БС"Д
Войти
Чтобы войти, сначала зарегистрируйтесь.
Главная > Мигдаль Times > №141 > ПРЕСТУПНИК ИЛИ ГЕНИЙ?
В номере №141

Чтобы ставить отрицательные оценки, нужно зарегистрироваться
0
Интересно, хорошо написано

ПРЕСТУПНИК ИЛИ ГЕНИЙ?
Ольга КСЕНДЗЮК

«Ломброзо можно причислить, несмотря на все доставшиеся на его долю нарекания, к тем исследователям, которые оплодотворяют науку даже своими заблуждениями».
(А. Шувалов, психиатр)

ИзменитьУбрать
(0)

Почтенный итальянский ученый, психиатр и криминолог, вероятно, был бы удивлен сомнительной репутацией, которую он обрел в наше время. При имени Чезаре Ломброзо у собеседника возникает «выраженье на лице»: «А, это он говорил, что все гении ненормальные… и что-то насчет преступников от рождения?» Ну да – примерно так. Адепт буржуазии, лжеученый и едва ли не предтеча фашистских измышлений о низших расах. Последнее утверждение принадлежало известному историку психиатрии Т.И. Юдину. А юрист А.Ф. Кони говорил, что Ломброзо «дошел до низведения карательной деятельности государства до охоты за человеком-зверем».

Быть может, все это и справедливо? Давайте посмотрим.

*

Охота, конечно, вспомнить Фрейда и отыскать в семье Ломброзо что-нибудь этакое, вдохновившее юного Чезаре на столь своеобразные увлечения. Например, папа-алкоголик, братья-садисты, матушка сбежала с проезжим актером… Но нет. Во всяком случае, исходя из того, что нам известно, – обычная, благополучная сефардская семья Вероны. Отец, Ароне Ломброзо, был коммерсантом и происходил из тунисских евреев. Мать, Сефора Леви, – из местечка Чиери в Пьемонте1.

Единственное, что скупо отмечает английская Википедия, – в какой-то момент семья обеднела, поскольку отец допустил некие «финансовые ошибки». Что ж, дело житейское.

Чезаре родился в 1835 г., он был вторым из четверых детей. Кстати, при рождении ему дали имя Эзекия Марко. «Чезаре» – нечто вроде уменьшительного имени.

Во многом повлиял на него двоюродный брат Давид Леви – поэт, масон, один из деятелей Рисорджименто2, который превыше всего ставил разум и свободу мысли. Итальянский источник утверждает, что Леви убеждал юношу «воспротивиться непоколебимой религиозности отца». Так ли это, неизвестно – подробности отсутствуют.

Когда Чезаре было 13 лет, он познакомился с Паоло Марцоло – врачом, философом и лингвистом. Между ними, несмотря на разницу в возрасте, завязалась уважительная дружба, имевшая глубокое значение для дальнейшей жизни и мировоззрения Чезаре. Одной из любимых идей Марцоло было то, что язык и лингвистика – замечательные инструменты познания человеческой природы и истории.

В 1853 г. Чезаре поступил на факультет медицины и хирургии в университете Павии. Он был в восторге от новообретенной самостоятельности, новых друзей, единомышленников и открывшихся ему интеллектуальных просторов. Его особенно увлекали анатомия, естествознание и антропология. Жадный к знаниям, Ломброзо также слушал различные курсы в университетах Падуи и Вены, знакомился с работой клиник и госпиталей. Кроме того, под руководством Марцоло он изучал восточные языки и еврейскую письменность.

Есть сведения, что в студенческие годы Чезаре искренне сочувствовал борьбе за независимость Италии и вроде бы попал в крепость по подозрению в заговоре, а пребывание там заставило его внимательно вглядеться в лица преступников… Правда это или же романтический вымысел – мы, к сожалению, не знаем.

Ломброзо или Лумброзо – известная сефардская фамилия, встречающаяся среди евреев в Тунисе, Италии и Марселе. Фамилия эта дала ряд выдающихся еврейских деятелей. Большинство называют себя Лумброзо (jewage.org). Отдельные представители фамилии живут в Крыму.
Ломброзо – одно из т.н. бытовых имен («киннуим»), образованное от перевода имени Урия («Г-сподь – мой свет»). По-испански «lumbre»«огонь» (например, огонь очага).

С 1855 г. журналы начали публиковать его статьи по психиатрии. А в 1858 г. Чезаре Ломброзо получил степень доктора медицины. Темой диссертации он выбрал кретинизм. Уже первые работы молодого ученого привлекли к нему внимание Рудольфа Вирхова3 и других специалистов и создали ему репутацию оригинального мыслителя. Да и писать Ломброзо умел. Его стиль отличался точностью и выразительностью.

