БС"Д
Войти
Чтобы войти, сначала зарегистрируйтесь.
Главная > Мигдаль Times > №108 > Интервью с «маской»
В номере №108

Чтобы ставить отрицательные оценки, нужно зарегистрироваться
+11
Интересно, хорошо написано

Интервью с «маской»
Интервью вела Ида РУБИНШТЕЙН

Деньги – это гениальное изобретение человечества, эквивалент отношений в деловом, материальном мире и зачастую, как ни странно, в духовном, деньги – индикатор, который проявляет личные качества человека и тенденции в обществе. Мы решили поговорить о деньгах с человеком, у которого они есть. Для того, чтобы ответы были искренними и непринужденными, наш респондент останется инкогнито.

ИзменитьУбрать
(0)

Ты прочел вопросы и считаешь, что это никому не интересно, почему?

– Потому, что я не вижу ни одного оригинального ответа. А если нет ничего оригинального, то это не интересно само по себе.

Я с тобой не согласна. Все, что касается денег, особенно больших денег, большинству людей интересно.
Бывает ли достаточно денег? Или чем больше денег, тем больше запросы?

– Не запросы, а интересы. Чем больше денег, тем больше их нужно, но не для того, чтобы просто потратить, а чтобы что-то интересное ввести в практику.

Ввести в практику – в производстве, в личной жизни?

– Я уже всего достиг. Здесь мои запросы ограничены.

Что дают тебе деньги, кроме материальных вещей?

– Свободу, и больше ничего. Свободу ни от кого не зависеть – ни от событий, ни от людей, ни от ситуации.

Удается зарабатывать большие деньги и ни от кого не зависеть?

– Нет, не «удается» – ты не так вопрос ставишь. Большие деньги дают возможность ни от кого вообще не зависеть. В том числе и от ситуации. В том числе и от того, как складывается позиция государства по отношению к предпринимателям. Вообще ни от кого.

У тебя много друзей, в твоем доме всегда много народу…

– Друзей у меня почти нет, приятелей много.

У тебя бывают интересные люди, в чем-то выдающиеся – в искусстве, в науке, особенные люди…

– Нет. Если человек доктор наук, это не значит, что он хоть чем-то выдающаяся личность. Ну, скажем, это люди интеллигентные...

Ну да, например, пришел к тебе доктор наук, ректор института… А ты в этой области – никто…

– Что значит «никто»? Как минимум, у меня такие же знания, как у него, в той отрасли, где он доктор.

Ты считаешь, что деньги никак не влияют на ваши отношения?

– Нисколько. Ты называешь докторов наук, а почему не называешь людей, которые работают у меня на производстве и приходят ко мне домой: один – рабочий на конвейере, другой – сторож…

По поводу этих людей у меня нет вопроса: у тебя были бы с ними приятельские отношения независимо от того, что у тебя вилла­, яхта, связи…

– Да. Я не выбираю друзей по принципу достатка или положения. Для меня это не имеет значения.

А ты уверен, что эти люди относились бы к тебе так же, если бы у тебя всего этого не было? У тебя таких мыслей не возникает?

– Практика показывает, что некоторые люди на это рассчитывают. К сожалению, с такими людьми приходится расставаться, но это редко бывает.

Насколько тебя это задевает?

– Очень сильно. Поэтому я стараюсь не обременять­ себя лишними связями.

В Америке я наблюдала некоторое помешательство – помешательство на лейблах. Например, в джинсах такой-то фирмы неприлично показаться в обществе или ребенку прийти в школу. Есть ли у тебя такое отношение к лейблам?

– Нет. Но есть несколько фирм, которые я просто очень люблю, отдаю им преимущество при выборе одежды. Это «Пол Шарк» и «Бриони». Мне они нравятся, эта одежда соответствует моему стилю. Но если мне попадется что-то интересное любой другой фирмы, я это куплю.

А часы?

– Часы – это особый случай, они не относятся к общей категории – именно у меня. Наверное, это еще с детства сдвиг, но я не хочу носить часы не самые крутые, поэтому я сейчас не ношу никаких.

Почему с детства?

– Я жил в одной коммунальной квартире с парнем старше меня лет на 10, он был крутым фарцовщиком и всегда носил офигенно красивые часы. Красивые! С тех пор у меня пунк­тик. Поэтому часы – это особый случай. Я хожу без часов только потому, что я не могу сейчас позволить себе часы стоимостью в 100-150 тыс. долларов.

Вот! – вопрос, который меня интересует: есть ли какие-то пределы затрат – нравственные или установленные тобой – сколько может стоить вещь – часы, чашка или что-то еще, т.е. вещь функциональная?

– Мне не стыдно тратить деньги, не отдавая их голодающим Африки. Мне плевать на голодающих Африки, но друзьям, которым нужны деньги для нужд больницы, например, я даю всегда. И не только друзьям. Я знаю, что эти деньги будут потрачены на то, что нужно. Зачастую они, стесняясь взять у меня деньги, дают мне счета на то, что нужно купить: кровати, медицинское оборудование. Когда у меня есть такая возможность, я это делаю.

Это для оборудования больницы. А если это, не дай Б-г, какой-то твой знакомый, который серьезно болен?

– Такой случай был. Когда моему другу потребовалась серьезная операция, и я не знал, дадут ли ему страховку, я его жене сказал: «Делай! Меня не интересует, сколько это стоит. Я деньги дам». Честно говоря, я был уверен, что страховка не дает ему права на такую сложную операцию. И я сказал, чтобы делали, хотя у меня лишних денег не было на тот момент.

Вот реальная ситуация. Человек дал приятелю деньги на операцию по поводу опухоли мозга. Прошло время  – все было нормально, и опять рецидив, опять нужны деньги. И вот вопрос: до какого предела давать деньги?

