БС"Д
Войти
Чтобы войти, сначала зарегистрируйтесь.
Главная > Мигдаль > События > Одесса и еврейская цивилизация - 1 > 1-я Международная научная конференция «Одесса и еврейская цивилизация» > Еврейские материалы Государственного архива Одесской области: формирование, хранение, использование.
Оглавление

Еврейские материалы Государственного архива Одесской области: формирование, хранение, использование.
Л.Г.Белоусова,заведующая фондами, Государственного архива Одесской области

Исследователю, знакомящемуся с одесскими источниками, представляется немаловажным знать, как и когда сформировались фонды Государственного архива Одесской области (далее — ГАОО), в том числе материалы по истории евреев. Сегодня в ГАОО хранится 13110 фондов организаций, партий, обществ, учебных заведений, предприятий и частных лиц, включающих 2009604 делa. Это — весомая часть Национального архивного фонда Украины, в составе которого 55 миллионов дел. Это коллективная память народа, увлекательнейшая история развития не только Одессы, но и огромной территории от Крыма до Дуная — бывшей Новороссии, Северного Причерноморья, ныне — Юга Украины. Это история населявших ее более 100 этнических групп и национальностей, судьбы конкретных людей, свидетельства их деяний. История евреев вплетена в общую канву, но далеко еще не на все вопросы получены ответы, а потому интерес к одесским архивным собраниям по этой теме не угасает.

В дореволюционное время документы хранились непосредственно в ведомствах, поскольку единой централизованной системы архивных учреждений до 1918 г. не существовало. Исследователи неизбежно сталкивались с ограничением доступа к первоисточникам, их утратой, и эти проблемы оставалась неразрешенными многие годы, хотя попытки реформировать архивную отрасль все же предпринимались. Так, в 30-х годах ХIХ века Аполлон Аполлонович Скальковский, директор Статистического комитета Новороссийского края и большой знаток древностей, предпринимая деловые поездки по городам и весям Причерноморья, обращал особое внимание на архивные документы, имевшие историческую и научную ценность. Обнаруженные им уникальные материалы Коша Запорожской Сечи, в числе которых были и документы о евреях, были доставлены в Одессу. Встал вопрос о месте хранения этих и будущих находок. Вскоре стараниями А. Скальковского при архиве управления Новороссийского и Бессарабского генерал-губернатора был открыт исторический отдел. Просвещенный генерал-губернатор М.С. Воронцов весьма сочувственно отнесся к идее Скальковского о создании Архива Южного края России. Со временем идея переросла в проект, который был рассмотрен в Сенате, однако смерть А.А. Скальковского в 1898 г. отодвинула его реализацию на неопределенный срок. Уникальные и ценные документы продолжали храниться в ведомственныхархивах наряду с обычной документацией.

После Октябрьской революции в архивной отрасли произошли большие перемены. 1 июня 1918 г. был издан Декрет СНК «О реорганизации и централизации архивного дела в России», ставший законодательным фундаментом для создания системы строго соподчиненных архивов центрального, республиканского и губернского уровней. Они были призваны хранить постоянно наиболее ценные, отнесенные к Единому Государственному Архивному Фонду (ЕГАФ) документы. Материалы, причисленные к категории временного хранения, должны были оставаться в учреждениях и храниться от 1 года до 75 лет. 75-летний срок определили для таких видов документов, как личные дела, приказы по приему на работу, учебу и об увольнении, ведомости начисления заработной платы и др., имевшие значение, прежде всего, для обеспечения социально-правовых потребностей людей.

В Одессе, где Советская власть устанавливалась трижды, а окончательно — 6 февраля 1920 года, с февраля же начало работу областное управление архивным делом (с 1922 г. — Одесское губернское архивное управление или Губарх). А в марте был образован Исторический архив с отделами истории революции и общеисторическим — впервые в истории Одессы. Началась большая работа по выявлению, регистрации и охране архивов учреждений, концентрации материалов, организации архивов в районах, а самое главное — систематическое комплектование Одесского архива, как государственного учреждения. Поскольку профессиональных архивистов не хватало, к работе привлекали ученых, студентов-историков, которые оказали неоценимую помощь штатным работникам архива. Огромная заслуга в становлении Одесского архива принадлежит историку и литературоведу Ю.Г. Оксману, академику М.Е. Слабченко, заместителю директора Одесского архива (бывшему офицеру белой армии) А.А. Рябинину-Скляревскому, аспиранту С.Я. Боровому и многим другим известным уже тогда ученым и будущим знаменитостям.

