БС"Д
Войти
Чтобы войти, сначала зарегистрируйтесь.
Главная > Мигдаль Times > №34 > Еще одна возможность радоваться жизни
В номере №34

Чтобы ставить отрицательные оценки, нужно зарегистрироваться
+12
Интересно, хорошо написано

Еще одна возможность радоваться жизни
Вел интервью Б. Капулкин

«Здесь, у самой кромки бортов», все немножко другое — слабый ветерок городских улиц вдруг превращается в ветер, еле уловимый пряный «запах моря» заполняет легкие, а небольшое интервью с вице-президентом областной федерации парусного спорта Натаном Гонопольским превращается в двухчасовую беседу — о море, яхтах, жизни, иудаизме.

Натан, у меня создается впечатление, что яхт-клуб — это совершенно особый мир. А сколько в этом мире обитает людей?

ИзменитьУбрать
Н. Гонопольский
(0)

—Прежде всего яхт-клуб— это часть Одессы, а Одессу каждый видит по-своему. Для кого-то это один большой базар, или курорт, или порт, а для яхтсмена Одесса— это один большой яхт-клуб. История одесского яхт-клуба насчитывает уже второе столетие. И все это время одесситы приходят, остаются и живут здесь— с разной степенью погружения и одержимости. Тысячи одесситов связаны с яхтингом, парусами, яхт-клубом. Кстати, сегодня в Одессе не один яхт-клуб, их три, и я думаю, что это число будет расти.

Один мой знакомый, тоже ходивший на яхтах, сказал, что он-де, по сравнению с Гонопольским, вовсе не яхтсмен. Вы из тех одержимых, для кого парус заслонил все?

—Я стараюсь быть осторожным с такими сравнениями: это ведь не определяется количеством проведенных здесь лет, пройденных миль, количеством и качеством спортивных результатов. У каждого есть личное прочтение слова «яхтсмен»: кого-то привлекают гонки, кого-то круизы, а некоторых больше интересуют технические вопросы— ультрасовременные яхты разрабатываются аэрокосмическими компаниями, есть любители, занятые самостоятельным проектированием и строительством разнообразных яхт.

Море— весьма удачная модель жизни (или наоборот)— ситуация меняется динамично. За день на яхте можно прожить огромный кусок жизни: и полный штиль с безветрием, и сильный шторм... Если ты в состоянии быстро реагировать на изменения природы, можешь быть с ней в гармонии, принимать правильные решения, то получаешь хороший результат. Так же, кстати, и в бизнесе, а им приходится заниматься, потому что яхтинг— это расходная часть жизни. А по поводу «сумасшедших яхтсменов, для которых парус заслонил все»,— если Всевышний человека одаривает, то одаривает щедро. Такие люди, как правило, талантливы во многих областях: и в своей профессиональной деятельности, и в спорте, и приятны в компании. Парус— это еще одна возможность радоваться жизни. Если человек может радоваться жизни, то у него все в порядке.

ИзменитьУбрать
"На взлет!.."
(0)

Вот хасидизм утверждает, что человек должен радоваться. Так что, можно сказать, что яхтсмены— это хасиды спортивного мира?

—Насколько я знаю, имея самые общие представления о хасидизме, служить нужно в радости, и радость должна пребывать в служении. Полагаю, что сама радость— не основной признак принадлежности к хасидизму, но сопутствующий и важный компонент.

Не бывает такого, что говоришь себе: «Г-споди, ну зачем? Зачем я вышел в море?» Бывает страшно?

—Каждый раз.

И все-таки выходите снова. Страхи забываются?

—Не дай Б-г, если забудутся— это очень плохо. Страхи помнятся, но есть потребность вновь и вновь идти в море. Жена считает это окончательным диагнозом. Для меня яхтинг— необходимая компонента, без которой я не могу представить свою жизнь.

Если человек приходит с улицы, он должен пройти какие-то испытательно-воспитательные этапы или может сразу попасть на яхту?

—Парусный спорт— это максимально честная сторона жизни. Можно купить яхту, но сможешь ли ты на этой яхте оттолкнуться от одесского причала и через четверо суток пришвартоваться в Стамбуле? Здесь ни при чем плохой начальник, соседи или антисемитизм— рассчитываешь исключительно на свои силы, знания, опыт. И те, кто рядом с тобой, тоже должны быть настоящими. Яхта— это замкнутое пространство, и когда шесть человек должны провести несколько суток в очень ограниченном пространстве, часто возникают коммуникативные проблемы. «Крутой» папа или «хороший мальчик с приличным образованием» здесь ничего не значат. Яхтинг— это большая линза, под которой через 3—4часа в море человек полностью виден, и если есть у него внутренняя пружина, признаки сильной личности, то они проявляются.

