БС"Д
Войти
Чтобы войти, сначала зарегистрируйтесь.
Главная > Мигдаль Times > №41 > Одесские "отсидки" Владимира Жаботинского
В номере №41

Чтобы ставить отрицательные оценки, нужно зарегистрироваться
0
Интересно, хорошо написано

Одесские "отсидки" Владимира Жаботинского
Наталья Панасенко

В 1902 г. Владимир Жаботинский впервые был привлечен к дознанию по обвинению в государственном преступлении. Начальник жандармского управления сообщал: «...на основании 21-й ст. Положения об усиленной охране в ночь с 21 на 22 сего апреля мною заключен под стражу в Одесский тюремный замок: Владимир Жаботинский...»

ИзменитьУбрать
Зеев Жаботинский.
1903 г.
(0)

В чем заключалась преступная деятельность, известно из переписки градоначальника. В июне 1903 г. Херсонский губернатор просит сообщить сведения «о нравственных качествах, судимости и политической благонадежности проживающего в Одессе по Малому пер. в д. №3 мещанина Владимира Жаботинского, ходатайствующего о разрешении ему прочесть по одной публичной лекции в гор. Херсоне и Елисаветграде на тему «Общественное значение Чехова и Горького». Вице-директор департамента полиции на запрос градоначальника отвечает: «Владимир Жаботинский, сотрудничая в 1901 и 1902 годах в римской газете «Раtriа», в своих корреспонденциях заведомо извращал и представлял в крайне тенденциозном виде все явления политического характера в России.

В 1902 году Жаботинский привлекался при Жандармском управлении гор. Одессы к дознанию и изобличен был в хранении двух нелегальных брошюр...»

А вот как описывает это сам Жаботинский в «Повести моих дней»: «дорогу (в тюрьму — Н.П.) я скоротал за любезной беседой с околоточным надзирателем и он сказал мне: «Читал я, сударь, ваши статьи, весьма недурственно»... Меня вызвали на допрос... Я спросил: «Запрещенная книга, которую вы нашли у меня, — это памятная записка министра Витте «Земство и самодержавие». Что в ней преступного?»

Мне ответили, что книга печаталась в Женеве. Это было очень скверно. Но в ней имелось также предисловие на четырех страницах, написанное Плехановым, и это было еще хуже».

Арестантом Жаботинский оказался очень беспокойным, чему свидетельство — рапорта начальника тюрьмы, обнаруженные в Одесском областном архиве.

Экстренно секретно

«Начальник одесского
тюремного замка
мая 13 дня 1902 г.

Его Сиятельству
Господину Одесскому
Градоначальнику

Рапорт

В ночь с 12 на 13-е сего мая отделенным надзирателем тюрьмы Трусевичем услышан был разговор между содержащимися в тюрьме политическими арестантами в камерах: №352 Якова Бейзмана, №358 — Льва Подгуга, под названием «Лобари» — Давида Кутермана а под наванием «Пушкин» — Лейзера Янкелевича а также в камере №78 Владимира Жаботинского и №5З — Якова Иоффе, которые составили совет следующего содержания: когда будут навешены на окна щиты, то содержащиеся в камерах должны единодушно действовать следующим образом: при выводе на прогулку кого-либо из них не возвращаться в камеру и сопротивляться этому по требованию жандарма и администрации, и при малейшем усилии сделать крик, что над ним производят насилие. Тогда все находящиеся в камерах должна взбунтоваться, ломать двери камер разбить все что только возможно в камере, табуреты, окна, посуду и проч., а для того, чтобы иметь возможность быть выпущенными из камер для нападения на внутреннюю стражу, облить керосином и зажечь тюфяки, постельную принадлежность и деревянные рамы окон. Проделать все это они должны моментально для достижения той цели, чтобы поставить администрацию тюрьмы в невозможность вызвать войска, а между тем содержащиеся в тюрьме уголовные арестанты примкнут к их партии. О готовящемся бунте в Одесской Тюрьме, как можно скорее посредством передачи при свиданиях передать во все города своей партии.

О чем имею честь донести Вашему Сиятельству на благоусмотрение и зависящих распоряжений.

Начальник Тюрьмы / подпись».

(Орфография этого и нижеследующих рапортов сохранена.)

«Владимир Жаботинский» в приведенном документе написано заметно мельче, чем весь текст, т.е. имя и фамилия были вписаны в оставленное после номера камеры место.

ИзменитьУбрать
(0)

«мая 26 дня 1902 г. секретно

Его Сиятельству
Господину Одесскому
Градоначальнику

Рапорт.

Имею честь донести вашему Сиятельству, что политические арестанты Лев Подгуг и Владимир Жаботинский, категорически заявили отказ от принятия с сего числа пищи, первый мотивирует отказ долгим содержанием его в тюрьме, а второй — Жаботинский, за отказ посылки статей в редакцию «Одесских Новостей» — не только от пищи, но от прогулки, и от каких-бы то ни было сношений с чинами корпуса жандармов.