Архив начинался с 22 фондов. Первыми поступили документы наиболее значимых ликвидированных дореволюционных административных, полицейских и судебных учреждений — Канцелярии Новороссийского и Бессарабского генерал-губернатора, Канцелярии одесского градоначальника, Одесской городской думы и управы, Попечительного комитета об иностранных поселенцах Южной России и др.. Материалы по истории евреев в этих фондах были представлены, как компактно (в делопроизводстве еврейских отделений), так и в рассредоточенном среди других материалов порядке. С середины 1920-х — в 1930-х годах на хранение начали поступать и менее крупные фонды, в том числе самостоятельные фонды еврейских организаций — дореволюционных и ликвидированных советских, таких как Комитет одесского отделения Общества распространения просвещения среди евреев России, Банкирский дом Ашкенази в г. Одессе (год поступления — 1930), Банкирский дом Самуила Барбаша в г. Одессе (1931 г.), «КОМЗЕТ» (1938 г.), Одесский городовой раввинат (1939 г.), Одесский педагогический еврейский техникум (1939 г.), «ОРТФЕРБАНД» (1940 г.) и др.. В 1930 г. фонды архива пополнились уникальными материалами Музея Еврейской культуры — Торами и пинкусами.

Научный интерес к этим фондам с самого начала был повышенным, поскольку государственная этнополитика в то время была лояльной, в органах власти работали национальные секции. В архиве также в 1931 г. учреждается Еврейская секция. Это был благоприятный для исследователей период — с 1927 г. работает читальный зал, и доступ к архивным документам значительно расширяется. Первыми одесскими историками, работавшими с материалами ГАОО по еврейской теме в конце 1920-х годов, были аспирант ИНО С.Я. Боровой («Еврейские колонии в Новороссии.1830-1840 гг.»), преподаватели Профшколы Л.Г. Стрижак («Экономическое положение евреев Степовой Украины») и А.А. Бужевич («Еврейские комиссии 1882 г.»), Д.Л. Ришман («История Евреев Новороссии») и А.Н. Реминник («Еврейский театр»). В архиве работал академик М.Е. Слабченко с группой своих учеников, готовивший к публикации материалы фонда Архива Коша Запорожской Сечи и изучавший документы о евреях на Сечи. Однако, полноценное исследование по еврейским документами Коша сделал молодой ученый С.Я. Боровой, защитивший в 1940 г. докторскую диссертацию на тему: «Исследования по истории евреев на Украине XVI-XVIII вв.».

Проекты многих профессиональных историков не получили долговременного развития ввиду изменившейся к началу 1930-х годов политической обстановки и свертывания всех национальных программ. С ужесточением тоталитарного режима в СССР еврейская тема, по сути, стала запретной, как и изучение истории других национальных сообществ. До начала 1990-х годов об исследованиях в данной области можно говорить лишь в контексте изучения отдельных персоналий, событий и явлений еврейской истории в рамках общих тем. Так, работы С.Я. Борового по истории экономического развития России, банков и кредитов, были бы невозможны без исследования деятельности еврейских торговых и банкирских домов, и т.п.. Затянувшийся период конъюнктурного подхода в советской науке породил проблему пробелов в отечественной истории, иногда, к сожалению, уже невосполнимых. Ведь в годы Великой Отечественной войны многие ценнейшие первоисточники оказались утраченными. Одесский архив существенно пострадал. Часть материалов в период немецко-румынской оккупации города была эвакуирована под Сталинград, а с началом там боевых действий — в г. Уральск Западно-Казахстанской области. Значительное количество документов оставалось в оккупированной Одессе, где городской голова Алексиану издал приказ «уничтожить всю советскую макулатуру», а в помещении архива устроить конюшню. Директор архива Г. Сербский приказ этот не выполнил, но перемещение материалов привело к значительнымпотерям. По подсчетам специалистов Чрезвычайной Государственной Комиссии по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков, общий ущерб Одесского областного исторического архива составил около 1 миллиона дел — 50% общего количества собранных до войны бесценных материалов. Еврейские материалы также серьезно пострадали, практически ни один фонд не избежал потерь: утрачены метрические книги Одесского городового раввината за 1835-1874 гг.; из 495 дел Комитета одесского отделения Общества распространения просвещения среди евреев осталось в наличии только 36; фонд Одесского Дома еврейской культуры утрачен почти полностью — из 84 дел сохранилось 2, и т.п..

В послевоенный период украинские и зарубежные ученые вплоть до начала 1990-х годов специальных исследований по истории евреев в одесском архиве не проводили. Знакомству с материалами в немалой степени препятствовало и отсутствие полной информации о них в справочных изданиях архива — опубликованный в 1961 году путеводитель по фондам Государственного архива Одесской области не содержал сведений о еврейских фондах и комплексах материалов. Учетные данные по фондам и составу документов исследователям были также недоступны. Исключение составлял каталог, в котором история евреев была представлена в нескольких тематических разделах. Что же касается сведений о персоналиях, то они оказались явно ограниченными, поскольку роли личности в историческом процессе не уделялось должного внимания.

