БС"Д
Войти
Чтобы войти, сначала зарегистрируйтесь.
Главная > Мигдаль Times > №31 > И все-таки она вертится...
В номере №31

Чтобы ставить отрицательные оценки, нужно зарегистрироваться
+3
Интересно, хорошо написано

И все-таки она вертится...
Инна Найдис

Все мы, жители бывшей нашей необъятной родины, были вскормлены русской культурой, в коей литература, конечно же, камертон и поводырь. Что уму и сердцу может добавить молодая (коль мерить по русской) и не такая многоопытная еврейская литература? Еще каких-нибудь 200 лет тому назад она не существовала.

Была Тора, была талмудическая, философская литература... На древнееврейском, арамейском, арабском, ладино... Можно ли назвать это художественной литературой? Тора? Но разве текст ее лишен красоты, образности, многослойности? Разве откажем мы Творцу в художественности воплощения Замысла? А Псалмы Давида (Теhилим) и Песнь Песней Соломона (Шир hа-Ширим) — разве это не поэзия? Непривычное для нас построение, другая эстетика, но высокая образность и метафизика, что всегда отличало поэзию.

Была еврейская поэзия испанского периода с Ибн-Эзрой и Йеhудой hалеви...

Разве мы почитаем за чудо, когда маленький ребенок, который до этого издавал лишь звуки и произносил отдельные слова, вдруг оформляет все это в предложения и речь? Это обычно для всех нормально развивающихся детей. Но ведь копил, нанизывал, трансформировал — и, наконец, произнес — неумело, коряво, примитивно. Так, почти обыденно и «не чудесно», появилась на свет литература идиш, и очень быстро стала великой литературой (см. «МигдальTimes», № 29, А. Мисюк, «Ханукальные игры в чудеса на идиш»).

Нам придется решить, что мы относим к литературе идиш. Конечно, то, что писано на идиш (а мы читаем в переводе). Ну, а Осипа Рабиновича куда прикажете отнести? Он писал на русском — для него это был принципиальный выход еврейской литературы из черты оседлости. Но читая О. Рабиновича и Шолом-Алейхема, Менделе Мойхер-Сфорима и Башевиса-Зингера — всех на русском — проведите грань. Придется, наверное, согласиться, что характерная черта литературы идиш — бытописание штетла и его представителей.

Времена литературы идиш, увы, покидают нас вместе с последними носителями языка, оставаясь памятью, ностальгией, волшебным поворотом дрейдла. Мне могут возразить, что некоторые ортодоксальные евреи сегодня все еще говорят на идиш, так как считают иврит, язык Торы, не пригодным для низменного употребления. Но будут ли они создавать литературу на идиш? Вряд ли. Их жизнь посвящена чтению и изучению талмудической литературы, а не написанию светской.

Так есть ли будущее у еврейской литературы, и что таковой считать?

Есть, используя школьную терминологию, зарубежная еврейская литература — на «их» языках и об «их» евреях.

Есть — написанная в разных уголках Земли (Америке, Германии, Австралии, Швейцарии...), но на русском языке и о «русских» евреях.

Есть вызывающие жаркие споры авторы-евреи, но в русле чужой, нееврейской, культуры. Нет-нет, а даст себя знать «а идише пинтеле»: то прорвется в записках, как у Давида Самойлова, то — «Александром Герцевичем» у Мандельштама, то непричесанным стихом уж вовсе «некошерного» по строгим еврейским требованиям И. Бродского:

Еврейское кладбище около Ленинграда.
Кривой забор из гнилой фанеры.
За кривым забором лежат рядом
юристы, торговцы, музыканты, революционеры.
Для себя пели. Для себя копили.
Для других умирали. Но сначала платили
налоги, уважали пристава, и в этом мире,
безвыходно материальном,
толковали Талмуд, оставаясь идеалистами.
Может, видели больше.
А, возможно, верили слепо.
Но учили детей, чтобы были терпимы
и стали упорны. И не сеяли хлеба.
Никогда не сеяли хлеба.
Просто сами ложились
в холодную землю, как зерна.
И навек засыпали.
А потом — их землей засыпали,
зажигали свечи, и в день Поминовения
голодные старики высокими голосами,
задыхаясь от голода, кричали об успокоении.
И они обретали его. В виде распада материи.
Ничего не помня. Ничего не забывая.
За кривым забором из гнилой фанеры,
в четырех километрах от кольца трамвая.

И есть, уж совсем особняком, произведения авторов-неевреев, но о «еврейском вопросе», «за» или «против» — и это взыскует внимания: для любого живого и познающего себя явления интересен взгляд со стороны.

Есть, пестрая, разнотемная, разножанровая литература, созданная и создающаяся на земле Израиля, в его ментальном климате. Ивритская литература, увы, очень слабо представлена на наших книжных полках — мы знакомимся с ней по мере перевода.

Сегодняшняя русскоязычная литература Израиля — достаточно мощный пласт. Но на каком языке будут писать дети нынешних русскоязычных еврейских писателей? Почитайте «Под знаком карнавала» Д. Рубиной, и ответ вам представится не таким уж гипотетическим: наши дети мимикрируют под общество, быт и культуру, в которых живут, их родной язык определяется местом проживания, следовательно — иврит, английский и т. д. Продолжит ли новое поколение евреев СНГ русскоязычную традицию еврейской литературы? Это уж как пойдет ассимиляция.

Но, тем не менее, еврейская литература существует, изменяется, живет. Вглядитесь в этот калейдоскоп, фейерверк, вертящуюся юлу... Говорят, евреи из всего могут извлечь парносу. Из мытарств, Холокоста, рассеяния... Есть ли более разноязычная, разношерстная и многоликая литература, чем литература народа Книги?..


Добавление комментария
Поля, отмеченные * , заполнять обязательно
Подписать сообщение как


      Зарегистрироваться  Забыли пароль?
* Текст
 Показать подсказку по форматированию текста
  
Главная > Мигдаль Times > №31 > И все-таки она вертится...
  Замечания/предложения
по работе сайта


2020-09-30 07:06:41
// Powered by Migdal website kernel
Вебмастер живет по адресу webmaster@migdal.org.ua

Сайт создан и поддерживается Клубом Еврейского Студента
Международного Еврейского Общинного Центра «Мигдаль» .

Адрес: г. Одесса, ул. Малая Арнаутская, 46-а.
Тел.: (+38 048) 770-18-69, (+38 048) 770-18-61.

Председатель правления центра «Мигдаль»Кира Верховская .


Еженедельник "Секрет" Еврейский педсовет Всемирный клуб одесситов