БС"Д
Войти
Чтобы войти, сначала зарегистрируйтесь.
Главная > Мигдаль Times > №154 > ЖЕНСКОЕ ЛИЦО МАТЕМАТИКИ
В номере №154

Чтобы ставить отрицательные оценки, нужно зарегистрироваться
0
Интересно, хорошо написано

ЖЕНСКОЕ ЛИЦО МАТЕМАТИКИ
Инна РИКУН-ШТЕЙН

Одесский вариант

СОФЬЯ ЯНОВСКАЯ1

ИзменитьУбрать
(0)

Софья Неймарк родилась 19 (31) января 1896 г. в местечке Пружаны. Ей не было и двух лет, когда семья переехала в Одессу и поселилась в доме №20 на Московской. В 1906 г. она поступила во 2-ю женскую гимназию, где математику читал профессор Но­во­рос­сийс­кого университета, историк математики И.Ю. Тимченко.
В 1914 г. Соня окончила гимназию с золотой медалью и поступила на естественное отделение Одесских высших женских курсов (ОВЖК). Она готовилась стать химиком, чтобы помогать отцу (он предположительно работал на паровой мельнице Вайн­штей­на). Но, как пишет Софья Александровна в краткой автобиографии (архив МГУ), она «по настоянию профессора С.О. Шатуновского была переведена на математическое отделение».

Об этом же рассказывает ее сокурсница, также ставшая математиком, М.Г. Шестопал: «Высшие женские курсы – эти три слова звучали для нас, 16-17-летних девушек Одессы, как позывные к новой жизни… Моя первая встреча с Соней Неймарк на Высших женских курсах произошла в 1914 г. Она выделялась среди нас – ростом малышка и по возрасту моложе других. Соня жадно набрасывалась на изучение математических наук. Надо сказать, нам было у кого учиться. Деканом факультета и его добрым гением был известный на юге России приват-доцент Вениамин Федорович Каган, неутомимый деятель в области математического образования в России… Его соратниками и деятельными помощниками были преподаватели физико-математического факультета Новороссийского университета И.Ю. Тимченко, Е.Л. Буницкий, С.О. Шатуновский. Большую роль в формировании наших научных интересов, в нашем математическом развитии сыграл Шатуновский. Блестящий педагог, удивительный человек, он сразу покорил нас. Общение с ним стало для нас школой математического мышления. И именно это общение с Шатуновским, несомненно, сыграло решающую роль в дальнейшем формировании научных интересов Софьи».

ИзменитьУбрать
(0)

Однако революционные события в России на 6 лет оторвали Яновскую от науки. Она стала принимать участие в работе подпольного Красного Креста, осуществлявшего помощь политическим заключенным. Скорее всего, решение «уйти в революцию» родилось под влиянием Нюры Панкратововой2, дружба с которой началась в подготовительном классе гимназии, продолжилась на ОВЖК и длилась всю жизнь. В 1918 г. она вышла замуж за Исаака Ильича Яновского, активного участника большевистского подполья. Вступив в подпольную организацию большевиков, Софья перевозила через фронт инструкции обкома. Была секретарем редакции «Коммуниста» во время англо-французской интервенции3. «По установлении Советской власти, – пишет Яновская, – была секретарем редакции “Известий”, затем была послана с группой товарищей в Елисаветград (ныне Кировоград) на ликвидацию последствий “григорьевщины”4

При отступлении из Елисаветграда вступила в ряды Красной Армии: была политработником на фронте, зав. информотделом в газете "Красная Армия"»

. Сохранились драматические воспоминания Яновской о поездке в Елисаветград: об офицере, который собирался ее арестовать, но, вместо этого «на хорошем украинском языке рассказал длинную сказку про ведьм», а затем отпустил.

