БС"Д
Войти
Чтобы войти, сначала зарегистрируйтесь.
Главная > Мигдаль Times > №140 > ВОСПОМИНАНИЯ СТУДЕНТА-МЕДИКА
В номере №140

Чтобы ставить отрицательные оценки, нужно зарегистрироваться
+1
Интересно, хорошо написано

ВОСПОМИНАНИЯ СТУДЕНТА-МЕДИКА
Леонид АВЕРБУХ

На лечебный факультет Одесского медицинского института (ныне – Национального медуниверситета), тогда носившего достойнейшее имя великого хирурга, гуманиста и филосемита Н.И. Пирогова*, автор этих строк поступил совсем недавно – почти 70 лет тому назад. Тем не менее, отчетливо вспоминаются отдельные смешные или драматические эпизоды, странности преподавателей.

Из первых впечатлений: физику мы изучали на первом курсе. Заведовал кафедрой в то время крупный ученый в области оптики, лауреат Сталинской премии профессор Кириллов. Он прочел нам, кажется, всего две или три лекции. В памяти сохранился лишь его солидный «патриарший» облик и имя-отчество – Елпидифор Анемподистович.

Зато хорошо запомнился прекрасный преподаватель Е.А.К. Чем? – спросите. Главным образом, тем, что он чудовищно картавил, а любимой его фразой было: «Мы с вами должны пеГеоГиентиГоваться…» Но нам этого было недостаточно, и мы, негодяи, умышленно обращались к нему: «Абрам Ефимович!» После чего, как правило, звучало спокойно-членораздельное: «НаобоГот…»

Еще один пример возмутительной студенческой наглости. Кафедра топографической анатомии и оперативной хирургии. Преподаватель Д.И.Ж. и автор этого текста оперируют собачку. Выполняется резекция участка тонкой кишки с наложением анастомоза «конец в конец». Мне поручено написать протокол операции. Я и написал – ограничив его текст предыдущей фразой. Только вместо «выполняется» написал «выполнена». Преподаватель, взглянув, говорит: «Это не протокол, нужно писать подробно». Через несколько минут ему подается исправленный протокол: «Хирург дрожащими руками рассекает кожу…»

Хорошо запомнились два комично низкорослых, ну очень маленьких преподавателя-хирурга – Б.И. Бровер и М.И. Ксендзовский, блестящий гипнотерапевт, который при нас, с помощью одного слова-«раппорта» «Спать!», с порога вводил в гипнотический сон пациента, перенесшего ампутацию нижней конечности и страдавшего фантомными болями, чем эффективно избавлял его от страданий. «Нет у тебя ноги, не может она болеть!»= – внушал он спящему. Кстати, сын Бровера, Осик, был долгое время =«Сашкой-скрипачом №2», играя в возрожденном «Гамбринусе» в Колодезном переулке.

ИзменитьУбрать
Профессор Д.М. Хаютин
(0)

Завкафедрой патологической анатомии профессор Д.М. Хаютин практически не слышал без старинного слухового аппарата, который включается и выключается. На экзамене читал вслух характеристику, составленную на меня ассистентом Ю.А. Пренделем: способный, старательный студент, прилежно готовится к каждому занятию… Несколько раз пытаюсь перебить (приступ скромности): «Это преувеличение!»

– Чего вы на меня кричите? – спрашивает профессор, еще не включивший слуховой аппарат, и повторяет:

– Готовится к каждому… – И, приветливо улыбаясь, мне:

– Впервые вижу такого идиота!

На кафедре военно-медицинской подготовки нашу группу вел крупный, плотной комплекции мужчина, полковник Всеволод Логвинович М. – человек весьма ироничный, любитель крепкого словца, впрочем, иногда сбивавшийся на солдатский юмор. Его общение со студентками я бы назвал грубоватым мужским кокетством.

– Какой объем первой медицинской помощи вы окажете легко раненому на батальонном медицинском пункте в наступлении зимой? – спросил он как-то красивую брюнетку Лену К., подойдя к ней почти вплотную, держа руку в кармане брюк и неприлично подрагивая ногой. Сразу замечу, что в связи с быстрым передвижением войск в наступлении батальонный медпункт вообще не развертывается, а помощь оказывается фельдшерами и санинструкторами «с ходу», и раненые эвакуируются в тыл.

 – Прежде всего, раненого нужно согреть, – поспешно, но логично отвечает Лена.

– Чем вы будете его греть? – не унимается полковник.

 – Спиртом, химическими грелками, – уверенно докладывает студентка.

– Только вашим лучистым взором и горячим дыханием! – с восторгом констатирует полковник, вполне удовлетворенный результатом затеянной провокации.

Трудно сосчитать общее количество экзаменов, которые сдает за долгие годы учебы лицо, вознамерившееся обрести диплом о высшем образовании... Мой, да и не только мой бесценный опыт убедительно свидетельствует, что приобретенная сумма знаний по отдельной учебной дисциплине и оценка, полученная на экзамене по этой же дисциплине, не находятся в прямой зависимости, а иногда вообще не зависят одна от другой. Иными словами, знать предмет и успешно сдать по нему экзамен – совсем не одно и то же.

Экзаменаторы бывают разные. Одни относятся к студентам с дружелюбным пониманием, другие – объективны, третьи – откровенно враждебны и во что бы то ни стало стремятся «завалить» несчастного. Сейчас появилась еще одна (по слухам – довольно значительная) категория «педагогов», устанавливающая прейскурант, так сказать, «расценки за оценки». В наше время, слава Всевышнему, таких не было. Достаточно вспомнить преподавателя латыни, пожилого Алексея Ивановича С., приходившего на занятия (1946 год!), пошатываясь от голода. Мы угощали его своими завтраками, а пару раз приносили ему горячую вареную картошечку. Надо было видеть, с какой свирепостью, насытившись, он приступал к опросу своих кормильцев и какие жирные «колы» выставлял нерадивым…

Мои личные наблюдения убеждают – чем крупнее ученый-экзаменатор, тем меньшее значение он придает формальной стороне экзамена. Ему интересен студент – собеседник, он жаждет содержательного диалога, и, если это удается – удовлетворен полностью. К «слабакам» – сни­сходителен.

