БС"Д
Войти
Чтобы войти, сначала зарегистрируйтесь.
Главная > Мигдаль > Методический центр > Методические пособия > Дошкольное отделение > Вся книга для печати
Оглавление

Дошкольное отделение

Одесса, 2001 г.

Наш пристальный и почти беспристрастный взгляд сконцентрируется на опыте работы дошкольного отделения Центра «Мигдаль».

Оглавление

  • Perpetuum mobile
  • Ab ovo
  • Шутки в сторону!
  • Обстановочка
  • Только пряники?
  • Чтоб вс?, как у людей, но лучше.
  • Еврейские штучки
  • Основные блюда
  • Десерт, или Бесплатное приложение
  • После всего

Perpetuum mobile

Удивительные вещи иногда происходят под небесами. В стране прогрессирующего интернационализма, где более полувека искоренялось все еврейское, имена Абрам и Сарра годились лишь для анекдотов, а внуки стеснялись своих бабушек и дедушек, говорящих на идише, вопрос ассимиляции был практически решен.

И вдруг, среди развалин этой страны те же самые внуки ностальгически заскучали по музыке, языку и традициям своих допотопных бабушек.

Это чудо сродни, разве что, возрождению иврита и созданию государства Израиль.

И потянулись евреи к своим забытым корням: кто-то — в синагогу, кто-то — в библиотеку, некоторые повели детей во вновь открываемые еврейские детские сады и школы...

И что?.. И, как вы думаете, где они все встретились? В синагоге, библиотеке, школе они получают... А где же отдавать и обмениваться накопленной информацией и любовью ко всему еврейскому?

Есть такое место, где более, чем где бы то ни было, витает дух еврейства как воплощение принципа ответственности друг за друга, любви и доброжелательности. Не побоимся сказать, что это место — еврейский общинный центр (в дальнейшем именуемый Центр).

Как видно из развернутого названия, Центр работает в трех направлениях: 1)организация общинной жизни, 2)преподавание еврейской традиции, культуры, истории и 3)развитие творческих и эстетических навыков.

Поскольку возраст завсегдатаев Центра ограничен только сверху (и то весьма условно), то процесс «оевреивания», «опросвещенивания» и «обобщинения» идет практически во всех возрастных группах непрерывно при постоянном притоке юных поколений.

Таким образом, получается, что Центр является самоподпитывающимся (т. е. можно сказать вечным) двигателем еврейской жизни, что и требовалось доказать, исходя из заумного названия данной главы.

В предлагаемой вам брошюре мы не ставим перед собой цели развернуть полную картину работы Центра. Наш пристальный и почти беспристрастный взгляд сконцентрируется лишь на опыте работы дошкольного отделения Центра «Мигдаль».

Ab ovo

Сейчас мы воспоем одного из самых скромных сотрудников общинного центра.

Эта служба незаметна и трудна
И на первый взгляд, как будто, не нужна.

Если кто-то кое-где у нас порой
Стать евреем хочет,
Значит, чадо он притащит за собой
В дом, где встреча уготована судьбой:
Ждут там дни и ночи.

Продолжим медлительной прозой. Когда в первый раз чадо вывели в Центр, вполне правомерна угроза, что будет напуган он скукой предметов иль встретит его утомленный директор, иль завуч посмотрит задумчиво-строго, и чадо забудет в общину дорогу.

Но, чтобы было все не так, чтоб не напрасно было, вас встретит добрый секретарь улыбкой милой. Он вам расскажет про ИЗО и радость сцены, про то, как в ваших малышах свершатся перемены. Про то, как первый раз в цдаку свою монетку опустит детская рука, и помощь предкам1 насущной станет навсегда.

Да, наш общинный секретарь — не та мегера, которая длиной ноги смущает сэров. Она вас кофе угостит и обаяет, она про все дела общины, поверьте, знает. Всегда напомнит, позвонит, детей приветит, ну и непрошеных гостей сумеет встретить!

Так вот, берет с секретаря начало Центр, и, верьте, ой как уж важна нам должность энта!


1Предки — то же, что и фатер, мазер, чуваки и ультрасовременный вариант — шнурки, а в прозе — родители.

Шутки в сторону!

Если говорить всерьез, то не все так просто при работе с дошкольниками в общинном центре. Есть определенные сложности.

Если в школе или детском саду дети находятся стационарно, то в Центре занятия проводятся три раза в неделю. К тому же, в силу различных причин, родители могут не привести ребенка на одно или даже несколько занятий.

Прием проводится в течение всего года, и в группе может оказаться новичок (который должен почувствовать себя комфортно буквально с любого занятия).

Уровень восприятия детей значительно различается в силу возрастных особенностей (от трех до шести лет).

Различен и уровень подготовки малышей по еврейским предметам (некоторые уже второй год посещают программу дошкольников).

Все это, конечно, усложняет работу преподавателей.

И, если есть возможность разбить учебные группы по возрастам, уровню подготовленности, то считайте, вам повезло.

Но не все так плохо!

И в нашей колоде есть пара козырей! Во-первых, на нас работает особая атмосфера благожелательности, заинтересованности в успехе и чувство локтя, которые так характерны для общинной жизни.

Во-вторых, отсутствие жестких поурочных планов не ставит детей и учителей перед задачей пройти определенный материал за конкретный отрезок времени в обязательном порядке. Это дает возможность без излишнего давления на ребенка остановиться на возникших трудностях, отвлечься на шутку, вернуться для повторения забытого или неусвоенного материала. (Большая свобода для учителя в выборе методов и форм обучения, включая и нестандартные).

Поэтому приободримся и перейдем к следующему пункту нашей программы, который называется...