*

Во время второй итальянской войны за независимость Ломброзо служил добровольцем в санитарном корпусе, потом был врачом в воинской части, которая боролась с бандитизмом на юге Италии. Есть версия, что именно тогда он всерьез начал искать доказательства своей теории преступности.

С 1863 г. Ломброзо преподавал психиатрию в университете Павии (официально его назначили на должность профессора через несколько лет). А в 1871 г. он возглавил психиатрическую клинику в Пезаро, где провел любопытные исследования зависимости поведения пациентов от климата и погоды. По долгу службы Ломброзо часто общался с преступниками, которых привозили на освидетельствование, и набрал обширный фактический материал для своих теорий.

В 1868 или в 1870 г. умер Паоло Марцоло. Ломброзо тяжело переживал смерть старшего друга.

В апреле 1870 г. Чезаре Ломброзо женился на Стелле Де Бенедетти, которую в семейном кругу звали Ниной. Она была образованной женщиной и происходила из состоятельной семьи александрийских евреев. У них родилось пятеро детей. Одной из дочерей дали имя в честь любимого учителя – Паола-Марцола.

Паола Ломброзо-Каррара стала впоследствии журналисткой, интересовалась социальными проблемами, а также опубликовала несколько работ по детской психологии (к одной ее книге отец написал предисловие). Другая дочь, Джина, занималась медициной и писала научно-популярные книги. Ее авторству принадлежит биография Чезаре Ломброзо, вышедшая в Турине в 1915 году. Сын Ломброзо Уго стал физиологом.

*

Подобно своему кумиру Марцоло, Ломброзо был человеком разносторонним. В сферу его любопытства попали гипноз, телепатия, спиритизм… И он «везде оставил заметный след, пусть и с налетом некоторой эксцентричности».

Однако сам Ломброзо не был ни гением, ни безумцем, ни еще какой-нибудь маргинальной личностью, портретами коих изобилуют его труды. В нем не наблюдалось никакой одиозности, которой наделила его молва и ученый мир. Он даже не видел практической ценности в своей теории «преступного человека». На одном научном диспуте он заявил: «Я тружусь не ради того, чтобы дать своим исследованиям прикладное применение в области юриспруденции; в качестве ученого я служу науке только ради науки».

Ломброзо был одаренным, глубоким исследователем, на редкость трудолюбивым и добросовестным, – в своих исканиях он переворачивал и систематизировал горы информации. «Куда бы он ни шел, с кем бы ни общался, в каких бы научных дискуссиях ни участвовал, в городах и в деревнях, в тюрьмах и за границей – всюду он собирал и изучал то, чем не интересовались другие... Ему присылали черепа, мозги, скелеты, фотографии преступников, безумцев и эпилептиков и образчики их работ, а также графики и схемы, наглядно представлявшие криминальное развитие Европы», – писала его дочь Джина Ферреро.

Однако итальянско-еврейский темперамент и, возможно, честолюбие могли завести его далеко. Ломброзо бывал категоричен, вместо веских аргументов нередко прибегал к слухам и домыслам, делал поспешные выводы. Все это вы можете увидеть в его книгах.

Одним из первых Ломброзо в начале 1860-х предпринял систематическое исследование преступников, опираясь на данные «краниографа» – прибора для измерения размеров частей лица и головы. Результаты он опубликовал в книге «Антропометрия 400 правонарушителей» (1872).

Но слава Ломброзо началась с небольшой работы «Преступный человек», написанной в популярной форме, в стиле памфлета. С 1871 г. она печаталась в «Юридическом вестнике Ломбардии», а позже вышла отдельным изданием.

*

Ломброзо заявлял, что «преступление есть не случайное явление и не продукт ‘‘злой воли’’, а вполне естественный и наказанием не предотвратимый акт», природное явление. Преступник же – особый тип, отставший в развитии и страдающий определенными аномалиями. Он скорее болен, чем виновен, и не может управлять своим поведением, поэтому для общества лучше так или иначе его изолировать.

Ломброзо впервые в мире применил достижения физиологии для выявления обмана. В 1880-х гг. он начал измерять пульс и давление у подозреваемых. Оказалось, что контроль физиологических реакций может способствовать установлению не только лжи, но и невиновности.

«Преступный тип», по мнению Ломброзо, отличается врожденными особенностями: сплющенный нос, низкий лоб, большие челюсти, взгляд исподлобья и прочее – все это характерно для «примитивного человека и животных» (прямо портрет булгаковского Шарикова), и можно таким образом выявить потенциального злоумышленника. Ломброзо разработал типологию преступников (убийцы, воры, насильники, мошенники) и подробно описал их внешние особенности. Он предлагал привлекать в судьи врачей и ученых и заменить вопрос о виновности вопросом о социальной вредности.

