БС"Д
Войти
Чтобы войти, сначала зарегистрируйтесь.
Главная > Мигдаль Times > №39 > Вечера на «собачьем бульварчике»
В номере №39

Чтобы ставить отрицательные оценки, нужно зарегистрироваться
+2
Интересно, хорошо написано

Вечера на «собачьем бульварчике»
Ростислав Александров

Писатель и бытописатель Одессы Осип Рабинович когда-то утверждал, что «все новое имеет свою привлекательность и наш город в отношении любви к новостям ни мало не хуже других». Написанное в середине Х?Х века, это оставалось справедливым и во времена аэропланов, футбола, электрического трамвая, телефона, танца матчиш и кинематографа.

После того, как в 1904 году предприниматели Готлиб и Розенблит открыли первые стационарные, в отличие от передвижных, иллюзионы, они начали «завоевывать» город и особенно Молдаванку. На одной только Прохоровской улице располагались «Прохоровский иллюзион», «Орел» и «Победа», а помимо этого еще были «Волна» на Степовой, «Гигант» на Старопортофранковской, «Иллюзион» на Болгарской и еще один «Иллюзион» на Колонтаевской, там же — «Океан», «Слон» на Мясоедовской, «Театр Новостей» на Госпитальной — нынешней улице Богдана Хмельницкого...

ИзменитьУбрать
(0)

И в каждом иллюзионе непременно имелся тапер. Читателям, которые помоложе, нужно, наверное, пояснить смысл этой, сегодня уже архаичной, профессии. Во время сеанса немого кино тапер, расположившись в зале и поглядывая на экран, играл, чаще всего на фортепиано, фрагменты различных музыкальных произведений, стараясь, чтобы они более-менее соответствовали каждому эпизоду фильма: веселому, грустному, трагичному, драматичному, торжественному... А понаторевшие в своем деле таперы так искусно соединяли эти фрагменты импровизированными вставками, что зрители слышали музыку, будто специально написанную для демонстрируемого фильма. Многие таперы в иллюзионах Молдаванки использовали клезмерские мелодии. «Поверьте, даже на том разбитом «топчане» в иллюзионе «Победа», который и пианино не назовешь, меня хватило бы исполнить мазурку Венявского, полонез Огинского или, скажем, танец Брамса и я таки-да это делал, — говаривал мне когда-то старый тапер Роман Гроссман, — но так же часто я играл и наши еврейские мелодии, потому что их с первых же аккордов «схватывала» публика на Молдаванке, среди которой, сами понимаете, сколько там было евреев!» И случалось так, что над всемирно известными персонажами Чарли Чаплина зрители до слез, до колик в животе хохотали под зажигательную мелодию фрейлехса.

ИзменитьУбрать
(0)

Таперы «доиграли свое» аж до появления звуковых фильмов, а организация кинодела в Одессе совершенствовалась постоянно. К примеру, если поначалу хозяева иллюзионов приобретали фильмокопии в собственность, а потому «крутили» их до полного износа пленки и потери зрительского к ним интереса, что наступало значительно раньше, то со временем в городе открылся с десяток контор по прокату фильмов: братьев Бронштейн, Купермана, Маркевича, Ханжонкова... Одной из самых солидных была контора Ишаи-Лейба Спектора, обеспечивавшая иллюзионы последними фильмами производства знаменитой французской фирмы «Пате».

ИзменитьУбрать
(0)

Постепенно обустраивались и иллюзионы, приобретая черты настоящих кинотеатров — касса, фойе, зрительный зал, буфет, случалось, и телефон. Но неизменной оставалась эксцентричная, простодушно-свободная в своих эмоциях публика, которой были обязаны своим колоритом иллюзионы Молдаванки. Однажды сотрудники прокатной конторы Спектора, желая оценить реакцию зрителей на поставляемые ими фильмы с целью их наиболее удачного подбора, зашли в популярный на Молдаванке иллюзион «Слон» и, как говорили в Одессе, «об чем они увидели?» Как цирковую арену опилки, пол в зале покрывала лузга, поскольку зрители сидели с бумажными «фунтиками» и дружно лакомились семечками, что не мешало им одновременно проделывать еще массу других вещей. Медленно проходивших по рядам окликали традиционным вопросом «за папу-стекольщика», громко комментировали происходящее на экране: «Тю! Бока, как у Ривкеле с Дальницкой угол Головковской!», «Похож на шмаровоз, а какой хухим, а?», «Тикай отсюдова, шлимазл!», время от времени выдавали «команды» киномеханику: «Крути быстрей!» или, наоборот, «Кто за тебе гонится, кто?!», потому что он крутил ручку аппарата и не всегда «попадал» в те 16 кадров в секунду, которые обеспечивали проекцию в режиме реального времени. «Сольные партии» зрителей звучали на фоне таперской музыки и постоянного ровного шума-шепота-разговора, возникавшего из-за того, что грамотным приходилось вслух читать титры неграмотным. Словом, все было так, как потом отметил в записной книжке Иехиель-Лейб Файнзильберг, он же Илья Ильф: «Он вел себя как в дешевом кино, как в кино «Слон» на Мясоедовской улице».

