратился к архитектору Р. Клейну, который за два года построил самую большую в России чаеразвесочную фабрику. Четырех­этажное здание, сохранившееся до наших дней, радовало глаз декоративными украшениями и соответствовало технологии производства.
Сырье поступало в сушильню, затем, после очистки, в цилиндрическом барабане смешивались различные сорта. В освещенном электричеством цеху работницы в белых халатах и головных уборах развешивали готовый продукт, упаковывали в оберточный, затем в цинковый и в фирменный пакеты, не касаясь руками чая. В лаборатории специалисты брали пробы и готовили экспериментальные смеси.
На фабрике «Товарищества» в начале 20 в. работали 1800 человек. Рабочим предоставляли общежитие, баню, больницу, продуктовую лавку со льготными ценами. Служащие пользовались ссудо-сберегательной кассой.
В 1903 г. основной капитал фирмы удвоился. Товарищество стало контролировать 35% чайного рынка Российской империи.
Свою паевую долю, составляющую около 1 млн. рублей, В. Высоцкий завещал на благотворительные нужды. Он и при жизни жертвовал большие суммы, в том числе – многим российским учебным заведениям. На деньги Вульфа Высоцкого был основан Хайфский Технион, и поныне считающийся лучшим техническим вузом Израиля. (5oclocktea.com.ua)

Династия Бродских
Бродские – династия сахарозаводчиков, промышленников и общественных деятелей, основанная в начале 19 века. В 1880-х гг. им принадлежало 9 заводов, в 1912 г. – 17. Бродские владели предприятиями мукомольной, пивоваренной, винокуренной и лесобумажной отраслей промышленности.
Историю династии отсчитывают с 16 в., когда их предок Твиас-Шор перебрался в Галицию. Твиасы-Шоры занимались мелкой торговлей, большую часть времени посвящая изучению Торы и Талмуда. Из их рода вышли крупные раввины, авторы трактатов и респонсов. Одним из них был раввин Сендер (Александр) Шор, который жил в городе Жолкве в конце 17 века.
Его правнук Меир Шор в начале 19 в. переехал из города Броды в местечко Златополь, в Киевской губернии, где принял фамилию Бродский. У Меира и его жены Мириам было пятеро сыновей – Абрам, Зельман, Исаак, Израиль и Иосиф.
Израиль Бродский (кстати, в 1860-1865 гг. он жил в Одессе) стал основателем династии «сахарных королей» и щедрых благотворителей, построивших, в частности, знаменитую Бродскую синагогу в Киеве.

ИзменитьУбрать
Израиль Бродский и Лазарь Бродский
(0)