Обстановочка

Вы знаете, что такое большая еврейская мишпуха1? Так вот, в центре «Мигдаль» это тоже знают.

Представьте себе, идет лекция у родителей, и вдруг в дверь просовывается детская голова, а потом и все чадо, которое без тени смущения выискивает свою маму (или бабушку, а, бывает, даже папу). Что делает лектор и вся остальная аудитория? Доброжелательно улыбаются и терпеливо ждут. Да, конечно, мешают. Но ради кого мы все здесь собрались? Ради них, наших шумных еврейских деточек, и их проблемы — наиглавнейшие.

Если же лектор, паче чаяния, не желает мириться с такими вольностями, он не приживется: посещение занятий родителями — дело добровольное, и они проголосуют, как говорится, пустыми стульями.

А вот по лестнице, кряхтя, поднимается четырехлетний малыш. Высота ступенек явно не совпадает с его возможностями. Проходящая мимо сотрудница Центра берет его за руку, и они, весело обсуждая житейские заботы малыша, добираются до вершины.

Другой мальчик, приходя в Центр, обязательно заглядывает в учительскую и здоровается на иврите. И вообще, ребятам нравится заглянуть сюда и одарить всех улыбкой, получив в ответ такие же радость и внимание.

Как в любой нормальной семье, здесь все знают и зовут друг друга по именам.

Еще один из вариантов межличностных отношений, который следует обдумать и принять или не принять, это сложившаяся в Центре практика, когда дети обращаются ко взрослым на «ты». С одной стороны это создает большую близость, столь необходимую и привычную особенно для маленьких детей, дополняя ощущение семейственности. Ребенок, как бы включает учителя в круг близких людей, таких как мать, отец, сестра; он легче идет на контакт, не комплексует, высказываясь, выступая. С другой стороны, это стирает априорный авторитет учителя, дети могут повести себя на равных, перестать слушаться. Соблюсти эту грань между близкими отношениями и сохранением авторитета, дело непростое.

Однако, в защиту подобных отношений можно сказать, что многолетняя практика показала: дети, которые занимались по программе дошкольников в общинном центре «Мигдаль», приходя в школу, в первый класс, оказываются более раскованными, яркими, инициативными, а, следовательно, и более восприимчивыми к образованию.

Так же, как в любой нормальной семье старшие братья и сестры заботятся о малышах, в «Мигдале» старшие дети занимаются младшими. Они готовят с ними выступления, помогают во время летних площадок и семейных лагерей, опекают на выездах. Они их просто любят, этим все сказано.

Малыши чувствуют эту доброжелательность и любовь, им хочется проявить себя с лучшей стороны, участвовать во всей этой «взрослой» жизни.

Ну а что же папочки с мамочками? Какова их роль в жизни Центра? Тут самое время процитировать Ави Шульмана, учителя иешивы с более, чем тридцатилетним стажем:

«Роль директора и учителей в учебном процессе неоспорима. Но родители тоже могут внести свой вклад. Кто, как не они, знают привычки и особенности своих детей, их сильные и слабые стороны в учебе. В молодости я видел в родителях своих противников и часто вступал с ними в споры. Но, по мере приобретения педагогического опыта, я понял, что учителя и родители должны не соперничать, а наоборот, сотрудничать. Ведь мы, учителя, не только преподаем детям религиозные предметы, но и воспитываем их, формируем их личность. Поэтому нам требуется помощь от родителей, а родителям — наша помощь.

Необходимо, как можно раньше, установить тесный контакт с родителями, чтобы не ждать возникновения проблем, а предупреждать их. Каналы общения должны быть открыты».

Наиболее примечательна в этой цитате последняя фраза. Бурная общинная жизнь, в которую самым активным образом вовлечены родители, создает массу возможностей, для того, чтобы открыть эти шлюзы.

Получая на занятиях ту же информацию о еврейской традиции и истории (естественно, на другом уровне), родители не чувствуют отрыва от детей, вместе с ними проводят праздники, помогают учителю, приносят из дому предметы для, так называемых, «модельных» уроков.

После уроков учитель вывешивает для родителей творческие работы ребят, а также тетрадь с новыми словами на иврите (написанные с помощью ранее упомянутой транслитерации), для того, чтобы дома родители повторяли с малышами пройденный материал (а, заодно, и сами учились).

Совместное участие детей и родителей в подготовке праздничных выступлений, проведение выездных шабатов, семейные лагеря — все это создает почву для неформального общения детей, родителей и учителей и разрушает ту невидимую, но хорошо ощутимую стену между этими тремя категориями, которая существует, например, в школе и, конечно же, в обыденной жизни.

Иногда приходится слышать от школьных учителей: «Мама такого-то? Да она никогда не бывает в школе!» И упоминается фамилия мамы, которая самая активная участница общинной жизни центра «Мигдаль». Да и упомянутый ребенок совсем не в последних рядах. В чем же штука? Дело в том, что и мама, и ребенок нашли себя и друг друга в вихре происходящего в нашем Центре. Им удается реализовать здесь свои возможности, которые в обыденной жизни не были востребованы. И, кроме того, они заняты здесь общим делом, которое их сближает, помогает увидеть друг друга немножечко с другой стороны.

Конечно, не все так идеально. Случаются недоразумения, обиды, а иногда кто-то не вписывается и уходит. Но вы же знаете, что такое шумная еврейская семья! И обстановочка стабилизируется (конечно, не без участия сотрудников Центра — это их цурес и их же нахес2).


1 мишпуха — вот это уже почти идиш, вернее, транслитерация с него. Ну а то, что мишпуха — это семья, вы и так знаете.
2 Вам надо переводов?

