БС"Д
Войти
Чтобы войти, сначала зарегистрируйтесь.
Главная > Мигдаль > События > Одесса и еврейская цивилизация - 1 > 1-я Международная научная конференция «Одесса и еврейская цивилизация» > Cионистское движение и эмиграция из России
Оглавление

Cионистское движение и эмиграция из России
Симонова Анна Викторовна, кандидат исторических наук, главный специалист Российского государственного военного архива, действительный член общества «Сефер», директор фонда «Русское общество друзей Еврейского университета»

В ходе Гражданской войны быстро шел процесс размежевания населения новой России на тех, кто принял Советскую власть, и тех, кто решил покинуть страну. Гражданская война подтолкнула часть еврейских масс России к эмиграции, контроль над которой взяли на себя сионистские организации. Впервые встал вопрос о массовой эмиграции из Советской России в Палестину. Он был спровоцирован в том числе и беспорядками, учиняемыми белогвардейскими образованиями на Украине, Юге России, в Поволжье, Сибири. Таким образом, еврейские массы, спасаясь от погромов, бесконечных реквизиций и окончательного обнищания стали искать выход в немедленной эмиграции, породив стихийный неконтролируемый поток.

Борьба между официальной точкой зрения сионистского руководства, требующей сдержанности и осмотрительности в эмиграционной работе, и еврейскими массами, желающими немедленно уехать, селиться и строить, достигла своего апогея в 1920-1921 гг. Многочисленные группы репатриантов стремились из Советской России и территорий, находящихся под властью Врангеля (на юге России), во Владикавказ, Грузию, Батум и Одессу, потому что все прочие границы были закрыты. Еврейские беженцы переходили через границы Польши, Румынии и Прибалтийских стран — с целью дальнейшей эмиграции в Америку или Палестину. Под влиянием репатриантов из России в Польше и Румынии усилилось движение за эмиграцию в Палестину, которое вливалось в уже бурлящий поток из России.

Рапорты местных органов Советской власти свидетельствовали, что разоренные и уставшие от постоянных преследований украинские евреи настроены на стихийную эмиграцию в Палестину. В Черкассах (Киевская губерния) 1823 из 2118 евреев ожидали возможности покинуть Украину. В Новоархангельске (Херсонской губернии) все еврейское население было готово при первой возможности покинуть свои дома и эмигрировать в Палестину. В октябре 1920 года сионистская конференция собралась в Симферополе для обсуждения возможных путей эмиграции для крымских евреев.

Беженцы из европейской части России, стихийно организовываясь в группы по 10-25 человек, направлялись в Одессу. Каждый пароход мог вместить немногим более тысячи человек. Сионистские организации призывали сдержать непрекращающийся поток беженцев, принять который единовременно Палестина была не в состоянии. Основная масса выезжала через Одессу. Железнодорожный билет до Одессы стоил в среднем 20 рублей. Билет на пароход Одесса-Яффо — 110 рублей. Путешествие занимало 10 дней.

Поток эмигрантов с территории Сибири, Урала и Дальнего Востока шел другим путем. Несмотря на дальность расстояния, трудность, и дороговизну пути, эмигранты ехали в Шанхай, Сингапур, Коломбо, Аден, Суэц более 30 дней на пароходе. В 1920 году в харбинском ЦК зарегистрировалось до 250 человек различных специальностей, желающих переселиться в Палестину. Был создан специальный Эмиграционный фонд, для которого были перечислены первые 12000 йен (около 1500 ф. ст.) в Лондон на счет Национального Фонда.

Убедившись в том, что колонизация в широком масштабе невозможна, Палестинские товарищества были вынуждены решать проблемы, связанные с введением ограничительных мер, которые должны были быть гуманнее и организованнее тех, которые применялись другими странами в отношении эмигрантов.

Желавших покинуть Россию и поселиться в Палестине можно разделить на две группы: делавших это по убеждению и — из иных соображений. Что касается последних, то сионистские организации старались приобщить эту часть населения к идеям сионизма.

Взоры большей части еврейского населения, желавшего покинуть пределы бывшей Российской империи, обернулись к сионизму вследствие сложной политической и еще более сложной экономической ситуации в России. Это была и попытка вырваться из нищеты, и боязнь за свою жизнь и жизнь близких. Ядро сионистского движения стремительно обрастало «сочувствующими», а попросту говоря, людьми, обращавшимися за помощью к сионистским структурам в деле выезда из России.

