БС"Д
Войти
Чтобы войти, сначала зарегистрируйтесь.
Главная > Мигдаль Times > №42 > «Мигдаль-ор» в послании
В номере №42

Чтобы ставить отрицательные оценки, нужно зарегистрироваться
-2
Интересно, хорошо написано

«Мигдаль-ор» в послании
Анна Мисюк

Как вы могли догадаться по названию рубрики, это наша третья публикация о поездках в Балтимор: мы писали о поездках детского танцевального коллектива и рукводства центра «Мигдаль». Об этом читайте в журнале «Мигдаль Times» №1 (26), 2002 г. , и 4 (29), 2002/2003 г.

«Как это раньше люди путешествовали?» — думала я, пытаясь устроиться поудобнее на автобусном сиденье, не предназначенном вовсе, чтобы на нем ночь коротали. Автобус, однако, ехал сквозь ночь и холод, наматывая на колеса вместе со снегом и первые сотни километров из тех почти десяти тысяч, которые нам предстояло преодолеть до гостеприимной балтиморской гавани.

А раньше так путешествовали: медленно, с расстановкой, всюду свой стол и дом (то есть постели) с собой везли, лошадей меняли, возы и экипажи под груз подбирали, а не наоборот. Где понравится — могли, наверное, задержаться, а где захворал — дождаться выздоровления.

Теперь — не то: визы, билеты, программа — и вперед — ни шага назад, ни получаса опозданий: в Балтимор по приглашению Ассоциации еврейских общин едет выступать Одесский еврейский музыкальный театр «Мигдаль-ор» — и я с ними.
Поездка эта планировалась полгода, окончательно стало ясно, что мы едем только после того, как было получено «добро» от посольства США. Всем, кто как-то когда-то был заинтересован в визите за океан известно, что гигантская страна — оплот демократии и прогресса — надежно защищена от излишних гостей с Востока жестоким визовым режимом. Гости же разными путями пытаются настоять на своем. Так, например, когда едет делегация, театральная группа или прочая совокупность украинских граждан, то в большой компании могут проскочить и потенциальные нелегалы-невозвращенцы. Поэтому в посольстве каждую группу стараются усечь — проверяют реакцию. Если реакция спокойная — значит, и правда, лишних отловили.

От нашей группы можно было бы безболезненно отсечь только меня — выступлениям «Мигдаль-ора» это бы никак не помешало, и когда консул, вскинув брови, иронически спросил: «А вы поете или... танцуете?» — то мне показалось, что на этом «моя Америка» и завершится. Вполне оценив иронию, я все же обиделась и принялась объяснять, что мои дарования, знаете ли, несколько другого направления, а именно еврейско-литературно-образовательного, и тут быстро выяснилось, что консул — заядлый любитель творчества Бабеля, так что я-то визу получила, а проверку нам устроили, отказав трем музыкантам и двум танцорам.

Сразу стало ясно, что уже никто никуда не едет... «Может, мы вам станцуем?» — предлагали растерянные танцоры. «Может, мы за инструментами сбегаем и сыграем что-нибудь такое клезмерское, чтоб за душу брало?» — советовались музыканты. Что было делать? Да что угодно, но вот ехать на гастроли без трех музыкантов из семи и двух танцоров из трех было точно нельзя. И это горе — о радость! — до консула дошло, наконец. Американский консул — по совпадению — оказался еврейским парнем из семьи наших земляков (недаром Бабеля любит!), и, в конце концов, благословил визами всех, кто готовился в дорогу, чтобы порадовать своим искусством евреев Балтимора и, может быть, всего штата Мэриленд. «Надо же, — удивлялся консул сам себе, — я же никого целиком не выпускаю обычно, вот и сегодня с утра трио гитаристов «зарезал» — они нот совсем не знали...« «А мы знаем!» — хором закричали мигдальорцы, среди которых немало лиц со специальным музыкальным образованием.

И вот опять дорога в Киев, но уже к самолету, который доставит нас в Вену, а оттуда уже другой лайнер — в Вашингтон, и с нами вместе едут декорации и бутафорская лошадь, полторы сотни костюмов, музыкальные инструменты, выставка произведений Школы еврейской живописи центра «Мигдаль» и кружка декоративно-прикладного искусства оттуда же. Интересно, какие мысли занимали в ту бессонную ночь руководителя «Мигдаль-ора» Киру Верховскую? Может быть, она думала о том, как без потерь и поломок весь этот инвентарь перенести через таможенный и прочий контроли и как он сам перенесет испытание багажным отсеком? Может быть, опять и опять вспоминала составленную программу выступлений и проверяла все ли верно продумано, все ли будет верно понято и принято далеким зрителем?

Программа была составлена ой как неслучайно. «Мигдаль-ор» ведь недаром зовется музыкальным театром, а не просто «вокально-инструментальным ансамблем с танцевальной группой». Программы выстроены так, что каждая песня, танец, музыкальная композиция — это сцена или реплика целостного спектакля на какой-либо сюжет духовной (сейчас больше любят говорить «ментальной») еврейской истории. Программа, которую Кира приготовила для американского тура, отражала, прежде всего, концепцию общности и еврейского мелоса, образа в искусстве, и еврейской души. «Где бы и когда бы ни слагал свои песни еврейский народ в шествии своем сквозь время, в странствиях диаспоры — в этих мелодиях слышно единство веры и судьбы» — так словами можно обозначить сюжет первой части мигдальоровской программы.

