БС"Д
Войти
Чтобы войти, сначала зарегистрируйтесь.
Главная > Мигдаль Times > №132 > ПОПРЫГУНЬЯ-СТРЕКОЗА
В номере №132

Чтобы ставить отрицательные оценки, нужно зарегистрироваться
+6
Интересно, хорошо написано

ПОПРЫГУНЬЯ-СТРЕКОЗА
Нина ВИТЕБСКАЯ

На одесских афишных тумбах начала XX в. можно было прочитать имена многих известных исполнителей: Шаляпин и Карузо, Анастасия Вяльцева и Александр Вер­тин­ский... Но есть одно имя, которое восторженно произносила публика в начале XX в., и которое сегодня, к сожалению, забыто. Иза Кремер. Слышали? А ведь она была звездой, и ее песни пользовались большой популярностью. Помните, как Остап Бендер напевал: «Под знойным небом Аргентины, где небо южное так сине, где женщины, как на картине, танцуют все танго…»? Эту песню исполняла Иза Кремер. Что же мы можем узнать о ней?

Изабелла (Иза) Яковлевна Кремер родилась в Бессарабии, в городе Бельцы. Год рождения? В информационных источниках разнобой: 1887-й, 1889-й и 1890-й. Родители Изы – Яков Кремер и Анна Розенблит – постарались дать дочери хорошее образование. Кстати, В. Мак­си­мен­ко пишет, что, по-видимому, «ее настоящая фамилия – Креймер: брат певицы – Крей­мер – был соантрепренером Одесского театра миниатюр». Конферансье А. Алек­сеев, который был знаком с матерью Изы, писал, что она «дочь бедных и не очень грамотных родителей» (В. Максименко, «Любимица Одессы и не только»). А по другим источникам, ее отец снабжал првизией царскую армию, что давало немалый барыш. Как бы то ни было, но к двадцати годам Иза свободно владела итальянским, французским, немецким и идиш. Позже добавляются английский и испанский1.

У Изабеллы с ранних лет проявились музыкальные способности. Первую песню на идиш – колыбельную – ей спела мать, а когда девочке было 5 лет, она проявляла живой интерес к еврейской свадебной музыке. В юности Иза писала революционные стихи (в том числе и о еврейской нищете) и отправляла в редакцию «Одесских новостей». Так она в 15 лет познакомилась с редактором этого издания Израилем Моисеевичем Хейфецем.

Как часто человеческая судьба зависит от случая! Как круто порой изменяет он ход истории. Такой Господин Случай произошел и в жизни Изы Кремер. В одесское училище Императорского музыкального общества был приглашен с целью музыкального образования учениц знаменитый профессор Луиджи Ронци из Милана. По какой-то, опять же, счастливой случайности, Иза попадает к нему на прослушивание, после которого Ронци приглашает ее учиться вокалу в Италии.

Два года Иза постигает «бельканто» в Италии и даже дебютирует в опере «Богема» с самим Джузеппе Ансельми на сцене неаполитанского театра «Сан-Карло». Неплохо для начинающей певицы. Но пора возвращаться в Одессу, где ее никто не знает. С чего начинать? И здесь опять вмешивается случай. Ансельми направляется на гастроли в Одессу со своей коронной «Богемой» и приглашает Изу исполнить партию Мими. Дебютантку ждал успех. Дирекция Городского театра тут же предложила Кремер стать солисткой оперы.

О выступлении Изы Кремер в премьере «Иоланты» в «Одесском обозрении театров» пишут: «Молодая певица немного волнуется (...) Но быстро приходит в себя и красиво, музыкально проводит первый акт (...) Заключение оперы приводит публику в восторг. Слышатся бешеные аплодисменты. На сцене масса цветов, преподносимых г-же Кремер».

«В репертуаре Кремер появляются Татьяна в "Евгении Онегине", Прилепа в "Пиковой даме". По-видимому, у Кремер был голос широкого диапазона: в ее репертуаре оказывается и меццо-сопрановая партия Зибеля в "Фаусте". На исполнение этой партии, как и упоминавшихся сопрановых, появляются положительные отклики». (В. Максименко)

Но Изе, натуре творческой и неуемной, хочется чего-то нового, и она пробует себя в оперетте. Да-да, в те годы на сцене Городского театра давали оперетту. А уж кассовые сборы от оперетт были куда больше, чем от оперных спектаклей. Итак, Иза Кремер  –артистка оперетты!

Оперетты с ее участием шли с колоссальным успехом. Простенькая песенка «Ха-ца-ца» из кальмановского «Цыгана-премьера» после исполнения ее Изой становится хитом Одессы. Весь город ее напевал. Появились сорочки, галстуки и конфеты «Ха-ца-ца» с портретом Изы Кремер на коробке.