Сионистские организации стремились взять на себя весь процесс подготовки, организации и переселения российских евреев в Палестину, вне зависимости от того, были ли потенциальные репатрианты сионистами или к эмиграции их подталкивала нужда или страх перед возможными преследованиями. Для координации действий по организации репатриации из России было создано Общество по Экономической реконструкции Палестины. В Петрограде и Минске существовали Эмиграционные общества. Задачи контроля над эмиграцией осуществлялись путем организации сети Эмиграционных (информационных) бюро, в которые обращались желающие уехать. Эти учреждения информировали о том, какие элементы могли устроиться в Палестине, а какие в ближайшее время не смогут найти себе занятия в соответствии со своей специальностью. Задача состояла в том, чтобы удержать от переезда в Палестину неимущих. Кроме того, Бюро оказывало и определенное техническое содействие потенциальным эмигрантам. Решались транспортные проблемы, облегчался проезд, предоставлялось временное жилище по прибытии в Палестину и т.д. В обязанности Информационных бюро также входило установление связи между переселенными членами товариществ и теми, кто еще только готовился к репатриации.

Главное Эмиграционное Бюро, руководителем которого был назначен С.Я. Яновский, было учреждено в Одессе. Туда и стекался основной поток желающих эмигрировать в Палестину с Украины, Белоруссии, Литвы и Центрально-европейской части России. Определенные усилия были направлены на привлечение капитала в Палестину. С этой целью были организованы специальные компании и другие объединения. Предполагалось, что их члены сразу же по прибытии смогут приступить к необходимым подготовительным работам по организации приема эмигрантов и созданию целого ряда необходимых в первую очередь предприятий, которые смогут служить началом хозяйственной жизни.

Для учета и организации людей, связанных с сельским хозяйством, во все российские губернии были посланы специальные инструкторы. Наиболее активно эта работа велась в Херсонской и Екатеринославской губерниях.

Были организованы маленькие кооперативы «Ахуза» (имущество) для организации поселений в Палестине. В 1919 году планировалась организация 100 мелких кооперативов — «Ахуз». Пайщиками «Ахуз» в основном являлись мелкие собственники. В задачи организации входил сбор средств для покупки земель в Палестине и организации поселенческих колоний.

Подобная работа проводилась в каждом местечке организациями «Гехалуц». Предполагалось привлечение жителей городов и местечек к огородничеству для создания огородных артелей. Особо приветствовались люди, владеющие строительными профессиями и обладающие инженерными знаниями.

Первая конференция движения «Гехалуц» собралась в Петрограде 6 января 1919 года. По вопросу о сущности движения постановили:

«Гехалуц» является трудовым, надпартийным объединением товарищей, решивших ехать в Эрец-Исраэль для самостоятельной трудовой жизни без эксплуатации чужого труда. Цель «Гехалуц» — создание в Эрец-Исраэль государственного национального центра в полном соответствии с политическими, национальными и общественно-экономическими интересами еврейских трудящихся. Конференция признает полномочия Всемирного сионистского конгресса, а также признает иврит в качестве национального языка в Эрец-Исраэль.

Петроградская конференция, по сути, была учредительным съездом. В ее решениях заключены причины препятствий, чинимых в дальнейшем советской властью деятельности этого движения.

На конференции было решено перевести центр движения в Минск. Несмотря на то, что «Гехалуц» заявил себя как беспартийная и независимая организация, влияние на нее «Цейрей-Цион» не прекратилось. Отделения «Гехалуц» часто обращались к этой партии за помощью. Позднее, когда деятельность «Цейрей-Цион» была запрещена властями, членами этой партии в свою очередь было принято решение продолжать сионистскую работу, действуя через «легальный» «Гехалуц». Таким образом, заявляя о своей непричастности к политике, «Гехалуц», тем не менее, своей деятельностью принимал в ней активное участие. Организация стала активно привлекать к себе широкие еврейские массы и положила начало Третьей волне эмигрантов в Палестину (1919-1923 года).

В августе 1919 года Иосиф Трумпельдор по поручению Центра российского «Гехалуц» отплыл из Ялты с небольшой группой репатриантов и основал в Константинополе Информационное бюро для поддержания связи между Палестиной и движением «Гехалуц» в России.

Особое внимание уделялось работе на местах. На Украину были делегированы члены сионистского центра для организации переселенческой работы на территориях, освобожденных от германской оккупации. При Украинском сионистском центре «Мерказ» был организован Палестинский отдел. Было принято решение делегировать в Париж, кроме уже находившегося там И.А. Розова, еще 3-х членов Мерказа для создания там руководящего органа.

