БС"Д
Войти
Чтобы войти, сначала зарегистрируйтесь.
Главная > Мигдаль Times > №34 > «Мне выпало играть с корифеями»
В номере №34

Чтобы ставить отрицательные оценки, нужно зарегистрироваться
0
Интересно, хорошо написано

«Мне выпало играть с корифеями»
Вела интервью И. Найдис

Юрий Яковлевич Белогородский около 50 лет проработал на одесском судоремонтном заводе №2. Был руководителем группы новой техники, неделями «болтался» в море — сдавал суда в эксплуатацию, на пенсию ушел в должности заместителя главного механика завода. На следующий же день после выхода Юрия Яковлевича на пенсию, ему позвонил директор судоремонтного и попросил взяться за ответственную работу. И по сей день Белогородский востребован и нужен людям. Но не менее важная и яркая часть его жизни была отдана спорту.

—Юрий Яковлевич, расскажите, как вы пришли в баскетбол.

ИзменитьУбрать
Ю. Белогородский
(0)

—С восьмого класса я учился в 101й школе на Большой Арнаутской. У нас была преподаватель физкультуры Лидия Михайловна Черкашина, «сборница» Одессы по баскетболу. Она привила нам любовь к баскетболу. Собственно, с этого года— 1941го, я начал заниматься баскетболом.

Потом была война, и естественно, годы войны вычеркнуты из спорта. Наша семья была эвакуирована в Куйбышев, где я, 15летний, сразу же пошел работать на оборонный завод. Это был очень крупный завод, и работали там в основном мальчики и девочки 14—15лет. Те, кто нас учили работать, потом уходили на фронт. На наш огромный цех осталось два-три старика. Нам ставили высокие банкетки, чтобы мы доставали до станков. Вот кто «делал» войну в тылу.

—А работать вы пошли добровольно или это было обязательно?

—Нет-нет. Это было патриотическое чувство. Тогда вообще люди иначе на жизнь смотрели, иначе понимали чувство долга. Нагрузка была колоссальная, питание— сами понимаете. Утром я съедал кусочек черного хлеба, луковицу и стакан чая с сахарином. Кончилось тем, что я заболел, и мне запретили работать. Я продолжил учебу. Девятый класс я и мои сверстники отучились в школе, а десятый закончили экстерном.

В конце 1944года мы вернулись в Одессу, и я поступил в высшую мореходку, сейчас это Морская академия. Параллельно с учебой я продолжал заниматься разными видами спорта: я был второй в городе по плаванию, забил первый в Одессе послевоенный гол в водное поло, в эстафетном забеге обогнал троих чемпионов Украины.

—Вы серьезно занимались легкой атлетикой, плаванием?

—Когда я учился в мореходке, я каждое утро проплывал тысячу метров в единственном в городе бассейне в Дюковском парке. Так как с питанием было плохо, доходило до того, что я временами даже терял сознание. В 46м году я входил в сборную города по плаванию и водному поло. Начал опять всерьез заниматься баскетболом. А легкая атлетика— это уже была производная от всего этого. В 47м году по ряду обстоятельств я перешел в Политехнический институт, где, собственно, и побежал эстафету. Ко мне сразу подошли: «Мы слышали, что вы спортсмен, приходите в парк Шевченко, там будет прикидка, а в воскресенье— эстафета». Со мной вместе в политехе учился чемпион Украины по бегу на средние дистанции Адик Задоен. Вот на «прикидке» я его и обогнал. Меня поставили на первый этап сильнейшего забега на 500метров, и я всех обогнал. Меня потом приглашали в сборную по легкой атлетике, но я был одним из ведущих игроков баскетбольной команды Политеха и должен был уезжать на соревнования.

Я, если можно так выразиться, был баскетболист второго поколения: первое поколение— довоенное. Я очень горжусь, что мне выпало играть с корифеями одесского баскетбола— заслуженными мастерами спорта Федором Футерманом и Александром Глебовым, Николаем Шикером, Владимиром Кушниром. Играл я в основном за «Науку», но был и в основном составе сборной города. Команда «Наука» была организована на базе консервного института. Баскетбол— это командная игра, и успех тоже зависел от команды. В то время в ней играли М.Ханцис, Я.Захаржевский, М.Зарембо, А.Пришман, Й.Кессельман, О.Томас, Л.Глузман, Л.Бонда.ренко, Ю.Макаренко, К.Прохо.рович, И.Крузе, А.Шпиков и я. Команда была хорошая, многие играли в сборной Одессы. «Наука» систематически участвовала во всех первенствах Украины и СССР. Все годы мы были в первой тройке Украины. По-моему, в 48м году, а затем в 50м мы стали чемпионами ЦС «Науки». Особенно удачным для команды был 1950год: мы выиграли Кубок Украины и попали на Кубок СССР, где в четвертьфинале играли с сильнейшей командой Грузии и даже выиграли первый тайм. В справочнике «Баскетбол в СССР, 1950год» в числе сильнейших игроков упомянуты фамилии М.Ханциса, Я.Захаржевского и моя.