С расширением доступа исследователей к документам интерес к еврейской тематике заметно оживился. С 1992 по 2002 годы в ГАОО работали:
- проф. Стивен Ципперштейн (Стенфордский университет, США), автор книги «Евреи Одессы. История культуры. 1794-1881», тема — «История евреев Одессы»;
- доктор исторических наук Михаил Полищук (Тель-Авивский университет, Израиль), автор монографии «Евреи Одессы и Новороссии», темы — «Общественная структура и идейная борьба в среде еврейского населения Южной Украины и Крыма, 1880-1917 гг.», «Еврейская колонизация в советский период, 1917-1930-е гг.»;
- Игаль Котлер (Украина-Израиль, «Джойнт»), автор «Очерков по истории евреев Одессы»;
- Торстен Штайнхофф (Регенсбургский университет, Германия), тема — «Еврейская культура и литература на идиш в Одессе в Х1Х-ХХ вв.»;
- проф. Жан Анчел и проф. Анчел Вайс (Институт «Яд Вашем», Израиль), тема — «Геноцид против евреев во 2-й мировой войне»;
- Вера Солодова (Одесский Историко-краеведческий музей, Украина), тема — «Одесский Музей Еврейской культуры»;
- Тобиас Грилл (Мюнхенский университет, Германия), тема — «Роль немецких евреев в Восточной Европе, 1780-1930 гг..»;
- Алексис Хоффмайстер (Лейпцигский университет, Германия), тема — «Има Одесса, 1871-1921: Секуляризация, национализм и социальный вопрос среди евреев в российском городе»;
- Анке Хильбреннер (Боннский университет, Германия), тема — «Функция истории и памяти в процессе дифференциации еврейского национального самосознания в Восточной Европе на примере исторического сочинения Семена Дубнова»;
- Мария Вассилику (Берлинский университет, Германия), тема — «Евреи Одессы»;
- проф. Михаил Бейзер (Иерусалимский университет, Израиль), тема — «Евреи Советской России (Украины), 1917-1924 гг.»;
- проф. Мелвин Комиссаров (Университет Британской Колумбии, Канада) тема — «Еврейские колонии на Юге Украины и история семьи Комиссарук»;
- Ян Приворотский (Иерусалим, Израиль), тема — «Еврейские колонии на Юге Украины»;
- проф. Сида Киоко (Университет Хоккайдо, Япония), тема — «Этнополитика Новороссийского и Бессарабского генерал-губернатора».
Большой вклад в историю еврейской Одессы внесли одесские краеведы С.З. Лущик, А.Ю. Розенбойм, М.Р. Бельский, Р.М. Ципоркис, Р.А. Шувалов, В.А. Чарнецкий,Т.И. Максимюк, Т.Е. Донцова, В. Нетребский и другие. В результате кропотливой и многолетней работы в архиве ими не только выявлен богатый фактический материал, но и многое сделано для того, чтобы архивные материалы о людях и событиях прошлого стали достоянием широкого круга людей.

В последние годы Государственный архив Одесской области использует разные формы популяризации документов. Материалы по истории евреев экспонировались на музейных выставках в Историко-краеведческом и Литературном музеях г. Одессы. В 2000 году издан полный указатель фондов ГАОО дореволюционного периода и готовится аналогичное издание по фондам советского и постсоветского периодов. Проводится большая работа по созданию компъютерных баз данных, в которых представлены сведения о евреях Одессы по материалам Первой Всероссийской переписи населения 1897 года (составитель — главный научный сотрудник, к.и.н. Г.Л. Малинова), по документам еврейского отделения Одесской мещанской управы (ведущий специалист Т.Е. Волкова) и др.. Постоянно усовершенствуются тематический, именной и географический каталоги. Одесский архив принимает участие в международном межархивном проекте по программе «Документы по истории и культуре евреев в архивах Украины».

Положительные тенденции в архивной отрасли были закреплены законодательно. Так, в декабре 1993 года был принят Закон Украины «О Национальном архивном фонде и архивных учреждениях», а 13 декабря 2001 года — новая его редакция. Эти государственные акты определили современные принципы отбора, комплектования, хранения и использования документов, имеющих непреходящую ценность для общества и истории, в соответствии с социально-политическими и экономическими изменениями в Украине.

Документы по истории евреев Одессы и Юга Украины составляют значительную часть источниковой базы одесcкого архива. Это фонды как самостоятельных еврейских организаций, учреждений, обществ, фондов, учебных заведений и др., так и фонды, которые включают комплексы документов по данной теме в виде выделенных частей (например, еврейских отделений (столов) Попечительного комитета об иностранных поселенцах Южной России или Одесской городской думы) или же размытые среди общей документации фондов. Можно выделить несколько ключевых тем исследований и источников по дореволюционному периоду.

Законодательство о евреях. Государственная политика и еврейский вопрос в Российской Империи.

В фондах архива представлены законодательные акты Российской империи, определявшие правовое положение еврейского населения в государстве и Новороссийском регионе. Это императорские указы, постановления Сената и принятые на их основании предписания и распоряжения губернских властей, решения градоначальников по самым разным вопросам, касающимся евреев. Значительная часть такого рода документов находится в фондах Новороссийского и Бессарабского генерал-губернатора (ф.1), Канцелярии одесского градоначальника (ф.2), Канцелярии одесского военного губернатора (ф.457), таможенных учреждений (фф.40, 88).

