БС"Д
Войти
Чтобы войти, сначала зарегистрируйтесь.
Главная > Мигдаль Times > №147 > ПАВЛИН ИЗ СТРАНЫ АТЛАНТИДА
В номере №147

Мигдаль Times №147
ПАВЛИН ИЗ СТРАНЫ АТЛАНТИДА
Анна МИСЮК

«Атлантида – ушедший на дно времен мир идишистской культуры» – это стало устойчивым образом, почти штампом. Не будем и мы оригинальны, тем более, что речь пойдет об одном из самых любимых, популярных атлантов, чье имя стало чуть ли не нарицательным, чье творчество стало народным.

(0)

Это было взаимно, Ицик Мангер хотел быть народным, а народ принял его сразу, целиком и полностью. Даже сейчас, когда идиш живет лишь на фестивалях и специализированных кафедрах, в эфире звучат песни и баллады Ицика Мангера, хоть часто ведущий на разных языках сообщит, что слова – народные. «Золотой павлин» – свободный и непокорный даже императору, но радующий сердце и вдохновляющий ум еврейского портного, – этот образ еврейского художника вылетел из мангеровской песни и стал прозвищем самого поэта, шутника и печальника, любимца публики, виртуоза идиш-словесности.

Ицик Мангер – сейчас это известное имя и малоизвестные тексты, когда-то невероятно популярный и стремительно забытый после того, как в Катастрофе канули его родина – страна Штеттл (неважно, где – в этой стране помещались и Бухарест, и Варшава), его публика, мечтавшая, смеявшаяся, плакавшая вместе с ним на языке-скитальце, языке идиом, афоризмов и поговорок – языке идиш. Такова она – судьба спасшегося атланта канувшей Атлантиды.

Ровесник 20-го века, он родился в 1901 г., в местечке Коломея на Буковине, тогда – Австро-Венгрия. Это местечко, как и село Стопчет, где жил его дед, войдет в художественное пространство рассказов Мангера. Семья – простая, дед – возчик, балагула, а отец – сапожник, но чтение любили, майсы, байки, истории были в почете. Отец сочинял песни для пуримшпилей. Родители в пуримшпилях выступали. Нужно ли вспоминать, что в первой половине 20 века евреи Европы были 10-миллионным народом, говорившим, читавшим, поющим на языке идиш…

Домашнее образование – традиционное: основы иврита и Танах, потом семья переезжает в Черновицы, и там ждет гимназия – австрийская гимназия, учеба на немецком языке, изучение германской классики и, прежде всего, увлечение немецким романтизмом. В 1914-м начинается вой­на, которая впоследствии окажется Первой мировой. Семья переезжает в Яссы, подальше от войны. После ее окончания родная Буковина станет частью Румынии, и именно в Бухаресте начнется литературная деятельность Мангера.

Здесь хочется остановиться и подумать. Ицик Мангер владеет немецким и румынским языками, упоминается в его биографии, что он знал испанский и французский, а когда он поселился в Варшаве, то оказалось, что и польский для него не проблема. Однако языком творчества избран и останется до конца жизни идиш.

Итак, первый и любимейший из жанров – пуримшпиль, карнавальное действо, в котором говорят и поют под масками древних героев Книги Эстер современники, а в сюжете обыгрывается какая-либо актуальная, бытовая или политическая, ситуация. Последним пуримшпилером называли Мангера, сочиненные им действа разыгрывались не только в дни праздника Пурим, но и выплескивались в бурлескные представления на сценах варшавских варьете. Популярность пришла к Мангеру с первых же представлений и первых сборников. Недаром он перебрался в Варшаву – тогдашний идишистский литературный центр. В его рассказах, пьесах, балладах сочетался модернистский изыск поэтики с виртуозным владением стихией языка идиш. Это делало его тексты неотразимо притягательными для носителей языка, и это же качество делает их почти непереводимыми – столько в них аллюзий, словесной игры и игры значений.

На русский язык переведена повесть Мангера «Жизнь в раю» – сатирическая повесть о похождениях двух еврейских ангелов, командированных в христианский рай. Те, кто может сравнить перевод с оригиналом, сетуют, что летящую шутливую ритмику мангеровской прозы перевоплотить не удалось. Однако ценно, что мы можем прочесть эту вполне земную сатиру на рай небесный и услышать разговоры, насмешки, конфликты и проблемы евреев Восточной Европы, последнего поколения, говорившего и мечтавшего на идиш.

В 1938 г. перед началом нацистского нашествия Мангер уехал из Варшавы в Париж, потом – в Лондон. Там, в конце войны, и настигло его страшное известие: мира его вдохновения, его публики, его читателей больше не существует.