Израиль, начав с покупки и переоборудования убыточного Лебединского сахарного завода, за короткий срок довел производство сахара с 10 000 до 1 000 000 пудов ежегодно, и еще начал выпускать – по доступным ценам – пользовавшийся спросом рафинад.
Израиль Бродский создал Александровское товарищество сахарных заводов – один из первых в России промышленных концернов, объединявших 13 песочных и рафинадных заводов, с общим капиталом в 9 млн рублей. Он то и дело производил переоборудование своих предприятий и наращивал объемы производства. Работать на его заводах считалось выгодно: рабочие получали приличные зарплаты, подарки к праздникам, а также льготные ссуды на покупку жилья (для рабочих-евреев они были вообще беспроцентные).
За заслуги в развитии сахарной промышленности России император пожаловал Израилю Бродскому в 1885 г. звание коммерции советника. Это давало ему возможность переехать в Москву или Петербург, но Бродский предпочел остаться в Киеве, куда он перебрался в 1876 году.
В родном Златополе Израиль Бродский построил больницу, дом престарелых и регулярно помогал местной общине. Он направил значительную сумму на строительство в Киеве еврейской больницы и ремесленного училища.
В 1888 г. Израиль Бродский скончался.Один из его сыновей, Соломон, был психически нездоров, а Льва больше привлекала финансовая и банковская деятельность, и продолжение дела легло на плечи третьего сына – Лазаря. Лазарь Бродский щедро вкладывал деньги в покупку новых предприятий, в разработку новых технологий и в выведение новых сортов сахарной свеклы, и значительно умножил отцовский капитал.
Лазарь и Лев Бродские построили в Киеве новое здание еврейского ремесленного училища, которое назвали в честь отца. Значительные средства они вложили в строительство в Киеве политехнического и бактериологического институтов. На деньги Лазаря в Киеве пустили трамвай и отремонтировали систему городской канализации, расширили еврейскую детскую больницу, построили родильный дом и многие другие медицинские учреждения Киева.
После смерти Лазаря Бродского в 1904 г. стало известно, что он завещал 1 млн. рублей на благотворительные цели, в том числе 500 тыс. руб. на строительство первого в городе крытого Бессарабского рынка.
Один из братьев Израиля Бродского, Абрам Маркович (Меирович) Бродский (1816-1884), перебрался в 1858 г. из Златополя сначала в Санкт-Петербург, став царскосельским купцом 1-й гильдии, а затем – в Одессу.
Александр Розенбойм пишет: «Абрам Бродский быстро и органично вписался в колоритную жизнь Одессы, держал на Старопортофранковской улице приносящую изрядный доход паровую мельницу с просторными при ней складскими помещениями и имел несколько домов, один из которых располагался на Гаванной рядом с Городским садом.
Помимо же чисто коммерческих дел, он с неизменной пользой и энтузиазмом занимался общественной деятельностью, удостоился звания почетного гражданина Одессы, был гласным, сиречь, депутатом городской думы и членом городской управы… жертвовал крупные суммы на развитие Еврейской больницы и нужды народного образования … Словом, в Одессе Бродский, что называется, нашел себя, а Одесса нашла себе Бродского»
.
Абрам Маркович организовал два еврейских сельскохозяйственных поселения. Он также взял на откуп в еврейской общине коробочный сбор. Его решение заняться этим сложным и скомпрометировавшим себя делом вызвало общее недоумение. Бродский объяснил: «Взяв в 1861 году содержание коробочного сбора в Одессе … я имел целью отстранить, по возможности, излишние поборы и злоупотребления, искони вкравшиеся в промысле кошерною говядиною со стороны мясоторговцев и бывших откупщиков коробочных сборов. … Кроме того, я предполагал пользу, какую даст дело, употребить на общественное благотворительное учреждение…»
Однако Бродский вынужден был признать, что «по сведению счетов сказанного дела не нашел оправданными свои надежды на такой барыш, который был бы достаточен для значительного благотворительного учреждения».
Вероятно, Бродский все же навел порядок в этом деле, но для обеспечения должной эффективности коробочного сбора требовалось еще искоренить тайный, с целью неуплаты сбора, убой скота, а это уже было не в его компетенции.

Коробочный сбор (на идиш – «таксе») – внутриобщинный налог на кошерное мясо. Размеры и способы его взимания с мясоторговцев устанавливались городскими властями по согласованию с руководством еврейской общины. Полученные средства использовали для уплаты правительственных налогов и долгов общины, а оставшиеся – на содержание еврейских школ и благотворительные нужды. Широко практиковавшаяся система откупа коробочного сбора открывала людям, не обремененным высокими моральными принципами, возможности для всяческих злоупотреблений. (vestnik.com)