Говорят, будто мыслить логично
Только сильному полу дано.
Говорят, будто логике женской
Антилогичной быть суждено.
Но сегодня мы шлем поздравленья
Той, которая столько уж лет
Обучает искусству мышления
Наш почти что мужской факультет
(Стихи студентов мехмата МГУ, посвященные С.А. Яновской)

Трагически мог окончиться и другой эпизод: вместе с несколькими красноармейцами Софья была захвачена в плен, расстрел происходил на мосту, тела падали в реку. Выручил ее маленький рост: пуля прострелила высокую тулью шляпы, Яновская выплыла и всю ночь пряталась у берега в камышах.
Соня Яновская упоминается в рассказе Бабеля «Конец богадельни». Математик Б.А. Розенфельд вспоминает, что спросил Софью Александровну, не о ней ли идет речь, и она ответила: «Исаак Бабель был моим приятелем». До конца 1923 г. Яновская работала в Одесском губкоме: заведовала информотделом, отделом учета, статистики и распределения, печаталась в журнале «Коммунист».

О жизни Яновской в эти годы дают представление воспоминания ее ученика, историка науки, Адольфа Павловича Юшкевича, сына историка и философа П.С. Юшкевича, племянника писателя Семена Юшкевича: «Я впервые познакомился с Софьей Александровной зимой 1921-1922 гг., когда пришел к ней домой брать уроки по математике… Мне шел 16-й год, а ей минуло 26… Топлива и продовольствия недоставало. Яновская с маленьким сыном жила тогда у родителей в том доме на углу Екатерининской и Ланжероновской улиц, где помещалось некогда модное кафе Робина. В комнате, согреваемой “румынкой” – маленькой печкой на козьих ножках, потреблявшей очень немного топлива, быстро накалявшейся и так же быстро остывавшей, мы садились у кроватки ребенка и приступали к занятиям».
В 1924 г. Яновская добилась командирования в Москву, в Институт красной профессуры. Еще не окончив институт, с 1925 г. преподавала там математику, а в МГУ – историю и философию математики. Организовала в МГУ семинар по истории и философии математики для студентов и аспирантов, который посещали А.Н. Колмогоров, Л.А. Люстерник, А.О. Гельфонд, П.К. Рашевский, И.В. Арнольд, А.П. Юшкевич.

В 1929 г. Яновская окончила институт, через 2 года стала профессором МГУ, а позднее – доктором физико-математических наук. Вся ее жизнь была связана с Московским университетом: она прочитала десятки разнообразных курсов, руководила семинарами и аспирантами, создала научную школу философии математики. Круг научных интересов Яновской включал в себя историю, методику и философию математики, основания математики и математическую логику. С 1936 г., впервые в СССР, и до конца жизни читала, непрестанно совершенствуя, курс математической логики. Благодаря Яновской матлогику, на которой пытались поставить клеймо «буржуазной лженауки», миновала судьба генетики и кибернетики. В 1933 г. Яновская вместе с М.Я. Выгодским организовала в университете семинар по истории математики.

Во время Второй мировой войны Яновская была в эвакуации в Перми, заведовала кафедрой высшей алгебры университета. Она помогла Е.Б. Дынкину, О.А. Олейник и М.М. Постникову перебраться в Москву и поступить в МГУ. Эти молодые люди стали крупными математиками. У Яновской было более 20 учеников. Вспоминая Софью Александровну, друзья, сотрудники, ученики подчеркивают ее готовность прийти на помощь. Вера Абрамовна Гу­ков­ская, подруга со времен ОВЖК, также ставшая математиком, пишет: «Если у человека, который был в поле ее зрения, случалась какая-либо серьезная неприятность и ему нужна была помощь, Софья Алек­сандровна находила время эту помощь оказать. Ее не надо было просить». А.П. Юшкевич с благодарностью вспоминал, что она поддержала его в начале 1953 г., когда у него возникли неприятности в связи с антисемитской кампанией. Личная жизнь Яновской была непростой. Муж часто болел, и еще до войны она овдовела. Их сын был психически нездоров и покончил собой вскоре после смерти матери. Сама Яновская много лет страдала тяжелой формой сахарного диабета. И, тем не менее, она считала себя счастливым человеком, о чем сказала в 1966 г. на торжественном заседании в МГУ по поводу ее 70-летия. Через несколько месяцев, 24 октября, Яновская умерла. В заключение хочется привести выдержку из письма, написанного в июле 1937 г. подруге Хисе Израилевне Кильберг: «Читала ли ты “Белеет парус одинокий?” До чего же чудесная книжка! Но особенно для одесситов, и особенно для таких, как я. Ведь мы, оказывается, почти одних лет с Катаевым, и 1905-й год в Одессе довольно сходно переживали… И как приятно, что у Катаева играют не в пряталки, а в дыр-дыра, и даже Петрушка называется по-одесски: Ванька Рутютю. А “мадам” Стороженко с Привоза – ведь я ее вижу как живую!» Яновская помнила и любила родной город.

