БС"Д
Войти
Чтобы войти, сначала зарегистрируйтесь.
Главная > Мигдаль Times > №25 > Нестареющий вальс Макса Кюсса
В номере №25

Мигдаль Times №25
Нестареющий вальс Макса Кюсса
Игорь Чопп

Это было в конце суровой зимы 1942 года. По улице Пушкинской, по мостовой медленно двигалась колонна людей — старики, женщины, дети. В руках — узлы, кошелки, чемоданы. Колонну вели конвоиры, фашистские солдаты. Люди шли молча, тяжело, глядя себе под ноги. Холод и беда сковали несчастных, гнули к земле. Лишь дети то и дело поглядывали по сторонам. В этом трагическом шествии обреченных выделялся высокий старик. Его непокрытая седая голова возвышалась над всеми. Ветер трепал длинные седые волосы. Он держался с достоинством, прямо и отстраненно, как будто в последний путь шел он один — Макс Кюсс, музыкант и композитор, капельмейстер военных оркестров России и Советского Союза, автор вечно живого вальса «Амурские волны».

Он родился в Одессе в 1874 году. Музыкальные способности проявились в стенах четырехклассной школы. Семья отказывала себе во всем, чтобы мальчик брал уроки у частного преподавателя, и скрипка стала первым музыкальным инструментом, который освоил Макс. Но через два года пришлось отказаться от этой «роскоши». Макс поступил в музыкантскую команду и впервые надел военную форму. Играя в симфоническом оркестре, он самостоятельно выучился играть на кларнете, а затем и на других духовых инструментах. Успехи воспитанника были таковы, что через несколько месяцев он был зачислен в духовой оркестр.

Вскоре осуществилась его мечта: он поступил в музыкальное училище. Но не прошло и года, как бедственное положение семьи заставило его покинуть это учебное заведение.

Макс начал дирижировать в частных оркестрах. В свободное время осваивал игру на струнных инструментах, в чем тоже преуспел. В эти годы он стал заниматься композицией и создал первое свое произведение — вальс «Грезы любви». Ему исполнилось девятнадцать лет. Трудолюбие и незаурядная одаренность позволили Максу Авельевичу стать дирижером, и до 1903 года он управлял струнными оркестрами. В этот год он был призван в армию и назначен капельмейстером 11-го Восточно-Сибирского полка во Владивостоке.

Тихий океан, бескрайняя тайга, могучая река Амур произвели огромное впечатление на эмоционального южанина. Увиденное воплощалось в звуки, в мелодию — так родился вальс «Амурские волны», получивший долгую жизнь и всероссийскую популярность. Однополчанин и друг Макса, подпоручик О.Г. Миерковский был убежден в том, что значительную роль в создании вальса сыграла вспыхнувшая в сердце молодого композитора любовь. Его музой стала Вера Яковлевна Кириленко — красавица и общественная деятельница «Владивостокского общества помощи пострадавшим на войне нижним чинам и их семьям». По крайней мере, вальс был посвящен именно ей.

Успех вальса достиг своего апогея через четверть века, в 30-е годы. Его возрождению способствовал руководитель Хабаровского армейского ансамбля песни и пляски Румянцев, который вместе с Соколовым сделал хоровую обработку, а К. Васильев и С. Попов написали к нему слова. До этого долгие годы вальс издавался без слов, даже не указывалось имя автора. И если его исполняли на концертах или танцевальных вечерах, то дирижер или конферансье объявлял: музыка народная! Но теперь на обложке нот впервые появилось имя автора — Макс Кюсс. Впрочем, в родном городе музыканты знали автора и охотно исполняли его вальс.

Творчество Кюсса этим не ограничилось. Публика так же восторженно приняла его новые вальсы — «Моя тайна», «Скорбь души», «Разбитая жизнь».

В годы первой мировой войны Макса Авельевича переводят на должность капельмейстера в 5-ю Донскую казачью дивизию, сражавшуюся на Юго-Западном фронте, а затем в отдельный батальон Георгиевских кавалеров.

После Октябрьской революции он служит капельмейстером в оркестрах Красной Армии, ОГПУ и милиции. Его композиторская деятельность не ослабевает. Он создает музыку к танцу «Дирижабль», вальсы «Мои грезы», «Грустные думы», «Королева экрана» (посвятил памяти Веры Холодной), «Сердце востока», «Крестьянка», танго «Ночь в Бразилии» и марш «Привет республике». За свою жизнь Кюсс написал около трехсот композиций.