Бродский пожертвовал свой каменный дом в Авчинниковском переулке Талмуд-Торе с условием, что дом или доход с него будет использован на устройство заведения для призрения еврейских сирот. В 1867 г. в этот дом перебралась Талмуд-Тора, и позднее при ней открылось Сиротское отделение, которое проработало до 1879 года. Абрам Маркович состоял попечителем Сиротского дома, пожертвовал на него 50 тыс. руб. а после его смерти это заведение опекали вдова и сын Бродского Самуэль (1846-1896) (который потом женился на дочери журналиста и писателя Осипа Рабиновича).
Дом же в Авчинниковском переулке, пишет А. Розенбойм, «неизменно принадлежал и приносил доход еврейскому Сиротскому дому вплоть до 1920 г., когда, подобно другим, был реквизирован новым режимом вместе с понятиями “частная собственность”, “благотворительность”, “благородство”, “милосердие” и “сострадание”». (litmir.co, interesniy.kiev.ua, vestnik.com)

Иосиф Маршак
Иосиф Абрамович Маршак (1854-1918) – киевский купец I гильдии, ювелир и меценат. В 14 лет он стал учеником в одной из киевских ювелирных мастерских, потом – помощником мастера, в 19 лет женился.
2 мая 1878 г. Маршак открыл собственную ювелирную мастерскую на Подоле. Этот день Иосиф Абрамович неизменно отмечал как дату основания фирмы, принесшей ему со временем 5-миллионный капитал. А на первых порах единственным работником был сам владелец, иногда помогала жена Лия.
Через год мастер переехал в более респектабельное место – на Крещатик, 4, сняв у торговца швейцарскими часами Целестина Верле две комнаты. Беспроигрышный ход – постоянные клиенты Верле стали частыми посетителями и мастерских Маршака.
Качество и хороший сервис быстро сделали имя новому ювелиру. На 5-й год существования мастерская изготовила 7 фунтов (2,84 кг) золотых украшений, что было достойным годовым показателем. Собственной торговли у Маршака на то время еще не было, изделия продавались через магазины других торговцев.
Со временем Маршак открыл настоящую ювелирную фабрику (Крещатик, 8), добавив художественно-гравировальный отдел. Тонкие операции (шлифовка, изготовление золотых цепочек и др.) поручались женщинам – ноу-хау киевского ювелира.
Наконец был открыт и собственный магазин, в котором продавали не только изделия с клеймом «И. Маршакъ», но и изысканные украшения московских и петербургских ювелиров. Маршак начал вывозить свою продукцию в Полтаву, Харьков, Тифлис. В Москве, Петербурге и Варшаве также заинтересовались изысканными изделиями киевской фабрики. Фирма выполняла разовые заказы и прикладные художественные работы.
Вскоре пришло международное признание: серебряные медали в Чикаго (1893) и Париже (1900), золотые – в Антверпене (1894) и Петербурге (1902), первый приз в Льеже (1905) и множество дипломов и призов внутри страны.

Фабрика успешно конкурировала с фирмами Москвы и Петербурга, соревновалась в красоте серебряных изделий с варшавской фабрикой «Иосиф Фраже» (основана в 1824 г.). Украшения с бриллиантами, серебряные сервизы, кубки, вазы, выполненные на высоком художественном уровне, – все это принесло Маршаку заслуженную славу. В 1903 г., к 25-летию фабрики Маршаку было присвоено звание потомственного почетного гражданина.
На выставке 1913 г. в Киеве изделия Маршака вызывали общий восторг художественным замыслом и изысканностью обработки.
Иосиф Абрамович заботился об общем образовании и профессиональной подготовке работников. За время существования фабрики ее школу прошли более 300 учеников. Большинство продолжало работать у Маршака, другие стали ведущими мастерами отечественных и зарубежных фирм. В управлении делами Маршаку помогали его младший брат Израиль и сыновья Владимир и Александр.
За месяц до смерти Иосиф Абрамович составил завещание. Свое состояние он распределил между пятью сыновьями и тремя дочерьми. 1 млн. руб. завещал училищу при фабрике, школе и на другие добрые дела (он содержал хедер), назначил выплаты помощи служащим и мастерам, позаботился о приданом для незамужних работниц. Революция отменила его завещание.
Потомки Иосифа Маршака продолжают дело в парижском ювелирном доме Маршака. (weekend.com.ua)