ПОЛИНА РЕХТМАН

Она стала первой женщиной, защитившей в Одессе кандидатскую диссертацию по математике. Песя-Рухл родилась 23 апреля (6 мая) 1904 г. Это событие произошло в местечке Острополь – родине легендарного острослова Гершеле Острополера. В 1915 г. семья переехала в Одессу, девочка поступила в гимназию и стала Полиной. Семья нуждалась, и приходилось зарабатывать на обучение частными уроками, что не помешало ей окончить гимназию с золотой медалью. Шел 1919 год, в августе генерал Деникин занял Одессу и стал почетным ректором Новороссийского университета. С установлением советской власти университет был ликвидирован.

В Украине начался 13-летний период экспериментов в области высшего образования, вузы создавались и упразднялись, меняли названия, структуру, учебные планы и программы. Поступив в 1920 г. в Физико-математический институт, Полина через год была уже студенткой Института народного образования (ИНО). К счастью, факультет профессионального образования, на котором она училась, сумел сберечь лучшие традиции Новороссийского университета. Высокий уровень преподавания математики обеспечивали крупные ученые – В.Ф. Каган, С.О. Шатуновский, И.Ю. Тимченко, Д.А. Крыжановский, К.М. Щербина. Рехтман прослушала все преподававшиеся математические курсы. Окончив институт в 1924 г., она, три года преподавала математику в школе №23, не оставляя занятий наукой. С.О. Шатуновский, возглавлявший в ИНО секцию алгебры и анализа, принял Рехтман в аспирантуру. Одновременно с ней, в 1926 г., аспирантом стал 19-летний Марк Григорьевич Крейн. У него не было среднего образования, зато были выдающиеся способности, которые позволили со временем создать всемирно известную одесскую школу функционального анализа. Именно он стал научным руководителем кандидатской диссертации Рехтман. На работы Рехтман, в которых она развивает идеи Крейна, опираются современные исследования интеллектуальных информационных систем. Зачастую их авторы пишут, что результаты принадлежат Крейну и Рехтману, явно считая П.Г. Рехтман мужчиной.

Преподавать Полина Григорьевна начала еще в ИНО (позже преобразованном в ОГУ), в частности, вела занятия на идиш со студентами еврейского сектора. Рехтман читала различные курсы в Физико-химико-математическом институте, университете, Политехе, Институте инженеров водного транспорта. С этим институтом была в эвакуации в Самарканде. Интересный факт, характеризующий жизнь в это тяжелое время: в честь Международного женского дня Полина Григорьевна была премирована пальто. В 1944 г. институт вернулся в родной город, доцент Рехтман работала в нем до выхода на пенсию в 1972 г. Мужем Полины Григорьевны был математик Гдаль Израилевич Ольшанский, ее сокурсник по ИНО. Преждевременная смерть в 1938 г. в возрасте 35 лет прервала его плодотворную научно-педагогическую деятельность. Ольшанский был одним из немногих математиков Одессы, читавших лекции на идиш.