ИзменитьУбрать
Преподаватели медина (справа налево):
Я.М. Волошин, Е.Д. Дубовый, А.М. Агаронов
(0)

Приходилось наблюдать и совсем уж некорректные ситуации, когда экзаменационная комиссия, в полном составе, изощренно издевалась над растерянным, беспомощным существом, забывшим не только то, что ему удалось выучить, но, кажется, и собственные паспортные данные…

Вспоминается один случай такого рода, происшедший более полувека тому назад. Государственный экзамен по терапии. В составе ГЭКа1 – крупнейшие ученые нашего института, профессора с громкими именами, заслуженные деятели науки и даже один генерал. За тремя отдельными столами сидят три студента, которые готовятся к ответу. Отвечает четвертый – тихий, малорослый паренек. Вопрос совсем не трудный, кажется, даже не имеющий отношения к предмету. Задавали иногда такие, например: кто автор памятника-пушки на Приморском бульваре? Парень мнется, краснеет, бормочет что-то нечленораздельное, взмок весь…

Я уже обдумал свой ответ, осмелел, и едва слышно роняю в сторону сокурсника за соседним столом:

– Можно подумать, что профессора знают ответы на все простые вопросы.

– Что, что, коллега? – услышав мою реплику, реагирует высокий седой красавец-профессор, вальяжно восседающий во главе стола.

Повторяю громко:

– И профессора могут не знать ответов на некоторые простые вопросы…

– На какие, например?

– Ну, например, как по-латыни будет «воспаление»? – с нагловатой улыбкой спрашиваю я.

«Итис», – брякает, не раздумывая, другой, вполне уважаемый профессор, грузный человек, со всегда обиженно надутыми губами. Остальные, понимая нелепость ответа, смущенно молчат.

– Нет! – важно говорю я и назидательным тоном продолжаю:

 – «Итис» – это окончание, которое, будучи добавлено к наименованию органа, образует понятие о воспалении этого конкретного органа. Например, «гастритис»= – воспаление желудка, =«аппендицитис»= – воспаление червеобразного отростка и т.д. А =«воспаление»= – совсем другое слово.

Теперь смущены все, кроме меня.

Лёнчики
Л. Авербух
Давно здесь пациент стоит столбом,
Стоит и мнется, взгляд свой мутный вперив
В бумажку в ординаторской на двери –
«Конфеты и цветы не пьем»...
*
Варианты течения вашей болезни известны.
И будут такими – хоть тресни;
И туберкулез (что по-гречески – «фтизис»)
Ответит достойно на грянувший кризис.
*
Врача окончить курс наук сподобил Б-г,
Но знаний ему явно не хватает.
Чтобы он их со временем пополнить мог –
Он должен точно знать... чего не знает.

– Так как же все-таки? – смелее всех – генерал.

Оглядев торжествующим взглядом притихшую высокую комиссию и внушительно покачивая указательным пальцем, я торжественно провозглашаю:

– =«Инфламацио!»

– и добавляю снисходительно: – Это – номинативус сингулярис2, а в генитивус3 – «инфламационис». Слово это – греческого происхождения.

Эффект разорвавшейся бомбы. Все члены комиссии, конечно, знали когда-то это слово, но в таком, «изолированном» виде оно сравнительно редко употребляется, и они просто его запамятовали…

Недавней жертве быстро ставят «четыре», мне – «отлично с отличием»! Экзамен в этот день закончился очень быстро, без трагических инцидентов. Группа торжествовала.

Да! Знать предмет, конечно, хорошо, но уметь сдавать экзамены – лучше…

Фотографии предоставлены Музеем истории евреев Одессы. Архив Ю.Д. Хаютина.

* Известны многочисленные выступления Н.И. Пирогова против антисемитизма, за прекращение травли и в защиту прав евреев. Приведем хотя бы такую его фразу: «В наших гимназиях именно дети бедных родителей и дети евреев принадлежат к числу лучших учеников и своим примером распространяют наклонность к труду и уважение к науке». В ту пору подобные заявления были своего рода вызовом официальным кругам.


1ГЭК – государственная экзаменационная комиссия.
2Nominativus singularis (лат.) – именительный падеж единственного числа.
3Genitivus (лат.) – родительный падеж.

Добавление комментария
Поля, отмеченные * , заполнять обязательно
Подписать сообщение как


      Зарегистрироваться  Забыли пароль?
* Текст
 Показать подсказку по форматированию текста
  
Главная > Мигдаль Times > №140 > ВОСПОМИНАНИЯ СТУДЕНТА-МЕДИКА
  Замечания/предложения
по работе сайта


2019-07-19 02:19:47
// Powered by Migdal website kernel
Вебмастер живет по адресу webmaster@migdal.org.ua

Сайт создан и поддерживается Клубом Еврейского Студента
Международного Еврейского Общинного Центра «Мигдаль» .

Адрес: г. Одесса, ул. Малая Арнаутская, 46-а.
Тел.: 37-21-28, 777-07-18, факс: 34-39-68.

Председатель правления центра «Мигдаль»Кира Верховская .


Всемирный клуб одесситов Еженедельник "Секрет" Jewniverse - Yiddish Shtetl