Большой интерес представляют мнения представителей власти о роли евреев в преобразовании Новороссийского края, влиянии еврейского населения на российское общество, пути разрешения проблем адаптации в сельскохозяйственном регионе, миграции и эмиграции евреев и др.. Не последнюю роль в формировании этих мнений играли представители образованной части еврейского населения, находившиеся на государственных постах. Так, в штатах губернаторов и градоначальников учреждены были должности ученых евреев, которые, как правило, занимали люди незаурядные. Примером может служить история жизни виленского мещанина Лазаря Моисеевича Геникеса. Так, 14 июня 1877 г. директор Департамента общих дел Министерства Внутренних Дел Мансуров сообщил одесскому военному губернатору, что ученый еврей при одесском градоначальнике титулярный советник Геникес причислен к МВД и направлен в распоряжение последнего. К письму прилагался формулярный список о службе Лазаря Моисеевича Геникеса, из которого следовало, что по окончании курса наук в Виленском раввинском училище в 1853 году он был определен учителем еврейского закона Б-жия в Витебское казенное еврейское училище второго разряда. В 1856 году по предложению министра народного просвещения Геникеса назначили на должность ученого еврея при попечителе Одесского учебного округа. По поручению начальства он преподавал безвозмездно в Одесском казенном еврейском училище второго разряда русский язык и еврейский закон Б-жий. С 1862 года на него была возложена обязанность цензурировать в Одессе издания на еврейском языке, а также привозимые из-за границы еврейские сочинения. В 1860 году Главное управление цензуры временно поручило ему цензурирование издававшихся в Одессе еврейской газеты «Гамелиц» и журнала «Рассвет», переименованного впоследствии в «Сион». С 1862 года Лазарь Геникес управлял Одесским казенным училищем второго разряда, и в 1865 году император по представлению комитета министров «всемилостивейше соизволил» на возведение Геникеса на звание личного почетного гражданина.

В 1869 году он был определен ученым евреем при Новороссийском и Бессарабском генерал-губернаторе для исполнения поручений по предметам, требующим особого знания всех правил и обрядов еврейского закона. Выдержал установленное испытание на степень кандидата юридических наук с правом на чин 10 класса при вступлении в гражданскую службу, в чем ему было выдано свидетельство Императорского Новороссийского университета за номером 24 от 23 января 1871 года. В том же году приступил к своим обязанностям в Управлении генерал-губернатора и вскоре был утвержден указом Сената в чине коллежского секретаря. За отличие по службе в 1873 году был награжден орденом Св. Станислава 3 степени. С 1874 года Л. Геникес был откомандирован губернатором в распоряжение градоначальника с получением чина титулярного советника. Согласно предложению министра внутренних дел от 19 января 1876 года, был назначен с 1 января 1876 года на должность ученого еврея при одесском градоначальнике. В делопроизводстве последнего сохранились отчеты Л. Геникеса о состоянии еврейского населения в Одессе и Новороссийском крае, представляющие большую историческую ценность, как и его история жизни, позволяющая увидеть общее через частное.

Заселение Юга Украины, еврейские колонии, демография, миграция и эмиграция отражены наиболее полно материалами фондов Управления Новороссийского и Бессарабского генерал-губернатора (ф.1), Канцелярии одесского градоначальника (ф.2), Попечительного комитета об иностранных поселенцах Южной России (ф.6), Главного статистического комитета Новороссийского края (ф.3), Одесского городского статистического комитета (ф.247). Исследователям, изучающим межнациональные отношения, рекомендуется обратить внимание на фонды немецких волостных и сельских правлений, в которых имеются сведения о еврейских торговых и промышленных заведениях, количестве еврейского населения в немецких колониях. В фонде Меннонитской общины на р. Молочной Бердянского уезда Таврической губернии (ф.89) также есть материалы по истории еврейских поселений, созданных по образцу меннонитских (Юденплан и пр.) или развивавшихся под управлением старост и образцовых хозяев из меннонитов.

Вклад евреев в развитие торговли, промышленности и банковского дела можно проследить по материалам административных, финансовых, банковских, судебных, нотариальных, статистических учреждений. К сожалению, материалы еврейских торговых домов и фирм в качестве самостоятельных фондов в архив не поступили, так как после революции либо были вывезены собственниками за рубеж, либо пропали в годы гражданской войны (исключение составили фонды банков Ашкенази и С. Барбаша). Наиболее ценная информация по этой теме находится в фондах Новороссийского и Бессарабского генерал-губернатора (ф.1), Канцелярии Одесского градоначальника (ф.2), Одесской городской думы и управы (фф.4, 16), Одесского городового магистрата (ф.17), Одесского коммерческого суда (ф.18), Старшего нотариуса Одесского окружного суда (ф.35), Главного статистического комитета Новороссийского края (ф.3), Одесского городского статистического комитета (ф.247), Одесской таможни (ф.41), Внутренней заставы порто-франко (ф.87), Податных инспекторов (фф.7) и др.