Только пряники?

Всякому сведущему (а вы-то, конечно, да!) человеку известно, что существует политика кнута и пряника. Это вполне соответствует еврейской традиции. Правда, с одной оговоркой: еврейские мудрецы советуют никогда не наказывать детей в гневе.

В наши задачи входит не только дать детям знания, но и воспитать культурных, гармонично развитых людей. Поэтому, конечно, без «розог» не обойтись. И вот что интересно: сотрудникам нашего Центра не раз приходилось слышать от участников различных программ: «Вы ругаете, а возникает такое ощущение, что хвалите». И это, безусловно, великое искусство, так поощрять или наказывать, особенно ребенка, чтобы не сломать его личности.

Как известно, в педагогике понятия «оценка» и «отметка» отличаются. Одна из особенностей преподавания в «Мигдале» — отсутствие отметок, но не оценки. Работа и успехи детей на занятиях не оцениваются баллами. С одной стороны, это, вроде бы, лишает детей стимула. В человеческой, а особенно детской, психике заложено стремление выделиться, доказать всем свою талантливость и значимость. Но, кроме того, что подобные стремления не стоит культивировать (поскольку у этой медали имеется и другая сторона...), ребенок, которому не удается получать хорошие отметки, чувствует себя ущербно, занятия вызывают у него отрицательные эмоции, создается стрессовая обстановка. Учеба для такого ребенка перестает быть радостью. Поэтому каждый малыш слышит о своей работе только положительные отзывы. Для каждого ребенка учитель находит слова похвалы, поощрения и исподволь исправляет возникающие ошибки.

На одном из занятий живой и непоседливый мальчик раньше других закончил свою работу (дети раскрашивали маски для Пурима). Он тут же встал в стремлении чем-то заняться. Какова должна быть реакция школьного учителя в такой ситуации? Сделать замечание, посадить и заставить ждать, когда другие закончат работу. Попробуйте сделать это с живым еврейским малышом, который уже привык видеть неудержимый восторг на лицах окружающих по поводу каждого своего деяния. И он, действительно, его заслуживает: он ярок, афористичен и непосредственен. Ну, так посадите его, усмирите, погасите. Опытный школьный учитель постарается предложить такому ребенку следующее задание. А если малыш уже устал, исчерпал запас прилежания?

В нашем конкретном примере учитель предложил мальчику пройтись по классу и посмотреть, как рисуют другие. Он тут же принялся за дело: «У тебя некрасиво, у тебя неинтересно».

Детский максимализм в действии. И учитель исподволь приучает ребят к благожелательности и терпимости, он объясняет, что все рисуют просто замечательно, но здесь можно что-нибудь добавить, здесь закрасить пустое пространство. А когда все закончат работу, все маски будут вывешены в коридоре и родители увидят, как здорово рисуют их дети.

Вот так любая сложная ситуация для талантливого учителя становится лишь поводом для импровизации и достижения поставленных задач.

И все-таки, существуют неявные стимулы, заставляющие детей стремиться достичь успеха в учебе. Этот стимул — выход на сцену, для участия в праздничных спектаклях. Для того, чтобы выступать, необходимо иметь определенные навыки, преодолеть стеснение, проявить себя ярче. А уж участвовать в спектаклях будут все. Вот ребята и стараются изо всех сил.

Чтоб вс?, как у людей, но лучше.

Дети тоже люди, но еще невзрослые. И, конечно, ничто человеческое не проходит мимо. Поэтому, посмотрим, как это у людей.

А у людей процесс восприятия и запоминания имеет свои особенности. Психологи выделяют три типа прохождения этого процесса: аудиальный (слух), визуальный (зрение) и кинестетический (осязание, эмоции). Конечно, каждый человек обладает некоторым сплавом этих способностей, но какие-то из них преобладают. Научить детей пользоваться всеми способами — задача соблазнительная и благодарная.

В книге «Школьная магия» Линда Ллойд пишет:

«Дети часто выбирают один способ запоминания и используют почти исключительно этот способ, пока вы не научите их использовать все три способа. Поэтому, если вы применяете в преподавании только один способ (чтение лекций, например), вы установите эффективный контакт лишь с теми учениками, которые предпочитают аудильный способ.

Используйте доску и мел, используйте таблицы, графики и рисунки, представляющие ваш лекционный материал и скоординированные с ним. Добейтесь того, чтобы дети участвовали в ролевых играх или чтобы они эмоционально были вовлечены в содержание. Когда у детей задействованы все три модальностивизуальная, аудильная и кинестетическая — они могут лучше запоминать сведения и понятия, вне зависимости от того, предпочитают ли они одну какую-то модальность, или используют все три».

Вот несколько примеров учебных игр, которые приводит Ави Шульман:

«Однажды зимой, идя не спеша по коридору дневной школы, я вдруг услышал восторженные детские крики из подготовительного класса. Я вошел в класс и увидел на полу большой суповой котел, по-видимому, заимствованный на кухне. Перед котлом сидела группа детей, один из которых держал удочку, самую настоящую — с леской, грузилом и крючком. Этот мальчик «ловил рыбу» в котле. Пока я смотрел на него, он вытащил «добычу» — листок цветной бумаги для поделок, вырезанный в форме рыбы, с написанными на нем ивритскими буквами. «Рыбак» взял свой «улов» и прочел буквы, после чего ему вручили «рыболовные права».

Дети были так увлечены этой игрой, что, казалось, они не променяют ее ни на отдых в перемену, ни на любое другое занятие. Когда учеба так сильно увлекает, пробуждает такой большой интерес, это значит, что учитель — настоящий творец, что он добился максимального успеха в своей работе.

