БС"Д
Войти
Чтобы войти, сначала зарегистрируйтесь.
Главная > Мигдаль Times > №51 > Евреи Модеста Мусоргского
В номере №51

Чтобы ставить отрицательные оценки, нужно зарегистрироваться
0
Интересно, хорошо написано

Евреи Модеста Мусоргского
Нора СПЕКТОР

Вряд ли найдется любитель классической музыки, который бы не слыхал если не сами «Картинки с выставки» Мусоргского, то про них. Но далеко не всем известно, что название этого произведения связано с выставкой работ архитектора Виктора Александровича Гартмана.
Его безвременная смерть потрясла композитора, и Модест Петрович решил отдать дань памяти друга, создав цикл пьес по мотивам его живописных работ. «Гартман кипит, как кипел “Борис” (опера “Борис Годунов” — Н.С.), — писал он Владимиру Васильевичу Стасову. — Хочу примахнуть Витюшкиных евреев».

ИзменитьУбрать
В. А. Гартман,
выдающийся русский
архитектор и
орнаментист
(1834-1873)
(0)

Что за «Витюшкины евреи»? Гартман, побывав в Сандомире, посвятил этому небольшому польскому городку ряд зарисовок. Две из них он подарил другу Модесту. Составитель списка работ Гартмана, историк-искусствовед Н. Собко (приятель В. Стасова), зафиксировал следующие данные: «Еврей в меховой шапке. — Victor. Сандомир». Второй рисунок — «Сандомирский еврей». На обоих рисунках — пометка: «Собственность М.П. Мусоргского».

В шестой пьесе «Картинок» эти два еврея сделались по воле композитора тезками и заговорили друг с другом. Почтенный Самуэль Гольденберг глух к мольбам Шмуиле так же, как глух и несчастный проситель к решительным и важным речам сытого и непоколебимого собеседника.

Еврея, не испытывающего при слушании этой музыки чувства причастности, едва ли вообразишь. Меж тем ее автора порой упрекают в антисемитизме. Справедливы ли такие упреки? Приведу ряд фактов из биографии и высказываний композитора в письмах к его друзьям, чтобы проследить позицию Мусоргского.

Когда рождались два хора на библейские сюжеты, «Поражение Сеннахе-риба» и «Иисус Навин», Мусоргский специально записывал еврейские свадебные песни и песни праздника Суккот, которые пели его еврейские соседи по двору. Ему нужна была национальная и историческая достоверность.

С этой точки зрения примечательна и оценка Мусоргским оперы Александра Николаевича Серова «Юдифь», находившейся тогда в центре общественных дискуссий. Мусоргский считает, что серовская музыкальная характеристика, опирающаяся на хоралы и органную культуру, неуместно «обращает в христианство» и «католицизирует» древних евреев. Заодно достается и «выдохшимся евреям» — тем его знакомым, кто приветствовал эту оперу.

Суждение свидетельствует о музыкально-стилистическом чутье. Но интересно и другое: в том же письме высказывается мысль о нравственном аспекте национального самоощущения: «Народ и общество, не чующее тех звуков, которые как воспоминания о родной матери, о ближайшем друге, должны заставить дрожать все живые струны человека... сознать свою особенность и гнет, лежащий на нем и постепенно убивающий эту особенность, — такое общество, такой народ — мертвец». Не правда ли, кажется, что это о нас, о евреях, писано? Однако, продолжая цепь своих размышлений в письме к стойкому антисемиту Балакиреву, Мусоргский отмечает национальную самоидентификацию «наших белостоцких, луцких и невельских жидов». Не стану изымать из цитаты слова, оскорбляющие слух любого еврея, вчитаемся лучше в смысл: «Жиды подскакивают от своих родных, переходящих из рода в род песней, глаза их разгораются честным, не денежным огнем, паскудные их рожи расправляются, очеловечиваются. Я сам тому был не один раз свидетелем».

Взгляды Мусоргского со временем менялись, и антисемитский привкус высказываний ранних лет постепенно выветрился.

Гастролируя с певицей Дарьей Леоновой по югу России, Мусоргский на пароходе из Одессы записал еврейскую песню и «сам подпевал певуньям, и они назвали меня мейстером». Так пишет он В. Стасову за два года до смерти и продолжает: «В Одессе был в двух синагогах на богослужении и пришел в восторг. Запомнил две израильские темы: одну кантора, другую — хорового клира... Не забуду их николи».

Все это не мимолетный эпизод, а следствие раздумий, итог которых сформулирован им в письме к Римскому-Корсакову: «...при участии науки сближение народностей есть аксиома, и взаимное познание — тоже аксиома».

Отношение Мусоргского к евреям — это и дружба со скульптором Марком (Мордухом) Антокольским, и интерес к еврейской народной и синагогальной музыке. Связано оно и с историко-философскими и нравственными воззрениями композитора. Значит, не случайно из-под его пера вышли два еврея в «Картинках с выставки».

Источник: http://www.sem40.ru


Добавление комментария
Поля, отмеченные * , заполнять обязательно
Подписать сообщение как


      Зарегистрироваться  Забыли пароль?
* Текст
 Показать подсказку по форматированию текста
  
Главная > Мигдаль Times > №51 > Евреи Модеста Мусоргского
  Замечания/предложения
по работе сайта


2022-08-09 08:02:25
// Powered by Migdal website kernel
Вебмастер живет по адресу webmaster@migdal.org.ua

Сайт создан и поддерживается Клубом Еврейского Студента
Международного Еврейского Общинного Центра «Мигдаль» .

Адрес: г. Одесса, ул. Малая Арнаутская, 46-а.
Тел.: (+38 048) 770-18-69, (+38 048) 770-18-61.

Председатель правления центра «Мигдаль»Кира Верховская .


Еврейский педсовет Jerusalem Anthologia Всемирный клуб одесситов