История образования и просветительского движения отражена достаточно полно и многогранно в фондах административных учреждений, дававших разрешения на учреждение учебных заведений и обществ, а также в фондах управления образованием — Канцелярии Одесского учебного округа (ф.42), Дирекции народных училищ Херсонской губернии (ф.298), Одесской дирекции народных училищ (ф.43). Сохранились материалы учебных заведений всех уровней — Ришельевского лицея (ф.44), Новороссийского университета (ф.45), гимназий, училищ, курсов, школ, в т. ч. еврейских (Талмуд-Тора, училище Ефрусси и др.). В них представлены не только история учебных заведений, но и личностей, посвятивших свою жизнь благородному делу обучения и воспитания подрастающего поколения. Документы оставили нам свидетельства о многих подвижниках в этой сфере. Об одном из них, содержателе Еврейского пансиона девиц в Одессе и учителе французского языка при Еврейском училище Маркусе Самойловиче Гуровиче рассказывают материалы одесского градоначальника (ф.2, оп.1, дд.415, 637).

10 декабря 1853 года М.С. Гурович подал одесскому градоначальнику А.И. Казначееву записку следующего содержания: «С лестного дозволения Вашего превосходительства я в сентябре месяца 1849 года имел честь поднести на благорассмотрение Ваше записку о трудах моих по образованию моих единоверцев, состоящих, кроме моей 20-летней службы в Одесском Еврейском Общественном ныне Казенном училище в звании учителя, и главнейше, в открытии с 1845 года совместно с женою моей пансиона для воспитания еврейских девиц, который был единственным тогда в своем роде и первым по учреждению между евреями в империи. В уверенности на благодетельное расположение Ваше к поощрению всего, могущего споспешествовать распространению просвещения, я осмелился в этой записке всепокорнейше просить Ваше превосходительсво об удостоении меня к награждению званием почетного гражданина.»

Пансион Гуровича и жены его Анны был открыт с разрешения министра народного просвещения 11 ноября 1845 года. Учредители ставили своей целью «сближение евреев в образовании и общежитии с прочим народоселением в городе». В следующем году Гуровичи ввели в это заведение сверх других положенных по плану наук, преподование русской истории, без увеличения за этот дополнительный и важный предмет платы с учащихся. Заведение Гуровичей с самого открытия считалось одним из лучших как по хозяйственной, так и по учебной части не только в Одессе, но и в Новороссийском крае. По примеру Гуровичей были открыты еврейские женские пансионы в Херсоне и Екатеринославе, но там эти заведения были вскоре закрыты.

Чем же отличался пансион Гуровича от других заведений Одессы? Во-первых, высоким уровнем образования, а во-вторых — платой гораздо ниже установленной в христианских заведениях. В уважение же лиц, желавших дать детям приличное воспитание, но не имевших особых средств, господин Гурович довольствовался еще и меньшей платой, чем была утверждена Министерством. Бедные же сироты, — а их принимали по 4 — 6 человек ежегодно, — воспитывались в пансионе безвозмездно, как видно из отзыва евреев по учебному начальству, доводивших письменно об этом похвальном поступке. С самого открытия пансион не только не получал ожидаемых выгод, но и ежегодно жертвовал часть собственного достояния. Гурович употреблял на поддержание своего учебного заведения жалованье, получаемое им по званию учителя в еврейском училище. Его согревала мысль о своей полезности семье, обществу и правительству. Маркус Самойлович не случайно озаботился проблемами женского образования — ведь он сам воспитывал вместе с женой Анной Антоновной четверых дочерей — Элеонору, Мальвину, Матильду и Цецилию.

Будучи человеком прогрессивных взглядов, он уповал на силу знаний и верил в лучшее будущее евреев в России. В течение первых девяти лет из пансиона вышли 50 хорошо воспитанных девиц, среди которых были и сироты, для которых в ином случае образование было бы недоступным. В декабре 1852 года пансион посетил товарищ министра народного просвещения тайный советник Норов, который в присутствии своей свиты благодарил содержателей этого заведения, выразив пожелание «с удовольствием быть ходатаем пансиона».

Следует отметить, что Маркус Гурович, проживая в России с 1834 года, оставался австрийскоподданным, а согласно распоряжению высшего начальства, с 1842 года евреям-австрийскоподданным воспрещалось постоянное жительство в России. И только ввиду высокой общественной репутации Маркус Гурович получил разрешение на жительство в Одессе в качестве исключения.

В 1847 и 1850 годах попечитель одесского округа Бугайский ходатайствовал перед Министерством народного просвещения о награждении его званием личного почетного гражданина. Результатом ходатайства было высочайшее награждение в 1850 серебряной медалью на Анненской ленте для ношения нашее. Поощренный этой наградой, Маркус Гурович с еще большим старанием стал заботиться об усовершенствовании своего заведения. Все инспекторы и комиссии неизменно находили пансион в отличном состоянии. По мнению одесского градоначальника, «Гуровичи принесли огромную пользу еврейскому обществу и оказали немалую услугу правительству, заботящемуся о том, чтобы изъять евреев из прежнего особенного положения их в обществе, и заставить их слиться незаметно с прочим народонаселением государства. Маркус Гурович пришел к выводу, что для осуществления предположений правительства в отношении евреев недостаточно образования одного мужского пола; без образованной женщины в семействе не искореняться в оном ни фанатизм, ни особенности, коими так резко отличаются евреи. Можно сказать утвердительно, что учреждая пансион, он не имел в виду своих материальных выгод, а напротив, должен был еще бороться с теми препятствиями, которые противопоставляли ему невежественные единоверцы. Но он преодолел их успешно и достиг того, что сами евреи оценили благие последствия воспитания и охотно вверяли заведению Гуровича своих детей».