ВЕРА ГАНТМАХЕР

Через три года после Рехтман, в 1939 г., защитила кандидатскую диссертацию Вера Рувимовна Гантмахер. Она родилась 26 сентября (8 октября) 1909 г. в Одессе, в семье ковровщика Рувима-Давида Гершковича Гантмахера и его жены Мирьям Лейбовны. Сведения о короткой жизни Веры Рувимовны удалось найти в Википедии, в статье посвященной ее старшему брату, выдающемуся математику Феликсу Рувимовичу Гантмахеру.

Как и брат, она долго не могла поступить в вуз из-за социального происхождения, это произошло только в 1931 г. За год до того ИНО был ликвидирован, и Вера стала студенткой Физико-химико-математического института. Одновременно с ней поступил в институт Витольд Львович Шмульян, за которого она вскоре вышла замуж. Вместе они окончили университет в 1936 г. и были оставлены в аспирантуре. Их научным руководителем был все тот же М.Г. Крейн. Сохранились воспоминания о том, как в 1937 г. они привезли свою первую совместную научную работу на дачу Крейна в Аркадии, и он, видя растерянность молодых людей, помог подготовить ее к печати.

В.Р. Гантмахер успешно совмещала педагогическую деятельность с научной. В 1940-1941 гг. она – доцент кафедры математики Одесского института инженеров водного транспорта. Вела исследования в области теории банаховых пространств, полученные результаты приведены в учебнике функционального анализа Стефана Банаха. Судьба Веры Рувимовны Ган­тмахер сложилась трагически: она осталась в оккупированной Одессе с больными родителями. В 1942 г. они были депортированы в гетто села Доманевка и расстреляны. В.Л. Шмульян погиб за два дня до своего 30-летия во время боев за Варшаву. На фронте он не прекращал исследований, переписывался с Крейном, сообщал о результатах. Одна из работ Шмульяна была опубликована в 1944 г., другая вышла посмертно под редакцией А.Н. Колмогорова.

НАТАЛЬЯ ВАЙСФЕЛЬД

ИзменитьУбрать
(0)

Наталья Вайсфельд родилась в 1966 г. Отец, Даниил Наумович Вайсфельд, – кандидат медицинских наук, невропатолог, много лет работал в Лермонтовском санатории. Мать, Ирина Викторовна Галина, – доктор медицинских наук, профессор, председатель правления Института медицинской реабилитации лиц с отклонениями психофизического развития им. Я. Корчака, главный специалист Одесского городского центра реабилитации детей-инвалидов им. Б. Литвака. В 1989 г. Наталья Вайсфельд окончила Одес­ский государственный университет. Ученица Г.Я. Попова (1932-2013), создателя научной школы в области механики деформированного твердого тела.

В 1995 г. защитила кандидатскую диссертацию, в 2005 г. – докторскую. Профессор, заведующий кафедрой методов математической физики Института математики, экономики и механики ОНУ им. И.И. Мечникова. Автор научных статей, учебных пособий.

И. Р.Ш. Вы родились в семье врачей. Они хотели, чтобы вы пошли по их стопам? Оказывали давление?
– Нет, не оказывали, никогда. Папу всегда интересовало применение математики и программирования в медицине – он много об этом рассказывал.

– Когда пришел интерес к математике? Сыграл ли в этом какую-то роль ваш школьный учитель?
– Роза Борисовна Зиссер (школа №90) – не могу сказать, чтобы ее личность привлекала меня. Она всегда ставила мне оценки ниже, чем, как мне казалось, я заслуживала, и я старалась сделать работы безукоризненными. Странно, что я не возненавидела математику при этом. Математика оказалась привлекательнее.