«Я кажусь себе Дон Кихотом, рыцарем Печального образа… Я утратил эхо своего творчества…» – жаловался он на одинокость в опустевшей для него Европе. Он уезжает туда, где в бруклинских кварталах еще звучит живой родной язык, где выходят газеты и журналы, где нашел себе убежище беженец-идиш.

15 лет прожил Ицик Мангер в Нью-Йорке, за это время он четыре раза посетил Израиль и в 1966 г. переселился туда окончательно.

В 1969 г. была учреждена Международная литературная премия имени Ицика Мангера. В том же году тяжелобольной писатель стал первым лауреатом этой премии, это была последняя улыбка, которой он обменялся с жизнью. В том же году его не стало.

Остались песни, баллады, пусть и считаются они сейчас народными, остались комедии, которые до сих пор находят путь на сцену, осталась улыбка Ицика Мангера, непереводимая улыбка.

Найдите «перо Золотого павлина» во Всемирной Паутине – в видеопроект «Колы­бель­ные народов мира» включена чудная миниатюра на слова Ицика Мангера.

ПОРТНЯЖКА НОТЭ МАНГЕР ПОЕТ О ЗЛАТОЙ ПАВЕ

Перевод Александры Глебовской

За «Зингером» бледный портняжка
Про паву златую поет,
Которая в Вену летала,
Туда, где сам кайзер живет.

Прозванье ему Франц-Иосиф,
Его бакенбарды длинны,
Резвее всех прочих на свете
В конюшнях его скакуны.

Те кони летают орлами,
Их скачка настолько быстра,
Их тучи вовек не настигнут,
Вовек не настигнут ветра;

А пава златая курлычет:
«Один к четырем будет пять,
Берусь я, во славу портняжек,
Твоих скакунов обогнать!

Послушай-ка, сударь мой кайзер,
Побьемся-ка мы об заклад:
Орлы твои кони, но в Стопчет
Быстрей долечу я стократ!»

Ей кайзер в ответ «Эка штука!»,
Взнуздал самолично коней,
Рванулась лихая упряжка,
Земля завертелась под ней.

Леса, города и деревни,
Богемская снизу страна;
Излуки, мосты, перелески –
Галиция снизу видна.

А вот уж и Краков, и Лемберг,
А вот Коломея вдали.
Серебряным хлыстиком кайзер
Коней погоняет: «Пошли!»

Там Косов лежит меж горами,
Там Стопчет в долине лежит;
Глазам своим кайзер не верит,
И трет их, и громко сопит.

Ведь умница пава на крыше
Портняжей сидит – тут как тут –
И семеро храбрых портняжек
Став «фрунтом», ей честь отдают.

Им кайзер на то: «Эка штука!
Ну что ж, проиграл – так плати!»
Он щупает лоб – что как если
Его просквозило в пути?

Пошарил за пазухой кайзер
И крест достает золотой:
«Вот, дерзкая, пусть же все видят,
Что я расплатился с тобой!»

Крылами трепещет и плещет
Рассерженно пава в ответ:
Да хоть и червонного злата,
Не нужен ей крестик, нет-нет!

«Нет, сударь мой кайзер, другую
Награду-ка мне положи:
Ты справь мне патент королевский
И ручку свою приложи,

На то, что я, пава златая,
Вольна облетать белый свет,
Чтоб всякому, в землю любую
Любовный доставить привет».

Ей кайзер в ответ: «Эка штука!»
И сразу же справил патент:
«А если где встретишь препоны –
Ко мне обращайся в момент».

Серебряным хлыстиком кайзер
Коней своих тронул: «Пошли!»
Как снег на ветру, бакенбарды
Взметнулись и скрылись вдали.

………………………………………

За «Зингером» бледный портняжка
Про паву златую поет
И рад он, что паве не пара
Сам кайзер, что в Вене живет.

Чтобы ставить отрицательные оценки, нужно зарегистрироваться
0
Интересно, хорошо написано

  Отправить ссылку друзьям

Главная > Мигдаль Times > №147 > ПАВЛИН ИЗ СТРАНЫ АТЛАНТИДА
  Замечания/предложения
по работе сайта


2018-06-17 23:59:15
// Powered by Migdal website kernel
Вебмастер живет по адресу webmaster@migdal.org.ua
Сайт создан и поддерживается Клубом Еврейского Студента
Международного Еврейского Общинного Центра «Мигдаль» .

Адрес: г. Одесса, ул. Малая Арнаутская, 46-а.
Тел.: 37-21-28, 777-07-18, факс: 34-39-68.

Председатель правления центра «Мигдаль»Кира Верховская .


Dr. NONA Jewniverse - Yiddish Shtetl Еврейский педсовет