Но на оперетте творческие искания Изы не закончились. Во время учебы в Италии она побывала на концертах певицы французских кабаре Иветт Жильбер. Песенки Иветт были игривые, легкомысленные, а иногда и не совсем пристойные. «Не совсем пристойные» для того времени, разумеется. Вероятно, под впечатлением песен Жильбер Иза решает попробовать себя в этом жанре. Для русской сцены это было в новинку. Трудно было предугадать реакцию публики: провал или успех? Но Иза была отважной. Она делает перевод нескольких песен и исполняет их со сцены Городского театра. И опять триумф. Так появился жанр «интимных песенок». Многие из них Иза сочиняет сама: «Черный кот», «Мадам Лулу»...

Из воспоминаний А. Вертинского: «Я сильно побаивался за свой успех в этом своеобразном городе. Одесситы – большие патриоты, у них свои особые вкусы, они имеют своих актеров, которых очень любят, и признают "привозных" очень осторожно и неохотно. Тем более что у них была своя собственная "звезда" в песенном жанре – Иза Кремер, довольно талантливая исполнительница французских и немецких песенок, переведенных на русский язык, а также еврейских… Муж ее был главным редактором самой крупной газеты – "Одесские новости", и я боялся, что эта газета мне "не даст ходу". Однако этого не случилось. Иза, с которой я был знаком в Москве, пришла на мой концерт, много аплодировала мне, демонстрируя свою лояльность. Она привела с собой даже мужа - всесильного редактора Хейфеца. Публика приняла меня тепло, и отзывы в газетах на другой день были прекрасные. У меня до сих пор сохранилась рецензия Эдуарда Багрицкого, тогда скромного одесского репортера».

Здесь мне хотелось бы сделать маленькое отступление. Как оказалось, я знакома с творчеством Изы Кремер с раннего детства. Слушая недавно ее записи, я «узнала» строчку «Мадам Лулу, я вас люблю» – ее напевала бабушка, обнимая меня.

Кроме «интимных песенок», в репертуаре Изы есть народные песни, романсы. Но все-таки именно «интимные песенки» – ее визитная карточка.

Это был целый спектакль (сейчас бы сказали, шоу), где разыгрывались сцены мелодраматического и эротического характера. Иза пела, а на сцене происходило действо. Так, в номере «Царская служанка» исполнительница этой роли появлялась перед публикой обнаженной, а в номере «Танго смерти» танцевальный дуэт изображал любовные страсти. Словом, все выглядело весьма новаторски. Иза угадала потребности зрителя. Публике хотелось чего-то легкого и вместе с тем необыч­ного и таинственного.

Вскоре ее слава докатилась до Москвы и Петербурга, и начались бесконечные гастроли по России. Везде ее ждет успех – восторженная публика, поклонники, цветы. Но не надо думать, что только розами был усыпан путь Изы Кремер, шипов тоже хватало: козни завистников, нападки прессы.

Одним из журналистов, поддевавших Изу, был редактор газеты "Одесские новости" Израиль Хейфец, который позже стал ее мужем. Ирония судьбы.

ИзменитьУбрать
(0)

Николай Корнейчуков (Корней Чуковский) в 1914 г. посвятил популярной певунье ироничные стихи:

О, Иза, Муза кукурузы!
К тебе так благосклонны Музы:
Ты и певунья, и плясунья, и попрыгунья-стрекоза.
А я… без песен и без солнца
в болотах темного чухонца,
Я только плачу, вспоминая твои веселые глаза

Иза знакомится с одесскими интеллектуалами-сионистами – Марком Варшавским, Шолом-Алейхемом, Менделе Мойхер-Сфоримом, Владимиром Жаботинским. Хаим Бялик убеждает ее, что ее талант должен служить собственному народу, и Иза начинает собирать и исполнять песни на идиш.

В 1917 г. у Изы и Хейфеца рождается дочь Туся. Революцию Иза поначалу встречает восторженно, но очень быстро разочаровывается. В 1919 г., когда Иза Кремер была на гастролях в Константинополе, арестовывают Хейфеца и конфискуют их имущество. Иза прилагает невероятные усилия и вытаскивает из большевистской Одессы дочь с гувернанткой, а затем – и мужа. Они переезжают во Францию. Вскоре их брак распадается. Эмиграция – нешуточная проверка для семейных пар.

В 1922 г. Иза отправляется с концертом в Польшу. По договору у нее три концерта в варшавской филармонии, построенной богатыми евреями и подаренной городу. Но когда Иза приезжает, импресарио сообщает ей, что ему поставлено жесткое условие – ни одной еврейской песни в программе. Возмущенная Иза хочет разорвать контракт, но потом жалеет импресарио, вложившего немалую сумму в ее гастроли. Среди публики много евреев, которые просят ее спеть еврейские песни и недоумевают, почему она отказывается. Когда на последнем концерте один из них вскакивает на сцену и во всеуслышание спрашивает, почему она, еврейка, стыдится петь песни своего народа, Иза вынуждена сказать публике правду.

Это вызывает огромное возмущение. Еврейская общественность настаивает на четвертом концерте – с еврейскими песнями, и Иза соглашается. В ночь перед концертом собирается многотысячная толпа, угрожающая певице расправой. Затевается драка, в которой несколько евреев получают серьезные ранения. Иза Кремер вынуждена тайно покинуть город.