Мы разработали с классом множество таких игр. В одной из них дети воображали, что находятся в горящем доме с шестами, по которым можно съехать вниз, если правильно прочитать на доске название места, где начался пожар. Мы пользовались также устройством, изображавшим автомобиль, который развозит вывески. Цель этой игры состояла в доставке правильной вывески в нужный магазин — так мы отрабатывали навыки чтения. Мы вели самолеты на посадку и океанские суда к причалу. Как уже говорилось, такие игры могут быть очень простыми — чем проще, тем лучше. Когда выдумываешь новую игру, надо использовать те предметы и ситуации, которые известны детям.»

Еврейские штучки

Как известно, еврейская традиция поощряет поиск ответов на возникающие вопросы. Процесс познания тесно связан с постановкой вопроса и получением на него исчерпывающего ответа. Вот еще один совет, который дает Ави Шульман:

«Не «говорите», а «спрашивайте».

Учителя из собственного опыта знают, что дети лучше всего учатся не по лекциям и объяснениям, а в ходе личного участия в уроке.

Когда мы отвечаем ученику на его вопросы и на вопросы его одноклассников, он активно вовлекается в учебный процесс, дискуссия становится для него более осмысленной, и есть основания предположить, что урок запомнится ему надолго.

Учитель начальной школы должен не только поощрять детей задавать вопросы на занятиях, но и объяснять им новый материал через вопросы.»

Вы, конечно, знаете, что все евреи отвечают друг за друга. Эта ответственность не обходит стороной и преподавателей нашего Центра. Как правило, различные предметы преподаются разными преподавателями (и это хорошо). Очень важно выработать единый подход и общую идеологию подачи материала: детская психика не выдерживает разночтений. Поэтому есть смысл преподавателям разных предметов, время от времени, обмениваться информацией, планами, согласовывать и оговаривать «узкие» места, которые могут подаваться по-разному. Интересно, также, взаимопроникновение предметов: так уроки традиции могут и должны быть согласованы с уроками прикладного творчества и музыки, элементы изобразительного искусства могут присутствовать на уроках иврита, а ивритские слова можно вводить в обиход, преподавая другие предметы.

Блеснем еще раз разносторонностью наших знаний и приведем латинскую поговорку, которая, поверьте, здесь совсем некстати — «Omnia mea mecum porto»1. Ну что? Посмотрели сноску? Так вот, ничего наши малыши с собой не носят. (Разве что сок и еду, но и это мы стараемся им обеспечить).

Все, необходимое для работы, им раздают на уроке.

У каждого ребенка есть скоросшиватель, в котором хранятся все его работы (иногда это ксерокопии заданий), которые он делал не только на уроках иврита, но и на рисовании, на уроках традиции. На каждом скоросшивателе написано имя владельца и, при необходимости, учитель раздает их для следующей работы. Нужно видеть, с каким удовольствием дети перелистывают свои работы, рассказывают о них новичкам, одновременно, незаметно для себя, повторяя (на эмоциональном уровне) пройденное на уроках иврита, традиции и рисования. Хранись эти работы у них дома, они никогда бы их не перелистывали. Получая их на уроке, они испытывают радость узнавания, интерес и гордость (особенно, если при этом присутствуют новички) за то, как замечательно они когда-то выполнили то или иное задание.


1 «Omnia mea mecum porto» (лат.) — вс? сво? ношу с собой.

Основные блюда

Ну что ж, после легкой преамбулы и ненавязчивых советов, ваш аппетит, вероятно, разыгрался, и мы можем перейти к основным блюдам нашей мигдалевской кухни.

С традицией по жизни

Как всегда, евреи ловко устроились! Мало того, что каждый месяц у них (то есть у нас) обязательно имеется в заначке какой-нибудь праздник, так еще каждую неделю они (то есть мы с вами) заканчивают самым большим праздником — Шабатом.

Конечно, на таком эмоциональном и «вкусном» материале обычаи и традиции запоминаются, как бы сами собой. А, если к этому еще добавить песни, танцы, инсценировки, то радость праздника и традиций, связанных с ним, останется на всю жизнь.

На самом деле, не все так просто и розово. Как, без знания географии, истории и многих других очевидных для взрослого понятий, объяснить малышам, откуда берет свое начало та или иная еврейская традиция? Как, например, объяснить, кто такие египтяне. Приходится увязывать многие понятия ассоциативно, давая детям вкратце уроки истории, географии и искусства.

Помните совет Ави Шульмана? Так вот, урок еврейской традиции, как правило, «раскручивается» с вопросов. Обычно в группе есть уже малыши, которые праздновали праздник в прошлом году. Именно на них может опираться учитель, задавая вопросы.

Давайте посмотрим на примере праздника Песах, как постепенно ребята вместе с учителем восстанавливают причинно-следственную связь.

— Что мы празднуем в праздник Песах? — спрашивает учитель.

В ответ — тишина, даже те, кто уже знают, молчат, может сомневаются (вряд ли стесняются, потому что в этом возрасте каждому хочется «прославиться»).

— Что мы едим на Песах?

Ну тут уж удержаться трудно, все, что связано с едой (приятное или нет) обязательно запоминается.

— Мацу! — кричат малыши.

— А почему?

— Потому, что это — хлеб, который евреи ели, когда вышли из Египта.

— А что такое Египет?

Молчание. И тогда идет в ход визуальный способ запоминания. Учитель достает картинки с изображением пирамид, сфинкса, фараонов.

— А что евреи делали в Египте?

И вот тут «знатоков» прорывает, они рассказывают, как евреев обижали в рабстве. Заодно выясняется вопрос, что такое «рабство», потому что каждое новое понятие нужно объяснять и связывать ассоциативно.