Переселенческое движение охватило и другие регионы. Несмотря на неблагоприятные условия для сионистской работы, организация в Витебске не прекращала своей деятельности в течение всех семи лет с 1918 по 1924 гг. Проведению Палестинских недель часто препятствовали аресты. Осенью 1918 года был реквизирован сионистский клуб. Организация не могла продолжать работать открыто из-за чинимых препятствий представителями Евсекций. Тем не менее, были созданы «Ахуза», домостроительное и переселенческое товарищества. В Орше из-за близости к фронту в 1919-1920 годах работа была временно затруднена, однако и там были созданы малочисленные «Ахузы» и домостроительные товарищества.

В Климовичах были созданы сельскохозяйственные коммуны «Гехалуц», тогда как другие сионистские организации отсутствовали. В Рогачеве «Цейрей-Цион» были организованы кооперативы для всех желающих переехать в Палестину, а также переселенческое товарищество из 75 семейств. «Ахуза» была создана и в фабричном городке Дубровно. В Могилеве удалось организовать очень большой переселенческий кооператив. В Двинске успешно работала «Ахуза», проводились Палестинские недели. В Люцине (Витебская губ-авт.) после Октябрьской революции в сионистское движение включилось практически все население городка. В Речице был организован Продовольственный потребительский кооператив и проводились огородные работы, организованные «Гехалуцем». В Виннице была образована «Ахуза», собравшая капитал для приобретения в Палестине земли для организации колонии «Винница». Евреями Клинца, где работа велась с 1917 года, были собраны большие суммы на Национальный фонд. Переселенческий кооператив был учрежден в Саратове, «Ахуза» и домостроительное товарищество — в Пскове. Для организации палестинской работы часто использовались помещения «Цейрей-Цион» или частные квартиры.

Во многих городах России были созданы кружки и общества, члены которых были объединены идеей переселения в Палестину. Они преследовали своей целью содействие созданию сельскохозяйственных колоний в Палестине, т.е. привлечение еврейского населения к сельскохозяйственной деятельности еще в Советской России. В их компетенцию входили: 1) оказание материальной помощи отправляющимся колонистам; 2) покупка и устройство участков земли в Палестине; 3) сбор пожертвований для устройства в Палестине новых колоний и поддержки существующих; 4) содействие при эмиграции в Палестину; 5) популяризация самой идеи эмиграции среди еврейского населения. Они выпускали информационные листки — «хроники», в которых знакомили читателей с темпами развития сионистского движения и достигнутыми успехами в деле заселения Палестины. Материалами при составлении «хроники» служили: 1) сведения по палестинскому вопросу из разных газет и журналов, как на русском, так и на иврите, 2) письма и сообщения от представителей кружков в разных городах, 3) корреспонденции из Палестинских колоний и т.п.

Известны два кружка — «Помощь» и «Свобода Израиля», которые впоследствии организационно объединились и продолжали действовать до 1925 года, имея каждый свою программу действий. Члены кружков делились на действительных и сочувствующих. Действительные члены принимали деятельное участие в делах кружка. Действительные члены, находящиеся в городах, где существовали кружки с такой же целью, становились членами-корреспондентами и являлись уполномоченными представителями с правом голоса на заседаниях местных кружков по общим вопросам. Так, кружок «Свобода Израиля» имел своих представителей в правлении кружка «Помощь», которые принимали участие в сборе денег, в устройстве вечеров, в совещаниях и пр. Эти представители руководствовались выработанными правлением инструкциями. Кружки периодически обменивались отчетами по своей деятельности. Они избирали из своей среды сроком на один год правление из председателя, секретаря, кассира, библиотекаря и двух членов-совещателей. Правление заведовало непосредственно всеми текущими делами кружка, избирало действительных членов, распределяло между ними работу и так далее. Действительные члены проводили работу среди сочувствующих, обсуждали проекты и текущие вопросы. Свои мнения представляли в Правление, которое принимало или отвергало их. Сочувствующие оказывали кружкам услуги деньгами, книгами и прочее. Среди сочувствующих делу заселения Палестины членами кружков собирались единовременные и месячные пожертвования для устройства в Палестине новых колоний и поддержки существующих. Таким образом, в июле 1925 года было отправлено в Палестину на имя Пинеса, агента г. М. Монтефиоре, 2800 р. для покупки близ Яффы нескольких участков земли. Сделка была совершена. Пинесом было куплено для нескольких кружков одно большое имение в 560 десятин пахотной земли, из которых на долю харьковского кружка приходилось 95 десятин. До момента непосредственного переселения на землю ее новых владельцев она передавалась во временное пользование. Известно о существовании сельскохозяйственных колоний в Крыму и в Саратовской области, которые в первой половине 20-х почти полностью эмигрировали в Палестину.