Начальник Тюрьмы / подпись»

«мая 27 дня 1902 г.

Его Сиятельству
Господину Одесскому
Градоначальнику

Рапорт

Имею честь донести Вашему Сиятельству, что вечером 27 сего мая содержащиеся в тюрьме политические арестанты на левом крыле корпуса под председательством именуемого по-тюремному «Гарибальди» — Боруха Пелера и помощника его Жаботинского вели переговоры об улучшении своего положения в тюрьме: а) требованием увеличения времени ежедневной прогулки, б) приведения в известность недостаточных не имеющих собственных средств пользоваться улучшенной пищей и наконец о мерах борьбы против настоящего тюремного режима. Первые два предложения большинством голосов приняты, а последний вопрос о мерах борьбы оставлен на обсуждение до более благоприятного времени, выждав несколько дней в продолжении которых может более ясно выразиться их настоящее тюремное положение. К 9 часам вечера этим заключили переговоры и перешли к частным, личным между собою разговорам не нарушая тишины и спокойствия.

Начальник Тюрьмы / подпись»

Не найдено никаких свидетельств того, что эти нарушения режима содержания имели какие-либо последствия.

7 июня Жаботинский был освобожден и отдан под особый надзор полиции. «Я вышел на свободу, потому что официальный переводчик не нашел в моих статьях «посягательств на достоинство государства», но тяжелого преступления — брошюры министра Витте с меня не сняли».

В январе 1903 г. дело было разрешено административным порядком «с тем, чтобы вменить в наказание предварительный арест», и надзор был прекращен.

ИзменитьУбрать
(0)

Второй арест в «Повести...» даже не упомянут. Из уведомления же градоначальнику известно, что «4 января сего (1904 г. — Н.П.) года Приставом Бульварного участка был составлен протокол о нарушении Жаботинским (в театре Сибирякова, сейчас — Украинский театр — Н.П.) обязательного постановления от 4 марта 1902 г. о воспрещении всякого рода нарушающих общественный порядок и спокойствие сходбищ, собраний в театрах и т.п. общественных местах, который 6 января за №39 представлен г. Одесскому Градоначальнику и по постановлению его Превосходительства подвергнут аресту на 10 дней». Написавший это пропустил ключевое слово. Не ясно, чем именно Жаботинский нарушил «спокойствие сходбища», но рискну предположить, что он произнес нечто, не одобренное чиновником, непременно присутствующим на всяком мероприятии именно с надзорными функциями.

Еще одна кратковременная (по определению Жаботинского) отсидка «пришлась на известную в истории первой русской революции полосу митингов. Такой митинг был устроен в Одессе, и я тоже выступил на нем с речью. Помнится мне, что я завершил, ее любезным мне итальянским выражением «Баста!».

Более подробно об этом — в упомянутом уже уведомлении и в справке, составленной, очевидно, на его основе. «20 ноября сего года (1904 — Н.П.) на ужине, устроенном в благородном собрании, по случаю исполнившегося 40-летия введения Судебных Уставов Императора Александра II-го, Жаботинский, в произнесенной речи коснувшись этих Уставов, как светлого пятна в серой жизни русского общества, сказал, что он находит необходимым потребовать полного доверия к обществу и не принимать подачек свыше при чем общество должно категорически сказать Правительству «Баста», а коснувшись Гомельского процесса, сказал, что попирается закон, что настало время взяться за дело силою и что следует поднять народ и силою заставить правительство дать ему свободу». На другой день после произнесения речи «возмутительного содержания» Жаботинский «по распоряжению Одесского охранного отделения был обыскан и арестован».

Угол этого документа оторван, но по обрывкам слов содержание воспроизвести возможно. Жаботинский был заключен в Одесский тюремный замок, из которого в ноябре же был освобожден и выехал в Петербург; далее говорится, что в Одессе Жаботинский занимался журналистикой, сотрудничая в «Одесских Новостях» и в петербургских газетах. «К делам уголовного характера не привлекался и кроме приведенных данных свидетельствующих о его вредном образе мыслей, других препятствий к удовлетворению его ходатайства о разрешении ему, как еврею, повсеместного в Империи жительства не имеется».


Добавление комментария
Поля, отмеченные * , заполнять обязательно
Подписать сообщение как


      Зарегистрироваться  Забыли пароль?
* Текст
 Показать подсказку по форматированию текста
  
Главная > Мигдаль Times > №41 > Одесские "отсидки" Владимира Жаботинского
  Замечания/предложения
по работе сайта


2020-07-05 07:09:57
// Powered by Migdal website kernel
Вебмастер живет по адресу webmaster@migdal.org.ua

Сайт создан и поддерживается Клубом Еврейского Студента
Международного Еврейского Общинного Центра «Мигдаль» .

Адрес: г. Одесса, ул. Малая Арнаутская, 46-а.
Тел.: (+38 048) 770-18-69, (+38 048) 770-18-61.

Председатель правления центра «Мигдаль»Кира Верховская .


Всемирный клуб одесситов Еженедельник "Секрет" Dr. NONA