На третьем десятке лет под парусами еще один выход в море мало что меняет для меня. Но когда приходит очередной мальчишка с горящими глазами, и я в первый раз вывожу его в море, даю возможность ощутить единение со стихией, вижу, что он стал хоть на короткое мгновение счастливей, и стал немножко больше мужчиной, то понимаю, что все, что я эти годы делаю, делаю не напрасно. Да и когда приходят друзья, знакомые, и я имею уникальную возможность подарить им нечто, значительно большее, чем купюру с портретом какого-нибудь президента.

ИзменитьУбрать
"Тянем — потянем..."
(0)

Шанс мы даем практически любому, а дальше все зависит от человека.

Это как с иудаизмом. Один из авторитетов паруса сказал: «Парусный спорт тем и прекрасен, что сумма знаний, в нем накопленная, такова, что одной человеческой жизни недостаточно, чтобы их постичь». Мои старшие учителя, люди, которым за 70, ныне мои соперники (на дистанции), и выиграть у них удается далеко не всегда. Успех в парусных гонках напрямую связан с опытом, накапливающимся годами.

Ну, а сколько примерно лет нужно, чтобы стать яхтсменом?

—Проходит 8—10лет (два олимпийских цикла) с того момента, как человек попадает в яхт-клуб, и до момента, когда о нем можно говорить, как о сложившемся капитане, которому можно доверить яхту.

Получить яхту... Здесь все яхты принадлежат клубу или есть частные?

—Ну что вы, яхт-клубу уже практически ничего не принадлежит. Когда-то это был яхт-клуб пароходства, а потом пароходство вместе со страной начало разваливаться. Какая-то часть яхт до сих принадлежит пароходству, но большая часть— собственность различных организаций. Есть яхты, принадлежащие учебным заведениям и железной дороге, есть приватизированные, но вопрос собственности тут не стоит так остро. Для того, чтобы яхта ходила в море и побеждала в соревнованиях, на ней и вокруг нее нужно очень много работать. Яхтенного сервиса практически не существует. Очень многое делается своими руками. Новые паруса, детали и элементы конструкции— все это огромные проблемы, которые в силах решить только человек «внутри». Маркс в некоторых вещах был прав, и одна из его формулировок мне очень нравится: «Земля принадлежит тому, кто ее обрабатывает». Яхты, в конце концов, принадлежат тем, кто за ними смотрит, кто их ремонтирует. Например, моя яхта «Ланжерон» принадлежит водному институту. Я в давних дружеских отношениях с ректором этого замечательного вуза Юрием Леонидовичем Воробьевым и очень ему благодарен за то, что в свое время он меня заметил и пригласил на одну из яхт. Я на этой яхте помощником капитана с 1986 и капитаном с 1990года. И судовладельцу отлично известно, что только в таком вот союзе мы способны содержать эту лодку. Для того, чтобы другой человек мог на ней ходить, он должен ее хорошо изучить, знать все достоинства и болячки (построена яхта в 1973году в Ленинграде и с тех пор не пропустила ни одного сезона), наконец, просто привыкнуть к специфике управления достаточно большой парусной яхтой, не имеющей механического двигателя— а это не один год. Это, прежде всего, гигантский труд: на один час моря приходится 20—50часов работы на берегу. Море— это вершина айсберга, это два месяца, а ведь столько работы по уходу за яхтой весной, осенью, даже зимой, и столько же времени тратится на обучение и анализ происходящего...

Часто случается, что приходят мальчишки с горящими глазами, а когда выясняется, что на берегу нужно много работать, их глаза гаснут?

—К сожалению, процессы, происходящие в обществе, заметны и здесь. Потеря духовности— это везде потеря духовности, и потеря чистоты— это потеря чистоты. Если раньше в воскресенье у меня здесь стояла очередь из 4—5пацанов, и я им говорил: «Ты пойдешь сегодня, ты послезавтра, а ты вообще в этом году мало работал и поэтому не заслужил это счастье— выйти в море»,— то сегодня я должен звонить и уговаривать, чтобы кто-то пришел, а в воскресенье— ну какие же яхты, если воскресенье— «толчковый» день? Но и осуждать людей нельзя, им надо как-то зарабатывать на жизнь. Мне самому приходится много работать и зарабатывать деньги, чтобы содержать эту яхту: хоть она и принадлежит Морскому университету, я тоже принимаю посильное участие в ее содержании.

А если бы мне десять лет назад кто-то сказал, что я могу в яхт-клубе столкнуться с проблемой наркомании! Случается, приходит прекрасный парень, и вдруг выясняется, что он курит «траву», и мы бесповоротно расстаемся. Бывают и такие, кто хочет отсюда что-то взять, а брать отсюда ничего нельзя, сюда можно только приносить. Так что на ваш вопрос отвечаю— «Один из десяти».

