БС"Д
Войти
Чтобы войти, сначала зарегистрируйтесь.
Главная > Мигдаль Times > №84-85 > Малина
В номере №84-85

Чтобы ставить отрицательные оценки, нужно зарегистрироваться
+17
Интересно, хорошо написано

Малина
Александр БИРШТЕЙН

– Что такое «украсть»? – спросил я как-то у мамы.
Было мне в ту пору чуть больше шести, так что вопросы я задавал самые разнообразные и весьма многочисленные.
– Взять без спросу! – машинально ответила мама. И убила меня наповал. Значит, я вор!
Ведь только сегодня мной был «взят без спросу» у соседского Додика царский пятак, дававший неоспоримые преимущества при игре в «расшибалочку», «пожар» и «стеночку».

Вспомнив и другие случаи, происходившие со мной во дворе и дома, я и вовсе приуныл. Более того, почувствовал себя законченным рецидивистом, хотя тогда и не знал этого слова.

Слегка согревала мысль о том, что в своей не очень-то почетной профессии я далеко не одинок. Ну кто, скажите, из нашего двора удерживался от того, чтобы не прихватить из буфета кусок сахара или пойти с ложкой наперевес на банку варенья? Деньги и вещи – другое дело. Их никогда не крали. И чувствовали себя вполне честными людьми. А тут... Если бы определение воровству дал кто-то другой, то я бы не так горевал. Но раз мама сказала...

Было от чего прийти в отчаяние. Я ведь уже знал, что вор – это уголовник. А на уголовников мы во дворе насмотрелись. Более того, наслушались. Некоторые выражения, с лету усвоенные и тут же употребленные, привели даже к суровым репрессиям со стороны старших родственников. Помню, как меня стыдил папа, говоря, что, употребляя эти выражения, я уподобляюсь подонкам общества. Уподобляться «подонкам общества» я никак не хотел, но, видно, судьба такая судилась – стать вором...

Нет, в одиночку я это пережить не мог. Пришлось выйти во двор, чтобы поделиться информацией и горем.

Встречено было мое сообщение неоднозначно. Толстый Эдик, не имея других аргументов, просто дал мне по шее. Те же, кому я сам мог дать по шее, поссорились со мной на веки вечные. В итоге, мало того, что я оказался вором, но и напрочь лишился всех друзей. Более того, мне объявили, что такие честные люди, как ребята и девочки из нашего двора, не хотят иметь ничего общего с вором, по которому тюрьма давно плачет.

Не знаю, как тюрьма, но я заплакал отчаянно. Правда, уже вернувшись домой.

Потянулись унылые дни. Во дворе делать было нечего. Да и небезопасно было там появляться, ибо кличка – вор! – звучала отовсюду.

С отчаяния пришлось зарыться в книги. Одна из них произвела на меня неизгладимое впечатление. Я не помню, за давностью лет, названия этого «бессмертного» произведения. Возможно, что его и не было, ибо книжка не имела ни начала, ни конца, поскольку осталась у нас от домработницы, которая, проработав один день, ушла на базар за покупками и больше не вернулась. Эту замечательную книжку она, видимо, оставила в залог.

В книжке рассказывалось, как матерые уголовники собираются на свое собрание, которое носило ягодное название – «малина». Там они едят и пьют, поют очень красивые песни (отрывки из этих песен приводились) и рассказывают друг другу о своих необыкновенных приключениях. Да-а, век живи – век учись! Только прочтя то, что осталось от захватывающей книжки, я понял яркий смысл выражения: «Не жизнь, а малина!»

Я задумался над тем, что если бы все окружающие дети не были столь честными, то у нас во дворе получилась бы замечательная малина, и было бы так интересно и весело жить.

Но как, как донести до моих новоявленных недругов содержание книжки?
Я думал, думал и... сообразил.

ИзменитьУбрать
(0)

Во двор я вышел, прижимая книжку к себе. Я берег ее и лелеял, как мать ребенка-грудничка. Я чуть ее не целовал. Во всяком случае, любовно поглаживал. На меня обратили внимание. Словно не замечая этого, я выбрал укромный уголок и занялся чтением. Я читал, восклицая, возвращаясь к заветным местам, что-то напевая и улыбаясь. Такого выдержать мои бывшие сотоварищи просто не могли. Короче, книжку у меня забрали. Сделав вид, что смертельно расстроен, я пошел домой. А ребята стали читать книжку. Все вместе. Вслух!

Через час раздался стук в дверь. Я открыл. На пороге стоял Валька.

– Знаешь, – сказал он, – я ведь каждый день сахар из буфета тырю!

– Заходи! – пригласил я.

Потом пришли Света с Дорой, потом Марик... Банда начинала оформляться. Когда мы вышли во двор, к нам присоединились еще пять человек. Вопрос о главаре не стоял. Как вор с наибольшим стажем, я был избран единогласно.

И начались золотые денечки. Наш двор стал замечательной малиной, где так приятно было, собравшись, поговорить о своих уголовных делах, наметить будущие грабежи, спеть замечательную песню «Мурка», из которой знали мы строк шесть, и то не подряд.
Но воровская жизнь закончилась довольно быстро. Пролетел август, и пришлось отправляться в ссылку. Начался учебный год. Для большинства из нас он был первым.

Рис. А. Коциевского


Добавление комментария
Поля, отмеченные * , заполнять обязательно
Подписать сообщение как


      Зарегистрироваться  Забыли пароль?
* Текст
 Показать подсказку по форматированию текста
  
Главная > Мигдаль Times > №84-85 > Малина
  Замечания/предложения
по работе сайта


2021-10-20 03:45:43
// Powered by Migdal website kernel
Вебмастер живет по адресу webmaster@migdal.org.ua

Сайт создан и поддерживается Клубом Еврейского Студента
Международного Еврейского Общинного Центра «Мигдаль» .

Адрес: г. Одесса, ул. Малая Арнаутская, 46-а.
Тел.: (+38 048) 770-18-69, (+38 048) 770-18-61.

Председатель правления центра «Мигдаль»Кира Верховская .


Всемирный клуб одесситов Еженедельник "Секрет" Jerusalem Anthologia