15 декабря 1856 года М. Гурович был возведен в личное почетное гражданство, а в 1862 году и. д. директора Ришельевского лицея А. Богдановский ходатайствовал о возведении Маркуса Гуровича в потомственное почетное гражданство.

Фонд Канцелярии одесского градоначальника богат материалами о еврейских обществах, ставивших своей задачей просвещение, воспитание семейных ценностей и организацию досуга. Это, в основном уставы и отчеты этих обществ, переписка по вопросам их деятельности, представленные в данном издании наиболее полно. Из отдельных фондов еврейских обществ можно назвать лишь один — Одесское отделение Общества распространения знаний среди евреев (ф.442), содержащий уникальные документы о лучших представителях одесской еврейской интеллигенции.

Религиозно-духовная жизнь еврейского населения Южной Украины освещена в фондах Новороссийского и Бессарабского генерал-губернатора (ф.1), Канцелярии одесского градоначальника (ф.2), Одесской городской думы и управы (фф.4, 16), Попечительного комитета об иностранных поселенцах Южной России (ф.6), Одесского городового раввината (ф.39) и др.. Это сведения о строительстве синагог и молитвенных домов, списки прихожан, материалы о деятельности раввинов, донесения чиновников различных ведомств о состоянии религиозных учреждений, сведения о переходе из иудейства в другие вероисповедания и, наоборот, о конфликтах на религиозной почве, возникновении иудейских организаций и обществ нового направления, о жизни общин разных синагог. Документы о деятельности раввинов можно найти в фондах различных еврейских обществ, в особенности, благотворительных.

Благотворительность нашла в документах Одесского архива самое яркое отражение в фонде Канцелярии одесского градоначальника (ф.2). Здесь собраны уставы и отчеты обществ, переписка об их учреждении, регистрации и закрытии, сведения о жертвователях и их вкладе в общественную жизнь, о женском благотворительном движении. Материалы по этой теме имеются также в фондах благотворительных отделений Одесской городской думы и управы (фф.4, 16), а также в документах Старшего нотариуса Одесского окружного суда (ф.35), где отложились завещания частных лиц в пользу учебных заведений, обществ взаимопомощи, больниц, богаделен и пр.

Сведения об учреждении и деятельности еврейских медицинских учреждений и обществ можно обнаружить в основном в фонде Новороссийского и Бессарабского генерал-губернатора (ф.1), Канцелярии одесского градоначальника (ф.1), еврейского отделения Одесской городской думы и управы (фф.4, 16), Одесского городского врачебного управления (ф.322), Одесской городской станции скорой медицинской помощи (ф.748), так как самостоятельные фонды не сохранились. Имеются также материалы учебных заведений — медицинского факультета Новороссийского университета (ф.45), частных зубоврачебных школ.

Издательское дело представлено рядом документов из фондов Управления Новороссийского и Бессарабского генерал-губернатора (ф.1), Канцелярии одесского градоначальника (ф.2), учреждений цензуры (фф.8-13) и хранящихся в библиотеке архива периодических изданий, как отрасль деятельности общества, в которой еврейское участие проявилось особенно выпукло. Канцелярия градоначальника, ведавшего выдачей разрешений на учреждение издательств, типографий и изданий, является наиболее важным фондом по данной теме. Вот несколько примеров о сведениях, которые возможно выявить в делопроизводстве градоначальника.

Сохранилась программа «Рассвета» — первой еврейской газеты в России на русском языке (ред. О. Рабинович, Тарнополь), увидевшей свет в 1860 году (ф.2, оп.1, д. 720, лл.7-8).

В 1860-1873 и 1878-1904 годах в Одессе выходила газета на иврите «Гамелиц» («Заступник»), издаваемая А.И. Цедербаумом и Гольденблюмом. Утвержденная в 1859 году программа через 10 лет потребовала изменений, и в 1869 году редакторы обратились к градоначальнику с просьбой о выдаче разрешения на издание дополнений к «Гамелицу» — газеты «Кол Мевассер» на «еврейском жаргоне» и русскоязычного «Посредника». Переписка Канцелярии градоначальника с Советом Главного управления по делам печати об условиях принятия новой программы дает представление о государственной политике в отношении еврейских изданий. Так, Совет рекомендовал при принятии решения следить за тем, чтобы «добавления программы, которые, ограничиваясь религиозным и реально-практическим содержанием, не могли бы превратить означенные газеты в общие литературно-политические органы русских евреев...» (ф.2, оп.1, д.720 (1867 г.), л.12 об.; ф.5, оп.1, д.103)