Теория быстро стала популярной. Однако она игнорировала социальные факторы и вызвала острую и обоснованную критику. Ломброзо пришлось смягчить позиции. В более поздних трудах он относит к врожденному типу лишь 40% преступников и признает роль психопатологических и социологических причин преступности.

Разумеется, все эти идеи выросли не на пустом месте. В науке тогда царил позитивизм. Казалось, что главное – собрать и проанализировать побольше данных, построить правильные классификации и типологии, – и будет вам счастье. Мысль о неоднозначности человека завладела умами несколько позже.

Имелись у Ломброзо и предшественники – например, работы французского психиатра Мореля, исследования английских тюремных врачей Винслоу, Мэйю, Томсона и Деспина в 50-60-х гг. 19 века. И, бесспорно, не обошлось без влияния физиогномики и френологии, господствовавших в судебной медицине и психологии в 18-19 веках.

Опираясь на теорию Ломброзо, антрополог Э. Хутон в 1930-е гг. разработал криминалистический метод т.н. типажа тел. Через 10 лет другой антрополог У. Шелдон выдвинул теорию соматотипов и составил на ее основе «индекс преступности», позволявший по антропометрическим признакам судить, требуется ли тому или иному трудному подростку внимание правоохранительных органов; теория Шелдона заложила криминалистические основы профилактики преступлений.

Причем уже многие современники относились к этим изыскам скептически. В самом деле, какое отношение к типу личности имеют «высокомерно задранные носы» или неровности черепа? Хотя мы все-таки существа целостные, и наше тело связано с душой. Это постоянно находит подтверждение на бытовом уровне. При виде иных физиономий и впрямь начинаешь думать, что итальянский профессор от истины недалеко ушел. Другое дело, что наши стихийные симпатии или антипатии – не повод немедленно объявлять такого индивида врагом человечества…

*

Сегодня многие положения Ломброзо выглядят до смешного наивно. Так ли уж обязательны для убийцы черные волосы? А «взгляд испод­лобья»? На самом деле это – одна из самых древних и простых мимических реакций, которую можно наблюдать у кого угодно. Конечно, вряд ли реальный бандит блистает обаянием Джона Траволты из «Криминального чтива». Но многие известные в 20 в. криминальные личности, например, маньяки-убийцы, обладали обычной, даже респектабельной внешностью.

Ломброзо также привлек внимание к «проблеме гениальности», хотя и привнес в нее немало сомнительных, позднее опровергнутых утверждений. «Вся последующая литература по данному вопросу вольно или невольно группировалась в зависимости от своего отношения к основному тезису Ломброзо. И в каждой группе было достаточно самых авторитетных представителей»4 – Фрейд, Юнг, Кречмер и другие. Вопрос, что такое гениальность и связана ли она с патологией, все еще не решен.

В работах Чезаре Ломброзо множество спорных, а порой и откровенно шовинистических высказываний. Но любая «лженаука» несет в себе крошечное зерно истины, из которого через столетия может прорасти серьезная дисциплина – так химия возникла из алхимии. «Богатейший фактографический материал, … скрупулезность в систематизации данных, масштабность исследований – благодаря всему этому работы Ломброзо до сих пор актуальны»5 и признаются «первыми ласточками» научной криминологии.

(it.wikipedia.org, antenati-italiani.org, yurpsy.com, pravoznavec.com.ua, ru.wikisource.org и др.)


1В конце 14-15 вв. в Пьемонт переселилось множество евреев, изгнанных из Франции; образовались общины в Асти, Чиери, Турине и др.
2Национально-освободительное движение в Италии.
3Рудольф Вирхов (1821-1902) – немецкий ученый и политический деятель; врач, патологоанатом, физиолог.
4Шувалов А.В. «Безумие и гениальность» (cha­rac­te­ro­logy.ru).
5Из предисловия к сб. «Преступный человек». – М., 2005.

Добавление комментария
Поля, отмеченные * , заполнять обязательно
Подписать сообщение как


      Зарегистрироваться  Забыли пароль?
* Текст
 Показать подсказку по форматированию текста
  
Главная > Мигдаль Times > №141 > ПРЕСТУПНИК ИЛИ ГЕНИЙ?
  Замечания/предложения
по работе сайта


2020-10-27 12:41:27
// Powered by Migdal website kernel
Вебмастер живет по адресу webmaster@migdal.org.ua

Сайт создан и поддерживается Клубом Еврейского Студента
Международного Еврейского Общинного Центра «Мигдаль» .

Адрес: г. Одесса, ул. Малая Арнаутская, 46-а.
Тел.: (+38 048) 770-18-69, (+38 048) 770-18-61.

Председатель правления центра «Мигдаль»Кира Верховская .


Jerusalem Anthologia Всемирный клуб одесситов Jewniverse - Yiddish Shtetl