Каким благодарным восторгом и пониманием отзывалась на этот сюжет, на эти слова публика, расположившаяся в креслах уютного зала в одном из огромных ультрасовременных еврейских общинных центров Балтиморщины. Эта публика такая была разная: ее составляли то коренные родовитые и состоятельные американские евреи, многие из которых ведут родословие от евреев, прибывших сюда в Балтиморскую гавань из Германии году этак в 1830-40; то зал заполняли подростки-тинэйджеры, самая обычно опасная публика для любого шоу — но эти просто влюбились в одесских артистов, влюбились так энергично и счастливо, что позабыть невозможно их улыбчиво-заинтересованные лица, неунимающийся град вопросов после концерта: как их зовут? где они учились? сколько учились?, откуда узнали про такие танцы? у кого можно научиться так танцевать? есть ли еще кто-нибудь, кто умеет танцевать и петь про евреев разных стран?

Серию концертов завершал особенный, «русский», в зале сидели наши земляки, эмигранты с разным стажем, немало было и одесситов.

Я бы могла сказать, что именно они с особой эмоциональностью откликнулись на второе, идишистское отделение концерта. «А идише пинт» — «еврейская точечка» называется эта программа, в которой, как это всей идиш-культуре свойственно, сплетались печаль и лукавство, юмор и тревога и, конечно, мудрая насмешливость. Но не только на «русском», но и на вполне «американских» концертах люди в этом отделении хлопали, подпевали и, кажется, подтанцовывали прямо в креслах — танцевали, впрочем, и перед сценой, когда спускались танцоры в зал и всех вместе кружила странно-родная, совсем особенная для нас музыка штеттла. Как некогда океан Атлантиду, так волны истории скрыли в своей глубине штеттл — еврейское местечко. Но оттуда вышло еврейское искусство, оттуда эти особенные мелодии — «не-то плач — не-то смех«, и какие бы ни были мы разассимилированные, разноязыкие и с разным совсем уровнем и образом жизни, но эти мелодии всегда дойдут до той самой, единственной может быть «а идише пинт», еврейской точечки в душе. Только песне, этому привету от бабушек наших бабушек, и удается туда добраться.

«Сколько сердец вы тронули», — говорили супруги Лапидус, сопредседатели Одесского комитета, который так много делает для еврейской общины Одессы. «Скольких людей вы взволновали и вдохновили на помощь Одессе», — вторила им Фрэн Кантерман, удивительный человек, которая уж который год посвящает себя работе на благо развития и укрепления одесской еврейской жизни.

«Марвеллоус!» (восхитительно!), — чтобы сказать это лично, хрупкая, очень преклонных лет женщина должна была пересечь ползала. Это далось ей с трудом, но она об этом явно не думала — ей было необходимо самой подойти, поблагодарить за все: и за слезы, и за радость воспоминания.

«Я понимаю, сказал редактор Балтиморской радиостанции «Звезда Давида», что артистам трудно самим оценить степень своего успеха, вы слышите приветствия и благодарности, но послушайте, я дам вам критерий: мой сын родился уже в Америке, ему — 14 лет и он очень небольшой любитель еврейских и особенно русско-еврейских мероприятий — часто я могу его в этом понять. Но сейчас он не просто сидел на концерте, он аплодировал и пел, он побежал танцевать к сцене и не хотел уходить, а сейчас, узнав, что завтра артисты будут выступать на нашем радио, заявил, что и сам придет, чтобы их хоть раз еще увидеть! Я знаю своего сына, я знаю его ровесников и, поверьте, сейчас еврейское искусство в вашем исполнении одержало уникальную победу!»

За последние 10 лет, наверное, сотни полторы балтиморцев побывали в Одессе в составе различных делегаций, а за эти 10 дней «Мигдаль-ора» в Балтиморе около 2-х тысяч американцев увидели, а еще тысячи наверняка от них услышали, какая она теперь — еврейская культурная жизнь в Одессе!


Добавление комментария
Поля, отмеченные * , заполнять обязательно
Подписать сообщение как


      Зарегистрироваться  Забыли пароль?
* Текст
 Показать подсказку по форматированию текста
  
Главная > Мигдаль Times > №42 > «Мигдаль-ор» в послании
  Замечания/предложения
по работе сайта


2020-05-26 07:23:12
// Powered by Migdal website kernel
Вебмастер живет по адресу webmaster@migdal.org.ua

Сайт создан и поддерживается Клубом Еврейского Студента
Международного Еврейского Общинного Центра «Мигдаль» .

Адрес: г. Одесса, ул. Малая Арнаутская, 46-а.
Тел.: (+38 048) 770-18-69, (+38 048) 770-18-61.

Председатель правления центра «Мигдаль»Кира Верховская .


Еврейский педсовет Dr. NONA Jerusalem Anthologia