В 1927 году Кюсс уволился из армии по болезни и окончательно переехал в Одессу. Музыкальное поприще он не оставляет — руководит оркестрами ВОХРа, ЗОРа, клуба трамвайщиков. В 1932 году главный инспектор военных оркестров РИКА генерал-майор С.А. Чернецкий отобрал группу ребят из одесских детских домов для определения их в только что организованную в Одессе военно-музыкальную школу, а руководителем классом кларнета был приглашен Кюсс.

«Он сумел воспитать в нас любовь к музыке, всегда был внимателен, терпелив и приветлив. Мы отвечали ему уважением и любовью», — так писал в журнале «Музыкальная жизнь» в 1962 году один из его бывших учеников, капельмейстер майор Верник.

Трагический 1941-й год оглушил шестидесятисемилетнего больного Кюсса неожиданностью войны, бомбежками, тревогами обороняющейся от фашистов Одессы. Ему, как и многим евреям, не удалось эвакуироваться...

В послевоенные годы в скверике на улице Советской Армии — месте встреч музыкантов — своеобразной бирже, старые духовики помнили Макса Кюсса. Автору этих строк удалось побеседовать с ними.

— Мы и теперь исполняем некоторые вещи Кюсса, — рассказывал Зиновий Хавич. — Довольно часто приходится играть его «Похоронный марш». Макс говорил, что написал его для себя. Мог ли он предполагать, какой будет его смерть...

Абрам Буздес знал Кюсса еще в 20-е годы, встречался с ним и после демобилизации из армии.

— Макс тогда играл в клубных оркестрах. Мы знали, что он создает музыкальные произведения, названия их я не помню. Обратитесь к Василию Штайгеру, он руководил духовым оркестром детдомовцев на 4-й станции Фонтана, дружил с Кюссом.

В доме на Екатерининской, где жил композитор, его сосед Сергей Генесин рассказал о нем:

— Квартира Макса Авельевича была во втором флигеле. Туда во время обороны Одессы в 41-м году попала бомба. Я каждый день видел Кюсса, когда он шел на работу и когда возвращался. По вечерам он играл на кларнете. Мальчишки нашего дома играли во дворе, шумели и мешали ему. Тогда из окна четвертого этажа доносился его голос: «Мальчики, тише, тише!»

Моя мама видела его в последний раз зимой 41-го года, когда по Пушкинской оккупанты вели евреев в гетто или на расстрел. Она была потрясена и заболела.

На доме №2 по Екатерининской улице в Одессе нет мемориальной доски, и ничто не напоминает о том, что здесь с 1922 по 1941 год жил композитор Макс Авельевич Кюсс. Но в городе и за тысячи километров от него живет нестареющий вальс «Амурские волны». Его мелодия стала позывными ежегодного весеннего фестиваля самодеятельной песни «Амурские волны» в Хабаровске. И в наши дни она звучит в начале и в конце этого большого музыкального праздника.

А недавно я услышал по радио знакомую мелодию — вальс «Амурские волны» исполнял мужской вокальный квартет «Дак дакс» из Японии. Значит, вальс не забыт, он живет, и его мелодия, полная поэзии и светлого лирического чувства, звучит на огромных просторах от Токио до Одессы.

Чтобы ставить отрицательные оценки, нужно зарегистрироваться
+16
Интересно, хорошо написано

  Отправить ссылку друзьям

Главная > Мигдаль Times > №25 > Нестареющий вальс Макса Кюсса
  Замечания/предложения
по работе сайта


2018-11-18 04:01:22
// Powered by Migdal website kernel
Вебмастер живет по адресу webmaster@migdal.org.ua
Сайт создан и поддерживается Клубом Еврейского Студента
Международного Еврейского Общинного Центра «Мигдаль» .

Адрес: г. Одесса, ул. Малая Арнаутская, 46-а.
Тел.: 37-21-28, 777-07-18, факс: 34-39-68.

Председатель правления центра «Мигдаль»Кира Верховская .


Dr. NONA Еженедельник "Секрет" Всемирный клуб одесситов