– Я даю деньги тогда и в таком количестве, в каком мне позволяют обстоятельства. Если это касается друзей, я буду выше обстоятельств: чего-то себе не позволю – в бизнесе или лично, грубо говоря, оторву от себя ради друзей, или знакомых, или близких. Ради незнакомых – отрывать не буду, хотя мне будет их очень жалко. Но таких людей очень много, и я не могу всем помочь. Я думаю, что если бы у меня денег было больше, намного больше, я бы свою благотворительность расширил.

Твое отношение к благотворительности?

– Если делать ее точечно, она правильна.

Допустим, у тебя неограниченные возможности. Есть области, в которые ты бы с удовольствием вкладывал деньги, не получая от этого доход? В культуру, медицину, науку?

– Нет. Я бы давал на исследования, необходимые человеку в принципе: СПИД, рак…

То есть, медицина?

– Только медицина, и больше ничего вообще. Еще, может быть, на детские дома. Но, к сожалению, там тоже все разворовывается. Скорее всего, просто купил бы какие-то необходимые вещи и завез их.

Ты считаешь, что состоятельный человек не может решить проблему этих заведений, построить их так, чтобы не разворовывались средства? Или тебе было бы жаль тратить на это деньги?

– Мне было бы жаль тратить время. Времени нет ни у кого.

Допустим, ты оказываешься в среде людей на порядок богаче тебя…

– У меня нет никакого комплекса. Я не считаю себя интеллектуально ниже других!

Помнишь, в фильме «Титаник» была такая Непотопляемая Молли. Она в такой ситуации просто ловила кайф, шокируя этих людей. А ты? Есть же еще вопросы этикета...

– Ну, я же как-то воспитан…

Но каких-то нюансов можешь не знать, это не твоя среда.

– Я поступаю всегда сообразно своей совести и не комплексую ни в каком обществе, мне безразлично – рабочий это или миллиардер.

Стал бы ты залезать в долги и ради чего? И если бы у тебя был большой долг, на чем бы ты экономил?

– Я залезаю в долги всю жизнь ради того, чтобы поддерживать достойный образ жизни. Раньше, когда у меня вообще не было денег, я переставал ходить в гости к друзьям – я замыкался в семье и экономил буквально на всем. А сейчас я залезаю в долги ради развития производства, если считаю это целесообразным. И сегодня я не экономлю ни на чем.

Есть ли какие-либо отрицательные стороны во владении большим количеством денег? Или, может, у тебя еще не такое количество денег?

– Я считаю, что для нормальных, правильно воспитанных людей отрицательной стороны не существует. Такие вещи, как звездность, надменность, ты и толпа – мне противны.

Я говорю не об этом. Например, муж купил дорогое пальто, и мне неудобно в нем прийти на работу, потому что мои коллеги не могут себе такое позволить. Возникает некий дискомфорт… Это мой «комплекс богатства».

– Я понимаю, о чем ты говоришь. Я купил жене несколько украшений стоимостью тысяч пятьдесят долларов. Я даже забыл, когда я их купил, – она их ни разу не надела. Ей неудобно появляться в этих вещах перед людьми, которые гораздо менее состоятельны. Мне-то начхать, я ничего такого не ношу.

Наверное, надо очень большое количество денег для того, чтобы их просто проживать, не зарабатывая. Тебе приходится все время поддерживать бизнес…

– В отношении бизнеса это взаимообразно – я поддерживаю его, он поддерживает меня. Я, слава Б-гу, не сынок богатого родителя. Деньги для меня – не самоцель, мне их всегда не хватает, независимо от их количества, и я не Билл Гейтс, который половину своих денег отдал на благотворительность. Думаю, вынужденно.

И сколько бы ни было денег, ты всегда знаешь, куда их приложить?

– Всегда. Я знаю, что чем больше денег, тем лучше, и это автоматически приведет к увеличению рабочих мест. Автоматически. Я никогда не положу денежки в кубышку и не спрячу в банк, я заведу какое-нибудь новое дело. Меня всю жизнь провоцировали: спрячь миллиончик на черный день…

Да, кстати – как со страхом перед черным днем?

– У меня не существует страха перед черным днем. Почему – не знаю. Такой я человек, это индивидуально.

Особенно в нашей стране, где все нестабильно, всегда какие-то кризисы, крахи…

– И в нашей стране всегда можно договориться!

У всех есть какие-то детские мечты…

– (Улыбается по-детски.) Да, и у меня были, я их все осуществил. У меня были мечты – стать безумно богатым, иметь дом с бассейнами, яхты и прочее. Очень хотелось! При этом в детстве я не думал о том, что надо эти деньги зарабатывать… думал, свалится на голову само…
Ну, видишь, я же говорил, что это совершенно неинтересное интервью.


Добавление комментария
Поля, отмеченные * , заполнять обязательно
Подписать сообщение как


      Зарегистрироваться  Забыли пароль?
* Текст
 Показать подсказку по форматированию текста
  
Главная > Мигдаль Times > №108 > Интервью с «маской»
  Замечания/предложения
по работе сайта


2019-08-26 05:07:42
// Powered by Migdal website kernel
Вебмастер живет по адресу webmaster@migdal.org.ua

Сайт создан и поддерживается Клубом Еврейского Студента
Международного Еврейского Общинного Центра «Мигдаль» .

Адрес: г. Одесса, ул. Малая Арнаутская, 46-а.
Тел.: 37-21-28, 777-07-18, факс: 34-39-68.

Председатель правления центра «Мигдаль»Кира Верховская .


Jerusalem Anthologia Всемирный клуб одесситов Dr. NONA