С 1890 г. в Одессе выходила еженедельная политико-общественная илитературная газета на русском языке «Любовь» с приложением «Литературного Листка» «на еврейском разговорном языке (жаргоне)». В программе издания определялось его направление: «...все то, что может содействовать сближению евреев с христианами и споспешествовать ослаблению и устранению господствующего между обоими лагерями векового антагонизма». Главный редактор газеты Яков Моисеевич Прилукер был человеком образованным, имеющим богатый журналистский опыт и общественный вес. Окончил курс в Житомирском еврейском учительском институте, 10 лет занимался преподавательской деятельностью, сотрудничал в ряде одесских и немецких периодических изданий, таких как «Неделя», «Одесский Листок», «Deutschtе Hausfrauen», «Zeitung» (Берлин), «Morgenstern». Я.М. Прилукер был известен также и как автор философско-публицистических работ — «Евреи-реформаторы» (опубликовано в Санкт-Петербурге под псевдонимом «Бен-Сион»), «Моим гонителям» (Одесса, 1882), «Альтруистические начала в эстетических системах: иудаизм и христианство и о гонениях обоих религий в будущем» (Одесса, 1885)(ф.2, оп.2, д.2457).

21 декабря 1905 года Канцелярия одесского градоначальника уведомила отдельного цензора по внутренней цензуре в г. Одессе о том, что проживающий в г. Одессе, по Нежинской улице, в доме № 5 купеческий сын 2-й гильдии Михаил Семенович Алейников обратился к градоначальнику с прошением о разрешении издавать в Одессе под его личным ответственным редакторством еженедельную газету под названием «Кадима» с подписной годовой платой 4 рубля, по нижеследующей программе: «движение, направленное к национальному экономическому и политическому возрождению еврейского народа в Палестине, вопросы, касающиеся жизни и интересов еврейства, как в России, так и во всем мире (культурное, экономическое и политическое положение евреев различных стран, отношение к еврейству и к сионизму разных партий, история евреев, вопросы колонизации Палестины и других стран, теория национальности, передовые руководящие статьи, хроники еврейской жизни и сионистского движения, статьи научные, политические и литературные, злободневные фельетоны, стихотворения, обзор печати (русской, еврейской, иностранной), библиография, корреспонденция и объявления.». В 1906 г. в типографии Левенсона вышел первый номер «Кадимы» в художественно оформленной обложке: в лучах Звезды Давида и обрамлении веток лимонного дерева — название издания, заявившего себя как «Орган Сионистов Юга России», в качестве эпиграфа — одно из положений Базельской программы: «Сионизм стремится создать для еврейского народа правоохраненное убежище в Палестине»; художественная композиция — восходящее солнце над полями Палестины, пахарь, обращенные к земле предков одухотворенные лица прибывших на свою историческую родину, устремленная к Звезде Давида рука молодой девушки с пальмовой ветвью, — все, что символизировало надежду.

Первый же номер «Кадимы» оказался весьма содержательным и полезным для потенциальных переселенцев. Самой животрепещущей темой публикаций была эмиграция в Палестину. Газета обращала внимание читателей на сложности освоения исторической родины, советуя эмигрантам иметь квалификацию, рассчитывать на тяжелый физический труд, очень скромную жизнь и большие лишения. Было заявлено: «Только лицам, располагающим известными капиталами, указываем мы теперь на Палестину!». Главным препятствием для адаптации переселенцев называлось незнание арабского и европейских языков — «языком интеллигенции считается, главным образом, французский, затем немецкий и английский языки». Газета указывала наиболее перспективные отрасли в Палестине: мыловарение, пекарное дело, экспорт масла, халвы, консервов, винокурение, торговля, крупная и мелкая индустрия. Советовали обратить особое внимание на бумаго-книжное дело: «Здесь ощущается недостаток в книжных магазинах. Сирия и Палестина импортируют книжечки из Марсели, Триеста и др. центров». Определялись задачи еврейского национального движения. «Мы умеем умирать, даже защищаться, но не умеем жить», — констатировал один из авторов, призывая евреев к самоопределению. В первом же номере «Кадимы» было опубликовано воззвание образовавшегося в Париже среди русско-еврейской учащейся молодежи кружка «Иегуда Ганицхи» («Вечный Иудей») «К еврейской интеллигенции», вышедшее в свет еще в 1884 году в «Восходе» и не утратившее свою актуальность через 20 лет. Постоянными авторами «Кадимы» были М. Алейников, Б. Файвель, Г. Бродовский, В. Жаботинский, И. Тривус, И. Сапир, Ш. Горелик (Постоянный), И. Эфрос, А. Левинский и др..