ИзменитьУбрать
(0)

КНИГИ
«Универмаг» (1980)

Петербургский прозаик Илья Штемлер (р. 1933) пишет, в основном, в жанре «городского делового романа». И он непременно работал какое-то время в той сфере, о которой собирался писать. Так, романы «Таксопарк», «Уни­вер­маг», «Архив», «Поезд» вобрали в себя его опыт таксиста, проводника поезда Ленинград – Баку, архивиста в Областном историческом архиве, инспектора орг­отдела в Доме ленинградской торговли, администратора коммерческой фирмы «Крон­верк». Завершил этот цикл «остросюжетный роман о русском бизнесе» «Коммерсанты» (1993-94).
Романы Штемлера часто сравнивают с книгами Артура Хейли, отмечая характерный стиль – детальность, техничность, существенное место занимают напряженные диало­ги, через них автор старается показать и персонажей, и пружины сюжета.
В романе «Универмаг», например, тщательно изображен «механизм» большого торгового учреждения изнутри. Так и слышишь неясный шум универмага, с его повседневными заботами, подспудными конфликтами и любовной историей на заднем плане. Сегодня этот роман интересен как один из немногих советских «производственных» романов не о шахте или заводе, а о торговле, имевшей в СССР особую специфику дефицита и закрытых распределителей. «Универмаг» – практически документальное свидетельство ушедшей эпохи. И интонация хороша, хоть и очень знакома по «Отелю» и «Аэропорту» Хейли: «В шесть часов вечера ключник универмага «Олимп» начинал обход на закрытие верхних этажей»…

«Торговец кофе» (2003)
Португалия 17 в. – не самое благоприятное место для евреев: под страхом лишения имущества и даже жизни инквизиция требует от иудеев перехода в католичество. Главные герои романа Дэвида Лисса – Мигель Лиенсо и Алонсо Алферондо – евреи-коммерсанты, сбежавшие в Голландию от португальской инквизиции. Амстердам – веротерпимый город, здешняя еврейская община легальна и уважаема. Однако, если старцы из маамада (верховного еврейского совета) рассердятся на соплеменника и закроют ему дорогу в синагогу, положение изгоя будет незавидным.
Алферондо. отлученному от синагоги стараниями его недоброжелателя Соломона Паридо, ничего не остается, как стать ростовщиком и вести опасные дела с преступным миром. Лиенсо пока член общины, хотя все четыре с половиной сотни страниц романа он будет находиться под угрозой сурового вердикта маамада. Причин немало: и ведение общих дел с неевреями, и легкомыслие, и непочтительность, и козни все того же Паридо.
В самом начале романа Лиенсо уже по уши в долгах, его преследуют кредиторы, родной брат Даниэль – тоже один из кредиторов – вот-вот может отказать от дома, а тут еще жена Даниэля имела несчастье влюбиться в брата своего мужа. В такой обстановке нелегко проворачивать грандиозную сделку, которая может озолотить Лиенсо. Или окончательно пустить его по миру…
Американский писатель Дэвид Лисс прославился историко-финансовыми детективами «Заговор бумаг» и «Ярмарка коррупции», действие которых происходит в Лондоне в начале 17 века. Главный герой этих книг – частный сыщик Бенджамин Уивер. А упомянутый Мигель Лиенсо – родной дедушка детектива Бени.
Для великой сделки Лиенсо не хватает сущей мелочи – стартового капитала! Он хочет стать кофейным магнатом европейского масштаба. В 17 в. кофе, успевший завоевать Восток, на Западе еще толком не распробован: популярнейший ныне напиток считался лекарством и продавался в аптеках. Европеец, который догадается вовремя первым провести ребрендинг этого товара, выиграет все. Лиенсо и хочет стать этим первым и чтобы раздобыть денег для первых закупок, готов на самые неожиданные альянсы.
«Торговец кофе»= – роман детективный и до самого конца читатель гадает, какую игру затеял хитроумный Алферондо, кто за кем и почему шпионит, чем завершится конфликт с Паридо и пр.
Дэвид Лисс – профессиональный историк, и его роман – не только увлекательное, но и познавательное чтение. Даже для тех немногих, кто равнодушен к кофе. (Р. Арбитман, =«Лехаим»
, 2008)