ИзменитьУбрать
Команда "Наука" — обладатель Кубка Украины 1950 г. Слева направо: Л. Глузман,
А. Шпиков, О. Томас, И. Кессельман, Ю. Белогородский, М. Ханцис, А. Пришман,
М. Заремба, Я. Захаржевский, играющий тренер В. Кудряшов
(0)

Помимо того, что мы серьезно тренировались, многие были тренерами. Например, Кессельман— его девочки были чемпионками Советского Союза. М.Ханцис тренировал сборную Одессы. Я тренировал клуб Политехнического института, создал послевоенный баскетбольный клуб в обществе «Спартак».

Когда мы поехали на Кубок Советского Союза в Москву, со мной случилась беда. В то время меняли конструкцию баскетбольного щита. Мы разминались на запасном поле, и я, забыв, что там старая конструкция, с полного хода ударился о столб коленом и бедром. Удар был настолько сильным, что, когда я ходил, меня спрашивали: «Вы на протезе?» На следующий день я все-таки играл, а потом полгода был на инвалидности. Ходил с костылями, потом с палочкой. После травмы не мог устроиться на работу. В команде моей мне ответили как-то неопределенно. Я человек с непростым характером и больше к ним не обращался. Как-то на пляже я встретился с игроком сборной Харькова и команды Харьковского высшего авиационно-инженерного училища Александром Сердаковым. Он тогда был майором, а сейчас полковник, профессор, доктор наук. Я рассказал ему о своих неприятностях, он мне и говорит:

—Давай к нам, Юра.
Я говорю:
—Саша, а вдруг я не заиграю...
—Ну, так ты будешь у нас работать.

Меня встретили на вокзале в 5утра три баскетболиста, повезли в офицерское общежитие и сказали:

—Здесь ты будешь жить, и с сегодняшнего дня ты у нас работаешь начальником лаборатории сопротивления материалов.

Через несколько месяцев я уже вел лабораторные занятия. Тренировал клуб политехнического института и женскую команду «Спартака». Я прожил в Харькове три года, играл и даже один год был капитаном команды.

ИзменитьУбрать
Ю. Белогородский.
Фото начала 50-х гг.
(0)

Потом я вернулся в Одессу и поступил работать начальником механического цеха в мехмастерские одесского порта, которые потом влились в судоремонтный завод. Я еще играл в баскетбол за команду порта и завода, но на более высоком уровне уже не играл.

—Скажите, были какие-то яркие, запоминающиеся моменты в вашей спортивной биографии?

—При подготовке диплома к защите я работал и днем, и ночью. В этот период я не тренировался. Ко мне пришел Петр Афанасьевич Барановский, заместитель председателя областного Совета физкультуры и спорта и говорит:

—Юрочка, вам надо поехать «отыграть» Кубок Украины.
—У меня диплом, я не тренировался.
—Вы едете в Киев и, как отыграете, в тот же день возвращаетесь самолетом.

В 50е годы это не практиковалось, но все так и было. Мы выиграли Кубок, все пошли праздновать (тогда в Киеве открылся коктейль-холл), а я полетел в Одессу. Это было где-то 9июня, а 16— у меня малая защита. Мне сказали:

—Что вы пришли сюда? Идите, гоняйте мяч, какой вы инженер?

Лишь после повторной малой защиты меня допустили к защите диплома.