В 1907-1913 годах одесский градоначальник выдал разрешения на выход 93-х периодических изданий, из них русских — 71, еврейских — 11, польских — 2, немецких — 3, болгарских — 2, греческих — 1. Фонды цензуры упоминают такие еврейские газеты и журналы на древнееврейском (иврите), как «Га-Шилоах» (ред. Х.Н. Бялик), «Гатхио» («Возрождение») (ред. М.Г. Лилиенблюм и Х.Г. Левинский); на разговорно-еврейском (идише) — «Оdesser Morgenblatt» («Одесская утренняя звезда») (ред. З.Н. Крупницкий), «Gut Morgеn» («Доброе Утро») (ред. Халфин и Герцфельд), «Dos Judische Wort» («Еврейское Слово») (ред. П.И. Сигал-Мейлер и М.О. Зиньков), «Шолом Алейхем» (ред. Янкелевич и Фридман), «Unser Leben» (ред. Гохберг); на русском языке — «Палестинское обозрение» (ред. А. Зусман и И. Сапир), «Еврейский медицинский голос» (ред. И.С. Гешелин, Раймист, Марьяшес, Адесман), «Новая Иудея» (ред. Паперин), «Еврейская будущность» (ред. Каплан, Гепштейн), «Еврейский вестник» (ред. Абрамович) и др. (ф.10, оп.1, дд.1, 2, 7, 94).

Фонды цензуры содержат, помимо управленческой переписки, конфискованные периодические и иные издания самого разного направления — от серъезных публицистических работ до бульварных рассказов и анекдотов. Все они в комплексе дают представление об участии евреев в издательской отрасли, книготорговле, роли прессы в формировании национального самосознания евреев.

Материалы о еврейских погромах 1881, 1886 и 1905 гг. находятся в фондах Управления временного одесского генерал-губернатора (ф.5), Канцелярииодесского градоначальника (ф.2), Канцелярии одесского полицмейстера (ф.314), Одесской городской управы (ф.16). Это донесения полицейских чинов о конкретных событиях и людях, аналитические доклады начальников губерний о причинах, ходе и следствиях трагических событий, свидетельства очевидцев, материалы судебных дел. Материалы о погромах 1918-1920 гг. имеются также в фондах советского периода («Евобщесткомы» (фф. Р-5275, Р-5297, Р-5294, Р-5295), «Верелив» (ф.Р-3106) и др.)

Служба евреев в армии и военных учреждениях освещена в документах фонда Одесского городского по воинской повинности присутствия (ф.315), учебных заведений (личных делах учащихся и студентов); уклонение от службы — в материалах судебных учреждений, Временного одесского генерал-губернатора (ф.5).

Участие евреев в революционном движении отражено материалами Канцелярии одесского градоначальника (ф.1), Канцелярии Одесского полицмейстера (ф.314), Одесской городской управы (ф.16), Прокурора Одесского окружного суда (ф.634), Одесского комитета попечительного о тюрьмах общества (ф.361), Новороссийского университета (ф.45) и других учебных заведений, а также фондах личного происхождения одесских присяжных поверенных Ю.И. Гросфельда, М.Б. Цвиллинга, И.А. Хмельницкого, С.Б. Шапиро, занимавшихся политическими процессами. Материалы по этой теме имеются также в фондах советского периода, таких как Истпарт, Поалей-Цион (ф. П-41), Евкомол (ф.П-867), Одесское отделение Всероссийского общества политкаторжан и ссыльнопоселенцев (ф. Р-2636), Одесская комиссия по охране и обработке революционных архивов (ф. Р-1928), Одесская центральная межведомственная комиссия по концентрации и разработке историко-революционных материалов (ф. Р-5128). Эти фонды содержат биографии народовольцев и социал-демократов, воспоминания участников революционных событий, их личные дела, конспекты дел прокурора Одесской судебной палаты, в частности, дела Л.Д. Бронштейна (Троцкого).

Криминальный мир в архивных документах представлен в материалах административных, судебных и полицейских органов, учреждений таможни — уголовные дела о контрабанде фальшивых денег, международном сутенерстве, шулерстве, налетах и грабежах, мошенничестве с ценными бумагами, подделке документов. Имеются сведения о составе и деятельности еврейских преступных групп и сообществ. Ценными для генеалогических исследований являются фонды «Одесского городового раввината» (ф. 39), еврейского отделения Одесской мещанской управы (ф. 352), Одесского городского по воинской повинности присутствия (ф. 315), еврейского отделения Одесской городской думы (ф. 4) и управы (ф. 16) и др.

В целом же фонды Госархива Одесской области представляют для исследователей значительный интерес.


Добавление комментария
Поля, отмеченные * , заполнять обязательно
Подписать сообщение как


      Зарегистрироваться  Забыли пароль?
* Текст
 Показать подсказку по форматированию текста
  
Главная > Мигдаль > События > Одесса и еврейская цивилизация - 1 > 1-я Международная научная конференция «Одесса и еврейская цивилизация» > Еврейские материалы Государственного архива Одесской области: формирование, хранение, использование.
  Замечания/предложения
по работе сайта


2021-12-02 04:17:59
// Powered by Migdal website kernel
Вебмастер живет по адресу webmaster@migdal.org.ua

Сайт создан и поддерживается Клубом Еврейского Студента
Международного Еврейского Общинного Центра «Мигдаль» .

Адрес: г. Одесса, ул. Малая Арнаутская, 46-а.
Тел.: (+38 048) 770-18-69, (+38 048) 770-18-61.

Председатель правления центра «Мигдаль»Кира Верховская .


Dr. NONA Еврейский педсовет Jewniverse - Yiddish Shtetl