«Великолепный обмен.
История мировой торговли» (2014)

Уильям Бернстайн из Портленда – по профессии врач-невролог. Однажды он заинтересовался инвестициями – сначала на практике, а потом и в теории, и стал писать книги об экономике. На русском языке вышли работы «Разумное распределение активов» и «Манифест инвестора».
В «Великолепном обмене» Бернстайн прослеживает историю торговли со времен Гильгамеша и до антиглобалистского мятежа в Сиэтле в 1999 г.
Бернстайна, в первую очередь, интересует трансконтинентальная торговля. Но для нее нужен определенный тип товара, который должен быть очень дорогим. В античное время таким товаром был шелк, в средневековье – пряности, в 17 в. им на смену пришли кофе, сахар и рабы, в 18 в. – хлопковые ткани, в 19 в. – чай и, наконец, в 20 в. – нефть. Конечно, главный товар – не единственный, но именно под него создается международная инфраструктура, за него гибнут люди в масштабных торговых войнах.
Торговля на страницах книги Бернстайна предстает одним из главных двигателей истории. Помешательство европейцев на пряностях способствовало появлению акционерных компаний и фондового рынка. Торговля заставляет политиков и экономистов изобретать новые тарифы и акцизы. Это еще и история бесконечного противостояния сторонников и противников свободной торговли.
«Мировая торговля рождает не только изобилие материальных ценностей, но также и интеллектуальный, и культурный капитал, способность понять соседа и желание продавать вещи другим, а не уничтожать их. Но в процессе довольно значительное меньшинство граждан оказываются ущемленным. Чем свободнее люди, товары и финансовые активы будут вращаться по миру, тем легче и неизбежнее будут возникать диспропорции в их распределении... Порой доводы протекционистов действительно могут привести к мысли о том, что курс на свободную торговлю пора менять, но, как показала история ХХ века, на самом деле альтернативы нет». (labirint.ru)

Министр торговли США Пенни Прицкер посетила село Великие Прицки и город Белую Церковь Киевской области. Около полутора столетий тому назад ее предки покинули эти места и уехали в Чикаго. Визит не был запланирован заранее, это инициатива раввина, который подготовил всю информацию и сопровождал министра в поездке. По словам раввина, предки семьи Прицкер работали в 18 в. на суконной фабрике в селе Великие Прицки. (bigmir.net)


1Индонезийская группа островов между Сулавеси и Новой Гвинеей. Такое же название используют и для других островов, где выращивают пряности (в частности, Занзибар).

2Галаад или Гилеад – область Древнего Израиля на восточном берегу реки Иордан, ныне – на территории Иордании.

Добавление комментария
Поля, отмеченные * , заполнять обязательно
Подписать сообщение как


      Зарегистрироваться  Забыли пароль?
* Текст
 Показать подсказку по форматированию текста
  
Главная > Мигдаль Times > №138 > «ДУША ДЕЯТЕЛЬНОСТИ МИРА»
  Замечания/предложения
по работе сайта


2020-10-27 01:44:31
// Powered by Migdal website kernel
Вебмастер живет по адресу webmaster@migdal.org.ua

Сайт создан и поддерживается Клубом Еврейского Студента
Международного Еврейского Общинного Центра «Мигдаль» .

Адрес: г. Одесса, ул. Малая Арнаутская, 46-а.
Тел.: (+38 048) 770-18-69, (+38 048) 770-18-61.

Председатель правления центра «Мигдаль»Кира Верховская .


Еврейский педсовет Jewniverse - Yiddish Shtetl Всемирный клуб одесситов