А вот другая история. Так совпало, что в одно время проводились зона ЦС «Науки» в Киеве и первенство Украины, и мы играли по два матча в день. И в это же время в Киеве проходила спартакиада «Науки». Вот после того, как мы отыграли два матча, и лежа на траве, отдыхали, ко мне подходит председатель общества «Наука» Владимир Седнев и говорит, что у них некому бежать 800метров в эстафете, просит побежать. Я говорю, что в жизни не бежал 800метров. Он мне:

—Побеги, пожалуйста, я дам тебе самые лучшие шиповки, выручай.
—Черт с тобой, неси две бутылки сока, бутылку сиропа и пару плиток шоколада, и я побегу...— он принес, мы всей командой это тут же оприходовали, и я побежал

Со старта меня взяли «в коробочку», я упал на гаревую дорожку и сильно разбился— весь бок был сплошной раной. Добежал я последним под свист болельщиков. Все лето играл в баскетбол с этой раной— она подсыхала и трескалась— это было мучение.

Еще было интересное. В тот же год мы играли финал ЦС «Науки» с очень сильной командой из Свердловска. В первом тайме проигрывали 13очков. Тогда еще не было термина «прессинг», а говорили «взяли их по всему полю».

—Как это?

—В баскетболе есть два вида защиты— персональная— каждый против каждого, и зонная— пять человек становятся «в зону» возле своего щита и перемещаются по мере движений мяча. Мы же держали их персонально, но «по всему полю»— то есть и на их половине. Второй тайм мы выиграли с перевесом в 27очков.

—А национальный вопрос имел какое-то значение? Вы ездили на международные соревнования?

—В те годы международные соревнования были редкостью. На международные студенческие игры ездили не мы, сильнейшая вузовская команда, а команда из Тарту, в которой «под маркой» тартуского университета собирали 60% «сборников» Союза. В Харькове я играл два международных матча— против корейской и китайской команд. Как судья республиканской категории я судил женский матч с французской командой.

Команда— это одна семья, и главенствующим для нас был спортивный уровень, остальное— мишура. Мы десятки лет поддерживаем отношения, дружим. Олег Константинович Томас много лет был начальником одесского порта, а потом— Черноморского пароходства, и всегда оставался нашим добрым товарищем. В то время играли в баскетбол на приличном уровне Александр Теплицкий, Ян Янкелевич, Леонид Ахтиорский, Владимир Вольфович, Леонид Фигельман, Наум Кильман, известные шахматисты Ефим Геллер и Ефим Коган.

Кстати, Геллер начал играть в баскетбол, учась в той же 101й школе, в 1941году он был в 10м классе. Мы были знакомы, и когда я после травмы был на инвалидности, он пришел навестить меня. Мой отец, не зная, кто это, предложил гостю сыграть в шахматы. Геллер согласился и дал противнику фору— ферзя. Папа проиграл три партии подряд и очень расстроился. Тогда я, чтобы успокоить его, сказал, кому он проиграл.

Баскетболистом был и Борис Литвак, который построил и создал спортивную школу. Эта школа воспитала многих ведущих игроков Украины по волейболу и баскетболу.

—Есть такое мнение, что еврейские мальчики хилые, болезненные, маменькины сынки. Чувствовали вы такое отношение к себе?

—Если ты инертный человек, то независимо от национальности, не вызовешь ни у кого симпатии. До войны, когда я начал заниматься баскетболом, мы жили на Пушкинской, между Большой и Малой Арнаутской. По бровке между цветником и дорогой я каждый вечер бегал до Дюка и обратно. Меня никто не заставлял. Но, благодаря этому я был такой спортивный. После войны помимо того, что сам тренировался и тренировал других, два-три раза в неделю я приходил в спортзал и «сам на сам» отрабатывал технику, работал над собой. Естественно, после этого, когда я выходил на баскетбольную площадку, я выглядел достойно, и относиться ко мне с пренебрежением уже не могли...


Добавление комментария
Поля, отмеченные * , заполнять обязательно
Подписать сообщение как


      Зарегистрироваться  Забыли пароль?
* Текст
 Показать подсказку по форматированию текста
  
Главная > Мигдаль Times > №34 > «Мне выпало играть с корифеями»
  Замечания/предложения
по работе сайта


2021-10-17 06:31:43
// Powered by Migdal website kernel
Вебмастер живет по адресу webmaster@migdal.org.ua

Сайт создан и поддерживается Клубом Еврейского Студента
Международного Еврейского Общинного Центра «Мигдаль» .

Адрес: г. Одесса, ул. Малая Арнаутская, 46-а.
Тел.: (+38 048) 770-18-69, (+38 048) 770-18-61.

Председатель правления центра «Мигдаль»Кира Верховская .


Еженедельник "Секрет" Еврейский педсовет Jewniverse - Yiddish Shtetl