Для первого урока достаточно. На следующем уроке будут обсуждаться египетские казни. Этот урок вызовет немало эмоций и, конечно же, запомнится.

После двух уроков, посвященных истории праздника, проводится «модельный» урок, собственно, посвященный непосредственно традиции проведения Седера. К этому уроку подготавливается все, необходимое для проведения Седера. С «грядки» на подоконнике срывается выращенная совместно с ребятами петрушка, достается из шкафа пасхальная посуда, родители приносят необходимые продукты. Столы составляются в один стол, ребята рассаживаются и каждый получает «Агаду». Модельный урок начинается.

Но приведенный пример ознакомления с праздником, далеко не исчерпывает процесс обучения еврейской традиции. Непосредственная подготовка к празднику, разучивание песен и танцев, изготовление украшений и костюмов, участие в праздничном спектакле, все это вырабатывает радость и интерес, которые, можно надеяться, всегда будут способствовать желанию соблюдать еврейские традиции во всей последующей жизни ребят.

(Кстати, если вы таки дочитаете сей труд до конца, то именно там вы обнаружите парочку сценариев, написанных нашим руководителем программы дошкольников Скрипчак И.А., для постановки спектаклей на праздники Суккот и Шавуот).

Иврит — это интересно (даже без ЕШКО1)

Одной из особенностей преподавания иврита дошкольникам в нашем Центре является то, что часть детей знакомится с языком впервые, а другая часть посещает занятия уже второй год. Поэтому преподавателю приходится несколько видоизменять построение занятий по сравнению с предыдущим годом, чтобы детям, которые уже знакомы с материалом, было интересно, чтобы они не только повторяли пройденное, но еще и открывали для себя что-то новое.

Ознакомление с языком происходит не только на уроках иврита, но и на всех остальных занятиях. По ходу уроков дети узнают (или повторяют) новые слова. Так, например, на уроках изобразительного искусства они знакомятся с названиями цветов, предметов, которые они изображают, со счетом. На уроках еврейской традиции они узнают названия месяцев, праздников, предметов быта и культа. Знакомясь на уроках музыки со словами песен, малыши естественно продолжают процесс познания языка еще и в такой эмоциональной форме.

Итак, на первых уроках иврита малыши знакомятся с названиями предметов и людей, которые будут участвовать в учебном процессе: они узнают, как будут звучать на иврите слова «учитель», «девочка», «мальчик», «парта», «карандаш» и т. д.

Они получают раздаточный материал, включая упомянутые ранее скоросшиватели.

Для изучения алфавита также существует необходимый реквизит. Конечно, в арсенале учителя есть традиционные наглядные пособия и школьная доска. Но, кроме того, каждый ребенок владеет личным конвертом с буквами и коробочкой с картинками. В начале урока каждый получает свой комплект.

В конвертах хранятся только те буквы, с которыми малыши уже ознакомлены. Учитель поднимает каждую букву по очереди и предлагает детям произнести ее название. Затем они отвечают на вопрос «Каким голосом говорит эта буква?» и достают из своих «запасников» картинки предметов, начинающихся с этой буквы. При этом учитель смотрит, чтобы каждый ребенок поднял правильную букву и правильно ее назвал. Малыши поощряются похвалой, звучащей поочередно то на иврите, то на русском языке, что позволяет новичкам постепенно узнать и запомнить звучание этих слов. Таким же образом повторяются слова типа «у меня нет», «есть», когда обнаруживается, что у ребенка, пропустившего какое-либо занятие, буква отсутствует. Это фокусирует его внимание на этой букве, он тут же получает недостающую карточку и повторяет букву за учителем.

Затем учитель предлагает детям назвать слова, которые начинаются с этой буквы, прочитать слова, составленные из уже знакомых букв.

После такого краткого обзора усвоенного материала начинается процесс ознакомления с новой буквой.

С чего начать это знакомство? Как помочь ребенку запомнить написание новой буквы? Учитель берет в руки карточку с буквой и предлагает сравнить ее с чем-то уже знакомым. Так, например, при знакомстве с буквой בּ‎ учитель предлагает сравнить ее с буквой כּ‎. Они обсуждают сходство и различие в начертании этих букв. Затем каждый получает карточку с буквой. Дети произносят ее название и повторяют за учителем, «каким голосом говорит эта буква». Теперь очередь за картинками. Каждый пополняет свою «сокровищницу» картинками предметов, начинающихся на новую букву.

И все! На сегодня уже и так много. Мы и без того слишком долго задерживали внимание аудитории. И, потом, как в хорошем сериале, все самое интересное будет завтра.

А завтра, после уже знакомого ритуала проверки «сохранности и тайны вкладов», каждый «клиент» получает некий листик, на котором уже знакомая нам по прошлой серии буква окружена какими-то картинками и все они, почему-то, черно-белые. Каждому желающему предлагается исправить несправедливость и окрасить букву в любимый цвет. Но, бедные картинки! Что они тут делают? Может быть они «буквины родственники»? Их имена произносятся хором на иврите и сразу же выясняется, кто — родня, а кто — всего лишь гости. Теперь все картинки, которые начинаются на данную букву, должны быть раскрашены. И малыши, забыв, что это урок иврита, а не рисования, с увлечением раскрашивают картинки. И, как вы уже наверное догадались, вся эта красота добавляется в личный скоросшиватель.