В начале программы «крутили» короткую «видовую» картину — Испания, Греция или, скажем, благословенная земля Палестины, после нее — комическую «короткометражку», зачастую с «королем смеха» Максом Линдером или его учеником и последователем Чарли Чаплином... «Видовую» картину иногда заменяли «феерией» — лентой на сказочные сюжеты, а комическую — очередным номером «Пате-журнала» — всемирной хроники, начинавшейся титром «Пате-журнал» — все видит, все знает». И еще много лет спустя старожилы уважительно называли широко эрудированного по их разумению человека не иначе, как «Пате-журналом».

ИзменитьУбрать
Рис. Н. Ратушной
(0)

Но «гвоздем» программы были полнометражные фильмы наподобие давно канувшей в небытие «Рабыни греха» или «Вампиров», и такие, оставшиеся в истории кинематографа, как «Отец Сергий» по рассказу Льва Толстого, выпущенный крупнейшим российским кинопредпринимателем-евреем И. Ермольевым... Летом 1911 года демонстрировалась французская лента «Дело Дрейфуса», которая при всем своем тогдашнем несовершенстве являла собой злободневный документ эпохи. А в 1916 году на экранах иллюзионов Молдаванки появилась... сама Молдаванка — в кинематографической версии нашумевшей повести нашего земляка Семена Юшкевича «Улица». Эта «сенсационная драма в 3-х частях», поставленная акционерным Обществом «Дранков и Ко» с участием известных в то время петроградских артистов, сегодня пылится в каком-нибудь киноархиве, что, впрочем, вполне естественно, потому что никакие произведения искусства не устаревают столь стремительно, как большинство кинофильмов. А повесть «Улица» — трагичная история тринадцатилетней девочки Сони из нищей еврейской семьи на Молдаванке недавно была переиздана одесским издательством «Оптимум» и распродана, что называется, в считанные дни.

А завершалась программа в иллюзионах «дивертисментом», то есть концертом с участием чечеточников, куплетистов, певцов, музыкантов. В 1910-х годах в иллюзионах Молдаванки играл сбежавший из «Гамбринуса» от слишком уж громкой славы Сашка-скрипач в неизменной своей кепке с лаковым козырьком, его пасынок Моня, пианисты В. Дорфман и Фидман, скрипач В. Тилис, виолончелист Робин, перешедший из ресторана «Неаполь» на Спиридоновской улице, трубач Абрам Кодымер — высокий плотный человек с крупной лепки лицом. И еврейские народные мелодии составляли значительную долю их репертуара наряду с модными тогда польками и вальсами «Соловей», «На сопках Маньчжурии», «Грезы любви», «Разбитая жизнь» и «Амурские волны» — сочинение военного капельмейстера Макса Кюсса с Екатерининской, 1, впоследствии погибшего в Одессе в годы Катастрофы.

Музыка, конечно, звучала и на еврейских свадьбах, но они случались не каждый день, а девушку на выданье в винный погреб Бронштейна на Мельничной улице не поведешь и в трактире Шистера на Комитетской с почтенной матерью семейства не появишься. И получалось, что для многих жителей Молдаванки «дивертисменты» в иллюзионах были едва ли ни единственной возможностью послушать «живую» музыку в благопристойной обстановке. И для этого не всегда даже нужно было заходить в иллюзион. Когда-то на Молдаванке было принято прогуливаться вечерами возле иллюзиона, как говорили, на «собачьем бульварчике». Звездное южное небо, уходящие ввысь старые акации, разноцветные лампочки возле входа в иллюзион, яркие, захватывающие дух афиши последнего «супер-фильма — боевика сезона», принаряженные молодые люди, церемонно вышагивающие туда и обратно по тротуару из голубых лавовых плиток, и музыка, выплывающая из приоткрытых дверей «Гиганта» или «Слона». Как говорится, из ничего тут сотворили живописное, чуточку провинциальное зрелище. Такой город...


Добавление комментария
Поля, отмеченные * , заполнять обязательно
Подписать сообщение как


      Зарегистрироваться  Забыли пароль?
* Текст
 Показать подсказку по форматированию текста
  
Главная > Мигдаль Times > №39 > Вечера на «собачьем бульварчике»
  Замечания/предложения
по работе сайта


2020-12-03 11:29:57
// Powered by Migdal website kernel
Вебмастер живет по адресу webmaster@migdal.org.ua

Сайт создан и поддерживается Клубом Еврейского Студента
Международного Еврейского Общинного Центра «Мигдаль» .

Адрес: г. Одесса, ул. Малая Арнаутская, 46-а.
Тел.: (+38 048) 770-18-69, (+38 048) 770-18-61.

Председатель правления центра «Мигдаль»Кира Верховская .


Еврейский педсовет Jewniverse - Yiddish Shtetl Jerusalem Anthologia