Еще до гражданской войны некоторые сибирские евреи объединились в группы с намерением переселиться в Палестину и заняться там земледелием. Некоторые из членов таких групп побывали в Палестине и приобрели участки земли. Наиболее значительные покупки были произведены Иркутской группой возле Рафы, Читинской группой возле Абу-Гоша и в других местах.

Проблемы еврейской эмиграции из России в Палестину были не только в сложности ее финансирования, но и в ее организации сионистскими структурами. 24 апреля 1920 года конференция Верховного совета союзных стран в Сан-Ремо (Италия) постановила вручить мандат на управление Палестиной Великобритании. Решение было утверждено спустя два года (в конце июля 1922 года) Лигой Наций. Верховным комиссаром Палестины английское правительство назначило британского дипломата Герберта Сэмюэля, еврея по национальности и сиониста по убеждениям. Им была установлена квота в 16500 еврейских переселенцев (олим) которые смогли прибыть в Палестину уже в 1923 году.

Однако сионистские учреждения в России не были готовы к организации репатриации в таком количестве, и из общего числа сертификатов (иммиграционных разрешений) была использовано лишь тысяча, остальные пропали. Этот факт лишний раз иллюстрировал плохую организацию переселенческой работы, а возможно и заблуждения лидеров сионистского движения относительно большего числа желающих покинуть Россию. Квота просуществовала недолго. После беспорядков и кровопролития, учиненных арабами в мае 1921 года в Яффе, алия была прекращена английскими властями.

Итак, в период Гражданской войны впервые встал вопрос о массовой эмиграции из Советской России в Палестину. Она была спровоцирована погромами, ревизиями и обнищанием еврейских масс. Кроме того, укрепление диктатуры пролетариата рассматривалось лидерами сионистского движения как препятствие на пути развития национальных институтов в масштабах всей страны. В начале 1920 года из России стали уезжать ветераны сионистского движения. Значительные группы русских сионистов эмигрировали в Западную Европу.

Поскольку эмиграция в Палестину становилась явлением массовым, от сионистских организаций требовалось незамедлительно выработать концепцию поэтапного переселения всех желающих. К тому же сионистские структуры оказались не готовы к тому, чтобы организовать выезд такого количества евреев из России в столь короткий промежуток времени, и тем более суметь организовать их труд в Палестине.

В вопросе еврейской эмиграции в Палестину впервые можно говорить о расхождении интересов массы и лидеров сионистского движения, поскольку на этом этапе в движение влилось достаточное количество людей, которые вовсе не имели сионистских убеждений, а просто воспользовались сионистскими каналами для эмиграции.

Взяв на себя руководство процессом подготовки, организации и переселения российских евреев в Палестину, российская сионистская организация создала Главное Эмиграционное бюро в Одессе, Информационное бюро в Константинополе, организовала товарищества, кооперативы, кружки и общества, члены которых были объединены идеей переселения в Палестину. 6 января 1919 года состоялась Первая конференция «Гехалуц». На ней были сформулированы цели и задачи движения, которое идейно возглавил И. Трумплельдор. В 1920 году границы России практически закрылись для легальной эмиграции.


Добавление комментария
Поля, отмеченные * , заполнять обязательно
Подписать сообщение как


      Зарегистрироваться  Забыли пароль?
* Текст
 Показать подсказку по форматированию текста
  
Главная > Мигдаль > События > Одесса и еврейская цивилизация - 1 > 1-я Международная научная конференция «Одесса и еврейская цивилизация» > Cионистское движение и эмиграция из России
  Замечания/предложения
по работе сайта


2021-12-02 04:06:55
// Powered by Migdal website kernel
Вебмастер живет по адресу webmaster@migdal.org.ua

Сайт создан и поддерживается Клубом Еврейского Студента
Международного Еврейского Общинного Центра «Мигдаль» .

Адрес: г. Одесса, ул. Малая Арнаутская, 46-а.
Тел.: (+38 048) 770-18-69, (+38 048) 770-18-61.

Председатель правления центра «Мигдаль»Кира Верховская .


Jerusalem Anthologia Dr. NONA Всемирный клуб одесситов