Через определенное число уроков (когда дети уже знают 6-8 букв) каждому ребенку выдается ксерокопия алфавита с нераскрашенными буквами. Конечно, тут же повторяется слово «алфавит» на иврите. И надо сказать, что не так уж легко справляются малыши с этим заданием (здесь уместно вспомнить старую поговорку о повторении и учении). Учитель предлагает среди всех букв найти те, «которые мы уже знаем». И тут, после длительных поисков, обнаруживается, что в алфавите что-то «не так». А именно, у букв בּ‎ и כּ‎ сбежали точки. И это является поводом для знакомства с новыми буквами, сразу двумя и в удобной ассоциативной форме. Оказывается, говорит учитель, у уже знакомых нам букв «бет» и «каф» есть братья-близнецы «вет» и «хаф»; только наши старые знакомые помечены родинкой, и мы можем их легко отличить от их близнецов.

Как вы думаете, смогут ли ребята после такого знакомства забыть новые буквы?

А теперь ребятам предлагается раскрасить уже знакомые буквы, каждую определенным цветом, при этом, как вы уже наверное догадались, каждый цвет называется на иврите.

Ну попробуйте сказать, что иврит — это скучно!

«Два шага налево, два шага направо...»

Оговоримся сразу, особых чудес от детей дошкольного возраста в танцах ожидать не приходится. За очень редкими исключениями, они еще плохо координируют свои движения, забывают танцевальные элементы и просто забывают их последовательность. Поэтому первоочередная задача, которая стоит перед педагогом, не создать красивый концертный номер, а дать детям элементарное умение двигаться под музыку, концентрировать внимание, слышать ритм и, конечно же, получать от всего этого удовольствие.

Что может в этом быть еврейского? Музыка, осознание сюжета, которому посвящен танец. Как правило, танцы готовятся к праздникам на соответствующую музыку. На уроке традиции малыши уже были ознакомлены с историей и традицией данного праздника, а на уроках иврита и музыки преподаватели «проштудировали» с ними мелодию и слова. Выбор музыки, особенно для малышей, очень важен, она должна быть ритмичной, эмоциональной и легко запоминающейся.

Изначально малыши получают даже не уроки танцев, а уроки ритмики.

Со временем, когда они уже умеют двигаться под музыку, можно начать выстраивать рисунок танца. Как правило, это круговые движения и разводка. Причем, важно, на какой зал (или сцену) готовится танец. Один из вариантов — встречное движение. Тут важно поставить первыми тех ребят, которые могут сконцентрировать внимание и повести за собой остальных. Но, все же, рядом должен быть педагог, который помогает вовремя вступить, подсказывает движения, отстукивает ритм, подбадривает мимикой.

Основные «па», которые доступны малышам — это различные движения руками. Но, поскольку ручки у них маленькие, то для усиления эффекта можно дать им какие-то соответствующие танцу предметы — цветы, ленты, шумовые инструменты и т. д. Ну и самая нелегкая задача — добиться того, чтобы «все это» двигалось одновременно. Дерзайте!

В качестве пособий по построению танцев для дошкольников рекомендуем методические пособия Института Израильского народного танца.

В клезмеры2 с горшка

Если вы когда-либо были в Пушкинском лицее, то, вероятно, видели рисунки лицеистов, которые хранятся там — вполне профессиональные. Вы задаете себе вопрос, неужели все лицеисты были столь одаренными художниками? Но затем понимаете, что то, что хранится в лицее и те рисунки, которые мы видим на полях Пушкинских рукописей, это не произведения искусства, это просто мастерское владение техникой рисунка, то, чему, оказывается, можно обучить практически каждого.

Так вот, оказывается, практически каждого ребенка можно обучить и музыкальным азам, независимо от способностей. Более того, можно научить его, не слепо заучивать какие-либо произведения, а подходить к этому творчески и даже самому импровизировать и сочинять.

Вот выдержка из книги Карла Орфа, посвященной его системе детского музыкального воспитания:

«Я не думал о воспитании особо одаренных детей, а имел в виду воспитание на более широкой основе, которое позволило бы охватить и малоодаренных детей. Опыт убедил меня, что редко можно встретить совсем немузыкальных детей, что почти к каждому можно найти путь, у каждого вызвать отклик и, таким образом, содействовать развитию скрытых способностей. Беспомощный педагог часто по невежеству засыпает живые родники, препятствует развитию талантов...»

Эта мысль подтверждается и опытом наших учителей музыки. Не производится никакого специального отбора детей. Да, конечно, детей прослушивают и определяют их возможности. И даже, довольно часто, попадаются так называемые «гудочники». Но тем труднее и интереснее задача педагога. Как радостно, когда удается расширить певческий диапазон, который, как правило, у детей этого возраста не очень большой. Ведь петь и танцевать хотят все, это заложено в человеческой природе — это один из способов самовыражения и раскрепощения. И, оказывается, этому можно научить практически каждого ребенка.

Систему Карла Орфа можно использовать и на уроках музыки в еврейских центрах. Развитие творческих способностей ребенка на примерах еврейской музыки и текстов — интересный синтез. Например, взяв слова известной ханукальной песенки

Севивон сов, сов, сов,
Ханука — hу hаг тов3,

можно предложить ребенку сочинить вариант своей мелодии, используя пять пальцев ладони, как пятиступенный звукоряд. Учитывая узкий диапазон детского голоса, такая форма работы с маленьким ребенком более приемлема и позволяет импровизировать, даже не зная нот.

Еврейские ручки

Конечно же ничего особенного в этих ручках нет. Обычные детские не очень умелые ручки. Настолько неумелые, что, например, при изготовлении раашаним (трещоток для Пурима) пришлось учить их завязывать ленточку бантиком.

Но научить их можно многому! К каждому празднику ребята обязательно выполняют какую-то работу: мастерят волчки к Хануке, маски и трещотки на Пурим, делают аппликации, рисуют.