– Вы мечтали стать математиком? Не школь­­ным учителем, не программистом, а именно ученым?
– Я поступала на мехмат, чтобы стать программистом. Я люблю программирование. Мне все нравится в этой профессии: увлекательная, прекрасно оплачиваемая, всегда настроенная на новое, дает прекрасный уровень профессионального и человеческого общения. Меня не отобрали в группу программистов, но мой преподаватель, доцент С.А. Шумихин предложил не расстраиваться, а воспользоваться тем, что тут работает выдающийся ученый – «шеф», как все наши преподаватели его почтительно называли. Речь шла о профессоре Г.Я. Попове. Меня записали к нему, но, так как я оканчивала вечернее отделение, да еще и особа женского пола (второй сорт в нашей профессии), то меня решили «попробовать на Тартаковском», то есть реально мною руководил старший лаборант нашей кафедры Юрий Фальчук – чудесный человек и разумный педагог. Я получила из его рук научную тему, и он предпочел больше не вмешиваться в процесс написания курсовой, по ее окончании он так и доложил Геннадию Яковлевичу, что работа выполнялась самостоятельно. Г.Я. счел возможным дать другую тему, и так началась научная работа.

– Г.Я. Попов – ученик М.Г. Крейна. Школа Крейна жива?
– Из первого поколения его школы еще живы, безусловно, многие представители. Школа эта состояла из двух направлений. Как говорил М.Г., у него есть законная жена – математика, и любовница – механика. Г.Я. часто вспоминал Крейна и говорил: «Я по гроб жизни ему благодарен за то, что он открыл мне красоту математики». Г.Я. написал прекрасные воспоминания, он вспоминает там многих людей, в том числе и Марка Григорьевича. Школа Крейна развивается идеями Попова и его учеников, но приток молодежи в науку резко упал. Математика не может соперничать с заработками программистов, и, хотя в последнее время намечается улучшение, но все-таки по «гамбургскому счету» школе конец. Это мое субъективное мнение.

– Имеют ли результаты вашей работы прикладное значение?
– То, чем мы занимаемся, представляет фундаментальные вопросы математики. Никогда не знаешь, пригодится ли это на практике. Сейчас мы оказались востребованы в связи с исследованиями биологического вируса. Это очень привлекло коллег из Великобритании.

– Отличается ли нынешний мехмат от того, в котором учились вы? У вас есть ученики?
– Отличается, с моей точки зрения, в лучшую сторону. Студенты стали свободнее, легче высказывают свои мысли. Не наглые, а свободные в выражении себя и своих желаний. Мне это нравится. Я меньше ощущаю антисемитизм, правда, и евреев стало на-а-амного меньше. Ученики – это у великих людей, у Попова, Крейна, а у меня есть ребята, с которыми я работаю. Трое из них защитили кандидатские. Я хочу подчеркнуть – мы просто продолжаем школу Г.Я. Попова, причем с менее интересными результатами. Печатаемся в приличных журналах, выиграли гранты с Великобританией, работаем совместно.

– Вы руководите секцией математики Малой академии наук (МАН). Зачем вам эта дополнительная нагрузка?
– Мы ищем способных и увлеченных детей. Пытаемся подготовить себе студентов.


1В статье цитируется книга «Женщины - революционеры и ученые» (М., 1982).
2Анна Михайловна Панкратова - историк, академик.
3Газету «Коммунист» на русском и французском языках зимой 1919 г. выпускала Иностранная коллегия.
4Примкнувший к красным атаман Н. Григорьев в апреле 1919 г. терроризировал Одессу, затем в мае поднял восстание против советской власти.

Добавление комментария
Поля, отмеченные * , заполнять обязательно
Подписать сообщение как


      Зарегистрироваться  Забыли пароль?
* Текст
 Показать подсказку по форматированию текста
  
Главная > Мигдаль Times > №154 > ЖЕНСКОЕ ЛИЦО МАТЕМАТИКИ
  Замечания/предложения
по работе сайта


2019-02-23 05:22:30
// Powered by Migdal website kernel
Вебмастер живет по адресу webmaster@migdal.org.ua

Сайт создан и поддерживается Клубом Еврейского Студента
Международного Еврейского Общинного Центра «Мигдаль» .

Адрес: г. Одесса, ул. Малая Арнаутская, 46-а.
Тел.: 37-21-28, 777-07-18, факс: 34-39-68.

Председатель правления центра «Мигдаль»Кира Верховская .


Jewniverse - Yiddish Shtetl Еврейский педсовет Dr. NONA