После этого Иза решает покинуть Европу и, взяв дочь, уезжает в Америку, которая встречает ее с восторгом. Она выступает с концертами, принимает участие в водевилях, пробует себя в кино – и становится популярной киноактрисой. Заметьте, к чему бы ни прикоснулась эта женщина, все превращалось в бриллиант!

Ее импресарио становится Сол Юрок, и снова начинаются гастроли: Берлин, Париж, Милан, Нью-Йорк. В 1929 г., гастролируя в Бухаресте и Кишиневе, Иза приезжает в Бельцы, город своего детства.

В 1930 г., чтобы заманить Изу в бродвейскую постановку «Дос лид фун гето» (Песня из гетто), поэт Яков Якобс и композитор Александр Ольшанецкий пишут песню «Майн штейтеле Бэлц», которая сразу же становится шлягером.

В 1934 г. во время гастролей в Аргентине Иза знакомится с замечательным человеком Грегорио Берманом – известным психиатром. Их любовь продлится до последних дней Изы.

В Берлине у Изы завязываются дружеские отношения с местными сионистами. В 1936 г. она дает концерт, в программе которого песни на идиш, и на сей раз сталкивается с не­одоб­ре­нием немецких евреев, напуганных ростом антисемитизма в Германии.

В 1938 г. Иза Кремер переезжает в Аргентину – к Берману. Во время Второй мировой войны в Аргентине, где правительство тайно поддерживало нацистов, Кремер давала концерты, сбор от которых шел в пользу союзников.

Существует легенда, распространенная Вадимом Козиным, что в 1943 г. Иза Кремер получила приглашение от Уинстона Чер­чилля приехать на тегеранскую конференцию и выступить перед главами СССР, США и Великобритании, вместе с Морисом Шевалье, Марлен Дитрих и самим Козиным. У Черчилля был день рождения, и он попросил Сталина в качестве подарка привезти на концерт Вадима Козина, а для советского вождя пригласил Изу Кремер.

Иза вышла к участникам конференции в черном платье, отороченном белым мехом, и запела на русском языке:

Ни пути, ни следа по равнинам,
По равнинам безбрежных снегов...
Не добраться к родимым святыням,
Не услышать родных голосов...

Сталин хорошо понял намек певицы. Говорят, что Иза еще успела шепнуть Козину: «Попроси у Черчилля остаться, и весь мир будет у твоих ног», но тот отказался – и вскоре был выслан в Магадан. Сталин не простил и Изу. В советские времена ее имя окружало гробовое молчание.

Из-за весьма активной общественной деятельности и симпатии к левым Берман потерял работу, а Изу отлучили от больших залов. В Аргентине певицу практически не было слышно – ее всячески замалчивали. Но она регулярно наезжала в Нью-Йорк, где ее радостно встречали и почитали.

19 ноября 1944 г. Иза Кремер дала концерт в Карнеги-холле (Нью-Йорк).

В марте 1946 г. на фирме «Сева рекорд» вышли ее новые граммофонные пластинки – «популярные песни на еврейском языке».

В 1946 г. состоялась ее поездка в Палестину. Там она пела свою программу на идиш, и в который раз встретила сопротивление: строители еврейского государства ревностно восстанавливали иврит и не желали слышать язык галута. Иза обратилась к ним со следующими словами: «Я пела на идиш в нацистской Германии, и я буду петь на идиш здесь – в стране Израиля».

Певица передавала средства от своих концертов жертвам Холокоста, дала концерт в поддержку только что появившегося государства Израиль.

В 1956 г. врачи диагностировали у Изы Кремер запущенный рак желудка. Она страстно желала поехать в Россию и даже вступила в общество аргентино-советской дружбы. Но за несколько дней до предполагавшегося отъезда­ 7 июля 1956 г. ее не стало.

Когда-то, на пике своей популярности в одном из интервью Иза призналась, что с ней ничего особенного никогда не происходило: «У меня не крали бриллиантов, из-за меня решительно никто не стрелялся и меня даже не глотал кит во время морских путешествий». Ах, это женское кокетство…


1В аргентинском филиале YIVO (американский исследовательский институт идиша) хранятся записи песен в исполнении Изы Кремер на 24 языках.

Добавление комментария
Поля, отмеченные * , заполнять обязательно
Подписать сообщение как


      Зарегистрироваться  Забыли пароль?
* Текст
 Показать подсказку по форматированию текста
  
Главная > Мигдаль Times > №132 > ПОПРЫГУНЬЯ-СТРЕКОЗА
  Замечания/предложения
по работе сайта


2020-03-29 11:00:47
// Powered by Migdal website kernel
Вебмастер живет по адресу webmaster@migdal.org.ua

Сайт создан и поддерживается Клубом Еврейского Студента
Международного Еврейского Общинного Центра «Мигдаль» .

Адрес: г. Одесса, ул. Малая Арнаутская, 46-а.
Тел.: (+38 048) 770-18-69, (+38 048) 770-18-61.

Председатель правления центра «Мигдаль»Кира Верховская .


Jewniverse - Yiddish Shtetl Всемирный клуб одесситов Jerusalem Anthologia