Очень интересен опыт их коллективной работы. Так, малышам было предложено сделать панно «Иерусалим». Эскиз был нарисован преподавателем заранее на листе ватмана. Затем каждому малышу было дано конкретное задание. Одни раскрашивали буквы, другие лепили пластилином контуры, третьи делали аппликации из природных материалов (например, семечки, цветы). Результат превзошел все ожидания: работа была выполнена вполне «профессионально» и очень аккуратно.

Конечно, такого результата можно добиться не сразу, сначала малыши должны получить необходимые навыки. Но, представьте, какой радостью и гордостью светились их лица, когда их панно украсило стену большого коридора Центра!


1 ЕШКО — заочная форма обучения нееврейским языкам.
2 клезмеры — еврейские свадебные музыканты, мастерство которых передавалось от поколения к поколению.
3Вольный перевод песенки:
Волчок, вертись, вертись, вертись
Ханука — славный праздник.

Севивон (дрейдл) — ханукальный волчок. На уроке традиции ребятам уже объяснили, что такое «севивон», а на ИЗО они даже мастерили его своими руками. Вот отличный пример того, как различные учебные предметы (и преподаватели) помогают друг другу.

Десерт, или Бесплатное приложение

Суккот


(В сценарии использованы стихи еврейских поэтов)

Действующие лица:

  • Осень
  • Суккот
  • hадас (мирт)
  • Лулав (пальмовый лист)
  • Этрог (цитрус)
  • Арава (речная ива)

Осень Минуло лето, спала жара,
Новому году настала пора.
Холод идет, беспокоятся птицы,
Ветру на месте уже не сидится.
Песня «Шана това».
Осень Шалом всем вам!
Я Осень! А это —-- мои друзья,
Осенние листочки,
Которые тихо лежат
На крыше нашей Сукки.
А когда ветер их ласкает,
Они песню напевают.
Песня «Башана».
Осень Тишрей шагает по дворам
В лучах тепла и света.
Сегодня праздник наш Суккот,
И нам приятно это.
Звучит музыка, входит Суккот.
Суккот Вы обо мне? А вот и я!
Привет осенний вам, друзья!
Вы рады встретиться со мной?
Вам нравится всем праздник мой?
Бежал сюда я через парки,
И вот принес я вам подарки.
(показывает корзины с фруктами)
Танец фруктов.
Осень Суккот! Шалом!
Мы рады тебя видеть!
Суккот Да, я Суккот, меня узнали?!
Так давайте поиграем.
Соберем сейчас мы урожай плодов,
Много общей радости
После всех трудов!
Играют в игру «Собери урожай».
Суккот Ах, как у вас тут весело,
И как же здесь красиво!
Но кто ж, прошу, ответь ты мне
Сукку построил? Просто диво!
Осень Я ответить не могу,
Лучше я ребят спрошу.
Ну, ребята, не таите,
Все Суккоту расскажите.
Дети (по очереди) Послушай-ка лучше,
Чем занят был дед:
Шалаш мастерил он,
Забыв про обед
Шалаш по другому
Зовется сукка,
Крепка и проворна
У деда рука.

Лежала фанера
Под лестницей год.

Дед очень доволен:
Для стенки сойдет.

И доски в сарае
Скучали давно.
Не чем-нибудь — полом
Им стать суждено.

И ветки — не ветки,
А крыша теперь,
И штора — не штора:
Готовая дверь.

Я деду сейчас же
На помощь пришел.

И сразу работу
Себе я нашел.
Трудились мы с дедом
Весь день напролет,
Ведь ждали тебя мы,
Веселый Суккот.

Песня «Сукка».
Суккот Молодцы!
А где ж мои друзья -
Хадас, лулав, этрог и арава!
Осень Не знаю! Давай поищем.
Ищут. Вбегает hадас.
haдас А вот и я!
Меня заждались?
hадас прийти не мог забыть!
Я знаю, без меня вы праздник
Не сможете благословить!
Я привел с собой друзей,
Так встречайте их скорей!
Дети Гость явился к нам в сукку
Проходи, hадас душистый.
Ты друзей быстрей зови,
Ждет их море лиц лучистых.
Танец.
Входит Лулав.
Лулав Шалом, друзья!
Я, Лулав, пришел к вам в гости,
На ваш праздник посмотреть.
И прошу вас очень, спойте,
С вами я хочу попеть.
Рос я долго и старался,
Стройным был не распускался.
И сейчас я с вами здесь
Буду звонко песни петь!
Ребенок Гость явился к нам в сукку!
Проходи, Лулав зеленый.
Вместе песенку споем
Мы о празднике веселом!
Песня «Праздник пришел».
Этрог А я, желтенький Этрог.
Не прийти я к вам не мог.
Хоть и очень к вам спешил,
Но подарок не забыл.
Мой подарок не едят,
На него лишь все глядят!
Ребенок Гость явился к нам сукку.
Золотой этрог, прошу,
Ты сюда к нам приходи
И подарок покажи!
Танец.
Вбегает Ива.
Ива Я веточка гибкой ивы.
Расту возле речки бурливой.
И, думаю, вы не забыли,
Позвать к себе дождик игривый?
Чтоб землю сполна напоил,
Жизнь новым росткам подарил!
Ребенок Гость явился к нам в сукку,
Листвой трепеща на ветру,
Проходи к нам, Арава,
Тебе рады мы всегда!
Танец «Дождик».
Ребенок Спасибо, тучки шаловливые,
Спасибо, капельки игривые.
Лулав Мы не только пригласили
К вам в сукку гостей,
Но и игру взять не забыли, -
Давай играть скорей!
Играют.
Осень Мы рады встретиться здесь с вами
И на прощанье мы желаем:
Пусть будет добрым Новый год,
Как мамин голос.
Все действующие лица (по очереди):
? Пусть будет сытным Новый год,
Как хлебный колос.