Вот так, чтоб совпало все— чтобы это был увлеченный и интересный человек (ведь я сюда приглашаю не робота, который будет бездумно тягать веревки и удовлетворять мои спортивные амбиции), чтобы это был ученик в широком смысле слова,— таких редко удается найти, но тех, кто находится, я очень ценю.

ИзменитьУбрать
В море под парусом
(0)

Как часто меняется экипаж?

—Это одна из самых больших проблем. Гонки— один из самых «накальных» видов яхтинга, который требует очень большого напряжения: морального, физического, интеллектуального и временного. Кроме того, это классическая деревянная яхта, и уход за ней, ее содержание— очень монотонная работа. Вот рядом стоит пластиковая лодка, для того, чтобы спустить ее на воду, нужно весной подойти с 3—4ведрами воды и половиной банки какого-нибудь моющего средства и в течение двух уик-эндов довести до ходячего состояния. Молодежь с удовольствием уходит на такие лодки.

В среднем цикл смены экипажа— 4—5лет. В жизни человека бывает два, иногда три периода, когда поднимается и спадает интерес к яхтингу. Первый период— в юности, потом перерыв— человек женится, рождает ребенка; следующий всплеск— в зрелости, когда дети подросли и можно начинать жить для себя, причем зрелость— это пик активности социальной и финансовой, когда человек стремится быть владельцем, капитаном яхты; и потом третий этап— предпенсионный.

Как жены яхтсменов относятся к увлечению мужей?

—Это вообще отдельная история. Я, например, женился... на своем матросе! Она пять лет ходила со мной на яхте и прошла все самые тяжелые испытания, более того, она была в том, первом экипаже, который мне поверил и за мной пошел. Я всегда с особой благодарностью вспоминаю этих людей, они сейчас ходят на разных лодках, некоторые стали капитанами, некоторые временно оставили это увлечение. А жена стала помощником капитана у меня дома. Но тогда я был юн, амбициозен, неопытен, и все это было очень трудно выдержать. Она была рядом, и была одной из тех, кто сделал меня яхтсменом и капитаном. А потом мы поженились. Чтобы не терять лишний раз выходные, мы сдали документы по дороге в яхт-клуб. Расписывались 16мая, свадьба была 17, а 20-го нужно было спускать яхту, так что с утра я пришел в яхт-клуб, что-то подкрасил, потом побежал домой, принял душ, жена уже стояла в белом платье, и мы поехали в ресторан. Вот так вот, в промежутках между яхтами мы создали семью.

Конечно, рано или поздно это начинает «напрягать», но иначе у жен яхтсменов не получается— это соратник.

А сын?

—Роме здесь очень нравится. К 14—15годам у подростков появляется стремление к самореализации в «мужских» сторонах жизни. Что лучше я могу ему предложить? Мы вместе приходим сюда, вместе выходим в море. Он быстро учится, схватывает на лету. Естественно, ему еще не хватает физической выносливости и других качеств, но это дело наживное. Я счастлив, что сын рядом, и молю Всевышнего о том, чтобы Он удержал меня от распространенных «отцовских» ошибок. Нам всегда хочется сделать жизнь своих детей легче и проще. А ведь по-настоящему ценится только то, что достигается колоссальным трудом. Например, с того времени, как я начал здесь появляться, до момента, когда меня взяли на прогулку в море, прошел год, а в дальний поход— три года. Когда доказываешь своим трудом и умением, что ты хочешь и можешь, вот тогда это ценишь. Ну, а когда приходишь на яхту с папой, и папа сразу во всех отношениях дает «порулить», это ценится меньше. Так что здесь он у меня на самых общих основаниях... Я надеюсь (улыбается). Очень хочу, чтобы Рома превзошел меня. Он сам проявляет большой интерес, и я часто застаю его за какой-нибудь из книг, которые покупал для него еще задолго до его рождения. А теперь еще появились компьютерные яхтенные симуляторы, и он «гоняется» на компьютере все свободное время. Такое вот виртуальное поколение... И вообще мы с женой «проектировали» не просто сына, а приличного, образованного, интеллигентного человека, яхтсмена и яхтенного капитана.

Натан, в спорте существовало так называемое «еврейское троеборье»— шахматы, шашки, настольный теннис, хотя, вообще-то много евреев было и в боксе, и в волейболе, и в пулевой стрельбе. А вот как дело обстоит с парусным спортом?