Пусть будет чистым Новый год,
Как песня скрипки.

Пусть будет нежным Новый год,
Как свет улыбки.

Пусть будет сладким Новый год,
На мед похожим.

Пусть будет счастлив Новый год,
И мы с ним — тоже. (вместе)

Песня.

Шавуот


(по мотивам сценки «Тора и горы» Ривки Элицур)

На сцене стоят дети, одетые в костюмы гор. Играет музыка, вылетают ветры (танец).
Ветер 1 У-у-у!
Настал ваш час.
Просыпайтесь, горы, враз!
У нас новость есть для вас:
Скоро Б-г, Творец природы,
Даст еврейскому народу
Вечную свою Тору —
Мудрую, чудесную
Тору небесную!
Ветер 2 Тора — сокровище мира,
Тора — Израиля свет.
Тора — звучащая лира,
Слышная тысячи лет!
Ветры улетают. Появляются птицы. Музыка, танец птиц.
Птица 1 Новость, новость, чик-чирик,
Да такая, что шалеем:
Скоро на одной из гор
Даст Г-сподь Тору евреям!
Птица 2 Тора — есть завет с Всевышним,
Тора — Закон на века.
Освящена она свыше.
Она крепкая наша рука.
Песня.
Горы Кто же о Торе не знает!
Кто ее не уважает?
Птицы улетают.
Кармель Я — Кармель —
Ногами в море,
Головою в вышине.
Красотою я поспорю
С каждою из гор в стране.
Даст Г-сподь Тору на мне!
Тавор Я — Тавор.
Я — высоченная.
Мной гордится вся Вселенная,
Спускайся с неба ты ко мне,
Я — высоченная.
Мной гордится вся Вселенная,
Спускайся с неба ты ко мне,
Тора благословенная!
Хермон Ты самая высокая и лучшая из гор?
Нет, не сравнишься ты со мной,
Смешон мне этот спор.
Глянь: на вершине на моей —
Чистейшие снега.
А рядом в вышине плывут
Седые облака.
В высотах снежных я гостей
Не так, как вы, приму,
И даст Г-сподь Тору на мне
Народу своему!
Арарат Что ты хвалишься, Хермон?
Никому ты не известна,
Меня же знают повсеместно.
Когда мир затопили
Я на своих плечах
Держала Ноев ковчег!
И чужда гордыне.
Синай Я — Синай — совсем проста
И чужда гордыне,
Ни деревья, ни цветы
Не растут в пустыне.
Злое солнце надо мной
Целый день пылает.
«Выжженной горой» меня
Люди называют.
Не красива, ни мила
И не вышла ростом...
Кто я, Б-же, чтоб ко мне
Ты сошел так просто?
Звучит музыка, а на ее фоне слова:
Горы (одна за другой):
?
Лишь ко мне!
Лишь ко мне!
Нет, ко мне!
Нет, ко мне!
2 раза
Вылетают птицы.
Птицы Не ругайтесь и не спорьте,
Вс-вышний даст Тору на горе Синай!
Горы На Синае?! На этой замухрышке?
Птицы На скромнейшую из гор
Скромнейший из людей взойдет
И для народа его
Тору возьмет!
Вылетают Ветры, музыка.
Ветер 1 Летим мы к Синаю,
Закончился спор!
Ветер 2 Г-сподь даст Тору
На скромнейшей из гор!
Моше подходит к Синаю и получает Тору. Поворачивается к зрителям.
Моше Озаритесь Светом Торы,
Светом радости и веры,
Неизменным, как звезда, —
В наши дни и навсегда!
(Спускается с горы, поднимает Тору вверх.)
? Тора — конец и начало.
Тора — «Отечества дым»,
Тора в нашем сердце. И значит —
Мы будем народом Святым.
Птицы Пусть солнце восходит все выше —
Мы вместе поем!
Б-г нашу песню услышит!
Евреи, шалом!
Песня и танец.

После всего

Вот и пробежались мы с вами по основным «пунктикам» программы нашей работы с дошкольниками. Сей «труд» никоим образом не претендует на лавры капитального. Это всего лишь желание немного помочь вам и дать первые советы, показать, как это делается в Одессе... на Малой Арнаутской. Если же вы захотите более подробно ознакомиться с работой «Мигдаля» и получить квалифицированный совет, не стесняйтесь — обращайтесь!

Пособие базируется на опыте работы дошкольного отделения еврейского общинного центра «Мигдаль», авторских разработок руководителя Ирины Скрипчак.

При участии педагогов: Алексея Шепеленко и Светланы Золотаревой.

Составитель: Методист центра И. Найдис

Главная > Мигдаль > Методический центр > Методические пособия > Дошкольное отделение > Вся книга для печати
  Замечания/предложения
по работе сайта


2021-10-28 05:48:08
// Powered by Migdal website kernel
Вебмастер живет по адресу webmaster@migdal.org.ua

Сайт создан и поддерживается Клубом Еврейского Студента
Международного Еврейского Общинного Центра «Мигдаль» .

Адрес: г. Одесса, ул. Малая Арнаутская, 46-а.
Тел.: (+38 048) 770-18-69, (+38 048) 770-18-61.

Председатель правления центра «Мигдаль»Кира Верховская .


Jewniverse - Yiddish Shtetl Еврейский педсовет Всемирный клуб одесситов