—Не думал никогда об этом. Обычная статистика. Не больше и не меньше. Здесь все очень настоящее, так же, как и в еврействе (смеется). Да (смеется), есть здесь евреи, но ничего страшного.

Когда выходишь в море, появляется ощущение, что ближе к Бгу?

—Мне уже 42 года. Мой путь в яхтинге и еврействе был почти синхронным— и путь осознания близости к Б-гу, и осознания близости к морю. Тогда, 20—25лет назад, я плохо себе представлял, что такое яхтинг и что такое иудаизм. Нужно было, чтобы возникала стрессовая ситуация, в которой об этом задумываешься. На каком-то этапе это помогло, но теперь выход в море перестал быть экстремальным событием. Если Б-гу есть место в жизни, то ему есть место и в море. А если ты Его не ощущаешь на суше, то и в море не почувствуешь: дескать, опыт есть, никакого волнения не испытываешь и о Б-ге просто незачем вспоминать.

На мой взгляд, не очень правильна практика раздачи дорожных молитв в лайнерах израильской авиакомпании «Эль-Аль». Пользуясь психологическим «напрягом» человека, ему подсовывают закатанную в пластик бумажку— «Ну, хоть тут задумайся...» Если такие мысли есть, то они приходят постоянно.

Но, между прочим, у меня самого такая есть. Мне ее лет 7—8назад подарил реб Велвл Верховский. Он тогда сказал: «Я знаю, ты ездишь на машине, вот держи». И всякий раз, когда меня останавливают гаишники, среди прочих бумажек подсовываю им эту.

Приходилось бывать в других морях?

—На этой яхте я обошел большую часть Черного и Мраморного морей. Вопрос дальности перехода не так важен. Самая большая черноморская яхта разбилась вот об этот камень у входа в яхт-клуб. Море везде одинаково, и везде может быть жестоким и безжалостным. Если ты его познал, то все остальное— вопрос времени и финансов. Переход в Севастополь или гонки вокруг острова Змеиный могут быть сложнее перехода в Болгарию, потому что в Болгарию идут в прямой видимости берега, а из Одессы в Крым— поперек моря, и полтора суток плавания могут оказаться более сложными, в квалификационном смысле.

А есть маршруты, на которых действительно определяется квалификация? Прошел, значит, таки-да яхтсмен...

—Нет. То, что произошло вчера, не означает, что ты окончательно вышел на какой-то новый уровень квалификации, и эти достижения бесповоротны. Каждый следующий выход в море может что-то произойти. Один из всемирно признанных в парусном спорте авторитетов выпал с яхты и утонул. У него в том выходе был неопытный экипаж, его не смогли подобрать. Утонул, пройдя несколько парусных «Эверестов», обойдя мыс Горн... Парусный спорт— это бесконечная учеба, накопление опыта и асимптотическое приближение к совершенству. Асимптота, как известно, может бесконечно близко приблизиться к абсолюту, но никогда его не достигнет. Вот вам еще параллель с иудаизмом.

А есть ли страна— рай для яхтсменов?

—Я искал такой рай. Искал в Тель-Авиве, Эйлате, Герцлии, Ашдоде. Не знаю, для евреев, может быть, и рай, а вот для яхтсменов... В Израиле живут очень многие одесситы-яхтсмены. Опытнейшие одесские яхтенные капитаны— Гриша Рыбкис, Анатолий Сергеевич Панна...

Увы, тамошняя жизнь не располагает к занятиям парусным спортом: нужно работать, зарабатывать деньги, строить страну. Круизных яхт много, но спорта пока нет. Думаю, что нет и национальных программ по развитию парусного спорта. Возможно, нужно было развивать Палестинскую автономию, и на парусный спорт денег не осталось. Может, если бы эти деньги вложили в яхтинг, было бы больше пользы? Опять же, там, где идет война, не до парусного спорта...


Добавление комментария
Поля, отмеченные * , заполнять обязательно
Подписать сообщение как


      Зарегистрироваться  Забыли пароль?
* Текст
 Показать подсказку по форматированию текста
  
Главная > Мигдаль Times > №34 > Еще одна возможность радоваться жизни
  Замечания/предложения
по работе сайта


2021-10-17 06:17:14
// Powered by Migdal website kernel
Вебмастер живет по адресу webmaster@migdal.org.ua

Сайт создан и поддерживается Клубом Еврейского Студента
Международного Еврейского Общинного Центра «Мигдаль» .

Адрес: г. Одесса, ул. Малая Арнаутская, 46-а.
Тел.: (+38 048) 770-18-69, (+38 048) 770-18-61.

Председатель правления центра «Мигдаль»Кира Верховская .


Jewniverse - Yiddish Shtetl Dr. NONA Всемирный клуб одесситов